Анна Неделина

Диджитал-угли не нужно ворошить

Диджитал-угли не нужно ворошить
Работа №172

1995. Когда Артур понял, что прибор готов, каждая деталь на своём месте, каждый провод подведён куда надо, он запаниковал. Стаей крикливых ворон налетели мысли, пророчившие провал. Потные ладони норовили выронить прибор, нарочно причинить ему вред, чтобы потянуть время. Но он не передумал. Здесь его ничто не держало, а смерти в результате сбоя он не боялся. Самым страшным могло стать лишь то, что прибор вовсе не заработает и оставит его тут.

Профессор предупреждал, путешествие может оказаться опасным не только для физического, но и душевного здоровья. Первое он уже почти угробил, пока вновь по крупицам собрал прибор, второго лишился, наверное, ещё раньше. Идеальный путешественник во времени, потому что Артуру нечего терять.

На воротнике рубашки рубиновым огнём полыхала точка размером с головку английской булавки. Она перенесёт его на двадцать пять лет вперёд, стоит лишь дать команду второй части прибора в руке. Закрыв глаза и медленно выдохнув, Артур нажал на кнопку. В последнюю секунду он раскрыл веки. В окно с улицы заглядывала молодая девушка. Глаза её расширились, светлые волосы подхватил ветер, а лицо поплыло вниз, как будто было сделано из воска. Вслед за ней так же потекла комната. Артур смахнул с себя видение девушки и зажмурился, не в силах выдержать головокружения.

***

2020. Всё то время, что летел, он ждал приземления на жёсткий асфальт, в результате которого размозжит мозги и не узнает, как прошёл эксперимент всей его жизни. Окутавшая темнота изредка озарялась яркими вспышками, но глаза не были к ним готовы и не могли ничего рассмотреть. Сколько длилось падение, Артур сказать не мог, но предполагал, что гораздо меньше, чем двадцать пять лет.

Удара не было. Он резко ощутил под ногами почву. От неожиданности Артур присел на карточки, не смог удержать равновесия и упал назад, выставив руки, чтобы смягчить приземление. Он забыл, что сжимал прибор, напоминающий пульт от кондиционера, который не выдержал его веса и звучно хрустанул.

— Нет! — завопил Артур.

Серьёзных повреждений не было, раскололся только корпус. Но всё же, путешествовать с трещиной опасно, прибор снова нуждался хоть и в мелком, но ремонте. Три года прошло с прошлой поломки, Артур поседел и обзавёлся нервными тиками, а теперь придётся чинить заново. Он поднялся на ноги и от досады попытался пнуть проходившего мимо жирного голубя. Тот даже не повёл в его сторону своей подвижной головой и продолжил путь по собственным голубиным делам.

Бережно опустив прибор в карман пиджака, Артур ощупал красную точку на воротнике. Она казалась исправной. Только теперь путешественник смог осмотреться. Он сделал пару шагов вперёд, и его чуть не опрокинул мальчик лет семи, ехавший на чудаковатом одноколёсном девайсе. Колесо крутилось в жёсткой металлической раме, которая не касалась земли. Мальчик буквально парил. В 1995 такого Артур не видел.

Гравийные дорожки разбегались в разные стороны, плутая между низких молодых деревьев и густых кустов. Артур отправлялся в будущее из своей комнаты в общежитии. Профессор говорил, прибор работает только во времени, не в пространстве. Значит, общежитие снесли, а на его месте разбили парк с фонтанами. В твидовом пиджаке Артур взмок под палящим солнцем и выделялся на фоне по-летнему одетых людей. В том мае, из которого прибыл Артур, дул ветер и моросил дождь.

Люди казались прежними лишь на первый взгляд. Те же две руки и две ноги, но Артур не видел их глаз. Их взгляды приковывали плоские широкие приборы в руках. Не важно, шёл ли человек или сидел на лавочке, всё его внимание привлекал экран. Артуру стало любопытно, что же так завораживает людей будущего. Скоро ему всё объяснит он сам, будущий Артур.

Академгородок, из которого он отправился и в котором очутился, мог обзавестись парком, снести старые постройки и населиться новыми людьми, но библиотека должна стоять на своём месте. Выстроив в голове примерный путь, он направился в самый центр городка, в место, где хранятся сведения о прошлом, настоящем и даже будущем.

Побродив по гравийным дорожкам, он, наконец-то, нашёл широкие ворота парка, в которые навстречу ему шатающейся походкой входил давно не мытый и недавно выпивший мужчина, по виду которого можно было легко определить, что парк — его место жительства. Мужчина что-то нашёптывал себе под нос. Когда они сравнялись, Артур учуял невыносимое зловонье и невольно отшатнулся. Мужчина поднял на него глаза. Он был единственным в этом парке, кто не держал в руках плоский приборчик и смотрел под ноги. А теперь на Артура. Его лысую пыльную голову покрывали шрамы, на носу темнела заросшая коростой рана, а цвет затуманенных глаз было невозможно определить. Артур поспешил прочь из парка, почти переходя на бег. Не такие картины он себе рисовал, когда представлял будущее.

Многое в библиотеке поменялось. Теперь на входе не сидел грозный охранник, который проверял пропуска и студенческие. По пути Артур сочинил байку о том, что потерял все на свете документы, поэтому ему срочно надо в архив, но на входе его никто не задержал. Даже самого стола, который преграждал путь любому осмелившемуся нарушать покой заядлого сканвордиста, блюдущего порядок в здании, не очутилось. Двери широко разъезжались сами по себе перед посетителями и бесшумно закрывались за их спинами.

С компьютером пришлось повозиться, но Артур был не каким-то средненьким умом. В конце концов, он собрал прибор, который занёс его на четверть века в будущее, с поисковой системой он уж мог разобраться.

Охрана библиотеки, как оказалось, не перестала существовать, она переместилась непосредственно в залы. Прежде чем дать Артуру доступ, компьютер попросил его приложить к небольшой кнопочке на столе большой палец, а затем посмотреть чётко в глазок камеры на мониторе. Путешественник во времени ожидал, что сработает сигнализация, похлеще чем при ядерной атаке, и спецслужбы будущего затащат его в пыточную, оснащённую по последнему технологическому слову, и начнут выпытывать секрет его появления. Но он сдавал отпечатки пальцев и сетчатки, когда начинал работать с профессором, и надеялся, что тут его до сих пор помнят.

— Добрый день, Артур, — сказал механический голос.

От волнения у него похолодели пальцы и верхушки ушей, словно какой-то невидимый дух подул на него морозным дыханием.

— Чем я могу вам сегодня помочь?

Монитор ожил. На Артура смотрело вполне правдоподобное изображение девушки открытой улыбкой.

— Выключи звук, — приказал он первым делом.

Девушка кивнула головой, приложила к виртуальным губам виртуальный палец и замолкла. Под её изображением появилось пустое окошко.

Артур напечатал вопрос, ради которого пришёл: где он сейчас живёт. Компьютер на долго задумался. Артуру это не понравилось по двум причинам. Во-первых, он надеялся, что в будущем техника будет шустрее, чем в девяностых. А во-вторых, ожидал, что станет заметной фигурой, а значит, в долгих поисках его персона не нуждается. Но единственное, что показал ему монитор была первая полоса старой газеты, на которой незнакомая Артуру девушка держала в руках фотографию.

Увеличив оцифрованную газетную страницу, Артур увидел, что на фото изображён он и эта же девушка. Заголовок статьи гласил: «Помогите найти моего мужа». Дрожащими руками Артур навёл курсор на дату. Его искали через неделю после того, как он отправился на двадцать пять лет вперёд. Бегло прочитав заметку, Артур узнал, что отчаявшаяся жена, которую сейчас он видел первый раз в жизни, уже целых три дня не знала, где находится её муж и просит помощи у всех, кто способен её предоставить.

***

1992. Профессор низко склонился над бумагами, надписи и чертежи на которых мог разобрать только он. Хотя нет, теперь у него появился помощник, и он настолько быстро вник в суть, что профессор заподозрил подвох. Он пристально следил за Артуром на протяжении трёх месяцев, прежде чем доверить важную работу. И молодой человек проявил себя наилучшим образом.

Он не выделялся среди серой массы студентов внешне, но его незаурядный ум сразу же привлекал внимание. Артур задавал каверзные вопросы и не отставал от профессора, пока не получал хоть сколько-нибудь приемлемые ответы. Его допросы не заканчивались и после занятий. Он шёл за профессором и вёл спешные, полные эмоций беседы, в которых постоянно хотел спорить, мирная дискуссия его не интересовала.

Профессор не заметил, как Артур стал его ассистентом. Всё свободное время он проводил в кабинете наставника или возле него, дожидаясь профессора, чтобы продолжить выжимать до последней капли из него информацию. И когда профессор испытал трудность с особым проектом для особых заказчиков, он стал поглядывать на Артура с особым интересом. И не прогадал.

Благодаря молодому человеку прибор был почти готов. Оставались сущие мелочи. Артур придумал ту самую брошку, как называл её профессор, — небольшой приборчик, размером с бусину, который будет крепиться к одежде путешественника. Он поручал ассистенту самую муторную работу, которой требовала разработка прибора, а тот жадно хватался за любое задание, благодарный за то, что профессор посвятил его в таинство путешествия во времени. Без Артура профессор не довёл бы своё изобретение до ума. А с ним закончил раньше срока.

***

2020. Женщина, называвшая себя его женой, жила в академгородке. Компьютер выдал её адрес. Сердце, к разочарованию Артура, не отозвалось воспоминанием о ней. Никто из его знакомых, оставленных в далеком 1995, таким именем не обладал. Само же наличие жены казалось чем-то на грани фантастики.

Артур был нелюдим. Наука и мир вокруг казались ему куда интересней всех встречавшихся на его пути людей вместе взятых. А те, кто представлял интерес, типа Эйнштейна или Уэллса, ему не встречались по понятным причинам. Исключение составлял профессор.

Вспомнив профессора, Артур погрустнел. Последняя их встреча прошла чудовищно. А ведь не будь профессора, жизнь Артура сложилась бы иначе. Ему было всё равно, как выглядит Артур, сколько денег у него в кошельке и насколько странным он мог иногда становиться, уходя в свои мысли, словно впадая в транс. Ни один другой человек ни до, ни после профессора так высоко не ценил незаурядный ум Артура.

Девушкам эта сторона не интересна. Да и сами они со своими глупостями, вроде встреч в кино и походов в кафе, казались недостойными его времени. Так продолжалось с самого пубертатного периода вплоть до сегодняшнего дня в 1995 году. Мысль о жене, которая отчаянно искала его, интриговала больше, чем потрясение от того, что Артур пропал без вести. Перед тем, как покинуть библиотеку, он попросил компьютер проверить ещё раз, не было ли других новостей о нём. Судя по результату, его не нашли, ни живым, ни мёртвым.

Алиса жила недалеко от парка в небольшом двухэтажном домике, разделённом на две части. Её сторона дома была выкрашена в светло-зелёный цвет. По стене ползла нарисованная виноградная лаза. Артур не помнил таких ярких почти игрушечных домиков в 1995. Когда он опять пересекал парк, ему показалось, что лысый бездомный мужчина бродил где-то рядом, но не было ничего удивительного в том, чтобы наткнуться на бомжа в парке ни сейчас, ни в 1995.

Подумав минуту-другую, Артур решил поступить так, как делал всегда, когда боялся чего-то — быстро и не думая о последствиях. Профессора потрясала и восхищала эта черта Артура, которая совсем не коррелировалась с его обычной осторожностью, граничащей с трусостью. Но когда дело касалось науки, он бросался словно в омут с головой. С Алисой сделал так же.

Дверь открыла женщина лет пятидесяти, что удивило Артура. Мгновение спустя он сообразил, что Алиса сейчас как раз такого возраста. Он смог распознать в этой женщине девушку, которая трогательно сжимала их общее фото по цепким светлым глазам и чуть вздёрнутому носу. Она стояла, раскрыв рот, поражённая увиденным настолько, что попятилась назад.

— Этого не может быть, — прошептала она. — Ты?

— Я, — смущённо улыбнулся Артур.

Она узнала его. Алиса простояла в дверях ещё немного, Артур не торопил её, а затем расплылась в улыбке. Женщина так крепко сжала его в объятиях, что он понял, она очень долго его ждала.

Внутри домик оказался ещё более милым, чем снаружи. Небольшой камин в гостиной почти не отличался от тех, что Артур видел раньше. Но подойдя поближе, он разглядел, что огонь состоит из мелких пикселей. От него не шло тепло.

— Летний режим, для атмосферы, — пояснила Алиса.

Над камином на полке стояли крошечные статуэтки. Среди фарфоровых балерин и гусаров выделялись фигурки старинных фотоаппаратов и модель атома на подставке. Артур бродил по комнате, пока Алиса делала чай. Потом они молча сидели на диване, почти касаясь друг друга, но всё же чуть поодаль.

— Я ничего не помню, — признался Артур, не в силах больше терпеть тишину.

Алиса молчала.

— Вообще ничего. Тебя, этот дом, нашу свадьбу.

— Потому что свадьбы не было, — засмеялась Алиса, но поймала на себе серьёзный взгляд Артура. — Почему ты такой?

Она дотронулась до его молодой гладкой щеки. Артур молчал. Тогда Алиса вышла из гостиной, поднялась на второй этаж и вернулась с обувной коробкой.

— Держи, — она торжественно вручила ему коробку. — Я кое-что сохранила. На случай, если ты объявишься на моём пороге.

Артур снял крышку. Сверху лежала та самая фотография, которую он видел в газете. Под ней было ещё несколько, на которых молодой он и молодая Алиса стояли рядом, на одной из них даже в обнимку. Под фотографиями он обнаружил старую затёртую до дыр тетрадь, которую использовал будучи студентом для всех занятий сразу. Свой почерк он узнал. Старый полосатый шарф из тонкой шерсти сохранил слабые отголоски его запаха. Он посмотрел на Алису и снова не почувствовал ничего, никакого трепета или нежности. Она ответила ему терпеливой улыбкой, которая показалась знакомой.

***

1995. Артура беспокоило состояние, в которое он впадал. До цели оставался последний шаг, но он начал сдавать. Когда видна финишная прямая, бегун-победитель собирает волю в кулак и мобилизует оставшиеся ресурсы ради последнего рывка. Себе Артур олимпийца не напоминал. Он быстро уставал, глаза слезились от напряжения, а измотанный мозг подменял реальность паранойей.

Он везде видел одну и ту же чёрную тонированную машину. Когда выходил из магазина, когда выглядывал украдкой в окно, когда шёл по тротуару, она спутником кружила по его орбите. А затем исчезала. Несколько раз, когда казалось, что машина едет за ним, он резко оборачивался, желая застать её врасплох, но ничего не обнаруживал.

***

2020. Алиса оставила его наедине с коробкой. Она вернулась через час в гостиную и застала Артура сидящим на полу. Он разложил вокруг себя вещи из коробки, возведя между собой и миром стену. В руках Алиса держала огромную тарелку с горкой из пирожков.

— С картошкой, твои любимые, — она поставила тарелку на пол возле Артура.

Он протянул руку, но отдёрнул её, как будто обжёгся.

— Я не знаю, что с тобой произошло, — она взяла его руку в свою. — Но это не важно. Теперь ты тут, и мы можем начать с того места, где остановились.

— Какие у тебя варианты? Что, по-твоему, случилось со мной?

Алиса поднялась с пола, её коленки резко и громко захрустели, напоминая Артуру, что она уже не молода.

— Да что угодно. В этом месте постоянно случаются чудеса. Правда учёные не любят, когда их так называют. Эксперименты, прорывы, открытия. Тебя могли заморозить в одной из секретных барокамер. А, возможно, на тебе поставили какой-то омолаживающий опыт. И судя по всему, память тебе тоже вернули ту, молодую, без новых воспоминаний.

Это тревожило Артура больше всего. Потеря памяти — не та цена, которую он был готов заплатить. До этого он думал, что пойдёт на всё, но такое условие никто с ним не обговаривал. Даже профессор вряд ли мог предположить, что путешествие в будущее может стоить воспоминаний.

— Если вдуматься, это же логично, — произнёс он. — За всё хорошее мы всегда платим самым дорогим. В моём случае это оказался мозг, та его часть, которая отвечает за память.

— Я работаю с памятью, — она уловила взгляд Артура и поспешила пояснить. — Нет, я не ученый. Я — фотограф. Замораживаю моменты, выцепляю их из потока происходящих событий. Но иногда я задаюсь вопросом, может, память переоценена? — пожала плечами Алиса. — Я теперь постоянно что-то забываю: где мои очки, зачем я зашла в комнату, как звали моего первого кота.

— Но это не целый кусок, в котором я, как оказалось, был женат! — Артур вскочил и заметался по комнате, отпинывая неаккуратными шагами свои вещи.

Алиса ничего не ответила.

— Я скажу тебе, что произошло и где я был всё это время, — он подскочил к ней и склонился. — Нигде. Все эти двадцать пять лет меня нигде не было. Я был в 1995, а теперь в 2020.

Она слегка улыбнулась:

— Этого не может быть, все находятся где-то в каждый момент времени.

— Но не я, — он опять принялся бродить по гостиной, а Алиса изловчилась и подняла с пола тарелку с пирожками. — Ещё несколько часов назад я был в этом самом академгородке образца двадцатипятилетней давности.

Алиса стала третьим человеков во всем огромном мире, который узнал о приборе. Артур, избегая подробностей, рассказал, как починил его после первой поломки, какую колоссальную работу проделал и думал, что произвёл настоящую революцию. Но на деле результат оказался плачевным.

— Получается, во время перемещения теряется часть жизни. Я не могу не верить тебе: заметка в газете, мои вещи, пирожки, чёрт их дери, всё это обо мне. А я этого ничего не знаю.

Последовав совету жены, Артур лёг спать, оставляя сумбурный день позади. Заснуть оказалось не просто. Мозг, как зависший компьютер, гудел и отказывался отключаться. Но со временем усталость взяла верх над перевозбуждением. Не успев привыкнуть к его присутствию, Алиса не пригласила Артура в спальню, а постелила на диване. Он не возражал, потому что она казалась ему чужой, хотя и располагающей к себе.

Когда он проснулся, за окном рассвело, птички напевали свадебные мелодии, а в гостиной стоял запах свежего ветра. В выходные Алиса ходила на пруд возле дома кормить уток, и в этот раз Артур составил ей компанию. Его не покидала мысль, что что-то ускользает от него, что надо куда-то торопиться и что-то делать, но никак не мог сообразить, что именно.

— Может, мне лучше скорей заняться прибором и вернуться назад? — спросил он Алису, как будто она могла дать ответ на этот вопрос.

Она сжала его руку так сильно, что он понял — она не хочет его отпускать, поэтому добавил:

— Всё равно в выходные магазины не работают, у тебя же нет паяльной лампы?

Алиса помотала головой.

— Мне надо понять, что произошло, почему я ничего не помню и куда, чёрт возьми, я пропал.

— Какая разница? — вспылила она впервые с момента их встречи. — Ты здесь. Вдруг ты снова просто исчезнешь? Я не вынесу этого во второй раз.

— Я теперь знаю больше, чем до исчезновения. Возможно, у меня получится изменить прошлое, предотвратить исчезновение.

Алиса запротестовала, но внимание Артура занимал другой берег озера, где, неуклюже прячась в кустах, за их перебранкой наблюдал тот самый лысый грязный мужчина из парка. Третья встреча не могла оказаться совпадением. Мужчина следил за ним. Заметив, что Артур раскусил его, бомж двинулся по периметру пруда в их сторону. Алиса тоже заметила приближающегося мужчину и оторопела, а бомж, улыбаясь беззубым ртом, решительно шагал вперёд.

Крепко держась за руки, Алиса и Артур побежали в сторону дома. Женщине забег дался нелегко, её мучала отдышка, но они успели свернуть за угол и заскочить в дом до того, как на горизонте появился бомж. Алиса повалилась на диван, хватая ртом воздух и покрываясь мелкой испариной.

***

1992. Было далеко за полночь, а работа в лаборатории кипела. Артур не мог дождаться момента, когда отправиться в будущее, но профессор медлил. Он заставил студента привести в порядок всю документацию, подшить к делу каждую заметку, каждый оборванный листик, каждый черновик.

Дотошность профессора выводила Артура из себя, но он не мог позволить себе спорить с ним, слишком многим он был ему обязан. Однако студент осознавал важность и своего вклада. Без профессора он бы никогда не узнал, что такое вообще возможно, но и без него старый учёный вряд ли бы довёл дело до конца. Поэтому путешествовать они должны вместе. Работа с бумагами стала казаться отвлекающим манёвром, поэтому, измотанный физически и эмоционально, Артур пошёл в лобовую:

— Мне надо знать, когда мы сможет опробовать прибор. Точная дата, время, ну же, профессор!

Седовласый учёный устал сопротивляться напору молодого ассистента. Он присел за свой стол и упрямо молчал. Артур доставал его всю неделю, а он не мог найти в себе силы сказать, что они-то никуда не отправятся. Вся та работа, сгибавшая их спины изо дня в день, все те изматывающие ошибки и вдохновляющие победы были не для того, что изобретатели достигли дня икс вдвоём. Профессор поделился с Артуром всем, что касалось прибора, кроме того, для кого он сделан. А ассистент и не догадывался, что ответ на его вопрос вдребезги разобьёт ему сердце. Ведь профессор — всего лишь наёмник, и скоро заказчик придёт за товаром.

***

2020. До вечера Артур и Алиса вели себя в доме тихо, опасаясь, что догонявший их мужчина слушает под дверью каждый звук. Артур не мог объяснить, почему так испугался его. Он был того же роста, что и бомж, но плотней, здоровей и моложе, так что вполне мог дать отпор в случае нападения. Но то, что за ним кто-то следит вогнал его в панику. Это чувство не ново для Артура.

Алиса, по его мнению, испугалась не столько бездомного, сколько страха Артура перед ним. Остаток дня она провела на втором этаже в спальне, куда Артур не решался подняться. Он устроился на диване и запутался в паутине своих мыслей. Из-за последних событий у него даже не было возможности насладиться тем будущим, к которому он столько лет стремился. А может этого будущего и вовсе не было, только в голове путешественника во времени. Пока он отказывался верить, что фантазия оказалась привлекательней реальности, но всё пережитое подтверждало это.

Можно подлатать прибор и начать сначала, выбрать другое время, отправиться ещё дальше, но новость о том, что он не только исчез в 1995, но и потерял огромный пласт памяти подсказывала, что очередной скачок станет ещё более разрушительным для него.

Наверху отрывисто скрипнула половица, и дом вновь погрузился в тишину. Артур напряг слух, чтобы уловить новые шорохи, которые доносились не сверху, а слева, из кухни. Единственный путь туда вёл через гостиную, а Алиса мимо Артура не проходила. В доме был кто-то ещё. Мужчина аккуратно подошёл к камину, чтобы взять кочергу, которой там не оказалось. Диджитал-угли не нужно ворошить. Он схватил с полки тяжёлую металлическую модель атома, чтобы чем-то вооружиться, но не успел сделать и пары шагов, как услышал ледяной голос:

— Стоять.

Артур повиновался.

— Положи атом на место и тихонько развернись. Без глупостей.

Артур не выполнил первое требование, но на второе отреагировал. Алиса стояла возле двери, нацелив на него пистолет. Он оторопел вначале от этой картины, а после от того, что почувствовал, как кто-то приближается к нему сзади.

— И ты тоже стой, где стоишь.

Бездомный повиновался. Она попеременно указывала пистолетом то на него, то на Артура. Злость заглушила все остальные чувства путешественника. Он хотел объяснений, даже если после этого его пристрелит собственная жена.

— Что тут происходит? — взревел он, в упор глядя на Алису.

— Возмездие, которое должно было произойти двадцать пять лет назад, — спокойно ответила она. — Прости, грязный бомж, судя по тому, как он улепётывал от тебя, тебе есть за что с ним поквитаться, но тебя тоже придётся убить.

— Что я тебе сделал? — недоумевал Артур. — Мусор не выносил? Изменял? Это вряд ли. И кто такой ты? Что тебе от меня надо? — последние вопросы были адресованы беззубому рядом.

Тот таращился на пистолет и как будто отсутствовал в комнате, но услышав обращённый к нему голос, очнулся.

— Кто я? — он засмеялся. — Я — это ты, дружище, только много-много лет спустя. Не знаю сколько. У меня отшибло память в середине девяностых, но вчера ко мне вернулось всё, что я потерял.

***

1992. Сколько бы профессор не оттугивал, откровенный разговор между ним и Артуром должен состояться, и добром он не кончится. Стоило обговорить все условия в самом начале, но студент так ловко зачесался в проект, что профессор с трудом мог вспомнить, когда началось их сотрудничество.

Во время совместной работы профессор ощущал себя мудрым наставником, который осознал, что не поспевает за учеником и с радостью наблюдает за его успехами, видя в нём продолжение себя. Он напрочь забывал о том, кто его нанял, а вспоминал только тогда, когда заказчик появлялся на пороге. Артура в такие моменты не было рядом. Заказчик не хотел, чтобы о нём знали. Даже самого «его» не было, он представлял собирательный образ организации, которая спонсировала разработки. Денег они не жалели, но строго следили за сроками и результатом.

Узнав, что наставником двигала не жажда научных открытий, а наживы, Артур пришёл в ярость. Сдержанный и тихий, он кричал, бросался первым, что попадалось под руку и обзывал профессора. Тот не вернул ни единого оскорбления.

— Зачем всё это? Бессонные ночи, заваленные сессии, жизнь, поставленная на паузу? Чтобы вы мне сказали, что я никогда не воспользуюсь плодами своего разума? Не попаду в будущее? А кто тогда испытает прибор? Кто заслужил этого больше, чем я?

— Это серьёзная организация, Артур. У них есть испытатели, у них есть безграничные возможности.

— Для каких целей он им нужен? — бушевал Артур. — И кто они такие?

Профессор молчал, сжимая в руках тот самый прибор. Организация не любила шумихи и легко устраняла тех, кто говорил слишком много или слишком громко.

— Вы — подлец и предатель! Обвили меня вокруг пальца, а я всё вам отдал. И за что? За идею! А вы, что вы получите? Чемодан денег? Два?

С каждым произнесённым словом он делал шаг по направлению к профессору. Его возмущало, что тот молчит, но и ни единого ответа из уст старого вруна он бы не принял. Артур толкнул профессора со всей силы в грудь. Сухонький старик не ожидал такой мощи от хлипкого студента и потерял равновесие. Он упал на спину, задев при падении головой угол рабочего стола. Глаза профессора закатились, он лежал неподвижно.

Потребовалась минута, прежде чем Артур понял, что наделал. Он тихонько подошёл к лежащему профессору и увидел кровь. Густая, как масляная краска, она медленно вытекала из раны на затылке. Артур навис над телом и завороженно смотрел на движение крови, как будто следил за течением реки. Профессор издал сдавленный хрип, его веки дрогнули. Студент тут же опустился на колени, но сделал это аккуратно, чтобы не запачкаться. Прислонившись ухом к сердцу, он уловил слабое биение.

Тогда Артур вскочил на ноги, схватил со стола металлическую трубку и обрушил на голову профессора три беспорядочных удара. Этого оказалось достаточно, чтобы сердце, наконец-то, сдалось. Вытащив из разжатой ладони старика прибор, Артур внимательно его рассмотрел. Возле главной кнопки виднелась вмятина, а под ней зияла небольшая дыра, из которой торчали провода. Прибор был сломан.

***

1995. Незначительная поломка, коей она казалась на первый взгляд, затянула тестирование прибора на три года. Жизнь Артура замерла. Он перестал появляться на занятиях, не участвовал в мероприятиях, которыми бурлила вечно молодое население академгородка, и не строил личную жизнь.

Ночь, когда он дважды убил профессора, один раз нечаянно и безуспешно, а второй раз намеренно и результативно, перенесла его за границу того мира, где он находился раньше, и отрезало путь назад. Артур свободно принял для себя жизнь, в которой есть месть только для него и прибора. Всё остальное он оставил в 1992. Смирение пришло легко, потому что он знал, что получил взамен. Прибор, который вновь сияет в его ладони стоил всего, от чего ему пришлось отказаться.

Небольшая красная пуговка прикреплена к вороту рубахи, от прекрасного будущего его отделяло одно нажатие кнопки.

***

2020. Алиса на секунду опустила пистолет, но тут же взяла себя в руки, а молодого Артура на мушку. Теперь она смогла уловить схожесть лиц стоявших перед ней мужчин. На неё смотрели две пары одинаковых светло-каштановых глаз с одним выражением. От потрясения голова Артура на удивление прояснилась. Всё это недолгое время, что он находился в будущем, оно окутывало его густой дымкой, но глядя сейчас на дуло пистолета, он кое-что разглядел. Вернее, в женщине, которая целилась в него.

— Я тебя видел. Вчера, прежде чем отправиться сюда. Ты была в моём окне.

— Была, — не стала отрицать Алиса. — Мне надо было удостовериться, что это ты похитил прибор моего отца.

Оба Артур уставились на неё с недоумением.

— Конечно же, ты не знал, что у твоего дорого профессора была дочь, — усмехнулась женщина. — В моменты, когда он над чем-то работал, его миром становился кабинет. Зато я знала о тебе.

Алиса понимала, что тянуть время и рассказывать о своих мотивах не стоит, нужно действовать быстро и решительно, но ничего не могла с собой поделать. Четверть века она мучилась от того, что не довела свой план до конца, из-за того, что кто-то ей помешал. И никому кроме Артура, вернее Артурам, она не могла рассказать свою историю и выпустить её из сжимающейся груди.

— Когда я нашла отца мёртвым, я поняла, что он не просто упал. У него было две раны — на лбу и на затылке. Но милиции академгородка не хотелось возиться с висяком, они просто списали всё на несчастный случай и забыли об этой истории. Я подозревала, что убийца — тот самый студент, который дни и ночи проводил с моим отцом.

Артур передёрнуло от того, что его назвали убийцей. Он хотел возразить, но Алиса сделала шаг вперёд.

— В отличие от тебя, я не могла убить невиновного. И я стала следить за тобой, хотела удостовериться, что ты не только избавился от моего отца, но и украл прибор. Мне не удавалось застукать тебя с ним до того самого момента, пока я не увидела собственными глазами, как ты растворился в воздухе весной 1995. Я ждала твоего возвращения, и ты вернулся через три дня. На следующее утро я стояла у двери подъезда, готовая сжать курок, как только ты появишься. Но тебя нигде не было. День, второй, третий.

Тогда Алиса пошла на хитрость. Зная, что никто не кинется искать Артура, она пробралась в его комнату, взяла несколько вещей, пару фотографий и отправилась в фотолабораторию, где смонтировала поддельные семейные снимки. Дело оставалось за малым — подать заявление и поговорить с местной газетой.

— Я надеялась, что тебя найдут. История убитой горем жёнушки не могла оставить жителей городка равнодушными. Но даже твой след простыл. Ты не появился через год, через десять, двадцать. А потом одним солнечным днём просто оказался у меня на пороге.

— Значит, мы никогда не были женаты? И у меня не отшибло память? Но ты столько обо мне знаешь. Пирожки, мои любимые.

Алиса с усмешкой покачала головой:

— Для гения ты редкостный идиот. Кто не любит пирожки с картошкой? Я не ожидала, что ты купишься. Но, наверное, всеми отвергнутые одиночка был рад поверить, что его кто-то когда-то любил. Ты — жалкий неудачник и подонок, хладнокровно убивший беззащитного старика.

— Не надо строить иллюзий по поводу своего папаши, — подал голос лысый Артур. — Ты, верно, не знаешь, что он работал на очень плохих людей и делал для них разные нехорошие штуки. А когда я попал в их руки, вот что они со мной сделали, — и он указал на свою покрытую шрамами голову. — Хочешь знать, куда я пропал? Так слушай.

У Артура из прошлого сердце забилось так часто, что он с трудом держался на ногах и опустился на пол. Он не был уверен, что хочет слышать этот рассказ и заглядывать в будущее, которое ожидало его в 1995. Радужным оно не казалось.

О том, что Артур убил профессора знала не только Алиса, но и заказчики. Они были недовольны тем, что прибор пропал, и быстро догадались, что его прихватил подмастерье.

— Организация следила за мной, я чувствовал её присутствие, но не мог ни к кому обратиться за помощью. Они дождались, пока я закончу ремонт и даже протестирую прибор. Когда я вернулся из будущего, мне на голову накинули мешок, отвезли в какой-то ангар, где запугивали, били, требовали отдать прибор. Но ничего не получили. Убить меня не доставило бы им удовольствия, поэтому мне стёрли память.

— Это невозможно, — подал голос Артур, сидящий на полу. — В 1995 ещё нет таких технологий.

— Как и путешествий во времени, но вот он ты, — улыбнулся беззубым ртом Артур. — У организации много возможностей, они — секретная силовая ячейка. И могут творить такое, от чего волосы, если они ещё остались, будут дыбом стоять, — провёл он рукой затылку.

— Если тебе стёрли память, то как ты это помнишь? — попыталась поймать его на лжи Алиса.

— Я не помнил, пока вчера в парке не наткнулся на него, на себя. И ко мне вернулось всё до последней капли. Я был похож на разобранный конструктор, чьи детали беспорядочно тряслись в кожаном мешке. Теперь я целый, я знаю свою историю. Вот что со мной сделали люди, на которых работал твой отец. Так что не надо строить из него ангела, он ответственный за мою потерянную жизнь.

Артур сделал пару шагов к Алисе. На её глазах заблестели слёзы, а лицо исказила смесь ярости и страза. Ещё шаг и раздался выстрел. Сидящий на полу Артур не сразу понял, что произошло, спина лысого мужчины закрывала от него Алису. Мгновение спустя он повалился на колени и опрокинулся на бок, как сбитая жестоким ребёнком игрушка. Алиса громко сглотнула и направила пистолет на молодого Артура.

Всё ещё сжимая в руках модель атома, которым он собирался защищать себя и жену, когда думал, что им грозит опасность извне, Артур вскочил на колени и кинулся на растерянную Алису. Он сбил её с ног ударом головы в живот, пистолет выскочил из её рук. Один точный удар в висок атомом и женщина обмякла под сидящем на ней верхом мужчиной. Второй удар был страховочным, чтобы не оставалось никакой надежды на выживание. Это Артуру было знакомо.

Он сидел между двумя трупами в незнакомом доме в незнакомое время. Возвращаться в 1995 нельзя, потому что бороться против какой-то секретной организации, у которой есть деньги и сила, бесполезно. Однажды он уже проиграл в столкновении с ними. Можно скрываться от них, но гарантии, что в одно прекрасное утром 1995 года его не застрелит выследившая его Алиса, не было. У него на груди была мишень, а охотники окружали со всех сторон.

— Что ж, придётся начинать новую жизнь в новом 2020 году, — Артур издал нервный смешок и пошёл на кухню, где видел топорик для разделки мяса. 

0
275
12:29
+1
Сказ о том, как Артур временную петлю разрывал. Если он не возвращается в прошлое, то кто спасает его от Алисы? Никто, следовательно герой в результате своего решения — покойник.
На некоторых моментах не стоит заострять внимание. «Прибор работает только со временем, а не пространством». Если брать субъективную точку зрения Артура, то он действительно с места не сдвинулся. Объективно планета Земля изменила своё месторасположение относительно ядра галактики или Вселенной на многие тысячи километров. Но не будь памянуто это в тексте, вопросов бы не возникло.
Но вот приборчик, по щелчку переносящий во времени… Как он определяет объект для переноса? Булавкой на воротнике? Так и становится супер-пупер датчик главным фантастическим элементом.
Между персонажами не «химии», из-за чего совершенно не интересно за ними наблюдать.
Удачи в творчестве.
Загрузка...
Илона Левина №1