Ольга Силаева №1

Волшебный огонь Ринары

Волшебный огонь Ринары
Работа №175

В эту ночь у Ольги совсем не было сна. Больничная палата, узкая, маленькая, в которой, казалось, совсем нечем дышать, да и открывать окна было запрещено: двое онкобольных детей должны быть изолированы от внешней среды. Синее свечение лампы для кварцевания напоминало о жуткой сути всего происходящего. На кровати с железными спинками крепко спал полуторагодовалый сын Ольги Васенька. А в центре палаты стояла такая же кровать Ринары. Ольга мучилась почти нестерпимой зубной болью, причём болели и ныли все зубы, воспалились дёсны. Никто ей не говорил, но ещё с детства знала примету, что где-то рядом отходит чья-то душа, поэтому так тяжело.

- Ринара! Почему ты не спишь? Тебе позвать врача? Больно?

- Не хочу спать, не могу, - еле слышно ответила девочка. Штор на окне не было, поэтому свет луны падал на бледное лицо. Ринара, подобрав коленки к подбородку, сидела спиной к двери, вся такая жалкая, измученная тяжёлым днём. Завтра врачи обещали отпустить её домой. Курс химиотерапии заканчивался и можно будет две недели отдохнуть от больничных стен. Рядом стояло больничное инвалидное кресло, в котором мама, сейчас спящая на соседней кровати, возила девочку днём. От слабости ходить было невозможно. Ольга хотела подойти, обнять Ринару, успокоить какими-нибудь словами, но внутри было опустошение и только одно желание: не видеть и не слышать всего этого, вернуться к нормальной жизни.

- Тётя Оля! Завтра я уеду домой. Васенька будет плакать. Возьмите это, положите ему на живот, и он заснёт. Мне это помогало,- девочка достала из-под подушки какой-то пакет и подала матери Васеньки Ольге.

- Спасибо!- Ольга рассеянно положила подарок на тумбочку и опять попыталась заснуть. И только после обезболивающего укола забылась довольно призрачным сном: в любой миг мог проснуться малыш.

***

Это было в конце сентября. Тихий, тёплый и ещё солнечный день, будто нарочно располагал к прогулке на свежем воздухе. Сухие жёлтые и красные листья ковром стелились по дорожке и шуршали, приглашая погулять прохожих. Возле отделения онкологии тоже гуляли. Девочка, на вид лет шести, очень худая, истощённая от болезни и совсем маленький мальчик держались за руки и шли по асфальтированной дорожке, пиная носками ботинок листики и радуясь их шуршанию. Они весело смеялись, будто бы болезни не существовало и впереди обычное детство, как и у всех остальных детей в мире.

Девочка Ринара ещё год назад была беззаботна и счастлива: училась в обычной школе, отлично закончила первый класс, а вот во втором случилось нечто странное. Была обычная пробежка на уроке физкультуры, когда у девочки закололо в животе. Боль была настолько чудовищная, что от её крика, казалось, содрогнулось всё вокруг. Но скорая помощь поставила диагноз «аппендицит» и увезла ребёнка в городскую больницу. Новая реальность, когда, просыпаясь, хочется отряхнуться, будто от кошмарного сна и не хочется верить, что это происходит наяву.

На операционном столе, ещё тогда первом из множества последующих, произошла ошибка. Вместо ожидаемого диагноза открылась неминуемая горькая правда: опухоль Вильмса. Из левой почки девочки Ринары выросла злокачественная опухоль и уже опутала метостазами печень и одно легкое. Мама девочки, Надежда, нашла в себе силы для дальнейшей борьбы. И вот, словно в тумане, они уже едут в Москву, в детский онкоцентр. Лучший врач, профессор, пытается спасти Ринару, проводит одну операцию за другой, удаляет опухоль и все повреждённые органы. Но и это ещё только начало, потому что впереди химиотерапия и радиационное облучение. Только так можно остановить болезнь. Химия – красная жидкость, которая «сжигает» вены, её ставят детям, когда нет вен на одной ручке, то ставят в другую, если нет на другой, тогда в вены на ножке, пока есть куда ставить. А потом постоянно тошнит, пропадает аппетит, мерзкий, непереносимый запах от непрекращающейся диареи.

И вот осенью был назначен очередной курс лечения. Третий или четвёртый, в надежде на выживание, на жизнь в любом качестве. Как изменилась девочка за целый год мытарств! Куда подевались реснички и брови? Всё выпало от сильнейших доз лекарств. А длинные густые чёрные волосы, длиной почти до колен? Волосы выпадали клочьями, девочка собирала их в небольшой пакет, так жаль было выбрасывать. Всё, чем гордилась Ринара, теперь больше не существовало. Только слабость, боль, заглушаемая уколами и разговоры о школе, куда она, конечно же, вернётся, когда выздоровеет.

***

Эта осень стала первой в их общей жизни и, одновременно, последней. Маленького мальчика, что ходил с Ринарой за ручку и смеялся вместе с ней, звали Васенька. Малыш стал её товарищем по несчастью. Почему-то в год на медосмотре у него был катастрофически низкий гемоглобин, всего шестьдесят. Участковый врач посетовала на недостаточное питание и прописала препарат железа. Но малыш в возрасте одного года не пошёл – не было сил. Богдан много спал, много ел, но не прибавлял в весе. Постоянно плакал и «висел» на руках у матери. И вдруг у ребёнка из правого бока стал выпирать «мячик». Что-то круглое выпячивалось из живота мальчика. Сначала недоумевающая мама Ольга показала ребёнка районным врачам, на что получила невразумительный ответ, мол, просто печень опухла. Но тревога уже заколотилась в сердце, тем более, что она мало знала людей с опухшей печенью, вернее, не знала совсем. К тому же, кто знает исход подобной болезни. Ольга схватила малыша на руки и повезла в областной центр в надежде на выяснение странных обстоятельств.

И эта поездка стала только началом «страшной» истории, кошмара наяву. Когда врач увидела выпирающий из живота мальчика предмет, то схватила малыша на руки и бросилась к аппарату УЗИ, чтобы лично убедиться в увиденном. В животе у малыша находилась огромная для его веса опухоль. В тот же день Ольгу вместе с ребёнком положили в больницу и стали готовить к операции. Но маленькому ребёнку нужны были вещи, много вещей, памперсы, бутылочки. А всё это осталось дома, потому что никто не предполагал, что положат в больницу, надеялись, что всё будет хорошо.

- Не волнуйтесь. Поезжайте спокойно за вещами. Мы присмотрим за ребёнком. Ольга поверила медсёстрам и к вечеру вернулась. Едва взглянув на сына, она поняла, что он плакал и был напуган. Мать схватила Васеньку на руки и прижала к груди. Только тут заметила на его горле катетер, залепленный пластырем и несколько прозрачных проводков, опутывавших его маленькое тельце. Сердце заколотилось от жалости и неопределённости их будущего. Из разговора с медиками Ольга поняла, что плакать здесь бесполезно. Одна «практичная» медсестра объяснила, что с этим диагнозом долго не живут, «вы только намучаетесь», а ребёнок всё равно обречён. Лучше оставить его в больнице и забыть, можно отказаться от него.

Ольга твёрдо знала, что ни за что не оставит своё дитя. Она ответила, что если суждено ребёнку умереть, то пусть это произойдёт на её руках, что должна лично убедиться, что врачи делают всё возможное для его спасения.

Врач – хирург пригласил Ольгу к себе и объяснил, что у ребёнка редкий диагноз «опухоль Вильмса». Самое страшное то, что по месту образования опухоль может быть только злокачественной. Врач предупредил, что малыш может не выдержать длительной операции по удалению опухоли и почки. Но если не попробовать спасти его жизнь, то осталось месяца два.

Матери ничего другого не оставалось, как подписать разрешение на операцию. А вот отца рядом не было. Уже не было. Как только он узнал диагноз сына, так сразу и исчез из их жизни. Навсегда.

Ольга кормила малыша грудью и всё думала, каким образом спасти ему жизнь. Плакала от отчаяния, слёзы сменялись истерическим смехом. И вот появилась одна мысль. Где-то она слышала, что родители должны окрестить ребёнка, чтобы защитить его в будущей жизни от всякого зла. Но сама Ольга, хотя и была крещёной, не успела выполнить свой долг. Женщина понимала, что сделать это необходимо до операции, перед которой испытывала почти животный страх. «Если на ребёнке будет крестик, то это спасёт его»,- твердила Ольга про себя, как заклинание. В этот же день в больницу к ней приехала её мама, Наталья, бабушка Васеньки.

- Мама, помоги, пожалуйста, нам срочно нужен священник. Чтобы окрестить малыша. Но, пожилая женщина вскоре вернулась ни с чем. Оказалось, что никто не соглашается ехать в больницу, да ещё и платно это, дорого будет стоить. Время летело с невероятной скоростью. И до операции его оставалось всё меньше. Выхода нет или любой ценой нужно его искать. В это время малыша продолжали готовить к операции: стали переливать кровь, так как он был слишком слаб. Ольга лежала с сыном под капельницей, кормила его грудью и одновременно держала ручку, так Васенька и засыпал. На пакете с донорской кровью она прочитала фамилию «Копылова» и мысленно поблагодарила незнакомую женщину за помощь её сыну. Но, на следующий день анализ показал, что гемоглобин не повышается, не помогло. Как назло, ничего не получалось. Тогда отчаявшаяся мать, попросив медсестру присмотреть за спящим ребёнком, вышла на крыльцо поликлиники, где шли люди и стала говорить с теми, кто готов был слушать её. И вот пришла молодая женщина, очень красивая, со светлыми волосами и серыми глазами. Она подошла к зарёванной матери и спросила, что происходит. Ольга, не переставая плакать, рассказала о своей беде и поиске священника. Незнакомка взяла номер телефона и велела вернуться к ребёнку, пообещав, что сделает всё возможное. Появилась надежда, она забрезжила, будто полоска зари на рассвете. А в это время началось повторное переливание крови. Ольга не понимала, каков предел мучений маленького существа, сетовала, за что это именно её сыну, ведь искололи всего. На этот раз на пакете была мужская фамилия и цвет крови был насыщенного тёмного, почти гранатового цвета. Малыш Васенька спал у груди матери и на её глазах щёчки вдруг начали розоветь, на лице ребёнка появилась слабая улыбка. -- --- Неужели что-то изменилось на небесах? – подумала Ольга. Какие, интересно, планы на нас, сможем ли мы вместе изменить свою судьбу?

И причины для страха у молодой матери были. Ещё какие. Словно вспышка, её сознание озарило одно воспоминание. Когда Ольга была ещё беременна Васенькой, то свекровь была против рождения собственного внука. И однажды отец Васеньки, Сергей куда-то уехал вместе с нею на целый день. Вечером он был молчаливым, а потом рассказал, что они провели день у какой-то знаткой старушки - ведуньи. Будто она спросила его, хочет ли погубить жену вместе с ребёнком, а Сергей ответил, что не желает им зла, чтобы их не трогали. Так вот кто обеспечил малыша на медленную и мучительную гибель! Недаром ни свекровь, ни муж даже не появляются в больнице. Конечно, в этом свете просто жизненно необходимо защитить ребёнка от злодеев. А невинное дитя тихо спало в объятиях матери.

В этот момент анализы показали, что гемоглобин у малыша поднялся даже выше нормы. Это был знак. И положительные изменения стали медленно, но происходить. Постовая медсестра передала, что в обед придёт священник отец Владимир и окрестит тяжелобольного мальчика. И, действительно, он пришёл. В черной одежде, крупный мужчина, с длинными тёмными волосами и окладистой бородой. В столовой больницы он поставил крестильную чашу и стал совершать обряд по всем правилам. Ольга держала сына на руках и чувствовала себя сильнее, чем раньше, потому что теперь она была не одна, не одна боролась за душу и жизнь своего ребёнка. Теперь она отчётливо понимала, что на войне все средства хороши. Священник прочитал молитвы, причастил и мать, и ребёнка, надел на него простой алюминиевый крестик на белом шнурке. А на прощание напомнил Ольге, что, если будет совсем уж невыносимо, то помнить строки из Библии: «Мать достанет своего ребёнка со дна моря». Нет ничего невозможного в этом мире.

И впервые женщина почувствовала странной спокойствие. Будто их с сыном обвели вокруг невидимым мелом, и никакая злобная сила не могла проникнуть туда.

Утром нельзя было кормить Васеньку, потому что будут давать наркоз. Ольге сказали, что будут брать какие-то анализы. Попросили раздеть ребёнка полностью и завернуть в простыню. Положили на каталку и увезли. Прошёл час, другой. Несчастная мать вдруг поняла всё – в этот момент решается вопрос жизни и смерти и только остаётся, что просить Господа спасти сына. Прошло ещё несколько часов, и вдруг Ольга увидела знакомого хирурга, что подавал ей документы на операцию. Она бросилась к нему, спросить, жив ли Васенька и увидела, что он в радостном настроении. Это уже было хорошо. Врач сказал, что операция прошла успешно, ребёнок в реанимации и уже утром его отдадут матери. Боль сменилась счастливым ожиданием. И утром Ольга уже стояла у дверей реанимационной палаты. Её пригласили внутрь, и там, кроме Васеньки, была ещё девочка лет десяти с аккуратными косичками, она лежала под аппаратом искусственного дыхания и не шевелилась, очевидно, без сознания. Медсестра безуспешно пыталась покормить малыша. Но мама была уже рядом, говорила, что Васенька на грудном вскармливании, просила перевести его в палату. И тогда малыша опять переложили на каталку и доставили обратно. На перевязке стало понятно, насколько сложной была операция: животик был рассечён от рёбер до нижней части живота, больше десятка швов. Вскоре малыш повеселел, стал кушать, а вечером встал на ножки и побежал по палате, хотя до операции не мог ходить. Пришёл врач и показал документы, фото, где была опухоль весом примерно семьсот граммов, извлечённая из младенца. Её отправили на исследование, для определения степени опасности для жизни. Но хорошей новостью стало то, что опухоль была в оболочке, не успела пустить метастазы в другие органы и это даёт положительный прогноз на будущее.

Дни пролетали быстро и пребывание в хирургии закончилось. Надежда на выписку растаяла, когда Ольгу с сыном перевели в отделение онкологии. На долгое и тяжёлое лечение, но только таким путём можно было спасти мальчика. Вот тогда-то и познакомились они с Ринарой, девочкой с точно таким же диагнозом, но только на самой последней стадии.

***

И вот, наконец, Ольга с сыном оказалась дома. Васенька постоянно плакал, болел живот, его то тошнило, то поднималась высокая температура. Мучения длились до середины ночи. Но внезапно Ольга вспомнила про прощальный подарок Ринары, который может снять боль и успокоить ребёнка, возможно. В порыве отчаяния она бросилась к сумке с вещами и нашла там заветный пакет. Он был в виде голубой подушечки из атласа с вышитыми цветками мака. В надежде на помощь, Ольга положила подушечку на животик сына, и он внезапно замолчал. У неё самой закончились силы, и мечтала лишь об одном: лишь бы немного поспать. Что происходило этой ночью в доме, не помнит никто. Только рано утром, Ольга проснулась и затопила печь. Она подошла к детской кроватке и увидела, что по телу ребёнка из подушечки расползлись длинные чёрные пряди волос. Они будто обнимали его и защищали от боли. Это были волосы Ринары.

Ей стало не по себе. Странное предчувствие прервалось звонком сотового телефона. Это была Надежда, мама Ринары.

- Наш ангелочек, Ринарочка, сегодня утром умерла. Помяните её. А ночью велела вам передать, чтобы вы сожгли какой-то подарок. И тогда Васенька выздоровеет, он будет жить.

Ольга слышала рыдания в трубке и сама залилась слезами. Но помочь уже ничем было нельзя. Измученная женщина почти ползком подползла к кроватке сына, открыла печку и бросила в пылающее пламя подушечку с волосами. Огонь вспыхнул с новой силой, и в его сиянии Ольге на долю секунды показалась Ринара: она была снова здоровой, с длинными чёрными волосами и смеялась назло всем тёмным силам. Ольга тоже засмеялась, она поверила в предсказание.

И точно, сынок Ольги, Васенька окреп и к двум годам пошёл в детский сад. Потом в школу. Он забыл о том, как болел и с кем гулял за ручку по дорожкам парка. И только Ольга никогда не рассказывала никому, как выжил её сын. Она одна помнила про Волшебный огонь Ринары…

-3
412
16:44
Очень трогательно! Не берусь судить и оценивать…
Слабак)
20:13
+1
А я возьмусь оценить. Конечно, детские смерти априори не оставляют равнодушными, но другие недочеты текста ими не заткнуть. Первый вопрос у меня возник к имени: почему у матери Надежды дочь — Ринара? Тем более, остальные персонажи — Ольга, Сергей, Наталья и Васенька. Версий — масса, но хотя бы одной строчкой можно было пояснить выбор имени? Ну или заменить на Светочку — глобально это ничего не меняет, даже с учетом значения имени. Второе — это магические способности Ринары. Или ее волос, в тексте это не раскрывается. Почему самой девочке ее волосы не даровали чудесное исцеление? Почему забрали Васенькину болезнь? РомантиШно, но объяснение только: «Апотомушта». Чтоб слезу выдавить, что ли? Не люблю, когда эксплуатируют страдание и смерть ради рейтингов. Возможно, автор это и не пытался сделать осознанно, но воспринимается мною примерно так. Третье — связь магии Ринары с колдовством ведуньи, наславшей порчу. Она есть? Почему не помог священник и крещение ребенка? Или очередное «апотомушта»? Четвертое — а где, собственно, заявленный Волшебный огонь? Волшебными-то вроде как были волосы, а огнем их сожгли вполне обычным. И пятое, банальное — вычитка. Корявых фраз довольно много, лидер моего рейтинга вот эта:
Так вот кто обеспечил малыша на медленную и мучительную гибель!
Ну и орфографию местами проверить не помешает. В общем, на мой взгляд, мелодрама получилась слабенькая и не вполне проработанная.
00:03
+1
Безразличие вызывают авторы, которые «назло всем тёмным силам» заставляют делать читателя то, чего сами не делают: сопереживать героям.
Владимир
09:16
Я тоже позволю себе небольшой комментарий. История трогательная, бесспорно. Этапы борьбы со страшной болезнью описаны обстоятельно, со множеством подробностей (не дай Бог никому такого личного опыта...). Но, если посмотреть сухо, отстранённо — рассказ не совсем фантастический. Здесь — чистый реализм, с искусственно приделанным финалом, где наспех, в нескольких фразах описано чудесное исцеление ребёнка. Возникают неизбежные вопросы: для чего всё это было написано и для чего мы читали? Радует, конечно, что Васенька выздоровел — но и только…
17:26
+3
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 0
Угар – 0
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ересь – 666
Тлен – 5
Безысходность – 3
Розовые сопли – 667
Информативность – 1
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Онкобольные – 3 шт
Батюшки — 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 0/0, да ещё и муж сбежал
Давление на жалость в рассказе — 140 ГПа

Теперь понятно, кто клеит на столбах объявления “Куплю волосы. Дорого”. Ещё одним белым пятном стало меньше. Плюс балл за информативность и только. Всё остальное по нулям, зато выжимание слезы просто чудовищное. Обстрел идёт по всем фронтам: рак, страдающие лысые дети, мать-одиночка, священник с мобильным кадилом – отличный сюжет для очередной передачи Малахова по первому каналу. Твоя проблема в том, что ставку в сюжете сделала только на жалость, сама по себе она не работает. Ниже напишу, как это исправить, а пока несколько замечаний.

Ольга мучилась почти нестерпимой зубной болью, причём болели и ныли все зубы, воспалились дёсны. Никто ей не говорил, но ещё с детства знала примету, что где-то рядом отходит чья-то душа, поэтому так тяжело.

Херня, несколько лет назад скончался мой сосед-наркоман по площадке. Склеил ласты прямо за стенкой на своём заблёванном диване то ли от передоза, то ли вмазался чем-то левым. И никакой боли я не чувствовал. Может быть, потому что сам был под кайфом, но всё же.

— Тётя Оля! Завтра я уеду домой. Васенька будет плакать. Возьмите это, положите ему на живот, и он заснёт. Мне это помогало,- девочка достала из-под подушки какой-то пакет и подала матери Васеньки Ольге.

Вопрос: кто надоумил девочку собирать свои волосы и класть себе на живот при сильной боли? Или Ринара пришла к этому эмпирическим путём? Сперва мазала пузо сгущёнкой, клала полевые цветы, перевёрнутую сковородку, а потом попробовала свои волосы и помогло.

— Спасибо!- Ольга рассеянно положила подарок на тумбочку и опять попыталась заснуть. И только после обезболивающего укола забылась довольно призрачным сном: в любой миг мог проснуться малыш.

По восприятию этот абзац воспринимается так, что Ольга сама себе вколола два кубика трамала в бедро. Надо бы добавить помощь медсестры.

Девочка, на вид лет шести, очень худая, истощённая от болезни и совсем маленький мальчик держались за руки и шли по асфальтированной дорожке, пиная носками ботинок листики и радуясь их шуршанию.

На вид лет восьми тогда уж, раз она уже перешла во второй класс.

Но малыш в возрасте одного года не пошёл – не было сил. Богдан много спал, много ел, но не прибавлял в весе. Постоянно плакал и «висел» на руках у матери.

То, что не пошёл – не показатель. Дети и в полтора года могут только вставать на ножки у опоры. А вот то, что его невзначай назвали Богданом, говорит о плохой вычитке текста. Но тут надо тебя похвалить – Васенька звучит более жалостливо, чем Богданчик.

А вот отца рядом не было. Уже не было. Как только он узнал диагноз сына, так сразу и исчез из их жизни. Навсегда.

Я уже сидел хлюпал носом, но тут просто зарыдал. Сука, не фартануло Ольге по жизни.

На пакете с донорской кровью она прочитала фамилию «Копылова» и мысленно поблагодарила незнакомую женщину за помощь её сыну. Но, на следующий день анализ показал, что гемоглобин не повышается, не помогло.

А в это время началось повторное переливание крови. Ольга не понимала, каков предел мучений маленького существа, сетовала, за что это именно её сыну, ведь искололи всего. На этот раз на пакете была мужская фамилия и цвет крови был насыщенного тёмного, почти гранатового цвета.


И кто тут у нас ещё сексист? Вот ещё одно доказательство, что женщины даже биологически слабее мужчин. А всё потому, что на пакете с мужской донорской кровью было написано “Чак Норрис”

Когда Ольга была ещё беременна Васенькой, то свекровь была против рождения собственного внука. И однажды отец Васеньки, Сергей куда-то уехал вместе с нею на целый день. Вечером он был молчаливым, а потом рассказал, что они провели день у какой-то знаткой старушки — ведуньи.

Это был контрольный выстрел. Даже моё холодное каменное сердце на миг потеплело. Бабушка была против внуков? Серьёзно? Даже если она промыла собственному сыну мозги, зачем было вообще доводить Ольгу до беременности, потом до рождения и терпеть внука целый год, прежде чем переходить к активным действиям? Презервативы никто не отменял. К ведунье можно было поехать ещё в первом триместре и спровоцировать магией выкидыш. Но зачем столько сложностей? Зачем Сергей вообще рассказал жене про ведунью?

Но мама была уже рядом, говорила, что Васенька на грудном вскармливании, просила перевести его в палату.

Малыш на ГВ в полтора года? Только на ГВ? Потому что упоминаний про прикорм не было. Как насчёт подкормить Васю пюре из говядины, овощами? А кашки? А всякие вытягушки? В полтора года пацан уже должен пельмени трескать. Может быть твоя Ольга ещё и веган-антипрививочница? Тогда бы это многое объяснило.

На перевязке стало понятно, насколько сложной была операция: животик был рассечён от рёбер до нижней части живота, больше десятка швов. Вскоре малыш повеселел, стал кушать, а вечером встал на ножки и побежал по палате, хотя до операции не мог ходить.

Тут надо заменить “вскоре” на “через три недели”, иначе кажется, что Васька побежал вечером после операции. И вот тебе одна из идей — Васенька побежал после операции, потому что ему скелет и мышцы ему заменили на титан с сервоприводами, а внутренние органы — на ядерную мини-батарею, как у железного человека. Это бы объяснило его прыть и придало хоть какую-то фантастичность рассказу.

Она подошла к детской кроватке и увидела, что по телу ребёнка из подушечки расползлись длинные чёрные пряди волос. Они будто обнимали его и защищали от боли. Это были волосы Ринары.

Откуда Ольга знала, что это волосы Ринары, может быть какой-то другой женщины или мужика. И в контексте расползшихся волос самое последнее, что подумал бы нормальный человек, это какая-то неведомая херня из фильма Чужой хочет сожрать моего ребёнка. Но никак не то, что волосы его обнимают и защищают от боли.

Наш ангелочек, Ринарочка, сегодня утром умерла. Помяните её. А ночью велела вам передать, чтобы вы сожгли какой-то подарок. И тогда Васенька выздоровеет, он будет жить.

И откуда Ринара в курсе, что это сработает? Девочке всего восемь. Короче, сказка о страданиях женщины, фантастичности ноль, юмора ноль, драк ноль, котов ноль. Сюжет примитивный, финал притянут за длинные чёрные волосы. Минус тебе в карму.

Вот в каком ключе нужно было начинать продолжать: по ходу рассказа добавлять параллельную ветку о том, что все раковые опухоли – это на самом деле инопланетные паразиты, которые пока не могут найти баланса с организмом хозяев-людей, отчего те быстро умирают. И вот Ольга и молодой сексуальный врач-онколог вступает в войну с пришельцами. Тут тебе и фантастичность, и врачебного юмора можно добавить, и оргию, и бойню с инфицированными онкобольными, и внезапную помощь в виде расы дружелюбных гуманоидов, представителем которых является Ринара. Так то.

Критика)
06:13
Ну и кота, конечно же, впихнуть куда-нибудь.
18:39
«её ставят детям, когда нет вен на одной ручке, то ставят в другую, если нет на другой, тогда в вены на ножке, пока есть куда ставить.» — детям под ключицу вживляют порт.
Загрузка...
Mikhail Degtyarev