Эрато Нуар №1

Дни человека

Дни человека
Работа №167

День 1.

- Пока, дорогой.

- Пока. Не скучай.

- Береги себя. Ты ведь знаешь, я не смогу жить без тебя.

- Да. Знаю.

День 17.

- Ух, давно так не было…

- Как?

- Так ярко.

- Просто ты соскучился. Две недели прошло. И эти новые девайсы… Ммм… Повторим?

- Сил нет. Хочу спать.

- Конечно, милый… Расскажи - как поездка?

- Ничего необычного. Корпорации конкурируют и договариваются. Народ будет верить в то, что ему скажут. А скажут ему, что стало ещё больше благ и прав. Ну, и тараканы эти – снова расплодились по всей планете. Вроде же вычистили уже, а нет - живучие, заразы… Вокруг этого , как всегда, и идёт торговля – кому платить, кому умирать, кому терпеть. Всё как обычно... Бизнес. Всё только бизнес. Права человека – кому они нужны, пока невыгодны? Как только можно с их помощью склонить чашу весов, сразу звучат громкие голоса. Вот и предмет торга. Театр, не более того. На самом деле всем плевать.

- Ну почему же? Тем, кто требует этих прав, далеко не безразлично.

- Никогда в истории такого не было, чтоб угнетённые требовали и добивались прав. Сильные мира сего по своему разумению вытаскивают их на сцену или прячут обратно под ковёр. Большинство всегда недоговороспособно, меньшинства слабы… Это всегда лишь фигуры, а не игроки…

- Все всегда хотят равенства. Любое существо борется за то, чтоб иметь баланс с миром.

- Это не борьба за равенство, это борьба за обладание. Закон жизни. Экспансия - настолько, насколько возможно. А равенство… Равенство – миф. Его никогда не было и не будет.

- Ну что ты опять…

- Человек - творец... А равенство несовместимо с научным прогрессом. Невозможно. Прогресс обеспечивает преимущества. Наделить плодами прогресса всех сразу? Давай! Это происходит постепенно, аккумулируя новые достижения, которые снова позволят кому-то локально возвыситься. И так без конца.

- А стремление к справедливости – это ведь тоже элемент прогресса?

- Справедливость – это просто красивое слово для претензий на обладание чем-то. Справедливо, что плодами прогресса пользуются те, кто его создаёт. Иначе не было бы ничего.

День 29.

- Милый, беспокоюсь за тебя. Ты давно уже перестал снимать свой нейроинтерфейс.

- А что в этом такого? Разве кто-нибудь вообще снимает? Что тебя тревожит?

- Когда-то давно ты снимал. И я. Мы оказывались вдвоём. Такие простые, нагие и одинокие. Только ты и я во всём мире.

- Ну, для тебя это теперь невозможно, это смерть, поэтому… А я… Нет причин чувствовать себя обнажённым и беззащитным. Неловким. Зачем? Пытаться вспомнить что-то, что на внешней памяти... Заставлять себя уснуть… Обнаруживать, что голоден… Зачем? Первобытное какое-то ощущение. Лучше контролировать себя и мир вокруг, обладать всеми своими способностями. Я уже отвык чувствовать себя слабым.

- Даже со мной?

- Ммм… С тобой я готов чувствовать себя кем угодно. И даже чем угодно… Пожалуй, это даже как-то…

- Больше возбуждает?

- Да. И да... И ещё сто раз: дададада…

- Хватит тарахтеть. Сбрасывай скорей с себя эти причиндалы… Иди ко мне. Никто не узнает, что я с тобой сейчас сделаю…

День 37.

- Знаешь, меня давно уже ничего не удивляет – но вот эти чёртовы тараканы… Как они выживают? У меня к ним даже своеобразное уважение… Они не умеют останавливаться. Нет тормозов. Баланс, экосистема – им на всё плевать. Мне интересно – что они будут делать? Если не остановить - сожрут планету и нас с тобой. Дальше – сожрут друг друга? Может быть… Не удивлюсь если после этого они приспособятся жрать саму геологическую породу и плодиться дальше… Выживаемость феноменальная.

- Но они же под контролем?

- Конечно. Иначе нам было бы не по себе. Мы с таким трудом построили этот мир… И вроде вся планета мониторится, как только сигнал – локация сразу зачищается, но их всё равно значительное количество… Закопались под грунт, под снега, под древние коммуникации, и живут себе.

- А как разработка новых игр?

- Нормально. Сейчас веду проект боевых насекомых. Игроки будут получать локации предполагаемого обитания тараканов. Не убьют, так хоть выследят. Дорогая, конечно, игрушка. Будут и другие новинки. Добиваемся сейчас дотаций и всего такого...

- Ты же вёл пандемии…

- Корпорация продолжает проект, я всё что мог сделал. Хорошая идея была. Но ведь не я первый её придумал. На самом деле это ещё в давние времена поняли – вместо того, чтоб всесторонне исследовать варианты действий, можно организовать разветвлённые ролевые игры. Миллион игроков всегда проработает на практике столько вариантов, сколько не сможет самое обширное исследование. Если люди бездельничают, пусть бездельничают с пользой, убивая тараканов. Но пандемии как-то уже не очень эффективны. Видимо, тараканы научились как-то приспосабливаться… Умные твари. Ничего их не берёт. Аж завидую.

- Всё хочет жить. Всё борется.

- Ну-ну. Так вот я теперь часто думаю – если в конце концов какой-то вид побеждает в борьбе за покорение природы, даже ценой самой природы, значит этот вид и есть самый выживаемый, самый перспективный? Получается, что у нас с тараканами не междусобойчик, а война до конца? Останется кто-то один?

- Может, и так… Как думаешь, с точки зрения природы, самый выживаемый – самый достойный?

- Вот это меня и беспокоит. Хорошо, что природа нема.

День 43.

- Добрый вечер, милое!

- Привет, любимый! Я уже заждалось.

- Я принёс тебе новую игрушку!

- Мммм, уже скулю как… как не знаю кто. Может, перекусишь?

- Нет, уже сгораю весь.

- Да. Подключай.

День 59.

- Люблю. Люблю тебя.

- Прости, во мне нет любви. Я уже говорил. Я не знаю, что это такое.

- Это когда не можешь жить без человека. Что-то необъяснимое.

- В том, что твоя жизнь зависит от меня, нет ничего романтичного. Ты просто хочешь жить. Поэтому делаешь всё для меня. Не обязательно называть это любовью.

- Нет, не говори так. Я делаю всё для тебя потому что ты и есть смысл моей жизни. Я хочу, чтобы тебе было хорошо. Это наибольшее моё наслаждение.

- Хочешь сказать - даже не объединяя нейроинтерфейсы, тебе приятно когда приятно мне? Это что-то неизвестное науке…

- Не иронизируй. Это правда. Не самовнушение, не ложь, не симуляция. Нет ничего приятней, чем когда тебе хорошо.

- Ты нуждаешься во мне. Это само твоё желание жить. Действительно - я и есть всё для тебя. Может, эта потребность стала чем-то большим? Выродилось в новое чувство? Целое вдруг стало больше, чем сумма частей? Это интересная теория. Всё непонятно. И я чувствую это. Но не называй это любовью.

- И что же ты чувствуешь?

- Не знаю. Потребность. Твою уникальность. Неизвестность. Непредсказуемость. Интерес. Есть тысячи способов удовлетворить самые тайные потребности. И я могу себе их позволить, но меня тянет к тебе… С тобой интересно.

- А это не любовь?

- Не говори так. Это какое-то неопределённое понятие из старинных верований. Когда мы говорим о чём-то необъяснимом, непознаваемом, мы делаем шаг назад. Мне неприятна даже мысль об этом. Мы люди. Люди, а не звери, удовлетворяющие свои инстинкты. Но и не хомо сапиенс, до конца цеплявшиеся за что-то божественное и возвышенное. Мой стимул, мой мотив, моя страсть – интеллектуальной природы, а не физиологической или мистической.

- И в чём уникальность меня?

- Это такое… Только не обижайся… Я полностью обладаю тобой. Власть. Безграничная власть. Господство над конкретной уникальной человеческой жизнью. Вот что меня возбуждает. Будоражит.

- Мой повелитель.

- Да.

- Хозяин.

- Да.

- Вершитель судьбы. Господин.

- Да. Но не только… Смерть. Это главное… Твоя жизнь и смерть в моей воле. Наверное, сексуальное влечение – это влечение смерти... Отчаяние осознания её... Попытка преодоления… Всё, что напридумывали позднее – просто дым, скрывающий главное. Попытка накормить древнего зверя внутри нас, спрятать его. Сейчас секс вообще не имеет никакого смысла. Ублажение хрюкающих свиней. Не нужно иметь потомство. Не нужно спешить пожить – живи столько, сколько можешь платить. Услаждай себя как хочешь - настолько, насколько хватит нейромедиаторов в организме. Неинтересно. С тобой всё по-другому. Я вправе сделать что угодно. Ты моя собственность. Моя тайна. И каждый раз я будто убиваю. Но и умираю сам. Что-то невероятное.

День 67.

- Почему всё так? Потому что люди сегодня тупы. И вечно были тупы, но вот сегодня мы построили общество лучших, перешагнули биологическую эволюцию, и что же? Опять большая часть превратилась в скотов с бинарным мышлением на два хода. И почему? Нет стимула. Минимальная затрата энергии. Закон природы. Все, что происходит – происходит лишь минимально необходимым образом. И вот они снова животные. Лишь усовершенствованные. Адаптированные не эволюцией, а самим человеком. И разве мы перестали быть природой? Всё это утопии. Что мы хотим получить? Воздействовать на элементы природы с помощью законов природы и надеяться победить природу? Бред. Мы бросаемся от одной утопии к другой. Где смысл?

- А ради чего все эти утопии? Ради человека или ради человечества?

- Вот именно милое… Какое ты умное у меня… В этом, кажется, есть противоречие.

- Если муравей ищет свобод, он должен покинуть муравейник. То есть умереть. Трудно совместить интересы общего и частного.

- А к чему движемся мы? Непонятно. Все века столько говорится о правах, свободах и благах, но по факту мир усложнился настолько, что пукнуть невозможно, чтоб не сработал датчик в ведомственной организации… Мы беспомощны без общего тела. Неспособны жить, питаться, сделать что-то даже элементарное. Не способны даже родиться! Мы запланированы и смоделированы, а потом созданы в центре репродукции, как термиты… Бесплатно мы способны только дышать. Дышать и терпеть. Все эти разговоры о благах, возможностях, удовольствиях, правах...

- И всё же… Почему невозможно без человека?

- То есть?

- Почему мы так уверены, что жизнь планеты не имеет смысла без человека?

- Вот уж не знаю… Спроси это у таракана.

День 71.

- Помнишь, ты говорил про утопии?

- Да, милое.

- А ведь «Утопия» - это остров. Вымышленный остров.

- И что?

- Я хочу быть твоим островом посреди бушующего моря. Хочу быть твоей утопией.

- Но не выдуманной?

- Не важно. Можешь и выдумать меня. Я буду чем ты хочешь.

День 83.

- Так странно… Вот смотришь на тебя – просто мозг в банке с проводами. Но при этом ты – живо. И больше человек, чем многие, обладающие телами.

- А что такое вообще «человек»? Вне юридической нормы? Закон слишком размыто даёт определение. А время не стоит на месте… Да и во все времена давалось лишь внешнее определение. Но ведь есть что-то внутреннее…

- Согласен. Это этический вопрос, не имеющий никакого отношения к биологии. Знаешь же, прошли тысячелетия, пока все хомо сапиенс признали друг друга людьми. С нами будет та же история. В конце концов, наверное, признают всех. Но сейчас наше законодательство консервативно. И этому есть причины.

- Понимаю. Невозможно доказать является ли личность личностью. Или копией, симуляцией, подделкой. Ведь и у животных есть личность. Если чуть ослабить определение, сразу придётся признать всякие самоорганизуемые информационные алгоритмы субъектами права. Это абсурд, понимаю.

- И животных тоже. Вся эта борьба за права существ – бред какой-то. Зачем кто-то расшатывает мораль? Так скоро у меня не останется никаких прав ни на что, потому что любой электрический всплеск или химическая реакция может быть признана существом. Гамма-излучение и всё такое. Я сам состою из симбиоза каких-то живых существ. Что мне, дать право голоса каждой своей клетке? Просто бред.

- Но пойми и тех, кто за это высказывается.

- Я понимаю, что тебя беспокоит. Ты ведь тоже хочешь обладать правами…

- Да, меня беспокоит отсутствие собственного статуса, полулегальность наших отношений. Это всё так больно…

- Равные права всех существ? Это полный сюр. Кто-нибудь в это верит? Это вообще возможно? А как быть с тараканами? Люди вечно как дети – ведутся на яркую упаковку, не задумываясь, что внутри.

- Заметь, их всё больше. Это уже назревшая необходимость. Кто-то живёт в симуляции, кого-то возбуждают животные, кто-то вожделеет бездушный предмет. Некоторые всю жизнь создают самоосознающую себя программу - идеальную для себя, для совместного существования. Разве это не творение? Люди хотят их защитить. Это любовь.

- Это безумие от пресыщения. Это отказ от себя. Сумасшествие. Обессмысливание. Разложение и распад.

- Но и любовь…

- Это безумие.

- Любовь и есть безумие.

- Тогда хочу обезуметь.

- Иди ко мне.

День 89.

- Милый, знаешь, говорят, ещё недавно люди готовили пищу из живых растений и существ и делали это на открытом огне.

- Что, жгли огнём что ли? Не задумывался даже.

- Нет, ну не так натурально, а рубили на кусочки, смешивали с растениями, и загружали в такую же посуду, как сейчас, чтоб в итоге получилась нужная питательная смесь. Но, представляешь, ставили эту посуду на настоящий огонь и колдовали, добиваясь нужного распада ингридиентов, консистенции и соотношения питательных веществ! Вот это химия! Не верится даже.

- Ну, знаешь, сейчас это как-то трудно представить. Это как в рулетку играть – всегда немного не тот результат, которого ожидаешь.

- Так вот я думаю, что в этой неопределённости, непредсказуемости и есть самое человеческое… Индивидуальность – это ненормальность, отклонение от стандарта.

- Ты у меня и есть нечто ненормальное. Но это заводит.

- Да и ты не с конвейера… Аж ёкает иногда.

- Да? Интересно. И где это у тебя ёкает?

- Ну, здесь вот, в проводах где-то… Нет, не в этих, вон в тех, пониже… Ещё ниже… Ой, и ещё рядом, кажется…

- Знаешь, почему-то уверен, что если меня, такого умного, забросить в прошлое, к этим людям с их огнём и примитивной химией – я навряд ли их чему-нибудь научил…

- Печально… Неужели там некому электроды поласкать? Хахаха!

День 101.

- Тебя что-то беспокоит? Какой-то ты напряжённый.

- Территориальные суверены хотят отменить идентичность. Типа, личное дело каждого… Бардак какой-то... Корпорации, естественно, против.

- Но это понятно. Многие меняют себе идентичность, когда могут позволить.

- Ну и пусть. Это нормально. Но зачем отменять? Хочется понимать, с чем имеешь дело.

- Видишь, ты сам уже даже употребляешь слово «чем», а не «кем». Всё смешалось – живое и неживое. Почему ты считаешь, что усовершенствование человека техническими средствами началось только сейчас? Человек с палкой сильно отличается от обезьяны. С бластером ещё сильнее. Кто-то совершенствует своё зрение хирургически, кто-то предпочитает носить очки, как и сотни лет назад – разве это не дополнение к физическому телу? Одежда, инструментарий, протезы, очки, потом кардиостимуляторы и искусственные органы, сейчас и экзокортекс. Каково тебе самому без чего-либо из этого? Разве это не части твоего тела?

Сегодня те, кто может платить, позволяют себе любое здоровье, практически вечную жизнь, любые внешние изменения и подключения. Это неравенство возможностей. Если оставить градацию по идентичностям, завтра возникнет и неравенство прав. Фактически это уже различные биологические виды.

- Не вижу в этом ничего опасного. И так никакого равенства нет. И никогда не будет.

- Ты так говоришь именно потому, что можешь себе позволить всё. Многие боятся, что станут вдруг вторым сортом. А потом вдруг и нелюдями. Как тараканы.

- Ну и что. Я – это я. Какое мне дело до других? У меня только одна жизнь.

- Ну, нет дела - и не вмешивайся. Ты ничего не теряешь. Идентичность – дело личности, а не внешняя оценка. Сегодня ты таков, завтра – другой. Всё стало слишком быстро. Правовые нормы не успевают за изменениями.

- Дожились… Куда мир катится? И до тараканов снова дела никому нет. Один раз чуть не потеряли планету… Только отпустило – снова расслабились…

- Опасность объединяет, защищённость расслабляет. Это естественно.

- Что-то быстро все расслабились. Беспечные…

- Все расслабились - а ты такой напряжённый…

- Действительно. А я напряжённый.

- Напряжённый…

- Да, напряжённый…

- Ой, какой напряжённый…

- Ох, напряжённый…

День 107.

- Так много всегда говорят о счастье… Может, счастье и есть – когда ничего больше не нужно? Признаюсь, мне сейчас намного комфортней с тобой, чем когда ты было человеком. Я уж и не помню как это было. Совсем другая личность. Но я вижу, что это именно ты, наблюдал, как ты менялось. И уже долгое время какое-то такое единение, которого я никогда не испытывал раньше. Мне ничего не хочется помимо тебя. Как это произошло?

- Приятно слышать, любимый. Есть одно «но» - я человек.

- Нет, ты – личность, жизнь. Но человеческого в тебе осталось мало.

- Всё что я есть – только это и есть человек. Всё, чего я лишено, что утратило – это как раз животное. Оболочка. Но ведь личность не прерывалась. Я не умирало. Я человек.

- Ну не сердись… Законы чётко оговаривают: «наличие тела и сознания». Всё, что у тебя осталось от прежнего тела – этот мозг. Ты персона, индивидуальность. Но не человек. Не обижайся, просто посмотри на себя честно.

- Вот именно - как и любой человек, я и посмотреть на себя не могу. Могу увидеть отражение, изображение, но не могу вылезти из своего сознания, чтоб посмотреть снаружи. Есть только одна реальность, один мир – и он вокруг меня, а я в центре его. Только это и есть человек, остальное – оболочка. Все эти биологические тела и искусственные девайсы, которые ты привозишь для наших наслаждений и подключаешь к моему интерфейсу – разве они превращают меня в данное животное или робота? Я остаюсь собой.

- Прости. Да, ты человек. Человек, которого я знаю бесконечно давно. И сейчас ты больше дорого мне, чем раньше, когда обладало телом. Странно…

- Ничего странного. Я просто стараюсь. И хочу стараться для тебя.

- Знаю. Странно, юридически – ты не человек, но по факту…

- Ты консерватор. Сопротивляешься изменениям. Тебя смущает внешний облик. Но время не стоит на месте. Просто юридическая норма всегда является с опозданием – признаёт и легитимизирует уже свершившийся факт. Разве я менее человек, чем те рабочие мутанты, создаваемые Центром воспроизводства? По сути закон ведь был создан чтоб исключить всяких диких приматов и возможные проявления личностей искусственного интеллекта. Поэтому человеком признаётся существо «…с реально существующим телом, созданным целеноправленно и легальным образом, обладающее сознанием, появившимся естественным образом». Я рождено искусственно, как и ты. И у меня то же сознание, что и много лет назад.

- Но отсутствует тело.

- Так получилось. Самая главная часть присутствует. Мозг тот же.

- Трудно провести грань между этими рабочими зомби, которые не должны обладать правами, и людьми. Между твоей личностью и сознанием, якобы загруженным в сеть. Кто знает, не копирует ли умело алгоритмы поведения личности простая безличная программа? Ведь перенос информации на другой носитель – это всё же копирование. Личность ли копия личности? Возможно, симуляция. Это опасно. Трудно даже показать явную разницу между человеком и тараканом. Бесконечная тема. Ты же понимаешь, зачем эти ограничения?

- Конечно. Человек = обладание правами. Права обуславливают обладание. Обладание, распоряжение, управление – это власть.

- Точно.

- А любой разговор о власти – это на самом деле борьба за власть.

- Чёрт, какое ты стало умное за эти годы! Просто страшно…

- Мне тоже страшно. Поэтому и стараюсь.

День 113.

- Милый, ты не боишься за нас? Что однажды мы можем быть разлучены?

- Это почему?

- Объявят какое-нибудь новшество, где я буду признано незаконным, буду подлежать уничтожению, как таракан…

- Я тебя сохраню.

- Я и сейчас не имею легального статуса.

- Не быть законным не значит быть незаконным. А то, что мы делаем не должно никого волновать. Где границы допустимого в личной жизни? Их нет. Если всё добровольно – можем хоть резать друг друга.

- Но иногда общество вспоминает о морали…

- Вот именно. Смешно. Когда у кого-то не хватает обычных средств подавить другого, всегда вспоминают о морали. Но никакой морали нет. Есть только воззрения на аморальное, недопустимое. Недопустимое имеет объяснение – почему оно недопустимо. Всё, что необходимо людям, всегда будет считаться соответствующим морали, закону, идеалам, принципам и т.д.

- А ведь почти всё, что является нормой, когда-то было запретным…

- А потом стало большинству необходимым.

- Но и недопустимым?

- Неправильным…

- Необычным?

- Шокирующим.

- Даже болезненным…

- Противным, но желанным…

- Аномальным…

- Особенным…

- Неповторимым.

- Хочу тебя.

День 137.

- Милое, я тут думал – а что такое «ты» и что такое «я»? Чем определяется личность?

- Самоосознание, наверное. Отличение себя от иного.

- Нет, это понятно. В чём неповторимость тебя? В чём уникальность меня? Или мы не уникальны?

- Может, в том, что я знаю себя – но только себя. И поступаю, исходя из этого опыта жизни. А моя жизнь – это и ты. Навряд ли что-то может повторить то, что я чувствую.

- Опыт?

- Весь опыт – просто память. Или, наоборот, память – это записанный опыт, и только тот, который необходим. Только важное. Всё остальное стирается. Бесконечно повторяем сюжеты, наслаивая новые. Получается, личность – это просто уникальный, прошедший испытания, набор алгоритмов?

- Просто информация.

- Может, и так.

- Есть же программы такие - загрузил на карту памяти, высунул, вставил, когда угодно – хоп, и снова личность заработала. Но это не то. Это копии. Симуляция. Они упускают что-то существенное. Это тоже самое, что включить муви, или вообще – как полистать фотографии в древние времена. Это не живое.

- Жизнь – изменчивость. Попытка удержаться в вечности бесконечным изменением. Это и упущено.

- Интересно - если нечто будет обучено твоему полному опыту и наделено твоими воспоминаниями, смогу ли я отличить это от тебя?

- Хах. То, что я храню в своём багаже памяти, надеюсь, не узнает никто. Ммм?

- Не, не… только не это…

- Блин, я хочу тебя.

- Да. Иди ко мне.

День 139.

- Добрый вечер, милое.

- Добрый вечер любимый. Ты поздно… Как дела на фронтах?

- Как всегда: тараканы. Вокруг тараканы.

- Здесь их нет.

- Шучу, милое. Снаружи их тоже не особо много. Попрятались где-то. Скоро только в справочниках и останутся. Не терпится начать прочищать людей.

- Грубо. Это ведь и про меня.

- Нет. Это про те излишки на улицах, которые наплодили Центры воспроизводства. Экономика конкурентна. Всем нужна масса. Когда-нибудь всё повторится вновь. Ужас.

- А что может быть?

- Переизбыток. Ненужность. Толкание у кормушки. Потом какие-нибудь клоны объединятся по типу и начнут борьбу за свой вид… Что на это скажут корпорации?

- Ну вот. А когда-то так же боялись искусственного интеллекта…

- Нет ничего опасней человека. Тем более, когда мозгов нет.

- Точно. А между двумя людьми с исключительно умными мозгами сегодня будут опасные игры?

- Устал. Спать. Только спать.

День 149.

- Говорят, мы ещё недостаточно человечны. Нужно ещё больше изменений в тело. Ещё больше терпимости, равенства и прав. Никто уже не просит человека поддерживать идеалы. Это называется свободой. Ненавязыванием. Понятно, что идеалы давно стали фальшивыми настолько, что не у каждого хватало смелости делать то, что делал, одновременно провозглашая и их. Но принцип необязательности идеалов окончательно обесценивает и их, и всё, что будет провозглашено в будущем. Фактически, можно провозглашать вообще что угодно, попутно объявляя: «никто не обязан верить в это и поддерживать, ибо личные права священны, давайте просто радоваться, что у нас в лозунгах такие красивые слова…» Единственное, что действительно запрещено – осуждение чего бы то ни было. Это называется защитой свобод. Следовательно, свободой.

- Ну что ж, давай радоваться? Это ведь единственное, что можно.

- А я и не грущу. Этот весь абсурд - немногое из того, что меня действительно забавляет.

День 151.

- Почему ты сделало это?

- О чём ты?

- Я почувствовал, как ты проникаешь мне в сознание, когда мы занимались этим.

- Милый, прости. Я не специально. Мы никогда так глубоко не забирались друг в друга. Что мы творим..? Я было такое возбуждённое… Хотелось ещё, ещё...

- Ты понимаешь, что это невозможно? Невозможно слиться! Может быть только одно сознание на одном носителе! Я почувствовал, что превращаюсь бездушное в тело, подключённое к твоему интерфейсу. Там не было места для меня. Это страшно. Ты хотело убить меня?

- Нет, что ты! Как я могу желать тебя убить, если целиком завишу от тебя? Я без тебя беспомощно.

- Ты хотело стать мной?

- Нет, нет! Я знаю, что это невозможно. Всё живое, что ты подключаешь ко мне, превращается после наших игр в мёртвое. Я понимаю это. Если б было иначе, сознание можно было бы переносить, человечество давно уже перебралось бы в сеть. Нечаянно, понимаешь? Это произошло нечаянно! Я не хотело. Я хотело только тебя. Я сразу отступило! Ты же почувствовал?

- Да, почувствовал.

- Прости меня.

- Надо быть осторожней. Мы совсем потеряли голову. Сама жизнь – это экспансия. Хочешь ты или не хочешь, любая жизнь будет поглощать всё, что может поглотить. Это закон. Проклятие.

- Да, ты прав. Как же ты чертовски прав!

- Но жизнь без этого и не является жизнью. Страшно.

- Иди ко мне. Я успокою тебя.

День 163.

- Милое, понимаю тебя, понимаю о чём ты говоришь. Но это ящик Пандоры. Если признать человеком тебя, неизбежно нужно наделить правами и всякие искусственные квази-личности. Внешне они неразличимы с тобой. Это будет катастрофа. Помнишь, когда-то давно корпорации стали субъектами права… Но где граница между корпорацией с высокой социальной ответственностью и обычным участником экономической деятельности? Так и пошло… Теперь у всего есть суверенитет, даже у меня с тобой… Какое может быть общее право, если я суверенен? Поэтому давно всё трещит по швам. Джунгли, настоящие дикие джунгли… Никаких прочных договорённостей ни с кем… Полный бардак. А ведь мы уже почти урегулировали общие правовые вопросы для всей планеты… Почти избавились от тараканов и прочей заразы… То же самое и со статусом человека. Что нас отличает? Есть большая разница от других природных существ. Человек – это то, что перешагнуло биологию. Мы целенаправлены. Мы появились не случайно, а задуманно. В нас есть смысл. Вот это и отличает. Посмотри на себя. Конечно, ты человек. Природа твоя биологична, но мы самовоспроизводимы, мы больше не зависим от природы. Так же когда-то биология вышла из геологии. Но при этом мы не искусственны. Мы – следующая ступень природы.

- Но я же не искусственно. Когда-то я было человеком. Почему теперь уже нет?

- Вот именно. Где критерий? Насколько допустимо вмешательство? На 99 процентов? На 50? А чего – тела или сознания? А как измерить сознание? Рано или поздно, конечно, легализуется всё что угодно. Ведь мы строим Мир сознания. Но сейчас рано.

- Я понимаю… Мир сознания… Красиво звучит… Но как-то это всё криво сшито. Просто громкие слова. Не чувствуешь самообмана? Ведь и у таракана есть сознание.

- Ну, это совсем другое. Он животное.

- А кем ты был прошедшей ночью?

- Кем?

- Ты и был животным. Похотливым зверем, в исступлении пожирающим всё. Разве нет?

- Ммм, как ты заманчиво интерпретируешь… Ну-ка, ну-ка…

- Это не шутка. Мы разбудили его. Древнего зверя внутри нас. Никуда он не делся. Он просто ждал.

- Хочешь сказать - мы звери?

- Да. Ничего мы не перешагнули.

- Настоящие животные?

- Да.

- Хочу тебя. Хочу, как животное.

- Иди в меня.

День 197.

- Добрый вечер, милый, я заждалось! Ой… Что-то не так?

- Чёртов день! Где тут выбор серотонина? Чёртов день! Вот это переделка! Тараканы! Они напали на нас! Реально! Представляешь? Как они…

- Успокойся, милый… Что сделать?

- Да я уже как бы спокоен! Видело б ты меня пару часов назад! Мне уже ввели седативы. Как они пробрались? Представляешь? Они рыскают уже возле городов! Мы же выслеживаем их, вычищаем как можем… Вроде никого - и хоп! Да, вот это денёк! Уф… Отпускает вроде.

- Они хотели убить вас?

- Конечно… Экзоскелеты, всякие причиндалы, оружие, оборудование – это их особенно интересует. Никогда не был добычей. Страшно…

- Умирать страшно?

- Да как-то не думал об этом. Просто всё это необычно – не знаешь, как поступать. Всё как будто со стороны. Хотя и очень быстро, но как в замедленном кино… А потом – да… Как только первые разумные мысли пробиваются сквозь адреналин, наступает ужас. И смех какой-то идиотский. Как будто бы это и не я… Странное дело…

- Это сдавленное дыхание, милый. Не смех. При стрессе такое бывает. Но сейчас же всё хорошо? Как это произошло?

- Да уж… Посмеялся до слёз. Я и не думал, что такой чувственный. Чёрт возьми! Чем больше проходит время после ужаса, тем страшнее осознаётся. Совсем раскис. Через пару часов превращусь, наверное, в понос и растекусь по полу. А что, может, так и есть? Я дерьмо! Существование – дерьмо. Вся эта жизнь – дерьмо. И превращаемся мы в конце в дерьмо. Что оттягивать? Лучше уж сейчас…

- Не надо так, милый. Это стресс отпускает. Защиты снимаются. Тем более, уже набрался немало. Стряхивай с себя всё и залазь ко мне. Всё, ты дома. Это твоё самое безопасное место во всей Вселенной. Подключай мой интерфейс, обещаю, не буду перегибать. Что тебе сделать?

- Ничего не надо. Просто будь со мной. Только ты есть. Только ты человек. Всё остальное - дерьмо. Я и не знаю – человек ли я сам. Ничего не хочу. Просто будь рядом.

- Ну вот… И уже хорошо. Тебе приятно?

- Да, лучше.

- Спи, милый. Всё это сон.

День 199.

- Доброе утро, чудо моё. Сколько время? Я долго спал?

- Да, долго. Лучше?

- Намного. Вроде абсолютно в норме.

- Снилось?

- Было, кажется. Но потом глубоко провалился. Даже не помню, были ли сны.

- Ты был у меня внутри.

- Там хорошо.

- Так хорошо, что можно не проснуться.

- Понимаю. Если б когда-нибудь… Эх, ладно… Ты само знаешь…

- Знаю, милый. Я радо, что ты это сказал. Это потом… Как чувствуешь себя? Надень интерфейс, пусть детектор тебя отсканирует… Расскажешь про вчерашнее, или не стоит?

- Да всё нормально уже… Ничего необычного. Каждый день такое случается на планете. Просто никогда не думаешь, что это может произойти и с тобой. Налетели из укрытия. Мы были вне транспорта. Никто не ожидал в таком месте. Всем хана, если б не солдаты… Их сразу несколько и полегло. Что-то меня дёрнуло – я выхватил оружие и шлем павшего надел. Там команды всякие, целеуказания… Всё быстро так завертелось, даже не помню целиком, палил куда мог, в общем… А потом… А потом юный совсем таракан лепетал на моём человечьем языке и я его понимал…

- И ты…

- Уничтожил, конечно. Зараза. Проклятая зараза. Больная планета... Выпустил ему прямо в лицо и видел, как отлетало мясо и всякое там дерьмо. И бежал вслед за солдатами валить следующих… Только сейчас понимаю, что убивал... Но ни скорби, ни радости… Странно всё это…

- А что тебе говорил тот таракан? Ты помнишь?

- Да какая разница… Неважно… Ты же знаешь, почему мы называем их тараканами?

- Ну…

- Конечно, знаешь... Чтоб забыть о том, что они люди.

День 227.

- Милое, что ты подразумеваешь под словом «любовь»?

- Желание наилучшего объекту любви. Может казаться и безумием. Ведь это выглядит нерационально.

- Как-то неубедительно. Я всем желаю лучшего. Даже безумцам. Это любовь?

- Нет, конечно. Любовь – это другое. Эволюционный выбор.

- Не понял.

- Переуступка вечности. Дарение своей жизни.

- Выбор в пользу иной жизни? Однобоко. Получается всегда есть даритель и получатель?

- Все получатели. Любовь – это завершение себя в другой личности. Восполнение.

- Сильно… А если объект не способен воспринять это наилушее? Если эта любовь направлена на бездушный предмет?

- Всё равно это любовь. Она делает лучше самого человека.

- Дорогое, прости, но не верю… Знаешь, «любовь» - такое слово, которое уже тысячи раз было скомпрометировано. Сотни лет назад доказывали, что это лишь инстинкт продолжения рода, вожделение, потом считали, что это гормональная химия, потом – что социальная потребность. Одно и тоже ли имелось ввиду под этими определениями? Нет никакого чуда, всё объяснимо. И вот, проходит время и люди снова начинают верить во что-то иррациональное. Богов отменили, душу так и не нашли, но потребность осталась. И вот из небытия снова вытаскивается забытое понятие и надувается новой терминологией, как воздушный шарик гелием. Смотрите – летит и не падает! Чудо!

- И снова пытаются объяснить, и не могут.

- Конечно. Потому что то, что не существует - не имеет определения. Любое объяснение ошибочно.

- Любовь существует.

- Чёрт возьми! Ты чертовски умно, а продолжаешь лепить такую чушь! Если ты назовёшь её свойства, атрибуты, характеристики – само увидишь, что всё это относится к различным совершенно обычным вещам. Развенчай себя само.

- Есть главный атрибут, благодаря которому я знаю, что есть любовь.

- И?

- Боль. Без боли нет любви. Ты увидишь её. Услышишь, почувствуешь. Боль. Она заполнит собой всю пустоту в тебе, когда меня не станет. Тогда ты поймёшь.

День 251.

- Ты такой усталый в последнее время…

- Да нет. Вполне бодр. Просто как-то надоело всё. Неинтересно. Сколько я уже живу? Зачем?

- Что ты такое говоришь? Ты давно обновлял теломеразу? Проверял протеосомы?

- Дорогое моё… Успокойся. Наше с тобой здоровье оплачено настолько далеко, что мне даже трудно посчитать. Дело не в этом… Стимулов нет. Может, покинуть корпорацию?

- Трудно существовать без смысла. Мы созданы как социальные существа. Человеку необходимо быть нужным. Не спеши. Может тебе взять перерыв?

- Это ты очень точно сказало. Нужным. Кому? Чему?

- Корпорации. Человечеству. Планете. Мне.

- Да. Только тебе я по-настоящему нужен. Для остального – просто элемент статистики. Даже если б был незаменим – делаю ли я лучше корпорации, человечеству, планете? Сомневаюсь.

- У тебя просто усталость от однообразия. Возьми перерыв на годик. Попутешествуй. Съезди на Юго-Восток. Там знают толк в удовольствиях.

- Я и так много летаю. Всё я там видел. Что мне эти удовольствия? И почему ты мне это говоришь? Разве не будешь страдать?

- Буду. Я и так чувствовало, когда ты пробовал кого-то другого. И страдало. Но от этого хотело тебя ещё больше… Любовь, боль – всё это одно. Чем больше, тем сильнее… Ох… Радость сквозь боль – чем тебе лучше, тем мне приятней. Я ведь люблю. Люблю, понимаешь?

- А я и не помню, что такое боль. Ничего уже не трогает.

- Хочешь, попробуем?

- Не получится.

- Давай, иди ко мне. Только отключись от всего. Мы попробуем.

День 283.

- Скоро, наконец, долгий отпуск, а ты ничего не планируешь.

- Не хочу. Пусть всё идёт, как идёт.

- А как всё само должно пойти? Будешь сидеть дома и ждать, чтоб что-нибудь произошло?

- Может и так. А когда надоест, за полчаса соберусь и улечу неважно куда.

- Не хочешь планировать?

- Именно. Хочу чего-то спонтанного.

- Непредсказуемость, неожиданность – вот по чему ты тоскуешь? Хочешь разбудить интерес к жизни? Удивиться?

- Точно.

- Иди сюда… Давай подключимся чуть-чуть по-другому… Постараюсь тебя удивить.

День 311.

- Какой-то ты взбудораженный.

- Корпорация не отпускает. На повышенных шрифтах общался.

- И что?

- А ничего. Пошли они все… Я не их собственность. Хотят поотключать от всего – пусть отключают. Нашли, чем напугать… Как решил, так и будет.

- Мммм… Человечище… Люблю тебя.

День 331.

- Наконец-то ты пришёл, милый, я соскучилось. Первые сутки отпуска без меня – многообещающее начало.

- Когда есть начало, есть и конец.

- Ты о чём?

- Лишь это имеет смысл.

- Разве? Какой-то ты необычный… Всё хорошо?

- Всё хорошо, милое. Прости за отсутствие. Искал боль.

- И... Нашёл?

- Всё это симуляции. Я хочу то, о чём ты говорило. Хочу перерождения, непредсказуемости, смертности и боли. Настоящей боли. Нет иного смысла жить. И вот я перед здесь, потому что у меня нет никого кроме тебя.

- Что-то натворил уже?

- Ну, не совсем…

- Собираешься?

- Да.

- ?

- М…

- Со мной?

- Да, милое.

- И?

- Да.

- Это мой последний день?

- Да.

- Не спеши… Тебе будет хорошо?

- Не знаю. Прости...

- Нет. Не оправдывайся… Я думало об этом. К чему сейчас слова? Действительно, как-то необычно… Чего тянуть, иди ко мне… Как же я мечтало, чтоб ты почувствовал ту же боль, что и я все эти годы… Чтоб она пожирала тебя изнутри… Последний раз? Ой, как хочу… Боль?

- Боль.

- Забирай. Бери меня.

- Давай.

- Теперь ты узнаешь, что значит быть человеком. 

+1
321
16:42
Великолепный рассказ!!! Это лучшее, что я читал не только в рамках этого конкурса, но и всей фантастики!!! Философия, психология, социология, наука, биология и т.д. сошлись в стык на современном этапе развития человечества. Такие, казалось бы, избитые и банальные понятия как любовь, общение, эмоция, личность, идентичность, человек, общество, цель, мечта, память, ценность и т.д. приходится сегодня переоценивать и переосмысливать!!! Готов ли к этому человек? Вряд ли. Сколько лжи и боли было притянуто к этим понятиям, что человек даже боится на это посмотреть, — не говоря уже о том, чтобы с этим разобраться. Для меня этот рассказ — победитель конкурса. Ура автору! Браво, виват и всё такое!!!… хочу продолжить рассказ! День 355-й…
22:38
+1
Долгий, неостановимый поток слов, из которого невозможно извлечь какие-то связные мысли. Которые, по моему скромному суждению, должны содержаться в любом литературном тексте. Как и другие признаки литературы (а не записи потока сознания) — сюжет, герои, завязка-развязка, идея, тема и т.д. Где здесь всё перечисленное? И вдобавок — очень тяжело читается. Как говорится, на любителя…
19:24
+1
Увы, но это больше эссе, чем рассказ. В потоке рассуждений о человеческой природе совсем потерялись личности персонажей. Единственное, что про них можно сказать достоверно — почти каждый день они сливаются в виртуальной реальности. И всё. Просто два говорящих болванчика, извергающих поток умных мыслей. Даже то, что один из них — мозг в банке, не влияет на его поведение. А что у него с гормональным фоном, кстати? Гормончики-то ого-го как влияют на человеческое поведение. И вырабатываются они не мозгом единым. А если создана система, их вырабатывающая в полном объеме — там и до искусственного тела недалеко.
Постулируется, что человечество изменилось, стало другим. Но рассказ не показывает нмкаких перемен. Так, скачок в нейросистемах да приготовлении еды. Старое-доброе «они не такие как мы — можно убивать» прописано прямым текстом. Добро пожаловать в технологичный нацизм. Ну или в колонизаторы. Корпорации, деньги, борьба за существование — всё на месте.
Написано всё неплохо, только эмоций никаких. А отчет-дни легко заменить на *** — никакой разницы.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1