Xen Kras №1

​Врата Богов

​Врата Богов
Работа №199

Он не боялся смерти. Вот и сейчас, он смотрел на пришельца снизу вверх, почти не испытывая страха. Почти. Если бы пришелец знал, чего стоило Амару Меру быть таким спокойным, он бы рассмеялся и проклял жреца. Но сын Бога не хотел видеть ничего земного. Он просто дал золотой диск с изображением Вселенной и передал Амару древний календарь. Плечи Амару вздрогнули. Он ощутил неестественную силу. Он пытался отдернуть руку, но молча убрал золотой диск за пазуху разноцветного плаща и, еще ниже опустил глаза, стараясь не ослепнуть при встрече с сыном Бога.

-Вся земля будет принадлежать инкам, жрец. Но придут люди в железных доспехах и уничтожат вас. Спаси остатки народа…

Голубое пламя за спиной сына Бога не было ни холодным, ни горячим. Оно только ярко освещала коридор, ведущий в неизвестность, находившуюся за Вратами Богов. Дикая мысль промелькнула в воспаленном мозгу жреца: «Броситься вперед сквозь голубое пламя и увидеть, что там дальше”.

Он лежал перед дверью в скале. Давно стих скрип невидимых петель. Солнце, которому он поклонялся, скрылось за вершинами гор и яркие звезды стали невольными свидетелями этой картины. Он ощутил холод на своей груди. Сначала все показалось кошмарным сном, но нет, он просунул руку за пазуху и ясно ощутил всю силу и холод благородного металла подаренного сыном Бога. Амару достал диск и невольно залюбовался красотой тонких линий и рисунков, искусно вырезанных неведомым мастером. На нем было изображено несколько кругов. В центре располагалось Солнце. Он увидел Землю, третью, от огненного светила и тонкую, едва заметную нить, ведущую от Земли в глубину космоса. Теплый ветер коснулся его лица. Амару прислонился спиной к успевшей остыть скале и погрузился в сон. Ему снилась последняя битва. Манку сразился с пумой. Вернувшись в деревню весь исцарапанный, со страшными следами от огромных когтей, он был счастлив. Все видели, как перед ним раскрылись врата. Манки исчез за ними. Его не было в деревне несколько недель. Он вернулся с восходом Солнца. Лицо героя сияло от счастья. Манки долго говорил о другом мире. За врата уходили и другие герои. Некоторые возвращались. Другие оставались в неизвестном Амару мире, в который он хотел проникнуть.

Сегодня они отправились на Скалу Пумы. Холодные воды омывали борта лодки. Амару смотрел на приближающийся остров и все чаще думал о чужаках, появившихся на берегу океана. В глубинах острова хранились сокровища его народа, но чувство тревоги жгло сердце жреца. Ночью он смотрел на Млечный путь, днем на Солнце и видел – Империю инков ждет быстрый конец. Так говорили Солнце и звезды.

Над Андами лил дождь. За неделю побережье океана, где высадились железные всадники, превратилось в море грязи. Небольшой отряд уйдя в джунгли пробирался по едва заметной тропе в сторону озера Титикака. Впереди на веревке по щиколотку в грязи, едва переставляя уставшие ноги, шел пленник. Всадник периодически подталкивал его тупым концом копья вперед. Несчастный, исхлестанный плетками, едва влачил свое жалкое существование. В его теле еще теплились остатки жизни готовые в любой момент покинуть беспомощное тело. Это был сын Амару. Жрец отправил небольшой отряд индейцев в сторону моря собрать дань с покоренных народов.

Сзади по щиколотку в воде тащился отряд испанцев. За конными всадниками шел монах, держа посох в правой руке. Огромная шляпа на его голове служила ему защитой от бесконечно жужжащих насекомых. Лицо монаха было все искусано и покрыто небольшими гнойничками. Святой отец уже давно смирился с предоставленной Господом судьбой и смиренно перебирал ногами в быстрых водах реки. За ним шел пеший отряд конкистадоров с мушкетами на плечах. Вскоре они вошли на узкую тропу едва различимую среди джунглей. Тропа резко уходила вверх. Обезьяны своими дикими криками сопровождали отряд всю дорогу. Иногда уставившись на путешественников с нижних ветвей или нагло усевшись прямо на тропе, они с любопытством смотрели на невиданных гостей. Едва кто - то из испанцев поднимал мушкет, хвостатые твари моментально исчезали в густой листве.

Наступила ночь. Огонь ярко горел в лагере. Гарсиа привязал пленника спиной к дереву. Он поднес горящий факел к лицу индейца и, посмотрев в непроницаемые черные глаза, произнес:

-Сколько ты нас еще будешь водить, Кичи? Если завтра все не прояснится, я отрежу тебе одно ухо…

На какое-то мгновение он замолчал. Лицо пленника не изменилось. Искусанный насекомыми, он давно приготовился умереть. Одна мысль сверлила ему голову: если он умрет сам или будет убит этим идальго, то погибнет весь народ. Испанцы перейдут реку и сожгут деревню. Дальше будет Золотой Город. Он глубоко вздохнул. Голова тяжело опустилась на окровавленную грудь. Несколько оставшихся перьев кондора настолько промокли, что сейчас представляли жалкое зрелище. С помятых перьев стекали ручейки дождевой воды прямо на голые ноги пленника. Гарсия усмехнулся. Ему не терпелось вытянуть все из пленника, пока он еще не отправился к своим предкам.

-Ты говорил о золотых орхидеях?

Сын жреца устало поднял голову и посмотрел в черные глаза испанца. Гарсиа снял кирасу. Прядь черных волос взмокла от дождя и беспорядочно прилепилась к широкому лбу. Борода с проседью была всклокочена. Несколько муравьев пробирались ко рту испанца, пока он их не сплюнул.

-Там есть золотые орхидеи, драгоценные камни, стены обитые золотом в ванной императора и его спальне…

Гарсиа недоверчиво посмотрел на заговорившего пленника. Несколько испанцев, несмотря на поздний час и проливной дождь подошли к беседующим и, невольно остановились. Все слова пленника сейчас казались сказкой и несбыточной мечтой. Они долго слушали измученного индейца. Глаза конкистадоров жадно блестели. Озаренные улыбки коснулись уставших лиц испанцев. Гарсиа дал пленнику жареного мяса и довольный отправился в свой шатер.

Утром индеец исчез. Гарсиа нашел только непонятно кем перегрызенную веревку и несколько следов ведущую вверх по тропе. Сыпля проклятиями, он быстро поднял отряд и бросился в погоню за золотыми орхидеями. Они поднялись высоко в горы. Ущелье, раскинувшееся глубоко под ними, походило на крошечный оставленный ими мир. Десятки кондоров парили над огромной пропастью, не обращая внимания на маленький отряд, двигающийся вверх к перевалу.

***

Ночью Кичи вздрогнул от мокрого прикосновения чьих-то губ. Крепкие зубы обезьяны перегрызли веревку и освободили пленника. Испанцы спали. Вместе с обезьяной Кичи растворился на ночной тропе. Мартышка бежала впереди, часто останавливалась, смотрела на измученного Кичи, ждала и, едва человек приближался, продолжала свой стремительный бег. Кичи узнал обезьяну отца. Прирученная Амару она выполняла все приказы, вот и сейчас спасла жизнь сыну своего хозяина. Глубокой ночью они миновали ущелье. Дождь почти перестал лить. Кичи остановился. За ними тянулись следы. Если их не смоет дождем, Гарсиа непременно догонит беглецов. К счастью, утром светило яркое солнце. Земля быстро просохла и, они не оставляя за собой следов на одной известной индейцам тропе быстро приближались к Вратам Богов. К полудню беглецы были на берегах Титикака и смотрели на остров. От него в сторону берега направлялись несколько лодок. Спрятавшись в тени пальм, Кичи внимательно смотрел на лодки. Они были на середине озера и, уже можно было различить мелкие фигурки гребцов. Лодки были перегружены и глубоко сидели в воде.

Солнце осветило вершины Анд, когда отряд испанцев увидел внизу деревню в сказочной долине. Цветные попугаи и обезьяны дико кричали при виде железных всадников и лошадей. Несколько сот воинов преградили дорогу. Вождь поднял руку. Размалеванные воины покорно отошли в сторону, дав дорогу отряду. Гарсиа пришпорил коня. Ветер готов был сорвать шляпу с лихого наездника. Главный Инка сидел на золотом табурете и смотрел на мчащееся на него чудовище не отводя черных глаз, в которых ничего не отражалось кроме презрения к новому врагу. Если страх и закрался в душу вождя, то никто не увидел это на невозмутимом лице индейца. Телохранители отшатнулись от горячего дыхания коня. Конская пена упала на красный плащ вождя, оставив на нем несколько мокрых пятен. Главный Инка молчал. Молчал и Гарсиа, напрасно пытавшийся перепугать вождя, сейчас он видел в черных глазах индейца только презрение. Охранники вождя потупили глаза и со страхом смотрели на огромное животное, покрытое белой пеной.

Отряд Гарсиа расположился в стороне от деревни. Вечером конкистадоры разожгли костры, играли в кости. Но неведомый страх проникал вглубь души каждого. Потные ладони выдавали поселившийся в их сердце страх. Наконец, когда уже взошли звезды и маленький месяц поднялся над джунглями, Гарсиа самолично расставил посты и ушел в свой шатер. Он долго пытался заснуть. Перед лицом возникало лицо вождя и перепуганные охранники. Ночью он проснулся от страшного крика. Машинально схватившись за меч, он выскочил из палатки. На фоне звездной ночи он увидел силуэт ближайшего часового и спокойно вздохнул.

Утро было холодным. Голова раскалывалась на части. Вся деревня опустела. Он подошел к площади, где вчера встретил вождя и, невольно лицо испанца перекосилось от животного страха. Четыре огромных пса, злобно рыча, обгладывали человеческие кости. Он взглянул на останки мертвецов. Глаза испанца замерли на месте, пристально рассматривая окровавленное лицо индейца. Это были вчерашние охранники вождя, испугавшиеся мчавшейся лошади. Рядом с телами лежала тонкая веревка из разноцветных узелков. Гарсиа рассеянно поднял послание вождя и, ничего не понимая, уставился на узлы, стараясь прочитать в них свою судьбу.

-Святой отец…- Гарсиа немного помолчал.- Вожди перегрызлись за власть между собой. Это наш шанс найти Эльдорадо.

Идущему с отрядом монаху ничего не надо было говорить. Он потеребил в узких грязных пальцах цветную нить с разноцветными узелками и, затем небрежно бросил ее в грязь.

-Заблудшие души, - процедил падре и, опершись на посох, посмотрел в сторону заснеженных вершин.

Утреннее солнце яркими лучами освещало белоснежные шапки вершин и желтым блеском слепило глаза. Монах закрыл лицо рукой. Огненные зайчики плясали перед глазами в неистовом безумии. Наконец, резкая боль прошла. Монах опустил руки. Он посмотрел на тропинку уходящую в горы. Среди комков застывшей грязи под лучами утреннего солнца блестел желтый предмет. Монах поднял комок и выковырял из него золотое кольцо. Вокруг собралась толпа. Испанцы смотрели на находку, пока снова не услышали довольное рычание насытившихся псов.

Река несла свои бурные воды. Потоки грязной воды разбивались о прибрежные скалы и множество подводных камней. Они образовывали причудливые завихрения ревущих потоков способных, словно щепку бросать огромные стволы деревьев, иногда плывущие по реке. С одного берега на другой было переброшено два рядом лежащих бревна. Связанные между собой тонкими лианами, они представляли некое подобие моста подвешенного над ревущей бездной. Гарсиа коснулся носком грязного сапога мокрого дерева и, повернувшись задумчиво посмотрел на лошадей. Гнедые кони уже сейчас боялись подходить к реке и еле сдерживались конкистадорами. Упершись копытами в мокрую землю, они призывно ржали, стараясь вырваться из рук наездников.

-Святой отец, вам придется остаться здесь с десятком солдат и сторожить лошадей.

Монах поднял голову и Гарсиа встретил пронзительный взгляд блестящих глаз глубоко посаженых на распухшее от комариных укусов лицо. Дон Паоло, так звали монаха, снял широкополую шляпу и стал яростно отмахиваться от назойливых насекомых. Взмокшие седые клочья волос и торчащей в разные стороны бороды придавали ему и без того неряшливый вид.

- Вы хотите отправиться на поиски Эльдорадо без меня и коней?- пролепетал священник.

-Мы потеряли пленника, святой отец. Не просто так исчез вождь со всей деревней. Вы прекрасно видите - кони не перейду реку по бревнам.

Дикий рев воды заглушал слова Гарсиа. Сырой запах джунглей вызывал яростные приступы кашля. Проклиная судьбу, солдаты на корточках перебрались по скользким бревнам. Несколько человек сорвавшихся вниз были унесены бурным потоком. Следующее утро было солнечным. Джунгли огласились дикими криками обезьян и многоголосым пением птиц. Казалось, здесь смешались все краски мира, словно их собрали в одном месте. Огромные орхидеи окружали путников со всех сторон. ”Там есть золотые орхидеи, драгоценные камни, стены обитые золотом…”- Гарсиа вспомнил слова беглеца и подхлестнутый невидимым приливом энергии стал карабкаться вверх по горному склону.

***

Амару Меру молился богу Солнца. Он долго чертил на песке знаки переданные предками. Постепенно, все место перед таинственной дверью заполнилось горящими свечами. Легкое колебание ветра едва касалось маленьких язычков пламени образовавших между собой звездное небо и путь Солнца. Дневное светило ярко сияло над сотнями индейцев готовых войти в божественные врата с грузом драгоценностей. Длинная вереница людей стоя по четверо держали нагруженные сокровищами носилки и сундуки. Когда Солнце стало садиться за горизонт, жрец поднес золотой диск к отверстию в скале. Резкий запах озона наполнил вечерний воздух. Скала растворилась в воздухе, образовав за собой голубой переход, ведущий в неведомый мир Солнца. “Сохрани свой народ” - слова сына Солнца резали сердце. Жрец дал знак и, колонна с сокровищами стала растворяться в голубом коридоре, уходящем в неизвестность.

Над Андами лил дождь. Промокший насквозь отряд испанцев стоял перед таинственной скалой. Отверстие в красном камне напоминало гигантскую дверь, ведущую за горный хребет. Гарсиа смотрел на золотой диск в руках и множество залитых дождем свечей. Несколько раз испанец прикладывал диск к совпадающему отверстию в скале. Скала оставалась каменной стеной. Отряд пробыл еще несколько дней возле красных скал пытаясь найти следы жреца. Через несколько дней дождь прекратился. Солнце и ветер высушили скалы и землю. Топча ногами огарки свечей, отряд испанцев отправился дальше на поиски своего Эльдорадо.

+1
250
22:23 (отредактировано)
Хотел прочесть, ибо тут слишком пусто. Начал, усердно шел вперед и чем дальше, тем больше вспоминал уроки истории, когда ничего не понимал. Так и сейчас. Созвездия, планеты, боги, войны… Что происходит?
Если кто кратко может сказать, дайте знать, пожалуйста. Я даже перепрочту заново
09:18
В 1996 году один альпинист на тренировке в Андах обнаружил сооружение напоминающее таинственную дверь высеченную в скале. Инки называли их «Врата богов». Предки инков до сих пор почитают последнего жреца Амару Меру уведшего остатки народа великой Империи, которую завоевали всего 172 конкистадора.
08:23
Все просто. Есть гипотеза, что календарь и астрономию индейцы южной америки получили от пришельцев, которых называли сынами солнца. В этом рассказе попытались эту гипотезу обрисовать.
Жрец таки смог спасти свой народ, уведя его куда-то, как мне показалось, через инопланетный телепорт. Вот собственно и все.

Текст написан грамотно, особых нареканий не заметил. Только одна опечатка:

кони не перейду реку по бревнам


Но это мелочи. Мало рассказов про индейцев инков, майя, ацтеков. На этом конкурсе, он вообще единственный. Поэтому ставлю плюс…
08:13
Спасибо за комментарий.
Загрузка...
Дмитрий Петелин