Илона Левина №1

​Юрий Грачёв и товарищ Сталин

​Юрий Грачёв и товарищ Сталин
Работа №193

Глава первая, в которой мы знакомимся с Юрием Грачевым и восхищаемся им

Юрий Грачёв очень уважал товарища Сталина. Товарищ Сталин столько сделал для страны и как подло забыли все хорошее о нем и только и вспоминают плохое. Это потому, что никто не хочет работать! При товарище Сталине работали все! Журналисты и художники строили дороги и целые города! А чем они занимаются сейчас? Видал он этих журналистов и художников – днями и ночами валяют дурака, хихикают, ничего не делают. Вот сидит за работой какой-нибудь художник – как понять, работает он, или просто краски по холсту размазывает? При товарище Сталине даже те художники, которые не строили городов – штанов не просиживали, они отображали. Все как есть отображали, то есть, как было. Были мастера!

Сам Грачев дурака не валял и штанов не просиживал. Грачев работал: он продавал мебель. Когда-то давно, в девяностых, он продавал машины, перегоняя их из дальних стран на Родину. Навар получался небольшой. Все ведь примерно знают, сколько стоят машины. Много на них не заработаешь. Другое дело – заграничная мебель. Кто ее знает – сколько она стоит. Пока какой-нибудь диван пылится в заграничном магазине – может и ничего он не стоит, но вот находит Грачёв на него заказчика, везет его через границу, обливаясь потом, договаривается с таможней, объясняет покупателю, как хорош диван, тут уже и на многие тысячи потянет диван. Бывали случаи, что и везти диван никуда не приходилось. Разве на Родине плохие диваны делают? Все ведь дело в доверии к иностранному. Если человеку подсунуть хорошую вещь, пусть и не итальянскую, а рязанскую, но качественную, то не грех и немного обмануть. Ведь если покупатель за рязанский диван заплатит как за итальянский, он и относится к этой мебели будет иначе! Несправедливо Грачёва несколько раз обвиняли, мол вместо хрустальных американских вентилей – продал стеклянные смоленские, или вместо канадской кухни – прислал такую же, но из Нижнего Тагила… Подавали в суд, угрожали… Каждый раз приходилось Грачёву сначала убеждать, а потом с большим трудом менять юридическое лицо и практически начинать все дело своей жизни с нуля. Разве этим упырям что-то объяснишь? Так и сводил Грачёв свои концы с концами неважно, хотя работал много и практически на разрыв аорты! Кто хорошо работает – тот и отдыхать должен как следует. Каждый раз, когда бледнел загар у Грачёва - тянуло в теплые страны. Он собирал свои скромные доходы в кучку и отправлялся в какое-нибудь экзотическое путешествие. Особенно любил он регаты. Когда наденешь белую рубашку, встанешь на корму и сделаешь селфи – сразу чувствуешь себя другим человеком. Эти олигархи, которые страну грабят, вон на каких яхтах рассекают! А Грачёв честно заслужил! Денег, если не хватало, всегда перезанять можно. Помогало и то, что сотрудники Грачёва – менеджеры по продажам той самой мебели, работали всегда из рук вон плохо. А тем, кто плохо работает – за что платить? Когда кто-то вот так в наглую спрашивал у Грачёва: «почему второй месяц нет зарплаты, вы же должны мне?», Грачёва оскорбляла такая постановка вопроса. «Если бы я с вас требовал все, что вы мне должны – вы же сами понимаете, что бы было», - отвечал он. Найти нового менеджера в Москве – дело нехитрое. Если всем зарплату платить – даже на скромный отдых не хватит!

Словом, загар у Грачёва был всегда свежий, красивый и лежал ровно, как дорожное полотно во времена товарища Сталина.

Увлечение историей пришло как-то само. В школе Грачёв учился плохо, в институт не поступал – не хотелось драгоценное время терять. Но исторических передач по телевизору всегда показывали достаточно для того, чтобы всерьез погрузиться в прошлое. Из таких передач Грачёв узнавал правду о своей стране. Ну и статьи читал иногда, если кто-то делился ссылкой в соцсетях. Товарищ Сталин, такой далекий и великий, был таким родным и близким Юрию Грачёву, как если бы они были дружны с детства. Со всем что говорил товарищ Сталин в исторических телепередачах, Юрий Грачев троекратно был согласен и всякий раз думал, что не в то время он, Грачёв, родился. Не пришлось бы ему оправдываться перед бездельниками и тунеядцами! Сколько раз в своих коротких тревожных снах, Грачев стоял на палубе роскошной яхты вместе с товарищем Сталиным и болтал о жизни!

По глупой жизненной несправедливости, вместе с юридическим лицом, Грачёву приходилось часто менять и адрес своего офиса. Он выбирал скромные кабинеты в офисных центрах, всегда делал там небольшой ремонт силами приезжих из бывших республик рабочих, которым совершенно не обязательно было платить, а достаточно знакомому муниципальному депутату сообщить о нелегалах после окончания всех работ. Грачев обставлял каждый кабинет со вкусом – хотя бы одно золоченое кресло, хотя бы один кожаный диван, множество бесплатных образцов хрустальных вентилей и бронзовых дверных ручек… Особое место в кабинете занимал бюст товарища Сталина. Грачёв не без основания полагал, что товарищ Сталин добавлял его, Грачёва, кабинету, некоторой солидности. К бюсту полагался высокий постамент – гипсовая колонна, которую Грачев перевозил из офиса в офис. На столе – фотография Грачёва с развивающимися волосами в белой рубашке – на борту яхты, а также совместное фото с детьми от разных браков, с детьми, которых как-то ради такого фото даже удалось собрать всех вместе. Книг в кабинете не было –некогда Грачёву было читать, занятой он был человек, но одна книга у него все-таки была. Книга называлась «За что оболгали Сталина» с портретом вождя на обложке. Довольно толстый том в красивом переплете Грачёв с момента покупки носил в своём красивом кожаном портфеле вместе с бумагами и ноутбуком.

По вторникам и четвергам, если не было регаты, Грачёв собирал своих менеджеров на совещание. Говорили о важном. Какие цели, какие задачи, по чьей вине кризис. Особое внимание Грачёв уделял продвижению своей фирмы в разных её ипостасях, в социальных сетях. Сотрудники социальные сети не любили, а зря. Просто недооценивали! Ведь если набрать несколько тысяч друзей в каком-нибудь инстаграмме- то и продажи подрастут! Часто Грачёв приходил к выводу, что кухни и столы продаются тем хуже, чем меньше сотрудники постят их фотографии в социальных сетях.

-Почему вы сегодня ничего не выложили в фейсбук? - спрашивал он главного бухгалтера.

-Я в налоговую ездила, Юрий, - терялась пожилая дама, которая уже много лет помогала Грачёву оформлять документы.

Бухгалтеру он платил всегда и без задержек. Слишком много знает бухгалтер такого, из-за чего и уволить –то её нельзя, вот и наглеет. Прямо безвыходное положение. Товарищ Сталин такого терпеть бы не стал, у него с обнаглевшими главными бухгалтерами разговор был короткий!

После обсуждения виноватых в низких продажах сотрудников и социальных сетей, Грачёв переходил к самому главному. Он объяснял сотрудникам, что это не он не платит зарплату, это они сами ее не получают! Он ведь всегда рад заплатить, но где взять деньги, если на него работают одни бездельники?

-А налоги надо платить, - говорил он, укоризненно качая головой. – Государство обманывать нельзя!

Грачёв не платил налогов. Но он очень хотел их платить, потому что уважал государство и всегда был за него горой. В мечтах он был образцовым налогоплательщиком и даже был представлен к награде за выплату налогов. Иногда мечты Грачёва казались такими реальными, что он забывал о том, что это всего лишь мечты.

Совещания любил Юрий Грачев, и одно совещание изменило его жизнь раз и навсегда.

Глава вторая, в которой Юрий Грачев проводит одно из лучших своих совещаний

В предвкушении вылета на Бали, Грачёв решил прямо во время очередного совещания порадовать своих бездельников хорошим шампанским. Он умел быть по-настоящему щедрым. Зарплаты он выдаст по возвращении. Если останется что-то, конечно. На Бали Грачёв собирался лететь не один. Чудесная Снежана, такая же загорелая, как и сам Грачёв, уже паковала чемоданы. Со Снежаной Грачёв познакомился в ресторане, где целый вечер вкусно угощал её, пока не обнаружил, что денег у него с собой ужасно мало. Карточки тоже не было, зато было несколько сотен евро. Грачёв пообещал официанту, что сейчас быстренько поменяет евро и вернётся, однако выйдя из ресторана вместе с раскрасневшейся от вина Снежаной, решил, что деньги вернет как-нибудь в другой раз. Бездельники –официанты и так все время получают щедрые чаевые… Переживёт как-нибудь официант, сам виноват, что так глупо повёлся и отпустил Грачёва, не взяв ничего в залог.

-Сегодня нам есть, что отметить, - обрадовал сотрудников Грачёв. Благодаря Ирине, - он кивнув в сторону высокой брюнетки, менеджера по продажам кухонь, - мы должны получить немного денег.

-Юрий Евгеньевич! Тридцать тысяч евро –это немного? Это очень даже много! –Радостно улыбнулась Ирина.

-Деньги пока не перевели, но мы очень ждём, - строго ответил Грачёв.

Деньги давно перевели, но об этом знали только сам Грачёв и главный бухгалтер. Именно на эти деньги Грачёв собирался лететь на Бали и именно из них, если после поездки что-то останется, он планировал выдать немного сотрудникам. Саму Ирину Грачёв твёрдо решил уволить через пару недель, ибо на проценты, которые она заработала этой сделкой, можно было неплохо жить на Бали неделю. Он уже разместил вакансию и попросил главного бухгалтера найти Ирине замену, пока он будет «в командировке».

Юрий Евгеньевич открыл шампанское и разлил его по бокалам. Сотрудники чокнулись за успех фирмы.

-«А теперь к делу», —серьёзно сказал Грачёв. Нам нужно серьёзно заняться нашим сайтом! Я считаю, аудитория растёт плохо, и я бы хотел, чтобы эта ситуация изменилась. А для этого надо её, аудиторию ну, чуть-чуть подтянуть. У нас есть рассылка, но есть и параллельные рассылки, надо попробовать взять такую рассылку, и посмотреть. Хоп- прибавилось аудитории. Надо сотрудничать с сайтами про яхты. Вот взять у них статью- «Десять самых шикарных яхт», поставить её к нам на сайт. Договоримся с ними по бартеру, сто процентов.

-Как у вас, Татьяна Ивановна, с работой? Вы так с самоотдачей работаете, но в интернете –то, я так понимаю, не очень разбираетесь? - Обратился Грачёв к пожилой женщине, которая отвечала в офисе на звонки, а вечерами мыла полы и выносила мусор.

-Нет, нет…

-Вот-вот! А эта аудитория сайта нам очень нужна! Ваша цель- максимально ее увеличивать. Нет у нас здесь стабильности! Вот посмотрим, что у конкурентов. Мебельный салон «Трон», например, проводит гольф-вечеринки! Что ты об этом думаешь, Эдуард?

-Но я же занимаюсь дизайном…

-Дизайном. Но это не значит, что ты не должен заниматься развитием компании. За этим будущее. Это наша реклама. Активная позиция крайне важна.

-Юрий Евгеньевич, а как нам дальше работать с курьерской службой «Бегопочта»? Мы им задолжали триста тысяч. Надо что-то заплатить, - подала голос Вера, - технический специалист.

-Это вопрос несущественный. И вопрос спорный. Мало что ли курьерских служб? Вернемся к сайту.

-Подождите, Юра, тут еще вопрос у дизайн-бюро «Архихаус», которым мы поставили диван и два кресла, - вспомнила Ирина. – У них там диван шатается. Ножки разной высоты оказались.

-Ну это их проблемы. Мы обязательно напишем претензию на итальянскую фабрику и предоставим Архихаусу ответ.

-Но ведь диван делали в Рязани.

-В Рязани. Но Арххаус об этом не в курсе… И наша задача- сделать так, чтобы они и не узнали. Посмотрим, как они на это письмо отреагируют, если совсем плохо – будем дальше думать, вести переговоры.

-А еще типография, которая нам визитки печатает, «Впечатай быстро» - они грозятся на нас в суд подать за те сто шестьдесят тысяч, -поддержала разговор Татьяна Ивановна.

-Чего-чего? Какие сто шестьдесят тысяч? – Начал раздражаться Грачёв.

-Ну мы им задолжали.

-Так они визитки какие напечатали?

-Да нормальные, вроде бы.

-Ну… Нужно просто поставить из перед фактом. У нас сейчас прямые убытки и их визитки получились недостаточно солидные. Хоть кто-то из клиентов позвонил по их визиткам?

-Вроде нет.

-Вот именно. Это решение и все.

-А рекламу оплачивать будем? В журнале «Столы и диваны»? Номер уже вышел!

-Так вышел же уже! Они эту рекламу назад не уберут.

-Согласна, нечего им платить. Редакторы глянцевых журналов только и делают, что по вечеринкам ходят.

-Давайте не будем обсуждать вопросы, которые можно решить в рабочем порядке, - убедительно произнёс Грачёв. – Что у нас с соцсетями?

Совещание по соцсетям продолжалось еще около часа. Напоследок Грачёв преподнёс еще один сюрприз.

-Есть вот какое предложение. Один мой хороший приятель проводит отличные тренинги по командной работе в продажах. Он согласился нам провести серию таких тренингов. Но вы ведь понимаете, что это удовольствие – не бесплатное. Очень дорогое удовольствие. Порядка семидесяти тысяч на человека стоит такой тренинг. Думаю, я могу организовать его со скидкой, скажем, вы получите тренинг в этом месяце вместо зарплаты.

За столом начались переглядки. Грачёв искренне удивился.

-Это же ваш личностный рост! После тренинга вы сможете работать увлечённее и зарабатывать больше! Я не заставляю, конечно, но предлагаю об этом подумать.

-Мне нужно за квартиру платить! Хозяева второй месяц грозятся выставить на улицу, - не к месту возразила Скворцова, бездельница из отдела продаж.

-Лена, квартиру можно и другую найти, а тренер, между прочим, приехал из Самары. И кто знает, когда он снова будет проездом в Москве! Вот какие у тебя результаты в этом месяце?

-Да…

-Короче говоря, подумайте об этом, - прервал ее Грачёв. Это отличная возможность.

Сотрудники расходились, не допив шампанского. Грачёв опустошил еще бокал и прикрыл глаза, представляя тёплую грудь Снежаны со слегка налипшим мелким белым песочком. Он ни разу еще не был на Бали, но предчувствовал, что поездка будет шикарной. Ну а что? Солидный бизнесмен едет на Бали со своей роскошной девушкой… Как этот… Как там его? Дон Кихот? Нет, Ловелас! То есть Дон Жуан! Он вылил остатки шампанского в бокал и поднятой рукой чокнулся с бюстом товарища Сталина с такой силой, что тот зашатался. Вдруг кто-то больно ударил Грачёва по затылку и резко выключил свет.

Глава третья, в которой Грачёв попадает в странное положение

-Это еще что такое, - услышал Грачёв где-то над собой грубый голос и открыв глаза увидел в непосредственной близости от лица металлический прут, которым помахивал человек в необычного вида форменной одежде.

-Пьяный наверное. Кто такой? –обратился человек к Грачёву, шевеля его рубашку прутом.

-Убери, - слабым голосом попросил Грачёв. – Я законопослушный гражданин. И не пьяный.

- Хаха… Законопослушный… Смелый какой. Ты посмотри, какой загорелый… Они когда шпионов в Советский Союз засылают, хоть бы потрудились выбирать кого побледнее, - громко засмеялся человек в форме и из-за его спины донёсся еще один смешок.

- Надо его старшему сдать, - услышал Грачёв второй голос.

- Да, нечего ему на Красной Площади валяться. Как он только оказался здесь? Как с неба упал! – удивленно произнес мужик в форме.

Грачёв приподнял голову и попробовал оглядеться. Он действительно находился на Красной площади. Только подсветки было маловато. «Темновато и мрачновато, -подумал Грачёв, - и какие-то ряженые бомжи до меня докопались в ретро-шапках».

Тем временем, ряженые бомжи подхватили Грачёва под руки с двух сторон и куда-то уверенно потащили. Его с силой запихнули в странного вида автомобиль, где уже сидело несколько человек, которые явно ехали с какой-то костюмированной вечеринки. Все они выглядели очень глупо. По дороге Грачёв хотел было по-хорошему договориться с водителем, чтобы его скорее выпустили, но обнаружил, что его любимый солидный кожаный чемоданчик у него украли эти сволочи в маскарадных костюмах. В кармане он не нащупал ровным счетом ничего. Зато на руке оставались поддельные часы Cartier, которые выглядели совсем как настоящие. Грачёв снял часы и попробовал просунуть их через решетку, которая отделяла его от водителя.

-Эй, шеф! Я в этой компании явно лишний. Отдай чемодан, возьми часы на память. Это Италия! Лично купил в Милане за штуку евро!

-Чего он там несет? – спросил водила соседа в форме.

-Да это же пьяный шпион. Мы его прямо на Красной площади взяли. – Подарочек. Думаю, за него могут к награде представить, - ответил сосед, и Грачёв узнал голос того мужика с металлическим прутом.

Дальше всё происходило как в плохом сне. Грачёва вытащили из машины и затолкали в какое-то темное здание с кучей узких коридоров. Всё, что пытался возразить Грачёв, вызывало только тихие смешки у двух здоровых мужиков, которые самым возмутительным образом обшаривали беззащитного Грачёва. В малюсенькой комнате его раздели до гола и внимательно осмотрели, игнорируя его, Грачёва, угрозы связаться с их высшим начальством, а потом и уговоры отпустить под залог. Положенный, как казалось Грачёву, телефонный звонок, ему сделать не дали и после всех издевательств босиком и в чужой застиранной рубахе отправили в узкую комнату, где Грачёв даже встать в полный рост не мог. Дверь захлопнулась и стало абсолютно ясно, что Грачёв и правда спит, а всё, что с ним происходит –дурацкий кошмар. Он сел на каменный пол и решил просто подождать, когда, наконец, проснётся.

***

Протокол обыска

1937 года, декабря 29 дня, я, опер-уполномоченный ХХ отделения НКВД в Москве провел обыск Грачёва Юрия Евгеньевича

При обыске у гр. Грачёва изъято:

1.портфель кожаный неизвестного производства. На подкладке надпись английскими буквами;

2.бутылка заграничного конька, запечатанная;

3.пачка сигарет неизвестной марки;

4.складной нож с иностранной надписью на корпусе;

5.кошелек с иностранной валютой;

6.нарезанные куски мрамора – 3 штуки;

7.книга; на обложке: «За что оболгали Сталина»;

8.пластмассовые карточки, заполненные различными символами – 3 штуки;

9.иностранный паспорт на имя Грачёва Юрия (латинскими буквами). Вместо года рождения – набор цифр;

10. электронное устройство – 2 штуки

Обыск провёл: Иванов.

При обыске присутствовали:

Сотрудник II части Доликов

Инспектор Котин. (подписи).

Обыскиваемый никаких претензий не имеет. (подпись).

Глава четвертая, в которой Юрий Грачёв понимает, что не спит

Репрессированный по первой категории, Грачёв был доставлен на лагерный пункт. Юрий Грачёв где-то читал о том, что в лагерях политические заключенные, к коим он теперь причислял и себя, не сидят без дела. Они тяжело работают, на деле доказывая, что готовы перевоспитываться для новой жизни. Грачёв готов был работать. Однако никто Грачёва работать не заставлял. В день ему полагалась двадцатиминутная прогулка. Все остальное время ему приходилось сидеть на одном месте и думать. Думать было тяжело.

Выписка из архивно-следственного дела Грачёва Юрия Евгеньевича

Дата рождения: неизвестна. Отказывается назвать.

Место рождения: город Москва (со слов подсудимого)

Национальность: утверждает, что русский.

Паспорта или иного другого документа не имеет.

Род занятий: заключенный.

Социальное происхождение неизвестно.

Состав семьи неизвестен.

Беспартийный.

Судимости: не имеет (со слов подсудимого)

Наград не имеет;

В Красной армии не служил;

Участие в бандах, к/р организациях и восстаниях не подтверждает. В настоящем является руководителем организации, спекулирующей мебелью (со слов подсудимого), также является руководителем террористической группировки.

После осмотра врачом признан психически здоровым.

Много лет являясь шпионом польской разведки, создавал нелегальные организации и агитировал против советской власти. Подозревается в шпионаже на германские разведовательные органы. Подозревается в террористической деятельности. Подозревается в подготовке террористического акта, направленного лично против товарища Сталина.

Глава пятая, в которой Юрий Грачёв знакомится с товарищем Сталиным

“Чёрт возьми, что я cделал не так” - думал Грачев. Как бы пригодилась сейчас ему эта книга про товарища Сталина, надо было все-таки прочитать её целиком! В статье из интернета, которую он всего пару дней перепостил в фейсбуке говорилось о том, что данные о сталинских репрессиях сильно преувеличены, что в тюрьмах и лагерях сидели самые настоящие уголовники, люди без стыда и совести, люди, ненавидящие свою страну. Но ведь Грачев свою страну очень любил! “Надо было изучить вопрос», -снова промелькнуло в голове у Грачева.

Распределения Юрий Грачев ждал долго.

Очень хотелось есть и пить. Из предметов интерьера в бараке были только лавки для сна и портрет товарища Сталина. Как оказался товарищ Сталин здесь, в этом ужасном месте, Грачёв не знал. Товарища Сталина было жалко – Грачёв потянулся к портрету, чтобы хотя бы выровнять его на стене. Кто-то ударил Грачёва по голове, в глазах потемнело, и он потерял сознание.

- Кто здесь? – Низкий голос звучал из темноты, Грачёв приоткрыл глаза и ничего не увидел. Он пошарил рукой вокруг себя: под собой Грачёв нащупал ковёр, по сторонам свисала какая-то ткань: «скатерть», -догадался Грачёв, - «я лежу под столом». В мебели Грачёв знал толк- он пошарил в темноте и потрогал массивную ножку стола: «качественный деревянный стол».

- Всё что-то мерещится, -донёсся до Грачёва всё тот же голос.- На чём я остановился? Ах, да. Можете смело положиться на товарища Сталина!

«Товарищ Сталин! Этого не может быть! Да нет же, может! Только что я был в грязном бараке – и вот я уже рядом с первым лицом государства! Справедливость восторжествовала! Сейчас я всё объясню товарищу Сталину!» Грачёв почувствовал прилив сил, хотя ему всё ещё хотелось есть, но жизнь, определённо, налаживалась. Грачёв решил, что невежливо будет появляться перед товарищем Сталиным вот так, из-под стола, поэтому он лежал тихо. Товарищ Сталин читал и заучивал какой-то текст.

- Довольно финтить! Можете смело положиться на…

Грачёв услышал скрип двери и в комнату ворвался запах жареной курицы. Грачёв сглотнул. Еле слышными шагами кто-то подошёл к столу и прямо над головой Грачёва стукнула тарелка, потом ещё что-то. Запах усилился, Грачёв ощущал себя так, будто находится внутри ароматной курицы.

- Съешь меня, Юрий Евгеньевич! – отчётливо услышал Грачёв.- Куд-куда, я очень вкусная!

Дверь снова скрипнула и закрылась. Грачёв перевернулся на живот и пополз на куриный призыв. Из другого конца комнаты к курице приближался товарищ Сталин. Грачёв вынырнул из-под стола и встретился взглядом с вождём.

- Ты кто такой? -нервно спросил Сталин.

«Как его зовут?»- судорожно вспомнал Грачёв. Какое-то еврейское имя. Израиль! Нет, Моисей!

- Моисей Израилевич! Меня зовут Юрий Грачёв! И я очень вас уважаю!

- Охрана! – Взревел товарищ Сталин и схватил со стола нож, которым предполагалось разделывать курицу.

- Не волнуйтесь, Моисей Израилевич! Я к вам хорошо отношусь! Вы всё правильно делаете! Я вам помогу диван приличный из Италии привезти! С хорошей скидкой! Без наценки! А то вы посмотрите, какой у вашего дивана вид!

В комнату ворвались два амбала в военной форме, оттащили Грачёва от стола и выжидательно посмотрели на товарища Сталина.

Сталин всё еще держал в руках нож.

- Расстрелять, товарищ Сталин?

- Всех вас надо расстрелять, - товарищ Сталин тяжело задышал, сделал несколько шагов в сторону Грачёва и вдруг свалился, сбив Грачёва с ног.

Глава шестая, в которой Юрий Грачёв и товарищ Сталин отдыхают на яхте

Луч солнца скользнул по щеке Грачёва, откуда-то подуло тёплым ветром, легонько покачивало из стороны в сторону. Грачёв приоткрыл один глаз, над головой развевался белоснежный парус. Грачёв приподнялся – он сидел на вычищенной палубе роскошной яхты. Именно о такой Грачёв мечтал всю свою жизнь. «Наконец-то сбылось», - подумал Грачёв. Он бесстрашно обошёл яхту, вокруг суетились красивые официантки с подносами, предлагая Грачёву закуски на шпажках. Грачёв жадно ухватил несколько шпажек, мигом проглотил мясо, рыбу, королевские креветки, он очистил два подноса, но не наелся. Официантки услужливо склоняли головы. Грачёв понял, что здесь он в своём праве.

- Что у нас с напитками?- вальяжно спросил он.

- Напитки закончились, товарищ Грачёв, - в отчаянии всплеснула руками официантка. – Не сердитесь, пожалуйста! Мы пополним запасы в ближайшем порту!

- А что мне до ближайшего порта делать? Наглость какая!

- Только не выбрасывайте меня за борт, товарищ Грачёв!

- Ладно, пойду поищу сам.

Грачёв прошёл дальше – у штурвала стоял плотный мужчина в белом костюме и капитанской фуражке. В его усатом уверенном профиле с курящейся старомодной трубкой Грачёв узнал товарища Сталина. Грачёв всё понял! Товарищ Сталин во всём разобрался, наказал обидчиков Грачёва и взял его с собой в плавание. Так и должно быть! И всё же Грачёв не решался окликнуть вождя.

- Приветствую, товарищ Грачёв, - обернулся к нему товарищ Сталин.

- Добрый день, уважаемый Израиль Моисеевич!

- Зови меня просто Изя!

Грачёв расплылся в улыбке.

- Как тебе здешние завтраки? По-моему, дрянь!

- Совершенно с вами согласен! Это прям край!

- Меня, дорогой товарищ Грачёв, только одно тут радует, что ты тут со мной!

Товарищ Сталин протянул руку, Грачёв в два прыжка оказался рядом и крепко пожал её. Рука вождя была крупной и тёплой, Грачёву вспомнилась пышная грудь Снежаны, но он отмахнулся от воспоминаний.

- Товарищ Сталин, то есть… Изя! А дай мне штурвал подержать! Я не первый раз в море!

- А ты удержишь?

- А чего бы не удержать! Силы есть!

- Эх, не разочаруй меня, товарищ Грачёв! Разочаровали меня уже многие – товарищ Молотов, товарищ Ворошилов, Ежов – собака! Деятели неопределённого типа! Финтили – финтили. Дофинтились, гады.

- У меня, Изя, такие же падлы окружают. Ты бы видел, как эти менеджеры по продажам финтят!

- Могу себе представить! Нам колеблющиеся друзья не нужны! И литераторы эти! Чешут языки в печати! Сделают из меня страшилку для детей!

- И не говори, Изя! А в соцсетях что? Каждый теперь слово имеет сказать!

- Эй, ты говори, да не заговаривайся! Кто это слово имеет?

- Да один мудак написал, что я на свой сайт чужие картинки ставлю. Иностранные.

- Иностранные?

- Да я на иностранное вообще не смотрю! Все тут, всё на Родине!

- Это верно! Ты, главное, товарищ, не сверни с верной дороги! И не пытайся усидеть на двух стульях, как некоторые у нас товарищи.

- Никогда и не пробовал! Зачем на двух стульях сидеть? Одного достаточно!

- А что скажешь, товарищ Грачёв, хороший я руководитель?

- Самый лучший, товарищ Изя!

- Вот за что люблю тебя, товарищ Грачёв – так это за правду. Ты не финти, как есть скажи, были в моём руководстве ошибки?

- Должен честно сказать – были!

- Выкладывай на чистоту!

- Не всех ты, Изя, писак расстрелял! Эти наглые гады и через века ещё будут о тебе гадости писать! Добрый ты слишком, Изя!

- Это верно, - протянул товарищ Сталин. – Старею, наверное. Сентиментальный стал. Тут недавно одного поэта расстреливали у моего окна – так я отвернулся, смотреть не хотел. Это всё война! Отняла у меня столько сил!

- Ура! Ура! Ура! – Громко крикнул Грачёв.

- Ты чему это радуешься?

- Победе!

- Так победы пока нет…

- Как так?

- Да вот так! Фашисты к Волге вышли!

- Ну… Это ненадолго! В 1944-м году победа уже! Или в 1945-м. Точно помню, что девятого мая салют!

- Складно говоришь, товарищ Грачёв. Не все товарищи верят в нашу победу.

Приблизилась официантка с подносом. Грачёв схватил корзиночку с салатом и отправил в рот. Пахло как-то не очень. И пить хотелось страшно. Во рту совсем пересохло.

- Мне бы воды глотнуть, Изя!

- Кто хотел глотнуть воды – уже на дне давно, - товарищ Сталин захихикал и показал в море. – Ты сначала штурвал подержи! Удержишь – дам тебе воды!

- Изя, я серьёзно, мы же друзья!

- Мы предпочитаем иметь меньше друзей, но стойких, товарищ Грачёв.

Неприятный запах усилился. Солнце пекло всё сильнее, товарищ Изя дружески ударил Грачёва по плечу и вокруг потемнело.

Глава седьмая, в которой Грачёв принимает участие в боевых действиях

- Живее давай, поворачивайся! Прислали доходяг трусливых!

«Как я попал сюда? Куда подевалась яхта?»,- думал Грачёв, ощупывая землю. Он лежал в какой-то глинистой яме, с неба сыпались мелкие камушки, что-то холодное неприятно утыкалось в бок.

- А воды у вас тут нет, что ли?

- Штрафная рота-это тебе не курорт! Если не сдохнешь – получишь пить.

Грачёв огляделся – вокруг всё было похоже на фильмы о войне. Он лежал в окопе, или как там это называется, вокруг валялись люди в военной форме, некоторые двигались, другие – нет. «Так, а где мой автомат?»- Грачёв пошарил вокруг себя. Вспомнились годы службы в армии. Да, Грачёв от службы не увиливал, не косил, как другие. Хороший человек в армии не пропадёт. Пока идиоты готовились в свои институты, Грачёв специальность получил- ну, машину научился водить. Да, не с первого раза сдал, но ведь сдал же! И в армии не простым солдатиком бегал, а личным водителем у командира ездил. Никаких тебе сапог, ремней, красивая рубашка, начищенные ботинки, фуражка… Говорили, это невозможно, нужны права категории С, а оказалось, ничего не нужно! Нужно только быть хорошим водителем! И служить Родине!

Грачёв был очень хорошим водителем. Права ему подарил на день рождения старший брат, а в армии за Грачёва замолвила словечко дочка командира, некрасивая девушка, которую Грачёв, преодолевая себя, сделал женщиной. Так он и стал личным водителем. Болтали, что дочка даже родила потом, Грачёв слыхал, что её отец даже искал его, чтобы убить, но Грачёв-то не так прост. Он к тому времени уже владел заправкой в Самаре и прекрасно зарабатывал, разбавляя бензин ацетоном. Этому трюку его научил отец, а отец у Грачёва, между прочим, известный химик! На кафедре в институте не последний человек!

От приятных воспоминаний Грачёва оторвал удар по голове.

- Ну ты, ушастый! Давай вперед!

- А где моя каска?

- Чего?

- Ну на голову, чтобы не прострелили!?

- Ты что, дальтоник? Хватит нести всякую хреновину! В бой!

Грачёв выбрался из окопа и решил убраться подальше от этого урода.

- Я иду уже, иду! В бой!

- Может тебе еще инструкция по пользованию автоматом нужна?

- Нене, всё отлично! Всё знаю, что где.

- Ложись, идиот!

Совсем близко что-то затарахтело, Грачёв бросился на четвереньки и пополз в сторону небольшой рощицы. В штанах стало тепло и мокро.

- Вернись, сволочь! – услышал Грачёв за спиной. Он схватился за берёзу, приподнялся и спрятался за деревом, прижавшись к нему всем телом.

«Теперь главное незаметно тикать. Если что, скажу немцы меня окружили, а я отбился». Вдруг с двух сторон от березы что-то просвистело и впилось в уши Грачёва. Он схватился за уши – их не было на месте.

-Ну ты и осёл! – услышал Грачёв и свет погас.

Глава восьмая, в которой Грачёв попадает в госпиталь

- Солдатик? – приятный женский голос раздался совсем близко, - ты слышать можешь?

- Могу, конечно, красавица! – Грачёв открыл глаза и увидел симпатичную курносую девушку в белом халате.

- Ничего себе! Чудо природы! Без ушей – и слышит!

- Глупая ты баба, Ирина, слышат не ушами, а тем, что там внутри! Сами уши только усиливают звук! Слышат внутреннее ухо и средне, а наружные уши – больше для красоты.

- Он и так красив, без всяких наружных ушей! – девушка зарделась и разулыбалась.

Грачёв тоже улыбнулся и ощупал уши. Их всё ещё не было.

- Ну, боец, раз ты всё слышишь, сегодня отлежишься – завтра на передовую!

- Иван Иваныч, куда ж ему с такими ранами на передовую?

- Это что, обратно меня? – Грачёв растерялся. Он ещё не успел свыкнуться с отсутствием ушей.

- Конечно! Что, безухий, думал тебя домой отправят?

- Иван Иваныч, за что вы с ним так? Товарищ и так уши потерял!

- А ты его, Иринка, не жалей! Это такой особенный товарищ, нам с тобой не товарищ… Из штрафной роты. Его туда за дезертирство сослали, он и уши, небось, специально под пули подставил. А товарищ Сталин знаешь что, говорил? Ни шагу назад!

- Поговорите тут у меня! – Грачёв рассердился.- Лучше передайте товарищу Сталину, что я здесь!

По палате раздались отдельные смешки.

- Мы с товарищем Сталиным – большие друзья!

Вокруг обидно заржали. «Ничего, узнают они у меня. Враги народа. Недолго им осталось», - думал Грачёв.

- Иван Иваныч, да он бредит! Нельзя ему на фронт!

- Ты, Иришка, жизни не знаешь! Он и психом прикинется, лишь бы под пули не лезть!

- Сам ты псих! Ещё врачом переоделся! Где у вас тут начальство? – негодовал Грачёв.

- А я начальство и есть.

- Да что же это такое!

Грачёв вскочил и в отчаянии выбежал из палаты. Коридор госпиталя с обеих сторон был украшен портретами товарища Сталина.

- Я хочу убраться отсюда! Верните меня на яхту!

Грачёв схватил со стены портрет и начал ожесточённо бить себя им по голове.

Глава девятая, в которой Грачёв мог бы вручить товарищу Сталину награду

Грачёв очнулся именно там, где хотел оказаться. Он сидел в шезлонге перед сценой, девушки в купальниках разносили закуски. Грачёв узнал одну из официанток с яхты. «Уффф, ну наконец-то, наверное у меня на яхте случился солнечный удар и всё что было потом – просто привиделось». Грачёв взял стаканчик с салатом и опрокинул его в рот. Запить снова было нечем.

Со сцены доносилась лёгкая музыка. На сцену вышел молодой человек в драных джинсах и майке с иностранной надписью.

«Кажется я дома. Как жаль. Я так много не успел сказать товарищу Сталину», - подумал Грачёв.

- А теперь настало время объявить то, ради чего мы все здесь сегодня собрались!- объявил хипстер со сцены. – Яхтсменом года стал…

Раздалась барабанная дробь.

- Наш дорогой товарищ Сталин!

- Зал взорвался бурными аплодисментами. Изо всех сил захлопал Грачёв! Аплодисменты не смолкали до тех пор, пока на сцену не вышел сам товарищ Сталин и не поднял руку вверх, призывая всех заткнуться. В зале стало тихо.

- Я бы хотел, дорогие товарищи, поблагодарить вас за оказанное мне доверие! Попрошу выйти на сцену моего друга и соратника по партии, Юрия Грачёва. Именно он должен вручить мне эту высокую награду.

Грачёв взлетел на сцену как птица, уверенным шагом он подошёл к товарищу Сталину и улыбнулся во весь рот.

- Дорогой Изя! Как я рад, что я снова здесь! Ты заслужил! Ты – яхтсмен года!

Товарищ Сталин оглядел Грачёва и нахмурился.

- Товарищ Грачёв, что-то я не пойму… А где это твои уши? И почему ты грязный такой?

- Ох, Изя! Если бы ты только знал! Я на фронте был! Попал в плен! Бежал! Десять немцев уложил по дороге! Но уши потерял.

Товарищ Сталин сузил глаза и покачал головой.

- Разочаровал ты меня, товарищ Грачёв! Горько разочаровал! Ты что, не знаешь, что советский боец дерётся с врагом до последней возможности? Что же ты, Грачёв, сдался фашистам? А знаешь ли ты, что в нашей армии нет военнопленных! Русский солдат бьётся до смерти!

- Так я и не был в плену! Это я всё перепутал. У меня же уши отбило, я слегка того теперь… Ну это… С кукушечкой.

- Знаем мы эту кукушечку, накуковала нам… Финтишь, Грачёв, ой финтишь!

- Прикажете расстрелять? – с готовностью обратился к товарищу Сталину хипстер-ведущий.

- Что ж тут поделаешь? Ты где служил-то, Грачёв?

- В пехоте!

- Аааа пехота. Царица полей. Вероломен ты, Грачёв.

- Ну Изя! Не руби с плеча! Ты не разобрался толком!

- Я разобрался, это ты не разобрался. Ты мне друг, но истина дороже. Это я сам придумал. Ты коварен и хитер, Грачёв. Уведите его с глаз моих!

- Изя!

- Я тебе больше не Изя! И не товарищ!

Откуда ни возьмись на сцене образовались вооружённые люди и потащили Грачёва куда-то вниз, вниз, вниз, пока совсем не пропал свет и не стало темно, очень темно и очень страшно.

Глава десятая, в которой товарищ Грачёв изменяет Родине

Не открывая глаз, Грачёв услышал этот звук – перекатывающаяся от волн крупная галька. Камни стучат один о другой. Он почувствовал на кончиках пальцев ног плескание прохладной воды и приоткрыл глаза – в лицо било солнце, всё тело покалывало мелкими иголочками. «Сгорел на солнце! Вот в чём дело! Я уже на Бали, я давно здесь! Я просто сгорел, отключился от солнца! Отсюда все эти странные видения. Ладно, меня не расстреляют, уже хорошо. Почему меня никто не разбудил?» Грачёв с трудом сел и огляделся. На Бали было непохоже, хотя он толком не знал, как там, на Бали, но догадывался, что там должно быть экзотично. Он оказался на пустом галечном пляже, но никакой экзотики не наблюдалось. Обычные крупные валуны, такие могли быть и на южном берегу Крыма, и в Италии, и на Азовском море. По полному отсутствию тени Грачёв догадался, что сейчас середина дня. «Надо выбираться», - подумал он, встал и побрёл по камням вправо, вглядываясь вдаль. Идти было неприятно, никакой обуви на Грачёве не было, из одежды – только трусы. Он попробовал окунуться, на у входа в море - камни совсем острые, а небольшие волны сбивали с ног. Оставалось только помочить плечи и двигаться дальше. Дальше от берега камни крупнее и идти по ним было бы проще, если бы солнце так сильно их не нагрело. Грачёв шёл вперёд, обливаясь потом, иногда от усталости он падал на колени и обмывался солёной водой. Нестерпимо хотелось пить. Наконец, крупные камни начали отбрасывать небольшую тень, Грачёв выбрал камень побольше и свалился в тень, съёжившись так, чтобы целиком уместиться в ней. Он прикрыл глаза – в ресницах плясали какие-то тёмные точки. Вдруг из этих точек стал складываться профиль, знакомый профиль… Дорогой ему профиль. Грачёву захотелось прикоснуться к товарищу Сталину, поцеловать его, никогда еще Грачёв не испытывал такого сильного желания. Сильное напряжение не давало уснуть. Желание смешалось с голодом, с жаждой и перегревом. Грачёв стал нежно трогать единственного человека, который был рядом – самого себя. В тот момент, когда Грачёв практически достиг блаженства, на него обрушилась ледяная вода.

-Дезертир!

- Попался, который кусался!

Грачёв вскочил – со всех сторон его окружали вооружённые до зубов люди в защитного цвета одежде.

- Вы кто такие? – возмущённо вскричал Грачёв.

Вокруг покатывались со смеху и отпускали пошлые шуточки.

- Дайте воды! – Жалобно попросил Грачёв.

- Воды тебе дадут в другом месте, - отсмеявшись ответил самый крупный, бородатый мужик и обидно пнул Грачёва сапогом в мягкое место.

Глава последняя, в которой Юрий Грачёв сочиняет стихи

Сегодня я не спал

Я думал на рассвете

Как мой народ страдал

Как я страдал на свете

Как дед мой - он герой

Ходил туда-сюда

Как жертвовал собой

Такая ерунда

Герои ведь они

Всегда немногословны

И я сам как они

Прошёл большие войны

Ведь я немногословен

Я взглядом передам

Тяжёлость и суровость

И как я там страдал

Грачёв зачеркнул «страдал» и написал сверху «стрелял». «Вот так вообще идеально. Никогда не думал, что могу быть поэтом, а зря. У меня круто получается. Особенно серьёзное, про страдания. Только вот это «ерунда» -как-то легковесно. Надо заменить. Ерунда – караганда- судьба! Судьба – идеально!

Последний провал в темноту завершился для Грачёва неплохо. Он очнулся на какой-то большой стройке. Работы как раз заканчивались и его, вместе с несколькими десятками полуодетых мужиков, собрали в табун и погнали в хилые с виду домики. Единственная свободная койка, куда и проводили Грачёва, стояла у самого окна. По дороге удалось хлебнуть из лужи воды, и теперь он был совершенно счастлив. Ушла сухость во рту и в горле, самого вкуса Грачёв не почувствовал. Вода – как вода. Теперь он сидел на деревянной койке и писал стихи палочкой на почерневшей стене. «Кажется, я стал литератором. Главное не финтить. И всё будет отлично!»

Эпилог.

Бизнесмен Юрий Грачев пропал вечером, двадцать девятого декабря две тысячи четырнадцатого года. Его никто не искал, кроме бухгалтера и налоговой службы.

Cнежана полетела на Бали одна, в самолете она познакомилась со своим будущим мужем.

-1
265
21:59
+2
Я, прочитав, некоторое время думал, что бы помогло данному рассказу достигнуть искромётности и напряженности уровня «Двенадцати стульев».
Потом понял. Для этого надо, чтобы к автору прямо перед выкладкой пришёл добрый волшебник с пистолетом Макарова, приставил дуло к виску и сказал: «а теперь возьми клавиатуру и сократи этот текст ровно в два раза!» smile
Загрузка...
Светлана Ледовская №1