Ирис Ленская №1

Проект Доротея

Проект Доротея
Работа №169

Я частенько слышала, как многие жалуются на перелёты, мол нужно приезжать за 3 часа до вылета, скучно торчать в зале ожидания, в самолёте подают невкусную еду и т.д. Но, я сегодня полечу впервые и для меня это как праздник какой-то. И лечу я не абы куда, а в Швейцарию, в город с красивым названием Лозанна. С утра мне не терпелось, и я приехала в аэропорт за 4 с половиной часа до вылета, чтобы «торчать» в зале ожидания и понять какого это. Скучно не было. Я гуляла, пересчитала все рейсы на табло, повалялась на сиденьях, я не считаю себя слишком взрослой в свои 30 лет. Моё детство ещё при мне. И вот, наконец, пора. Я спешу, но выясняется, что мне нужно пройти регистрацию. Ничего! Иногда я бываю невнимательной. Сдаю багаж. Так, получила посадочный талон. Боже, как всё интересно! Контроль, досмотр, металлическая пипикалка. А дальше всё завертелось, помню только коридор гармошкой и вот, я уже сижу в самолёте. По проходу двигаются люди, что-то говорят, раскладывают вещи. А у меня коленки трясутся, и идиотская улыбка гуляет по лицу.

-Первый раз летите? – спросил кто-то рядом. Я повернула голову. В соседнем кресле сидела девушка, наверное, моего возраста, и держала в руках книгу.

-Я? – Вот балда, ругнулась я в голове. Эта девушка обращалась именно ко мне.

-Тут главное – правильно отвлечься. – Она смотрела на меня, как на маленького ребёнка и меня это если честно немного разозлило.

-Я справлюсь. – Сказала я, достала наушники и включила на всю громкость рок сборник. Это должно помочь.

Ох, как же я заблуждалась! Когда самолёт поехал, я чуть дубу не дала, а при взлёте мои глаза полезли на лоб, а пальцы начали рвать подлокотники кресла. Откуда-то появилась стюардесса и подала мне бокал гранатового сока, который я выпила одним залпом. И лишь спустя несколько секунд поняла, что это было вино. В животе стало теплее, в голове зашумело. Или это моя соседка, что-то мне объясняла. Итог- я слегка раслабилась.

Как мне казалось, я прикрыла глаза минуты на две максимум, а походу проспала все 10 часов полёта, так как открыв глаза я никого в самолёте не обнаружила. За стёклами иллюминаторов было темно, а откуда-то сзади доносился тихий плач. Я встала и пошла на звук. На последнем сиденье, которое ближе к выходу сидела моя соседка и вытирала полотенцем слёзы.

-Привет! А где все? – Спросила я. Она медленно подняла на меня красные глаза и снова заревела.

-Ты… ты… так долго не приходила в себя… я думала, ты умерлаааааааа.

- В смысле умерла?

-Ты там два дня пролежала, аааааа.

Я присела с ней рядом, в голове был кавардак. Но два дня дрыхнуть это было чересчур даже для меня.

-Так, давай-ка мы пойдём умоемся, и ты мне всё по порядку расскажешь. - Через 10 минут мы снова сели в кресла, но девушка молчала.

-Давай, начни с того места, где мне подали вино.

-Ну, стюардесса протянула бокал, вы выпили…

-Стоп, стоп, стоп. - перебила её я – давай-ка сразу перейдём на Ты, а то потом совсем неловко будет.

-Хорошо. – она промокнула глаза всё тем же полотенцем. – Ты выпила и кажется сразу уснула, а потом начал моргать свет и что-то страшно так зашуршало.

- Зашуршало? Как фантик от конфеты? – спросила я.

- Как тысячи конфет. Потом свет совсем погас, и мы несколько минут были в полном мраке, но никто ничего не делал и даже не разговаривал. Мне было так страшно. А потом свет появился, но в самолёте уже никого не было.

-Звучит, как полный бред! – я машинально начала кусать нижнюю губу. Вредная привычка. – ты людей искала?

-А чем по-твоему я тут занималась все эти два дня! – воскликнула она с обидой.

-И в кабине пилотов? – не унимался мой внутренний Шерлок Холмс.

-Там заперто. И дверь, ведущая наружу, тоже закрыта. – предупреждая мой вопрос ответила она.

Я встала и пошла по проходу. Что за чертовщина? Это всё не поддаётся никакой логике. Да где же оно? Я покопалась в тележке борт проводницы. Ага! Винишко! Я открыла бутылку и глотнула прямо с горла.

-Слушай, а как тебя зовут?

-Иванна.

-На хлебни, Ваня! – и я протянула ей бутылку. – а когда солнце встаёт, что за окошком?

Девушка сделала большой глоток и вытерла губы любимым полотенцем.

-Там всё время темно. Все два дня.

-Да ладно?! А может нас в ангаре забыли?

-Мы только взлетели, помнишь, и не могли так быстро сесть. И как можно забыть пассажиров в самолёте?

Да, тут я чушь сморозила, но должно же быть какое-то объяснение!

-О, кстати, я Катя. - и я пожала ей руку, чего раньше вообще никогда не делала. – От куда ты, Ванночка?

- С Украины.

-А я с Узбекистана. Почти соседи!

-Это где? – с сомнением спросила Иванна

-А не заморачивайся, главное на одном шарике живём и ладушки.

-Кать, а тебе не страшно?

-Страшно лететь на самолёте, а вот попадать в дурацкие и непонятные ситуации я уже привыкла. По моей жизни можно сериал снимать. Думаю, «Санта Барбару» переплюну.

Я глотнула ещё вина и пошла осматривать самолёт. Теперь он не казался таким страшным, огромное крылатое чудовище мирно спало, ну или сдохло в конце концов. Дойдя до уголка где сидят стюардессы при взлёте и посадке, я заметила странную коробку жёлтого цвета, размером со старый советский телевизор. Чёрный ящик? Надпись на нём гласила «при необходимости вскрыть». Походу наша тема! Я хотела взять коробку, но она оказалась неподъёмной. Мда… Пришлось идти за подругой.

- Вань! Ванюша! Я там какой-то странный ящик нашла!

-Тс! – И Иванна приложила палец к губам. – Я что-то слышу.

Я остановилась и тоже прислушалась. Что-то где-то скреблось. Надеюсь это не мои кошки. Я взяла Иванну под локоть.

-Я не пойду туда. – прошептала она. – А вдруг это пришельцы!

Я покрутила пальцем у виска и потащила девушку дальше. В конце салона с боку располагались две узкие дверки. Звук доносился из дальней.

- Это что?

- Туалет. Я забыла там проверить.

-Ваня, ты чего два дня не ходила в туалет?

-Мне от страха не хотелось.

Снова заскреблось. Пришлось вернуться назад и поискать предмет способный помочь нам хоть как-то защититься от гостя из туалетной кабинки. В своём рюкзаке нашла супербоевое оружие- сэлфи палка! А я всё думала зачем мне её мама подарила. У дверцы я поняла, насколько это была дурная затея, но меня уже было не остановить. Пнув дверь ногой, скорее от страха, а не для устрашения, я дёрнула ручку и замахнулась. С хрипом и стоном на меня рухнула, та самая стюардесса, подававшая мне вино. Я не удержалась на ногах, стукнулась спиной о стенку и сползла вместе с бортпроводницей. Самой удивительное- это скорость, с которой Иванна исчезла из поля зрения.

-Ваня, блин! Давай сюда и вина неси.

Медленно, но всё же Иванна пришла. Я тем временем аккуратно уложила стюардессу на пол, та была без сознания.

-Кать, меня зовут Иванна.

-Угу. Ребёнку вместо имени сразу дали отчество. Давай своё любимое полотенце, смочи его и положи ей на лоб.

-Ты знаешь, как оказывать первую помощь?

-Неа, в кино видела. А я пока посмотрю, что в ящике имеется.

Крышка жёлтого короба была откидная и защёлкивалась на два замочка, как на чемоданах (забыла, как они называются). Я ими щёлкнула, и крышка открылась автоматически, издавая звук «пффф». Перед моими глазами лежала папка, печатные буквы которой гласили: Инструкция для выживших». Сначала я рассмеялась, потом минут 20 материлась. Значит, то что с нами произошло было подстроено? Мысль о реалити шоу почему-то не хотела приживаться в моей голове. Выжившие. Значит ли это, что есть и не выжившие? Во рту почувствовался солоноватый привкус. Чёрт, губу сильно куснула. Под папкой находился какой-то странный механизм, но он не подавал никаких признаков «жизни». Я села прямо на пол и открыла инструкцию.

«Поздравляем! Если вы читаете данное руководство, значит вы прошли первый этап.

  • 1.Ни в коем случае не пытайтесь покинуть самолёт.
  • 2.Под папкой с инструкцией находится аппарат, его необходимо подключить к питанию самолёта и активировать. (зелёная кнопка сбоку).
  • 3.Пищевых запасов должно хватить на 2 месяца, из расчёта, если вдруг выжили двое.
  • 4.Самолёт будет самостоятельно поддерживать жизнеобеспечение так же в течении 2-х месяцев.

Второй этап: очень важная часть вашей миссии. Вам нужно будет каждый день ровно в 17:00 переключать тумблер на аппарате по часовой стрелке на одну шкалу.»

Далее были приложены чертежи «данного аппарата» и список по его правильной эксплуатации. И на последнем листке маленькими буковками написано: при несоблюдении одного из выше перечисленных правил программа будет отключена автоматически, что приведёт к разгерметизации самолёта.

-Ой жешь! – у меня перед глазами замелькали синие пятна. Наверное, сахар упал. Или же, над нами просто ставят страшные и жестокие опыты. Я закрыла папку. На задней части обложки были словно вдавлены два слова «проект Доротея». Так, где там была моя бутылка?

Я выпила пол бутылки и лежала прямо посредине прохода, в наушниках «король и шут» ели мясо. Я ждала. Ждала, что может быть, проблема рассосётся сама собой? Или прилетит супергерой и вытащит нас всех из этого ужаса? Или же… вариантов было море. Выхода- ни одного.

Через какое-то время я почувствовала, что надо мной кто-то стоит. Я открыла глаза.

-Катюш, - проблеяла Иванна – кажется она приходит в себя.

-…..- ругнулась я, но встала.

Стюардесса всё так же лежала на полу, но уже с открытыми глазами. Губы слегка шевелились, но голоса слышно не было. Посадив её, я вернулась к тележке, налила в бокал остатки вина и протянула девушке. Вот ведь ирония! То она меня поит, то я её. Похлопав по плечу в форме, я протянула Иванне инструкцию и снова улеглась в проходе терроризируя барабанные перепонки тяжёлой музыкой.
Через закрытые глаза я почувствовала, что свет погас. Вскрикнула Иванна и что-то тяжело упало. Ну вот как тут не материться?! Опять раздался грохот и ко мне что-то поползло.

-Кать?

-Чего?

-Опять свет погас. Третий раз за этот день.

-Ясно. – сказала я. Хотелось остаться лежать и тихо ждать своей… да нет, смерти ждать не хотелось. Пришлось вставать. – Я догадываюсь в чём дело. – И тут включился свет. В проходе на четвереньках стояла Иванна и щурилась. – Пошли. Надо подключить этот аппаратик.

Мы вернулись в тот самый уголок, где стояла коробка и вдвоём стали вытаскивать механизм. Тяжёлый гад! На лице Иванны не было всех тех чувств, что терзали меня по поводу всей нашей истории. Она словно с подружками приехала на пикник и весело разбирала корзинку со вкусностями. Пока я крутилась, ища провод с вилкой, Иванна принесла инструкцию.

-Ну что, нельзя было сделать инструкцию попроще? Я не понимаю! – я с психу бросила папку в стену.

-Постой! – Иванна полистала, покрутила рисунки и нажала на аппарате какую-то кнопочку. С боку вылез шнур с юсби входом. Как ни странно, куда его воткнуть мы нашли быстрее. На аппарате загорелся маленький дисплей и показал время: 16:32, и красный восклицательный знак.

-Ой, да знаем мы! – фыркнула я.

-Что здесь происходит? – раздался голос у нас за спинами.

-О, спящая красавица очнулась!

-Кать, ты тоже долго спала.

Я зло посмотрела на Иванну.

-Отходить от сюда пока не будем, скоро нужно будет крутить рубильник, поэтому-присаживайтесь. - И я жестом гостеприимной хозяйки пригласила стюардессу в кресло.

-Как тебя зовут? – спросила сразу я.

-Лариса.

-Отлично, Лариса, я Катя, а это Иванна. А теперь о насущном. Мы застряли в самолёте, который походу никуда не летит, а застрял где-то, где, мы не знаем. Все пассажиры кроме нас пропали, но кто-то оставил нам чёткие инструкции, что делать. Одно плохо: нас должно быть максимум двое, кислорода и еды надолго нам не хватит. И каждый вечер от нас требуется крутить эту ручку, а иначе тоже будет плохо. Короче, плохо с любой стороны.

-Пока ты не сказала об этом вслух, я и не думала, что всё так Плохо. – призналась Иванна.

-Ты что, общей картины совсем не видишь? Нам живыми отсюда не выбраться!

Иванна разрыдалась и ушла, наверное, искать своё полотенце. Лариса всё это время сидела тихо и внимательно разглядывала аппарат. На дисплее загорелись цифры 17:00, и стюардесса крутанула рубильник на одну шкалу вправо. Потом встала и пошла к кабине пилотов. Ох, не нравится мне эта девушка! Когда я её догнала, она уже открыла дверь в кабину. Мне лишь оставалось присвистнуть, но я молча зашла за ней. За стеклом была всё та же непроглядная тьма. Ни один из приборов на панели не светился. Было тихо.

-Ну что, Ларис, поговорим?

-Да. – Сказала она и замолчала, глядя в черноту. И только спустя минут пять она продолжила.

-В самолёте остаться должна была только я. Каким-то образом, возможно мы соприкасались в момент скачка, и я зацепила вас с собой. Мне очень жаль. – Она опять задумалась, на этот раз минут на 20. – Начну с начала. 10 лет назад американские учёные обнаружили в небе на определённой высоте, что-то вроде невидимой червоточины. Мини чёрная дыра, только не в космосе, а тут на земле, совсем рядом. Они отправляли туда зонды и всяческих роботов, но данные не приходили обратно. Получалось, что обратную связь нужно установить вручную. И сделать это должен человек.

И тут до меня дошло!

-Значит, что бы отправить сюда одного человека вы убили сотню невинных людей? Из за какой-то грёбаной червоточины? Вы совсем все там больные? Села бы одна в маленький самолётик и прыгнула в эту дыру. Зачем тащить за собой кучу народу? – Моему гневу нужно было выплеснуться ещё несколько часов назад. И вот оно! Я вскочила и со всей силы ударила стюардессу по лицу. Мешало кресло и штурвал, но я мёртвой хваткой вцепилась ей в волосы и стала бить её головой о приборы. Внезапно меня сзади обхватили и стали оттаскивать. Я брыкалась, махала руками и ногами, но Иванна всё же меня оттащила и облила водой. На миг я опешила и потеряла связь с реальностью. А потом всё стало тёмным и мягким и мне совсем не хотелось противиться объятьям тьмы. Я потеряла сознание.

Когда я очнулась рядом никого не было. Может оно и к лучшему, меня сейчас все здорово бесили. Я встала и прошла к туалету, умылась. Голова болела, мысли путались. Я вспомнила о Швейцарии, которая осталась там без меня, о горах и чистом воздухе. На глаза навернулись слёзы. А ведь родные даже не узнают, что со мной произошло. Наверняка, в сводке новостей уже объявили о разбившемся самолёте, и что тела пропали или сгорели и люди будут хоронить пустые гробы. А тут получается, что даже мы не знаем куда делись остальные пассажиры. Возможно, что нам троим ещё повезло?

В животе заурчало, или скорее заскулило, как маленький щеночек в зимнюю ночь под снегом. Всё в той же тележке я нашла бутерброды и жуя на ходу направилась в кабину пилота, судя по голосам девочки были там. Я зашла.

-Бутеры кто будет? – Иванна улыбнулась и взяла один. Лариса даже не обернулась, но я чувствовала, как её распухшее лицо косится в мою сторону. – Есть планы на будущее?

-Моя роль заключается лишь в том, чтобы посылать сигнал.

-Так вот, что это за аппаратик! – протянула я и сжала кулаки. Не сейчас, Катя, не сейчас. Я посмотрела на Иванну.

-Раз уж так всё вышло, нам ничего не остаётся, как смириться. – тихим голосом ответила она.

-Ясно!

Я вышла и направилась к выходу. Я сломаю эту чёртову дверь и что бы меня там не ждало уж всё лучше, чем эти две больные. Но мне пришлось остановиться. Я понятия не имею как открывать дверь. Вроде есть ручка. Подёргала, не идёт. По стрелке ясно, что нужно её повернуть. Заклинило. Так, где моя селфи палка? После трёх ударов прибежали мои ненормальные компаньёнши.

-Стой! – крикнула Лариса. – Это нарушение правил, а значит будет разгерметизация!

-И?

-Мы все погибнем!

-А если нет? Неужели вы совсем не хотите жить? А вдруг там снаружи есть мир?

-Там темно. Всегда. – вставила Иванна.

-Вань, ты то хоть не тупи.

-Отойди от двери! – прошипела Лариса. Да, двое против одного, хоть и с палкой. Я отступила и направилась в кабину пилота. – Я хочу побыть одна!

Я сидела и пыталась придумать хоть что-то, но голова была как пустой чугунные котелок. Должно же быть что-то или где-то? Я не отрывала глаз от темноты за толстым стеклом. Внезапно, мне показалось, что там мелькнула фигура, чёрная и высокая. Волоски на руках встали дыбом, грудь сдавило и стало трудно дышать. Неужели паническая атака? Нужно расслабится и дышать ровнее. Так, вдох, задержка, выдох. Фух, кажется отпускает. Но! Что там было. Я почти прилипла к стеклу. Ничего! Мне мешает свет кабины. Я пулей вылетела в салон.

-Лариса, мне нужна твоя помощь!

-Серьёзно? – на её побитом лице читалось презрение, ну или это была ненависть. Лицо слишком опухло и мешало мне понять, что оно выражает.

-Как можно выключить свет в пилотской?

-Зачем тебе?

-Если честно, сама ещё не разобралась. Но это же не нарушает Ваши правила?!

Мы все втроём вернулись, и Лариса погасила свет.

-И? – я приблизилась, девочки остались стоять у двери.

-Твою мать! – только и воскликнула я. Тьма за стеклом казалось была живой. Всё шевелилось, двигалось, ползало и кружилось. Простыми смертными словами не описать. Животный страх сжал сердце, хотелось закричать и убежать. Вот только бежать было некуда. Иванна и Лариса приблизились.

-Что это? – спросила Иванна.

-Добро пожаловать в проект «Доротея» - с горечью ответила я.

Мы отключили свет по всему самолёту. Эта гадость окружала нас со всех сторон. А ведь ещё совсем недавно я хотела туда выйти.

Несколько часов мы просидели в непроглядной темноте, не говоря ни слова. Думалось, что если включить свет, то твари на нас нападут. Мне кажется даже Лариса понимала, насколько всё теперь Плохо. Вскоре мне надоело так сидеть, и я отправилась на поиски вина. Я не алкоголик, нет. Хотя теперь мне плевать, что обо мне подумают другие! Подсвечивая себе телефоном, я нашла три бокала и непочатую бутылку.

-Девочки, давайте начнём всё с начала. Меня зовут Катя, мне 30 лет, и я ещё ни черта не успела в этой жизни.

-Я, Иванна, мне 28, я электрик.

Я подавилась вином и закашляла.

-Кто ты?

-Электрик. Папа научил. Неплохие деньги, кстати.

-Я, Лариса, мне 28, я младший сотрудник…э… мне нельзя разглашать информацию.

-Ларик, ты конечно прости за личико, но мы уже ничего и никому не скажем. Могила! – пошутила я.

Лариса встала в темноте и направилась к аппарату.

-Пора посылать сигнал.

Мы остались с Иванной наедине.

-Кать, мы и правда умрём?

-А куда мы денемся? Если только… - я задумалась.

-Что? – спросила она и нащупав мою руку крепко сжала в своей.

-Я хочу выйти из самолёта.

-Но ты же видела, что там какая-то жуть. А вдруг она плотоядная или, снаружи нет кислорода, или мы всё ещё в воздухе?

-Вань, ты себя слышишь? Короче, я желаю испытать удачу. – походу за меня начало говорить вино. Я вдруг почувствовала себя сильнее и увереннее. Хотелось встать, открыть пинком дверь и навалять всем монстрам снаружи. А ещё захотелось спать, сладко так. Я положила голову на плечо Иванны и прикрыла глаза. Где-то внутри своего сознания я снова подняла в воздух самолёт и вернула его на нашу планету, причём со всеми пропавшими пассажирами. И меня встречали, как героя и написали об этом в газетах. Ах, как всё это сладко!

-Кать, Катяяя- я почувствовала, как меня трясут за плечо. Я пыталась отмахнуться, но тряска продолжалась. Я открыла глаза и зажмурилась.

-Кто включил свет?

-Я! Кать, мне надо срочно тебе кое- что рассказать.

-Валяй! – Я уселась и потёрла ладонями глаза.

-Знаешь, я очень люблю читать книги, много книг. И просто не всегда запоминаю их. А походу надо бы…

-Вань, давай к сути!

-Короче, всё что с нами произошло, такое уже было у Кинга. Лангольеры! – И она с широко открытыми глазами уставилась на меня. – Я тебе сейчас вкратце расскажу в чём суть.

-Не надо. Читали. Знаем. – Эта новость меня напрягла. История действительно похожа, но то книга, выдуманная история. А тут жизнь, всё в взаправду. Я бы быстрее поверила в то что мы погибли и застряли между мирами. Более правдоподобно.

-А ты говорила об этом Ларисе? – спросила я, вставая и делая разминку. Тело затекло от нескольких часов в неудобной позе.

-Да. Она сказала, что это вполне возможно.

Я лишь молча покачала головой. И тут меня переклинивает. За долю секунды я полностью осознала всю нашу ситуацию. Оценила все возможности и не раздумывая бросилась к выходу. Откуда только силы взялись, дёрнула ручку, и она начала поддаваться. Лариса бежала и кричала что-то на бегу, но я её почти не слышала. Резко открыв дверь, я замерла на «пороге».

За пределами самолёта извивалась чёрная густая масса. Почувствовав свет, шедший из салона, она начала издавать жуткий звук похожий на крики ада. Словно кричали одновременно и люди, и животные, прибавив к этому лязг металла и треск рвущейся ткани. Уши заложило и из глаз потекла кровь вместо слёз. Я обхватила голову руками, но от звука не спрячешься. Лариса схватившись за край проёма пыталась дотянуться до двери. Это было сложно, ведь дверь открывается наружу. Я стояла и смотрела, как темнота начала тянуться к стюардессе, но та, словно застыла от ужаса. Иванна кинулась помогать Ларисе и потянула дверь. И вдруг, время стало замедляться. Я вижу, как Иванна кричит и медленно тянет ручку, а Лариса падает на чёрные сгустки тьмы, протянувшиеся как щупальца осьминога и начинает таять, словно она была из снега. И всё это происходит так медленно и противно. Кожа Ларисы пузырится и стекает на пол оставляя розово-красные пятна. Она уже не кричит. В нос ударяет жуткий кисло-сладкий запах. Дверь самолёта закрывается и Иванна сползает по ней на пол глядя обезумевшими глазами на то, что недавно было стюардессой. А я всё стою и сжимаю голову руками. Потом поняв, что крик монстра затих, иду и сажусь в своё кресло, надеваю наушники и закрываю глаза.

Я понимаю, что по моей вине погиб человек, что мы чуть все не погибли, но господи, как я устала. Раньше мне казалось, что моя жизнь полна тоски и непонимания, я бежала от простых человеческих чувств. И что в итоге? Мне больше не куда и не от чего бежать. Я получила, то чего хотела.

Наверное, я проспала несколько часов, так как Иванна уже не была заплаканной, а только грустно смотрела в чёрный иллюминатор. Я пыталась с ней заговорить, но она лишь отворачивалась от меня. А потом и вовсе закрылась в кабине пилота. Я пошла проверить наш передатчик, чтобы не пропустить время, но он был выключен. Табло не горело. Я проверила провод, вроде всё подключено, решила заглянуть в инструкцию.

…1. Ни в коем случае не пытайтесь покинуть самолёт… при несоблюдении одного из выше перечисленных правил программа будет отключена автоматически, что приведёт к разгерметизации самолёта…

Что я натворила? Если бы не дверь, мы бы жили ещё месяца полтора, а теперь? Сколько нам осталось? Как это будет? Мы просто задохнёмся или дверь сама откроется, и эта тварь нас переварит? И самый главный вопрос, который меня мучал, как сказать об этом Иванне? Лишь в последние часы, я поняла как она мне дорога. И что такое человеческая жизнь. Свет начал моргать.

-Кать, опять свет моргает. – появилась Иванна

-Знаю, скоро перестанет – я старалась сказать это как можно мягче, но она заподозрила фальшь.

-Что происходит? У меня немного кружится голова.

Я встала и приобняв девушку за плечи сказала:

-Пойдём на наши места, посидим, поболтаем.

Мы сели, и я стала рассказывать ей о жизни своей родины, об обычаях, о своей семье. Она уснула. Я заметила, что дышать становилось труднее, а перед глазами всё прыгало и меняло цвета с жёлтого на чёрный. И тут свет погас окончательно.

-Нет! – захрипела я – Я ещё не готова! Пожалуйста! Иванна, прости меня! – кричала я прижимая обмякшее тело. В мозгу начали вспыхивать цветные фейерверки, виски больно сдавило. Я уже не могла сделать вдох и только жалко хватала ртом пустоту.

-Прости, Иванна…

0
295
14:21
«Ларису Иванну хочу» ©.
А серьёзно — я улыбался. Трешачок, с нелогичной винишко-тян, необъяснимой историей и перлами. Чего стоят хотя бы «крики ада» laugh
Винишко раздают в самолётах всем подряд без спроса, да ещё на взлёте. О_о.
А дверь в кабину пилотов снаружи не открывается, и у борт-проводников ключей нет, так то.
Но черная дыра в атмосфере земли — это да, пгикольно. laugh
И ещё Кинга вспомнили все, включая рассказчицу. А, кстати, кто эту историю рассказал, если всех пожрали неописуемые монстры?
19:57
Благодаря финалу «умерли все вместе и мучительно» получилась история ради идеи. Только в чем она? В искажении времени-пространства в атмосферном слое? Или в извращенном способе его исследовать? Чем стюардесса отличается от остальных людей на борту не показано, а ведь по проекту только она должна была остаться в живых, да ещё и с гарантией.
По рассказу Иванны самолет только взлетел — так и попал. Да и лететь должен был всё время над Европой. То есть американцы десятилетие просаживали дорогущие аппараты в небе чужой страны, а это только спецслужбы заметили. Столько любителей понаблюдать за небом в наше время, а такое событие проворонили. Не в джунглях ведь дыра.
А благодаря шуткам-прибауткам главной героини и её общему отношению совсем не работает попытка в ужасы.
Загрузка...
Марго Генер