Эрато Нуар №1

Время для смысла

Время для смысла
Работа №173. Дисквалификация за отсутствие голосования

В тишине тёмной комнаты стрелка старых часов с трудом отмеряла свой ход. Раз-два, раз-два. Круг за кругом. Скрип-скрип… Скрип-скрип…

«Похоже опять рано проснулся. – подумал главный герой. – Ещё совсем темно. И тихо. Если бы не это – «скрип-скрип», «раз-два». Зачем они так со мной? Как будто не знают, что мне требуется полноценный отдых ночью. Днём надо плотно работать, время уже поджимает. Надо вернуть их на чердак.»

«Время уже поджимает!» - от этой странной мысли сон окончательно покинул и сознание начало свой неуклонный переход на дневной режим.

«Откуда они знают, что время поджимает? – появилась ещё более неоднозначная мысль. – Погоди, это же часы! Кому как не им знать? Логично. Возможно и логично, но это всего лишь старые пыльные и очень тяжёлые часы. Что они могут знать?»

Странная мысль упорно превращалась в серьёзный внутренний диалог:

«Пыльные потому, что у тебя вечно не хватает времени на уборку. Тяжёлые потому, что из бронзы, такие уже «тысячу лет» не делают. Точно, а старые потому, что старые! И не делают потому, что никому не нужны в современном мире! И не такие уж они и пыльные. Каждый день приходится их разворачивать тыльной стороной и заводить. Целый ритуал! Заодно и пыль слетает с холодного фигурного корпуса. Стоп! Что это было опять – «вечно не хватает времени», как это? Как может ВЕЧНО не хватать времени?»

Эта мысль значительно добавила адреналина и ещё немного ускорила переход на дневной режим. В мозгу просветлело, глаза впервые открылись и увидели темноту знакомой комнаты. Рука с не самым современным пластиковым мульти-браслетом приблизилась к лицу. Палец привычно нащупал поликристаллический сенсорный экран и легонько надавил. Персональный гаджет слегка посинел подсветкой и выдал набор базовой информации: «3 ноября, пятница», «4 часа – 42 минуты», «температура 23 градуса Цельсия», «освещенность 17% от нормы», «самочувствие очень хорошее».

Небыстрый процесс осмысления запустил новый виток диалога с самим собой:

«Так не может продолжаться долго. Уже пару недель эти старые часы не дают поспать. Зачем я ставлю на браслете будильник каждый день на 8 часов? Как вообще в таких условиях может быть «самочувствие очень хорошее»? Точно датчики полетели или программа глючит!»

Браслет как бы в ответ мигнул красным светом, показав скачок давления и аномальное учащение пульса.

«Вроде всё работает.» - и пару минут не было никаких мыслей. Всплеск эмоций утих. Дыхание вновь стало ровным, окружающая темнота попыталась сделать своё дело. Но память не давая провалится в дремоту вновь выдала очередной сигнал.

«Освещённость не может быть 17% от нормы. Это понятно даже мне, дремучему гуманитарию и писателю. Хоть и не до конца понятно в принципе, что такое «норма», сколько, куда и чего.»

Читать инструкции писатель точно умеет, хотя и не особо любит, да и память пока еще сильно не подводила. Нет, не сильно конечно бывало, но очень «иногда» и «не дорого»! И не с числами, на числа от природы отличная память. Так бывает даже у писателей. Во всяком случае у нашего героя всё было именно так! К тому же обычно все нестыковки и жизненные неурядицы довольно быстро рассасывались, реализация планов если и отклонялась в сторону, то либо не сильно, либо всё выходило даже ещё лучше задуманного изначально.

Так вот, согласно всем инструкциям, даже с не самым современными и видавшими виды, но всё-таки «умными», окнами, регулирующими пропускную способность светового потока, при выключенном внутреннем источнике света и с учётом всех работающих дисплеев от комнатной технической начинки освещённость в 5 утра должна быть в районе 5%-7% от пресловутой нормы, максимум 8%.

«Откуда 17%?» - продолжал размышлять писатель. – «Вчера вроде так же было то ли 15%, то ли 16%. Во всяком случае зрительная память упрямо подсказывает, что число было двузначным. Кто вообще смотрит на браслете «освещённость» в процентах? Бред какой-то. Барахлит всё же аппарат. Когда это началось? Главное сейчас и времени нет заниматься всякой ерундой. Нужно писать новый роман, точнее новую версию. Конкурсная комиссия ждать больше не будет. Времени расстраиваться нет.»

Неожиданно браслет снова мигнул красным. Да и без браслета наш герой почувствовал, как его руки похолодели, а сердце практически остановилось на пару секунд. Явно назревала серьёзная проблема. Это чувствовал даже мигающий гаджет! Похоже причина заключалась в странной привычке главного героя очень внимательно следить за своими мыслями. Можно сказать, в необъяснимой, в чём-то даже навязчивой привычке. Для любого писателя в принципе характерно большое количество мыслей, образов и чувств, постоянно присутствующих в его жизни. Поток огромен! Как его можно постоянно отслеживать, анализировать и пытаться сознательно редактировать? Практически невозможно. Но наш герой пытался это делать. Причём совершенно добровольно, постоянно и с самого детства. Как будто чувствовал какую-то особую ответственность за свои мысли. Наверное, для писателя это в пределах нормы? Всё-таки его мысли иногда читают и другие люди. Пусть не часто, возможно даже и мимоходом, не глубоко, но все-таки погружаются в его мир. Да, определённая ответственность всё же присутствует.

Поэтому, с самого пробуждения обнаружить постоянно возвращающуюся мысль на тему «времени нет» – это не шутки, вопрос серьёзный! Писатель попытался осознанно погрузится в тишину, перекрыть мысленный трафик, включить интуицию и найти источник. Через непродолжительное время ощущения начали приходить. Вроде как всё в норме и самочувствие действительно очень даже ничего, усталости от двухнедельного недосыпа точно не чувствуется. Но всё же что-то явно не так, что-то буквально только что изменилось. Что-то явное, непосредственное, можно сказать, сугубо личное. И оно подаёт сигнал, писатель чувствует его. Даже слышит! Точно, в комнате появился новый звук. Эти бронзовые часы на полке стали издавать другой звук. Вместо тягучего и размеренного «раз-два» теперь слышно более динамичное «раз-два-три». И даже характерный скрип куда-то пропал! Словно их механизмы кто-то смазал маслом.

«Но разве такое возможно? - ошалело подумал писатель. – Они же меня разбудили своим скрипучим «раз-два»! Прошло-то всего ничего времени. Опять эта мысль – «время уже прошло»! Как так?»

Чтобы уточнить сколько времени прошло, снова был оживлён персональный помощник на руке. Браслет радостно подсинив пространство поделился информацией со своим хозяином: «4:57».

«Прошло всего 15 минут! – констатировал беспристрастно мозг.

«Столько всего уложилось в 15 минут?» - что-то более глубокое внутри писателя отметило про себя. – Невероятно!»

Однако и мозг нашёл повод для удивления. Браслет показал увеличение освещённости до 20%. За 15 минут на целых 3%! И гуманитарию ясно, что с браслетом творится неладное, пора проводить диагностику. Нехитрым движением пальцев запрос на диагностику был отправлен в сервисный центр. Плановое время ожидания полчаса. Можно пока сварить кофе и приступить к решению основной задачи.

Как известно основная полезная «функция» писателей – это написание осмысленных текстов. Именно такая задача и стояла перед нашим героем в данный момент развития сюжета. Самое время сделать небольшое отступление и дать пару дополнительных штрихов к портрету. Живя в плотном окружении своих мыслей, писатель не сильно отвлекался на неизбежные жизненные трудности, всегда старался шагать своим путём и имел на всё своё мнение. Как любой нормальный человек. Поэтому и жил так как ему нравилось, не гнался за модой и скоротечной славой. В результате и данная квартирка оказалась в его владении совершенно случайно и по очень сходной цене. Предыдущий хозяин 20 лет назад прикупил новомодный модуль в огромном улье с полной комплектацией самыми современными техническими средствами и обязательством застройщика проводить техническое обновление каждые 3 года. Так делали многие в то время, самый пик технического прогресса! Удобно, модно, на уровне. Одним словом – в тренде. Старомодную квартиру, представьте себе – с отдельной кухней (прошлый век!) и балконом отдал с радостью первому встречному. Над квартирой ещё и чердак оказался, забитый всяким хламом. Когда договаривались о сделке продавец, как честный человек, что-то говорил о неработающих системах, небольших глюках в электронике по мелочам, и что надо вызвать мастера и подключиться к недавно созданной сетевой системе сервиса. Но писатель был так занят очередным интересным проектом, что ничего не слышал. Да и по переезду на новое место ничего не замечал и особых проблем не испытывал все прошедшие 20 лет. Кстати и эти старые часы, который так беспардонно его разбудили, новый хозяин старой квартиры обнаружил именно на чердаке. В тот единственный раз, когда всё-таки пришлось кое-что починить, причём своими руками. Недели через две после заселения непонятным образом отвалилась настенная деревянная полка. Просто, раз, и упала на пол. Естественно она была не из цельного куска дерева. И так небывалая редкость – не пластик, не композит или как-то другой современный материал. Верхний слой полки, короче, отскочил. Самая красота. Как сказали в мастерской – наверное это шпон отклеился. Ничем помочь не смогли, так как необходимого клея давно не выпускали. Пришлось писателю потратить немало времени на поиск в инфотеке необходимого клея. В конце концов нашёлся один вариант. Клей был куплен, хоть и с истекшим сроком годности. Не сильно придавая этому внимание и настроившись на положительный исход эксперимента, наш гуманитарий неожиданно столкнулся с ещё одной проблемой – после нанесения клея полку надо было придавить чем-то тяжёлым на несколько часов. Ничего подходящего в квартире не обнаружилось, всё кроме несчастной полки было изготовлено из лёгких боле-менее современных материалов. Вот и пришла мысль заглянуть на чердак! И не зря, там действительно было масса старых, никому ненужных вещей. Особенно много было старой техники, пару ноутбуков, тостер, микроволновка, даже совсем старый монитор от компьютера. Была отдельная коробка с десятком телефонов-смартфонов-мультифонов. Наверное целый час писатель крутил их в руках, предаваясь воспоминаниям молодости. До тех пор, пока его внимание не привлекли эти бронзовые часы. Даже на этом фоне старья они сильно выделялись, и не в последнюю очередь своим весом. Но каково же было удивление нашего героя, когда после пятиминутного знакомства с этим чудом он обнаружил заводное устройство на тыльной стороне. Естественно он не мог не покрутить его. И часы ожили на третьем обороте. В общем изначально писатель забрал их с чердака в основном в качестве тяжёлого груза для полки, а в итоге часы так эту полке и не покинули. Наверное, очень нравилось их ежедневно заводить. Возможно своего рода ритуал на удачу, кто знает?! Но давайте вернёмся к основному сюжету.

Три недели назад, впервые за полгода, на горизонте замаячил новый интересный проект. Вообще труд писателей в золотую эру всеобщей информационной открытости и неудержимого технического прогресса не так уж и лёгок. Сила слова, казалось, давно ушла далеко на второй план. Найти тему для своего творения очень непросто. Да и не каждый решится вложить свою душу в печатное слово. Тем чудесней выглядел представившийся шанс. Какой-то небедный и, судя по всему, довольно эксцентричный человек на склоне лет решил заказать себе необычный подарок на очередной юбилейный день рождения. Роман на необычную тему – «Смысл жизни». Каков чудак? Естественно он обратился в издательство, а оно объявило конкурс. Но заказчик действительно человек немалого ума и не хотел получить своего рода конвейерный ширпотреб. Поэтому победителю конкурса полагалось вознаграждение, как говорится, не много и не мало. То есть только ради денег писать никто не будет, да и времени не так много, всего месяц. Наш герой с радостью ввязался в эту историю. Мыслей много, много было и наработок за долгую писательскую жизнь. Ну и главное – тема! Не каждый день такой вызов.

В это трудно поверить, но уже через неделю черновой вариант рукописи был готов. Никто не знает спал ли вообще наш герой на той недели, заглядывал ли на кухню. Может святым духом питался? Благо в эру электроники трудится над текстом можно где угодно и когда угодно. Конечно, если это благо и есть. В общем давно сжатая пружина мгновенно разжалась со всей силы и выдала результат! Как и положено по сюжету самое тяжёлое испытание началось после отправки рукописи на конкурсную комиссию. Оказалось - наш писатель единственный, кто заявился на конкурс. Особого выбора у комиссии нет. Но огромное количество образов и мыслей, изложенных в романе показались то ли слишком не модными, то ли слишком сложными и непонятными, то ли вообще излишне радикальным. Дело осложнялось тем, что издатель ни в какую не соглашался обсудить всё это при очной встрече, поспорить, уточнить острые моменты. Глядя, так сказать, оппоненту в глаза. В век технического прогресса это немыслимая роскошь! Зачем встречаться, когда куча средств связи и коммуникации? Последующие две недели писатель правил и перекраивал свой труд, искренне пытался «учесть пожелания заказчика». Но чтобы он не делал суть не менялась. Это, естественно, видел и заказчик и продолжал настаивать на своём. Почему-то не нравилось издателю, что писатель всё время сводил смысл жизни «венца природы» и пионера технического прогресса к каким-то очень простым вещам, а то и вовсе к какой-то нематериальной философии типа «искать свет и дарить его людям»! Кому такое может вообще понравится? Где постоянная смена ощущений, калейдоскоп событий, как можно подарить то, что никто не видит? Чем будем удивлять юбиляра, который за долгие годы жизни наверняка уже практически всё испытал? Надо искать и точка! Честно сказать, писатель хотел отказаться, но продолжал бороться за свои идеи. Каждый день, все две недели. А тут ещё и эти старые часы каждый день под утро «раз-два», «скрип-скрип». В итоге вчера он всё-таки согласился написать второй вариант. И вот с утра это - «времени нет»! И его действительно нет на второй вариант. Но самое главное – нет идей, нет мыслей, нет чувств. Никакого второго варианта просто нет и быть не может. И часы динамичнее «раз-два-три»! Не хорошо как-то.

Приблизительно всё это наш герой пролистал, наверное, в своей голове пока варил кофе, завтракал и смотрел в окно. Полчаса от запроса в сервисный центр давно прошли, никто не ответил. Ближе к 9 часам на двери засветилась потрёпанная инфотека связи, сервисный центр был «на проводе». Сначала приятная девушка, потом молодой ботан-программист и, наконец, строгий начальник отдела пытались донести до писателя очень простую мысль – по их данным браслет, подавший запрос на диагностику давно «умер», такие модели лет 5 как не обслуживаются и лет 7-8 как сняты с производства. Их удивлению не было предела, когда наш герой честно сознался, что получил его в подарок 10 лет назад. А когда он его ещё и показал на своей руке наступил просто полный аут, сначала для девушки, за ней для ботана, а за ним и строгий начальник отдела не удержал нормальное выражение лица. Короче, ситуация форс-мажорная, впервые за 5 лет выслали самого лучшего техника в надежде на то, что, хотя бы он не выпадет в осадок на «месте происшествия». Получив надежду на скорое разрешение запутанной ситуации, писатель присел за рабочий стол с мыслью ещё раз пролистать первоначальный вариант своего романа, привычным движением включил допотопный редактор и с удивлением уставился в тусклый монитор, в нижнем правом углу которого скромно высветилось текущее время – 11:47.

«Этого не может быть. – пронеслась звенящая мысль. – Угробили пустыми разговорами 3 часа. На что?»

Гипнотический взгляд хозяина не подействовал на монитор, с угрожающей скоростью отсчитывались уходящие минуты. Да и бронзовые часы как могли подгоняли – «раз-два-три», «раз-два-три».

***

Судя по всему, техник был настолько заинтригован необычным заданием, что спешил изо всех сил. Весь внешний вид человека средних лет, явно слишком рьяно преодолевшего несколько десятков ступенек старого дома, говорил об этом.

- Извините за ожидание. Сегодня, как назло, ничего не успеваю. – заявил с порога гость. – Давно со мной такого не было. Полный аврал, всё летит кувырком. Начальство поставило задачу быть у вас к часу. Вроде успел?

- 13:23. – практически как приговор промолвил писатель.

- Ух! И правда. Я же говорю, сегодня время летит. В вашем районе не так часто бываю, но обычно намного быстрее добираюсь. Давайте посмотрим браслет.

- Проходите в комнату, сейчас освобожу вам стол.

Минуя кухню техник сделал нарочито глубокий вдох и лицо его осветилось признаками явного удовольствия.

- Какой запах. Что у вас за мультиварка стоит, или это необычный сорт кофе?

- Я варю в турке, кофе обычный. Приходится разламывать капсулы, в другом виде очень трудно достать. Немного соли и времени. Ничего необычного. Сварить?

- Мне немного неловко, но, если такое возможно, то я с удовольствием. Даже не успел в центре взбодриться, очередь сегодня у автомата. Но такого эксклюзивного аромата там и не предлагали. Как вы говорите, в турке варите? Антиквариат любите?

- Нет. Люблю живые вещи и кофе.

- А к чему подключена турка?

- Ни к чему. На плите. Обычное электричество.

Писатель снял браслет с руки и протянул технику.

- Видите глючит, освещенность показывает уже 107%!

- Ну да, непорядок. Как он вообще работает. Ладно сейчас глянем что и как.

Каждый занялся своим любимым делом, а это не терпит суеты. В мыслях о рукописи писатель медленно помешивал кофе, неотрывно глядя внутрь турки. Затем привычным движением отключил плиту и оставил кофе настояться. Достал гостевую чашку и плитку шоколада из холодильного отделения кухонного стола.

- Сахара нет, есть шоколад. Правда горький. Вы как пьёте кофе? – чуть громче обычного озвучил информацию писатель в направлении комнаты.

- Не сомневаюсь! – раздалось значительно громче в ответ. – Вы точно любите антиквариат! Но похоже я не заработал кофе. Или я совершенно туп сегодня, или ваши вещи живут какой-то своей жизнью!

- В смысле?

- В смысле не понятно, как это всё работает!

- Что всё? – решил уточнить писатель. – Кофе готов, подходите на кухню.

Продолжая вертеть в руках бедный браслет, техник перешёл на кухню и снова впал в лёгкий ступор. Турка стояла на плите и источала волшебный аромат.

- Вы меня не разыгрываете? – с надеждой глядя в глаза писателю спросил гость.

- Чем?

- Ну тем, что варили кофе в этой медной посудине. На этой вот плите.

- А как ещё по-вашему я должен был варить кофе?

- Ладно. – техник неожиданно уставился в экран браслета. – У меня была вроде хорошая новость. Пока я проверял ваш гаджет мульти-тестером, он «снизил» освещённость до 85%. Это, безусловно аномально много для помещения, но хотя бы меньше 100%.

- А почему хорошая новость «была»?

- Потому, что на кухне он показывает 98%, хотя в комнате я работал у самого окна. Похоже самое время выпить кофе!

Пока выбитый из колеи технарь полностью погрузился в объятья вкусовых и обонятельных ощущений, наш главный герой, как настоящий писатель, считывал информацию с образа своего гостя. Человек явно был растерян. И для данного конкретного индивида это состояние было очень непривычно. Техник знал своё дело и любил свою работу, а также, что особенно ценно, искренне был нацелен помочь клиенту. Это немалая редкость даже сейчас. И это было заметно.

- Вся техника в вашей квартире очень древняя. – техник как бы продолжил вслух свой внутренний монолог после очередного мелкого глотка. – Этим системам не менее 30 лет. Многим и под 40. Это первые модели новой технической волны, которая началась в конце 20-х годов. Последний технический скачок, так сказать, развитого капитализма. А электроплита – совсем старой конструкции.

Говоря это, гость ещё раз обежал взглядом всё доступное пространство и продолжил:

- Так вот, не сильно любят это вспоминать, особенно на официальном уровне, но в системной библиотеке можно вычитать, что оказывается главной целью так называемой капиталистической формации было извлечение прибыли. Многим молодым сейчас это трудно понять и даже представить, хотя бы частично. Даже нам трудно такое вспомнить. Чего уж! Но похоже так и было.

- К чему Вы клоните?

- Я технарь, моя главная цель – чтобы всё работало! Для меня – это норма, главный смысл работы. Понятно?

- Конечно. Это норма. Для всех людей.

- Не совсем. 50 лет назад крупные корпорации специально делали бытовую технику конструктивно ненадёжной, хлипкой. 40 лет назад, когда основная ценность перешла из конструкции в начинку – стали делать немного странную начинку, далекую от идеала. Очень-очень далекую. Во время учёбы и практических занятий мы разобрали не одну сотню всевозможных изделий. Практически везде – заведомый брак, если смотреть из сегодняшнего дня беспристрастно. Одним словом, частота поломок, а также частота выпуска новых моделей постоянно возрастали. Горы мусора вокруг больших городов обеспечивали большие прибыли производителям и крупные банковские счета их владельцам.

- Очень образно! – не удержался писатель. При этом непонятно откуда в голове вновь закружили мысли о романе.

- Да уж. Не хочется вспоминать эти свалки из детства. Ладно, проехали! Помните эту политическую нестабильность в начале 20-х годов, когда вдруг что-то незримо поменялось в масштабах всей планете. Не совсем понятно, что именно. До сих пор споры идут. Одни говорили тогда, что это изменившееся излучение солнца так на всё повлияло, другие ещё чего-нибудь выдумывали. Мне лично ближе чисто прагматичная версия – люди просто в какой-то момент задолбались от этого повсеместного мусора, плохой экологии и постоянных финансовых кризисов. Вот и все дела! Остальное – лирика. Правда нельзя не признать, что довольно сильно помогло новое открытие, причём как ни странно, не учёных, а простых энтузиастов-исследователей. Уж не знаю, как, но они нашли способ получения атмосферного электричества. Вроде говорят, что совершенно случайно. Это позволило быстро отказаться от всех старых грязных способов получения электричества, решить проблему дефицита энергии в принципе, ну и самым странным образом деньги сильно потеряли своё значение. Современные экономисты-финансисты до сих пор не могут внятно объяснить какую-либо связь. Чудно! В итоге новая технологическая волна смела всю эту гадость. Но не сразу, конечно! В первых моделях эти ушлые дельцы ещё успели заложить много ограничителей уже на программном уровне. Представьте себе: конструктив отличный, сделано всё на совесть и бац – аппарат выходит из строя, «умирает» сам собой.

- Довольно подло! – снова не сдержался писатель.

- И я о том же! В этом вся суть. Хорошо, что пережили! Короче, проблема в том, что у Вас вся техника и все системы именно из этой первой волны. Везде в программном обеспечении стоят вирусные закладки и разные другие подлянки!

- Но браслету всего 10 лет!

- Это отдельная тема. Дольше всего не могли вытравить этих паразитов из производства гаджетов, постоянно контактирующих непосредственно с владельцем. Сам понимаешь, сбор персональной информации – вещь очень заманчивая. Какой-никакой, а контроль! Помнишь эти антенны повсюду, постоянное обновление, загрузка-отправка базы и т.п. Кстати, вижу, что ваша квартира не подключена к нашей общей системе сервиса. Лет 20 назад всех подключали. Может оно и к лучшему, первые лет 5 дико глючила и технику выводила из строя. Но это большой секрет, никому! Ясно?

- Ясно. Что конкретно с моим браслетом?

- Странная ситуация. С одной стороны, он напичкан этой ерундой и общая диагностика показывает, что он в нерабочем состоянии, т.к. все вредные установки в программах сработали. Причём уже давно, лет 5-6 назад. С другой стороны, если диагностировать все системы по отдельности – всё работает! Ну мы и физически видим, что он ещё пашет.

- Это точно! – вставил писатель и решил пошутить. – Правда разбудить две недели уже не успевает. Но это мелочи!

Повисла длительная пауза. Техник что-то серьёзно обдумывал и наконец с грустью произнёс:

- Хорошо тут у Вас. Как будто на остров Робинзона Крузо попал. Минимум цивилизации, максимум личной свободы.

- Только Пятницы не хватает? – вновь пошутил писатель.

- Ну почему же не хватает? – быстро нашёлся собеседник. – Сегодня как раз пятница. И я у Вас в гостях.

- Тогда добро пожаловать на остров! – к писателю явно возвращалось хорошее настроение.

- Благодарю. Чем промышляет хозяин острова? На что тратите своё время? – не выходя из своих раздумий спросил техник.

Немного смутившись формулировкой вопроса и отметив про себя его скрытую глубину, наш герой ответил:

- Я – писатель.

- Вот как?! Ого! Но, наверное, я и не удивлён. И о чем пишете?

- Конкретно сейчас пишу роман о смысле жизни. – честно ответил писатель и образ рукописи снова начал проникать в окружающую действительность.

- Уверен, Вам есть что написать на эту тему. Сразу видно! – усмехнулся невесело гость.

- Издатель считает иначе. Мы никак не можем договорится. Уже две недели спорим. – ответ прозвучал ещё более невесело.

- Это даже не смешно! В первые слышу, что два совершенно разных человека пытаются найти на полном серьёзе один и тот же смысл в чём-либо. Тем более сразу в жизни! Кто в это поверит? – теперь хорошее настроение перешло к технику.

Пришёл черёд писателя основательно зависнуть от этих слов. Действительно день выдался странным. Может снова солнце шалит или энтузиасты что-то опять открыли? В наступившей, как по заказу, полной тишине даже из кухни можно было снова расслышать знакомое «раз-два», «раз-два», «скрип-скрип». Во всяком случае «хозяин острова» отчётливо слышал прежний голос старого друга.

- Считаете, никто не поверит? – писатель попытался взять себя в руки и выйти из оцепенения.

- Нормальные люди не пытаются подогнать всё под один смысл. Я точно такого не встречал. Можно одинаково говорить, даже одинаково действовать. Но смысл-то будет всё равно у каждого свой! Разве не так? – уверенно ответил техник.

- Так! – значительно бодрее подтвердил писатель.

- Поверьте, даже один и тот же аппарат в разных руках ведёт себя по-разному. Это – 100%, проверено! Одинаково разные люди могут решить только ту проблему, которой реально не существует. Настоящую проблему каждый решает по-своему! В этом весь смысл проблемы.

- Пожалуй, что так! – главный герой уже начал сомневаться кто из присутствующих на кухне писатель. – Лучше и не скажешь.

- Сколько мы уже болтаем? Совсем забыли про браслет! – вспомнил техник и нажал на сенсор. – Ну и ну! Откуда что берётся-то? Уже 115% освещённости показывает. И ведь я всё проверил, он точно нормально работает, хотя и не понятно почему!

Хозяин браслета взял его из рук гостя, немного повертел, как будто впервые видел, и совсем отстранённо констатировал:

- Уже 117%. Чтоб его!

- Мистика какая-то! – теперь уже бурно отреагировал техник. – Главное ничего другого датчик освещённости и не может мерить. Ни конструкция, ни программное обеспечение не позволят. Что за свет он видит?

- Кстати, не так много времени мы и проболтали, я кофе дольше варил! – к чему-то вставил писатель.

Подумав ещё немного он переспросил:

- Как Вы сказали про свет? Что за свет видит эта пластмасска? Я правильно понял?

- Ну типа того. Не знаю, что ещё сказать можно. Он же на что-то реагирует, меняет эти свои проценты! Как будто что-то видит, чего не видим мы.

- Вот-вот. Видит свет, который мы не видим. – задумчиво начал бормотать писатель. – Как можно дарить то, что не видно? Искать и дарить.

Возможно писателю показалось, но в этот момент старые часы начали скрипеть ещё сильнее.

- Чем вам ещё можно помочь? – немного виноватым голосом техник попытался вернуть писателя в окружающую действительность. – Задание я всё равно не выполнил, да ещё и на кофе нагло напросился.

- Разве? – улыбнулся писатель. – А в чём было задание?

- Провести диагностику браслета, выявить и устранить недостатки.

- Чтобы всё работало? – уточнил хозяин.

- Да, именно так! – подтвердил гость.

- Диагностику провели, недостатков не выявлено, всё работает. Разве не так?

- Ну, в принципе так! – приободрился техник. – Но понять-то невозможно почему он работает и почему работает именно так!

- Есть ли смысл считать серьёзной проблемой тот факт, что мы не до конца понимаем как что-то работает? Особенно в том случае, когда оно прекрасно работает и без нашего полного понимания! – не унимался наш гуманитарий. – Освещённость от нормы – просто смех! Кто вообще решает как всё должно быть? В самом конце списка кто?

- Думаю в любом случае выбор за Вами, за хозяином. – нерешительно предположил техник.

- Я делаю свой выбор! – улыбнулся писатель в ответ. – Всё отлично, всё работает! Ваша помощь пришла вовремя и по нужному адресу! Я её принял с благодарностью.

- Может норму света просто пора поднять? – сам не ожидая от себя такого пошутил техник. – Чего мелочится-то?

- Это прям настоящее рацпредложение! – выудил откуда-то из глубин памяти писатель в ответ. – Действительно давно пора.

Собеседники по-дружески рассмеялись и техник засобирался в свою контору. Уже стоя в дверях в довольно слабо освещённом коридоре техник снова обратил внимание на браслет в руках хозяина и спросил:

- Сколько там на прощание?

- 115%! - ответил писатель, мельком глянув на экран.

- На кухне намного светлее, а было всего на пару процентов больше. – констатировал очевидное техник и вышел из квартиры.

Проводив гостя, наш герой вернулся на кухню чтобы навести порядок и убрать посуду. Привычным движением надел браслет на место и быстро справился с поставленной задачей. Вытирая руки о полотенце машинально глянул на экран и удовлетворённо улыбнулся. Действительно, разве можно не радоваться новому рекорду – 125%?!

«Да будет свет!» - единственная осознанная мысль проявилась в голове.

Писатель сделал пару глубоких вдохов и выдохов перед тем как направиться к рабочему столу. Настала пора заняться романом. Свой выбор он уже сделал. Буквально через полчаса в адрес издателя ушло очередное, наверное, 10 или 15 за последние 3 недели письмо. В нём было, как и обещал писатель, два варианта романа. Первый – самый изначальный, без каких-либо компромиссных исправлений. Очень яркий и образный, весь пропитанный мироощущением автора. За него не стыдно!

Однако и второй вариант был не лишён оригинальности и не менее первого передавал характер нашего главного героя. Как-никак всего один человек решился взяться за столь непростую задачу! Титульный лист второго варианта на месте, где должно стоять имя автора имел пробел. Второй и единственный лист содержал всего два коротких предложения: «Смысл есть. У каждого свой.» Больше нашему писателю добавить было нечего.

***

Естественно ни в эту пятницу, ни в течение всей следующей недели никакого ответа от издателя не последовало. Судя по всему, каждый сделал свой выбор. Эта неделя тянулась на удивление долго и совсем не потому, что писатель чего-то ждал каждую секунду. Он же не вчера родился и вполне понимал последствия своего выбора. Если и думал иногда о сложившейся ситуации, то совершенно с определённой стороны. Пытался понять - как он мог в принципе вести какие-то переговоры с издателем и соглашаться на заведомо невозможный компромисс? Но единственный вывод, к которому он смог в итоге прийти – видимо именно так было надо, иначе никак! Ведь они с техником выяснили, что считать серьёзной проблемой тот факт, что мы не до конца понимаем как что-то работает, никакого смысла нет. Даже старый браслет, который давно должен был «умереть» и тот как будто что-то видел, чего не видим мы! И это слова не гуманитария, а лучшего техника сервисного центра. Ему явно можно доверять. Таким образом, наш герой не только ничего не ждал, сложив руки, а даже наоборот – переделал кучу давно откладываемых дел, порешал массу сложных вопросов и навёл порядок во всех запутанных ситуациях, коих со временем накапливается достаточно у любого человека, тем более у гуманитария! Но каждый день всё равно оставалось огромное количество свободного времени. Пришлось дважды сходить в музей и, даже, один раз в театр. Кстати, если кому интересно, к концу описываемой недели браслет уже вышел на 150% освещённости, а ночью ни разу не опускался ниже 25%. Действительно, мистика какая-то.

Но и это не вся роль данного персонального гаджета в этой истории. Аккурат на следующий день после окончания срока конкурса, уже ближе к вечеру он весело засветился зелёным светом и приятно завибрировал на руке владельца. Это был всегда хороший знак – так браслет уведомлял о поступлении денежных средств на банковский счёт писателя. Тут, безусловно, необходимо отметить, что в описываемое время роль и место как отдельных банков, так и всей банковской системы в целом в жизни человека были незначительны и практически не заметны. Можно сказать совсем просто – чистый сервис, незаметная сфера услуг. Но это тема отдельного и довольно скучного рассказа. А в этот вечер наш главный герой, открыв сообщение от банка, обнаружил поступление денежных средств с незнакомого счёта. Размер поступления соответствовал двойному гонорару за конкурсный роман. Да и в сопровождении к назначению платежа так прямо и значилось: «За два романа». Одним словом, писатель решил, что оба варианта его рукописи каким-то необъяснимым образом всё-таки попали к конечному заказчику. И он то ли не смог сделать свой осознанный выбор, то ли наоборот именно его и сделал. Кто теперь точно может сказать?

Безусловно, испытав вполне понятную радость от денежного перевода, писатель вполне осознанно обнаружил новую проблему. Да и любому, кто дочитал рассказ до этого места понятно, что на гонорар за второй вариант романа наш писатель не особо наработал, а своих контактов его гость не удосужился оставить. Не каждый день в сервисном центре происходит форс-мажор такого уровня. Надеемся в золотой век технического прогресса нашему главному герою всё же не составит особого труда найти своего помощника и сделать ещё один осознанный выбор. Старые бронзовые часы своим скрипучим «раз-два», «раз-два» всегда смогут подтвердить его относительную правильность.

0
230
11:30
Странный рассказ.
Для автора главный герой есть функция, а не персонаж. Но зачем читателю показывать это прямо, отказывая герою даже в имени? Как итог — никакого сочувствия беды «нашего героя» не вызывают.
Много заявлений «писатель то, писатель сё», но сам текст нарушает границу между литературным произведением и техническим текстом. Одно-два числа цифровой записью, а не прописью, ещё можно было простить, но в одном абзаце количество чисел превосходит количество букв! Словно из плавненького рассказа про житиё-бытиё в научной статье оказался. А потом обратно. И ещё разок.
А по науке-то швах. Не надо придумывать объяснения, если они не используются тексте. Атмосферное электричество использовать стали? А закон сохранения энергии куда девали? И на кой лад, простите, сдался датчик освещенности в умном браслете? Если уже и этот уровень комфорта измеряет техника, а не определяет человек, то в таком обществе писатели не нужны. Всё по приборам, всё по науки.
А символом всего текста служат старинные часы. Ружьё на стене, на которое постоянно тычут, и которое не стреляет даже после занавеса.
Загрузка...
Xen Kras №2