Нидейла Нэльте №1

​Воскрешение мертвого

​Воскрешение мертвого
Работа №189. Дисквалификация за отсутствие голосования

Ты можешь быть всем и никем, но тебе не уйти от судьбы, не спрятаться от лезвия косы посланника темного мира…

***

Я сидел напротив странника за шахматным резным столом. Партия только начиналась. Его длинный капюшон робы мага немного прятал седые волосы. С правой стороны от меня в метрах трех потрескивали сухие березовые дрова в усталом камине. Желтый тусклый свет от камина приносил тепло сердцу и оживлял шахматные, в виде рыцарей, фигуры.

-Зачем думать о смерти, надо думать о жизни.

Поддержал его я стандартный ход е2-е4 ходом е7-е5. Два пешечных рыцаря столкнулись лбами. Они с дикой яростью смотрели друг другу в глаза и понимали, что не имеют никакого права лишить оппонента жизни. Шахматные правила были написаны черно-белым языком.

- А ты не думай о смерти, просто помни – все, что имеет начало, то имеет конец. – Ответил маг.

И он смело двинул живого всадника на коне вперед Кb1-b3. Отчего лошадь заржала.

- Но как-то все глупым сыпучим становится, если я буду помнить о смерти.

- Глупым становится только твоя собственность. Я говорю не только про твою машину, квартиру, модные дорогие тряпки; все это твои игрушки, которые сломаются после смерти. Я говорю и о твоих привычках, религии, политических взглядов, всей твой блестящей мишуры, понимаешь?

-А что тогда я могу взять с собой, в чем смысл?

Стрелой мой чернопольный слон вылетел с f1 на c5.

-Это правильный вопрос. Ты ни с чем пришел в этот мир?

-Да.

-Вот с этим и уйдешь. Единственное, что будет двигаться дальше это капсула света любви.

И его белопольный слон стал отражением моей фигуры – Сf1- с4.

- А в чем смысл жизни? Если я умру и ничего не возьму, зачем тогда вообще жить? Возьми тогда отцовский кожаный ремень и иди, вешайся в ванную. Постой, постой, какая капсула?

- Не торопись. Какой может смысл у бесконечной жизни? Просто живи и радуйся ниточкам света, которые связывают твою реальность. У бесконечности нет смысла, если рассматривать душу. Наша душа помнит движение с самого атома и дальше вглубь – электрона, кварка…На данном уровне ты человек – сложное энергетическое существо.

Ход g7-g6, уловив смысл маневров соперника, сделал я.

- Ты не ответил на мой вопрос. Какая капсула света?

- Капсула света любви – это и есть твоя душа. Если ты не добираешь света, то реинкарнируешь на данном уровне по кругу. Твоя задача в этой жизни заполнить эту капсулу. На каждом уровне жизни своя капсула света. Когда свет касается потолка, происходит взрыв. Одежда – тело отбрасывается, как космическая ступень, душа летит дальше.

- Как распознать тех, кто уходит вверх, а кто движется по кругу?

- Очень просто. Те, кто умирает легко и с улыбкой на лице, движутся к звездам.

- Не хочешь ли ты сказать, что на войне все идут дальше, а не обратно в колесо?

- Думаешь, им легко? Ничего подобного. Постоянная боль и агрессия приземляют их души.

- Ну, тогда бандитам легко убивать и умирать?

- Они тяжелые от грязи, их тянет материя к ядру планеты. Они до последнего цепляются за тело, им кажется, что дальше пустота.

***

Шахматная доска начала легкое движение, границы клеток стали зыбкими, фигуры оказались по пояс в воде. Я коснулся пальцем центральной клетки е6, пешка в ужасе приближающего НЛО побежала прочь. Тяжело бежать, когда тело по колено в воде, ей нужен был конь. Добежав до разметки, нагнувшись, как мастер спорта по плаванию, пешка прыгнула в карман белому магу. Белый маг смотрел, улыбаясь, в мои удивленные глаза. Любопытство взяло верх над моей натурой! Я засучил рукав рыжего халата, нагнулся над черно-белым маленьким озером, и… Правильно! Засунул свою руку по локоть в шахматное озеро. С другой стороны стола я решил левой рукой замкнуть круг, все-таки в душе не пропадала надежда, что в доске просто обычная дыра. А маг издевательски шутит над моим зрением.

- Глубже, глубже засовывай руку! – рассмеялся он.

- Не могу понять. – Продолжал диалог я.

«Как такое возможно? Материя не исчезает бесследно, все равно, где-то может быть в другом месте, если рассчитывать, что под доской телепорт, моя рука должна выглянуть. И, например, в пустыне показать фиг обалдевшему аборигену», - подумал я.

- Я поражаюсь твоим мыслям. – Продолжал улыбаться маг, - ты теряешь действие, когда включаешь ум. Ум начинает работать. Таким образом, ты переключаешься с работы органов ощущения на мертвый ум.

- Я только отчасти с тобой согласен. Как можно не анализировать и не задавать вопросы? Ведь таким образом мы приходим к важным открытиям!

- Ну, так делай это, не зависая в пространстве и времени; пусти гармонию, как в сердце, так и в ум.

-Вот все у тебя так легко получается. Сказать всегда просто, а попробуй сделать это!

- Для этого нужно идти, ты прав. Все занимает время. Необходимо успокоить в первую очередь ум.

- Как это сделать? – поинтересовался я.

- Медитациями, молитвами, спортом… Ты хоть заешь одну молитву?

- Да, я читаю перед сном одну буддийскую мантру. А что нужно сделать о вторую очередь для гармонии?

- Открыть сердцу осознанность. Наблюдать за совершенно всем. Не важно, червяк это или хлебная крошка на столе.

- Зачем это мне? – улыбнулся я.

- Осознание жизни: живой и неживой материи рождает счастье. А вместе со счастьем приходит и покой в сердце.

Пошарив рукой в бездонной доске, я наткнулся на чей-то влажный нос. От неожиданности и испуга резким движением вытащил свою руку. Рука осталось сухой. Маг встал и не торопясь отправился к камину. Он снял с крюка кованную кочергу и отправился к самому пеклу горящего рта.

- Смотри, как твердое дерево превращается в тепло. Это ли не чудо? Беззубая стихия огня переваривает пищу. Мы не верим, соответственно и не видим этих чудес. Законы физики объясняют только поверхность действия, в нашем случае законы термодинамики.

- Знание лишает «чуда» крыльев?

- Нет, знание никогда не может быть полным. Оно бесконечное движение к точке. В этом и есть чудо. Нам только кажется, что мы знаем абсолютно все об определенной вещи. Назови любую вещь, которая для тебя является абсолютно простой.

- Кочерга! – не думая выкрикнул я, словно это было открытие, - здесь нет секретов и чудес.

- Как это нет? Смотри, что с куском железа сделала стихия огня и наша человеческая мысль. Кузнец – чудесник славно постарался. И этот получившийся предмет может прожить больше чем ты и я. Медленная долгая жизнь. При ковке изменяются макроструктура и механические свойства металла. Межмолекулярные связи вытягиваются этого элемента и фиксируются. Это ли не чудо?

И старец легким движением руки вонзил меч – кочергу в пылкое сердце камина. Пахло свежим деревом. Я сидел в черно-белом кожаном кресле, закинув ногу на ногу, попивая коктейль из «съеденных» шахматных рыцарей. И не отводил своих глаз от происходящего действа. Маг вернул кочерге покой и достал голой рукой раскаленный уголек. При прикосновении мага пленный уголек моментально превратился в розу. Лепестки дышали алым огнем. Искорки с лепестков, как пыльца, падали на пол. Не касаясь пола, они сгорали от стыда ли? Может быть от любви? Я вскочил с кресла и направился к магу.

- Разве розы бывают живыми?

- Все вокруг живое, не только розы.

- Но эта особенная роза, она греет мне глаза. – Любовался я очередным экспериментом мага.

- Разве только глаза она греет тебе? Разве сердце осталось взаперти?

- Да, да. Мое сердце тоже радо познакомится с розой – угольком, - улыбнулся я, подставив ладонь над склонившей головой розы и наслаждаясь покалыванием падающих искорок.

- Многие живут на поверхности, для них нет чудес. Сердце их бьется в закрытой клетке. Их замок заржавел, ключ потерян в песках.

От слов мага роза меняла свои тона от алого до бардового. Неожиданно маг от камина повернулся ко мне лицом и с большой силой ударил открытой ладонью с горящим угольком – розой прямо в мое сердце.

- Теперь у тебя пламенный мотор! – смотрел он мне через зеркала глаз в самую душу.

***

Внезапно меня не стало. Не стало старца, камина, шахмат, двух кожаных кресел, мелко-порубленных березовых дров. Мрак завладел моими открытыми глазами. Я мог только ощущать. Тело мое болталось в каком-то безразмерном мешке. Кислорода стало совсем мало, и я начал задыхаться. В мыслях уже не было ни старца, ни всего нашего разговора о тонкой материи. Мне хотелось жить! Ты слышишь? Жить! Я понял, что слаще этого слова ничего не может быть. Какое-то отчаяние схватило меня за горло душащей рукой. И эта рука выдавила из меня, как из хозяйственной губки, слезы. Я готов был отдать все, чтобы вернуться на прежнее место. Я не готов был умирать. Страх забрался глубоко в мое нутро и сцепился когтями в стенки сознания.

- Постой! – раздался мой внутренний голос, - ты не должен бояться, закрываться от последних капелек жизни.

- Мне тяжело дышать! – чуть не крича, произнес я.

- Остановись,… смирись, чего тебе бояться? Тебя ждет следующее путешествие, может быть, следующая капсула света.

От углекислого газа в мешке мне стало жарко, очень жарко. Я не мог все еще осознать такой конец. Ладошкой я провел по телу, и мне показалось, что мое тело в металлическом панцире. И вдруг я понял все, почувствовал себя атомом бесконечности, сплетенным химическими связями с этим миром бытия. Мгновенный квантовый скачок перевернул стрелки компаса на противоположные полюса. Я не мог исчезнуть никогда и нигде. Отпустил страх, разорвав цепи долголетних оков. Улыбка появилась на задыхающемся лице. В уме проскочили слова – «Ты все знаешь…»

В следующее мгновение две нежных подушки схватили мою голову, и я почувствовал приток свежего воздуха. Касаясь и где-то цепляясь мешковины своим «панцирем» подушки вытащили меня на белый свет.

- Ого! – не удержался я.

Новая картина мира расцвела перед глазами. Я сразу же забыл свое страдание минутой ранее. Все предметы были просто огромными, расстояние до некоторых, навскидку, для меня представляло сотни метров.

- Эй, аккуратнее с моими ушами! – кричал я кому-то сверху, не имея возможности повернуть голову.

«Но я же в панцире, мне ничто не угрожает» - вспомнил я и успокоился. И только сейчас, когда белый свет осветил меня, я вытянул руки, чтобы разглядеть хотя бы их, так как голова по-прежнему была жестко зафиксирована двумя нежными подушками. «Латы?! Откуда на мне белые латы?» Оказывается, мой панцирь был доспехами рыцаря. На горизонтали показался огромных размеров шахматный стол, если брать сравнения с реальными объектами, то, я думаю, стол можно смело считать с половину футзального поля. Тут я понял! Понял, что каким-то причудливым образом маг меня превратил в пешку! В пешку! В ту самую пешку, которая нырнула всего лишь час назад к старцу в карман. Судя по всему, две подушки были двумя пальцами мага.

Не мог же обычный, ну необычный уголек превратить меня в какой-то персонаж игры? А может это тот самый коктейль из шахматных фигур отравил меня?

Наконец-то я почувствовал твердую поверхность под ногами. Меня поставили на черный квадрат. Я свой взгляд кинул по горизонтали, оставляя позади черно-белые поля. В конце поля зажегся светофор «7». Кинул взгляд вперед и наткнулся на букву «е». Е7 – моя позиция. Сзади заржал конь, я чувствовал его дыхание спиной на поле е5. Он оказался неприятельским, всадник кидал в мою спину проклятия. Я попытался сбежать с доски, но ноги прилипли к деревянному полу. Черный одинокий король двинулся в мою сторону, показав жест - движение большого пальца по шее.

Дело в том, что я был проходной пешкой, мне оставался один ход до конца пешечного пути, где сбываются мечты. Здесь пешка может превратиться в любого, ну кроме короля, персонажа этой таинственной игры. Все силы темного Лорда были направлены только на меня. Но было поздно, черный король застрял в двух клетках от меня, а его верный помощник - всадник дышал мне в спину, ему не хватило хода, чтобы защитить своего короля. Соседние черные рыцари никак не могли повлиять на меня. А других фигур не было, те сушились на дне глубокой кружки из-под коктейля.

Кем же стать? Ну что тут думать, каждый мало-мальски играющий в эту игру ответит «ферзя бери!» А мне захотелось стать снова человеком и вернуться в ту действительность, которая нравится мне. И с этой мыслью я шагнул на белое поле е8.

***

Провал в памяти, я уже честно боялся экспериментов мага. Я лежал животом вниз на шахматном столе, кто-то тыкал меня по бокам. На полу валялись от хохота некоторые черно-белые воинственные фигурки. Сверху по спине я почувствовал топот копыт. Старец сидел на кресле и тоже хохотал. Я его таким веселым за все наше общение еще ни разу не видел. Стряхнув со спины шахматного мелкого коня, я поднялся. Я посмотрел на руки, на ноги:

-Фу! Нет никаких лат. – Произнес я, еще неуверенный в этом, - что ты со мной сделал?

- Воскресил тебя из мертвых, - начал он, - а я уже соскучиться успел без тебя.

- Постой, постой. Как ты можешь о таком говорить, когда сам меня превратил в пешку?

- Это твой трансцендентный опыт, теперь ты будешь помнить.

- Как такое можно забыть? – усмехнулся я, вспоминая наглого черного короля.

- Не в шахматах дело, а в том, что ты испытывал, находясь перед объятиями смерти. Готов ли ты умереть?

- Теперь готов. Без сомнений.

- Ты поразмысли хорошо, может это любовь ко всему миру остановила твой цепкий пытливый ум и уперлась в потолок капсулы света? И ты стал большим, больше человека внутри…

Я опустился в кожаное кресло, глядя на потухающий огонь.

- Эта партия доиграна, - произнес белый маг и отправился в камин, - тебе есть еще над чем подумать.

Действительно, мне есть еще над чем подумать!

0
213
00:53
Своеобразный взгляд на вещи… Непонятно, конечно, ничего. Ну, в смысле, шахматы, игроки, опыт — это да, прописано. А кто такой этот белый маг?

Наткнулся на пару перлов )
Я говорю и о твоих привычках, религии, политических взглядов, всей твой блестящей мишуры, понимаешь?


Межмолекулярные связи вытягиваются этого элемента и фиксируются.
16:39
Что-то я ничего не понял. С дьяволом, что ли в шахматы играли?
Загрузка...
Максим Суворов