Xen Kras №2

​В погоне за Царем

​В погоне за Царем
Работа №201

Шеф, типичный профессор, в очках, седоватый с солидными залысинами, был раздражен:

- Ну что, друзья, рутина не засосала? Может быть пора уже заняться и настоящим делом?

- Сергей Сергеевич, мы готовы!

- Рад слышать! А что вам в принципе еще делать? Молоды, амбициозны, кому, если не вам, совершать открытия.

- Прям, сразу – открытия?

- А почему нет, стремись к невозможному – достигнешь максимума! А микробиология – практически непаханое поле для открытий. Не буду ограничивать вашу инициативу, даю полный карт-бланш. Но через три месяца – будьте добры, отчитаться и выдать научную продукцию, хотя бы в виде перспективной идеи. Ну все, закончили дискуссию, Родион, Виктор, засучивайте рукава и за работу! Вас ждут великие дела!

***

Озадаченные молодые люди вернулись в кабинет для младших научных сотрудников и по горячим следам стали обмениваться впечатлениями. Виктор, рыжеватый, плотный бодрячок, иронично хмыкнул:

- Родик, и что ты думаешь об этом?

Приятель, худощавый брюнет нервно поправил очки в металлической оправе:

- Ничего не думаю, даже не знаю с какого бока начинать. Сделай то, не знаю, что…

- Надо просто хоть с чего-то начать, по себе знаю, а потом все как-то само образуется.

- Очень полезный совет. Давай, для начала устроим мозговой штурм. Что мы имеем? Имеем зловредных микробов, с которыми человек, несмотря на все колоссальные усилия, ничего не может поделать. А почему?

- Потому что борется как-то не так…

- Вика, а ведь ты прав! Действительно, человек бьет по хвостам, воюет только с последствиями. А надо идти на опережение, предвидеть возможные ходы неприятеля, устраивать засады, ловушки, прерывать коммуникации, пути снабжения, засылать в штабы агентов, вести информационную войну…

- Ну и фантазер! Какие такие штабы ты имеешь в виду? И где они находятся?

- Отстаешь от жизни, вот что значит не следить за литературой, хотя кое какие сообщения на этот счет были и раньше. Я имею в виду теорию саморегуляции микробных популяций. Она гласит, что болезнетворная микрофлора, это не хаотическое скопище безжалостных микробов, а хорошо организованная система, жестко управляемая из некоего единого центра.

- Хрень какая-то… Если это так, тогда достаточно выявить центр, разрушить, и вуаля - инфекционный процесс заблокирован!

- Красавчик, смотришь в корень, дело за малым, как обнаружить этот центр и его босса?

***

- Светлана, почему опаздываем?

- Извините, Родион Петрович, троллейбус сломался…

- Опа, и ты Брут! Виктор, вы что сговорились, или на одном троллейбусе ехали?

Родион подозрительно посмотрел на приятеля, потом криво усмехнулся.

- Давайте, быстро переодевайтесь, не забыли, у нас новая серия экспериментов?

- Да, да, я момент!

- Вика, ты готов?

- Я всегда готов!

- Включай генератор, сейчас Светлана чашки с культурами достанет и начнем.

***

- Ну, что, друзья, прошло уже три месяца, хотелось бы узнать об успехах. Давайте, хвастайтесь. Начнем с тебя, Виктор.

- Сергей Сергеевич, пока хвастаться нечем, идет отработка гипотезы и стартового алгоритма исследований.

- Так, так, ничего конкретного… Ну а ты, Родион, что скажешь?

- Пока упор делаю на информационный поиск, чтобы четче определиться с направлением и не открывать новых Америк. Есть данные, подтверждающие тезис о существовании своеобразных командных центров у микробных популяций. Через эти центры подаются команды об активации процесса, или же о переходе к обороне. В последнем случае речь может идти, например, об образовании биопленок. Как известно, в составе биопленок устойчивость микроорганизмов к антибиотикам возрастает в тысячи раз. Еще из этих центров, вероятно, подаются сигналы о применении новых антибиотиков и сообщается о способах их нейтрализации. Кстати, об эффективности таких контрмер можно судить по ускоренному росту устойчивости к новейшим антибиотикам. Между прочим, разные микробные популяции активно обмениваются не только информацией, но и биоактивными структурами, так называемыми, бета-лактамазами, особыми ферментами, нейтрализующими антибиотики.

- Да, это все интересно, но не ново. А что дальше?

Родик немного стушевался и даже как бы слегка обиделся.

- Это я просто обобщил уже известные данные, как исходную ситуацию, от которой мы и будем отталкиваться в нашей работе.

- Ну если, как исходная ситуация, тогда понятно, согласен. Ну, а что дальше будем делать, что искать?

- Я как раз и хотел перейти к этому вопросу. Как мне видится, нашей ближайшей целью должна стать разработка подходов к выявлению микробных командных центров и способов вмешательства в их работу в нужном нам направлении.

- Ну вот это другое дело, здесь есть рациональное зерно, но вопрос, когда ждать полноценных ростков и плодов?

- Сергей Сергеевич, мы работаем…

***

Родион проводил очередную серию экспериментов. Пока преследовали неудачи. Но он ничуть не унывал. Опыт подсказывал, что так и должно быть. Ему не впервой приходилось начинать новое дело и всегда приходилось перелопатить не одну сотню пробирок и чашек Петри, прежде чем промелькнет искра удачи. Нужно накопить критическую массу отрицательных результатов, прежде, чем выстрелит успех. И вроде бы неожиданный, случайный, но это если смотреть со стороны. На самом деле, проходят месяцы экспериментов, мозг практически не отвлекается ни на секунду, даже во сне работает в фоновом режиме. И вот в один прекрасный момент: «Эврика! Сработало! Нашел!». И, о счастье! И сразу окупаются все трудности, бессонные ночи, битье головой о непрошибаемую стену. Вот и сегодня ничто не предвещало неожиданной развязки. Шли рутинные опыты.

С микробных культур специальным сканером снимались инфракрасные излучения, спонтанные и индуцированные лазерным излучением. Вдруг появились импульсы, они следовали друг за другом из одной локальной точки чашки Петри. Стали разбираться, и выяснилась любопытная вещь. Импульсы подавала только одна чашка со старой культурой синегнойной палочки, случайно завалявшаяся в термостате, тогда как свежие суточные культуры молчали, как партизаны. Вот, пожалуйста, его Величество Случай! Как же был прав Луи Пастер, сказавший гениальные слова: «Случаем может воспользоваться только тот, кто к нему подготовлен». Получается, только старые культуры, инкубируемые более четырех суток, генерируют инфракрасные импульсы, но не всей микробной популяцией, а локально, из одной точки на чашке. Что бы это значило? Родион предположил, что в старых культурах резко ухудшаются условия для жизнедеятельности микробных клеток и повышается их потребность в регулирующей роли Центра. Его работа активируется, температура повышается и появляется импульсное инфракрасное излучение. А точки его генерации, возможно, и есть, руководящие микробные центры. Потребовались еще многие серии экспериментов, чтобы подтвердить эти сумасшедшие догадки и попытаться воздействовать на выявленные центры. В итоге путем лазерного облучения удалось вызывать серьезную дезорганизацию их работы, что проявлялось быстрым отмиранием микробных клеток, нарушением их функциональных свойств, снижением устойчивости к антибиотикам.

***

Во время очередного научного семинара шеф был в приподнятом настроении.

- Коллеги, хочу сообщить приятную новость. Наши молодые коллеги, Виктор и Родион, совершили, не побоюсь этого слова, научный прорыв. Давайте их поздравим! Думаю, скоро они сами доложат нам подробности.

После семинара он попросил триумфаторов остаться и еще раз похвалил.

- Молодцы, но еще рано почивать на лаврах, вы только в начале пути, нащупали ниточку, нужно интенсифицировать исследования. Постарайтесь глубже понять способы координации микробных популяций. Почему-то мне кажется, что наверняка существует некая иерархия микробных центров со своего рода Генеральным штабом и Верховным Главнокомандующим. Вот если бы удалось до него добраться и попытаться им манипулировать, вот это было бы по-настоящему глобальное достижение! Так что, давайте, дерзайте!

***

Ребята сидели в кабинете и пили кофе. Родя не отрывался от компьютера, а Вика задумчиво смотрел в окно. Стояла поздняя осень, промозглый ветер срывал с одинокого тополя последние листья.

- Слушай, Родик, надо уже как-то определиться. Мы уже два года прозябаем в мнс-ах, но не утвердили даже темы кандидатских. Вот сейчас получили классные результаты, надо уже решить, что тебе, а что мне. Время-то идет…

- А не слишком ли ты торопишься делить шкуру неубитого медведя? А про темы, это будет Сергей Сергеевич решать. И потом, только-только начало что-то получаться, надо еще поработать. Мы даже не знаем, как к этому пресловутому Генштабу подступиться…

- Согласен, но как бы нам с носом не остаться. А где гарантия, что Сережа наши результаты кому-нибудь другому не отдаст?

- Чушь! Пока и отдавать-то особо нечего.

- Ну, а все же… Ты не спешишь, а мне надо дальше двигаться, кандидатская для меня не самоцель, а всего лишь – трамплин, карьерный лифт, если хочешь!

- Беги, только не запнись! Я-то причем, тоже считаю, что кандидатская – не цель, а только побочный, промежуточный продукт научной работы. Сейчас мы на пороге новых, по-настоящему, больших открытий, поэтому останавливаться не собираюсь, а ты как хочешь.

- Ну тогда, может быть, отдашь мне результаты по инфракрасной индикации микробных центров? Я быстренько оформлю диссер и адью! А ты еще себе наработаешь материал.

- Уж больно ты шустрый, как я погляжу! Уже за всех все решил. Но наши результаты принадлежат лаборатории и только шеф вправе решать кому отдать тот или иной кусок.

- Я в курсе, самое главное, ты не против? А Сережу я беру на себя.

- Так ты не хочешь продолжать эксперименты, ведь сейчас начинается самое интересное?

- Если и продолжу, но где-нибудь в другом месте.

- Ну, не знаю, как хочешь, но все это, по-моему, дурно пахнет.

- Как был ты чистоплюем, так и остался! Ну, да ладно, разберемся…

***

- Сергей Сергеевич, можно к вам?

- А, Родион, заходи, что у тебя?

- Я все про микробные центры думаю. У меня идея появилась, хотел с вами обсудить.

- Давай, давай, очень интересно, слушаю:

- На прошлом семинаре вы предположили, что у микробных популяций возможно существует некая иерархия командных центров. Думаю, вы правы. Возможно, есть и своеобразный Генштаб. Конечно, здесь еще очень много непонятного. Вот, например, как эти центры обмениваются информацией. И потом, как они сохраняют свою преемственность. На чашках их существование продолжается несколько суток, потом вместе с уничтожением культуры, уничтожается и локальный центр. Но потом меня осенило. Должен быть какой-то длительно существующий резервуар, поддерживающий оптимальные параметры среды и обеспеченный необходимыми питательными субстратами. Во внешней среде таких резервуаров практически нет. Больше всего на эту роль подходят теплокровные животные вообще, и человек, в частности.

- Хм, неожиданно, хотя вполне возможно. И что это нам дает?

- Колоссальные возможности! И самое главное – мы сможем управлять микробными сообществами, а значит и влиять на здоровье человека и на его долголетие!

- Очень интересно! Напиши подробную справку. Три дня хватит? Потом еще раз обсудим!

***

Родион вышел от Сережи в приподнятом настроении и в коридоре столкнулся с симпатичной блондинкой в белом халате.

- Светлана, привет! Ты что не здороваешься?

- Ой, извините, Родион Петрович, не заметила, здравствуйте!

- Здравствуй, здравствуй, слона-то и не приметила! Куда бежишь, куда спешишь? А что глаза на мокром месте? Кто обидел?

- Никто не обижал, просто в глаз соринка попала…

- Интересно, и как зовут эту, этого соринку?

- Вы его все равно не знаете… Извините, у меня работа.

- Ну, беги, беги…

Посмотрел вслед, непроизвольно отметив на редкость ладную фигурку. Тут из кабинета вывалился Виктор:

- Родик, привет! Где был?

- К шефу заходил…

- А зачем?

- Что-то ты очень любопытном стал в последнее время, помнишь историю про некую Варвару?

- А ты на редкость скрытным. Мы вроде друзья, не забыл?

- Вот именно, вроде…

- А когда начнем новую серию экспериментов? А то скоро уже Новый год, хотелось бы до праздников разделаться…

- Считай, что уже разделался.

- В смысле? Ты что меня отстранил? А не много ли берёшь на себя, непризнанный гений? Или за Светку мстишь?

- А причем здесь Светка?

- Эх ты, чудило! Она же тебя любила как сумасшедшая, пока ты грыз гранит науки! Вот и пришлось мне ее утешать. Да, ты много потерял, в постели, она – огонь!

Родион от неожиданности опешил, потом схватил Вику за грудки и стал трясти как грушу:

- Ты что натворил, подонок?!

Вика с трудом высвободился, откашлялся и отодвинулся на безопасное расстояние:

- Псих, а что такое, я ее не насиловал, она сама согласилась, а ты как собака на сене, и сам не ням и другому не дам!

- Да пошел ты!

***

Эксперименты шли бесконечной чередой с переменным успехом. Виктор затаился и старался больше не вступать в диспуты с Родионом, но внимательно следил за всеми исследованиями в лаборатории. Светлана тоже изменилась, как-то сникла, и не смеялась заразительно как раньше. И сколько Родион не пытался, так и не смог добиться от нее ответа о причинах перемен.

В этот день должны были проводить заключительную перед Новым годом серию опытов.

Но Виктора долго не было и пришлось начать без него. Не пришел он и на другой день, и на третий. Прибежала взволнованная Светка с неприятным известием – исчезли все регистрационные журналы с протоколами исследований. Родион незамедлительно доложил Сергею Сергеевичу, тот негодовал:

- Да что там у вас творится? Сейчас же пиши объяснительную, и Виктора пришли ко мне!

- С Виктором тоже незадача. Он уже три дня не приходит, и на звонки не отвечает.

- Так съездите домой, разузнайте, может человек болеет, а вам и дела нет!

Родион вызвал Светлану и поручил съездить к Виктору.

- Извините, но я не поеду!

- Не понял, а что так? Поругались что ли?

- Поругались!

Тут Родион вспомнил недавнюю стычку с Виктором.

- Света, прости, но не любопытства ради, слышал, у вас с Виктором отношения, и ты должна знать, куда он пропал, и вообще, о его планах.

- Ничего я не знаю и знать не хочу!

- Вот те раз, значит точно – поругались! Ладно, кого-нибудь другого пошлю.

Но поиски ничего не дали. Виктор как в воду канул. Он жил один, его родители несколько лет назад уехали по грин-карте на ПМЖ в Штаты. Квартира была закрыта, соседи тоже ничего не знали. Родион порыскал в соцсетях. Оказалось, что Вика хоть ничего и не выкладывает, но на свои странички заходит регулярно. Сомнений не осталось, Виктор сбежал и прихватил все результаты исследований по микробным центрам. Конечно, кое-что оставалось в компьютерах, в интернете, в набросках статей. Но, все равно было неприятно, оказывается столько времени работали бок о бок с предателем и вором. Вот только непонятно, как этот подонок предполагает воспользоваться украденными материалами.

Случай вызвал грандиозный скандал в институте, создали специальную комиссию, Сергею Сергеевичу влепили выговор. У него случился сердечный приступ, и он слег в клинику.

Родион тоже впал в депрессию, попытался по крохам восстановить утраченные материалы. Действительно, работа лечит, так и получилось, зарывшись в результатах, он стал генерировать свежие, еще более дерзкие идеи, которыми заражал и шефа. Сергей Сергеевич быстро пошел на поправку и тоже загорелся новыми проектами. Наконец-то удалось нащупать подходы к командным центрам разного уровня и определиться с алгоритмами их функционирования. Подтвердились догадки о персистенции региональных центров в составе микрофлоры человека. Появились первые позитивные результаты попыток манипулирования ими. Оказалось, эти центры могут оказывать как благоприятное воздействие на хозяина, так и негативное. Причем последнее может распространяться как на психику, так и на физиологию, на все органы и ткани, вызывать как симптоматические отклонения, так и серьезные органические поражения, в плоть до язвенной болезни, сахарного диабета, атеросклероза, ожирения, рака и прочая, и прочая. Но и наоборот, при соответствующем стимулировании, указанные патологические состояния можно успешно купировать. Нахождение человека в согласии с командным центром его микрофлоры – верный путь к здоровью и долголетию.

***

Прояснился вопрос и с Виктором. Просматривая новые публикации по теме, Родион натолкнулся на неожиданное сообщение в английском онлайн журнале. Он не сразу сообразил, что Victor Egorov и есть беглый Вика. Но еще больше Родион удивился, когда прочел текст, который практически слово в слово повторял его собственные тезисы по командным центрам, подготовленные на очередной международный конгресс по экспериментальной микробиологии. У Родиона пересохло в горле, задрожали руки, он громко выругался. Нет пределов человеческому падению, мало того, что Виктор банальный вор, так еще и плагиатор! Хотя, чему здесь удивляться, это все звенья одной цепи. Но тут у него все внутри похолодело, как так, беглеца уже нет почти месяц, а сообщение Родион подготовил лишь пару недель назад и еще даже не отправил. Не мог же Виктор самостоятельно написать тезисы, тем более там были ссылки на результаты, о которых тот не мог знать. Значит, он каким-то образом, их достал, но как? Мистика!

Сергей Сергеевич более реально смотрел на вещи.

- Только этого еще не хватало! Родион, поздравляю, в лаборатории завелся крот! Пока не надо огласки. Попробуем сами обезвредить. Необходимо усилить все меры безопасности, ограничить и проверить круг лиц, имеющих допуск к первичной документации. Все компьютеры запаролить, ограничить выход в интернет, установить фильтры, тщательно проверить на наличие вирусных и шпионских программ. Подключим институтских IT-ников. И еще раз, Родион, внимательно подумай, кто мог добраться до твоих тезисов.

***

В конце концов, выяснилось, что Виктор перебрался в Америку, в Калифорнию, к своим родителям, устроился в лабораторию при тамошнем университете. Конечно, этот побег не был спонтанным, а готовился долго и тщательно. Понятно, что он не хотел оказаться за кордоном с пустыми руками, вот и прихватил, все, что плохо лежало и что могло представлять ценность для новых хозяев. Расспросы сотрудников лаборатории ничего не дали, никто ничего не видел и к компьютеру не прикасался.

***

Между тем исследования продолжались. Родион с коллегами все ближе и ближе продвигался к главному микробному штабу, и уже ощущал его кожей. Иногда ему даже снился этот мифический штаб с карикатурными бактериями в кожанках и в портупеях, и почему-то с маузерами в деревянных кобурах, как у комиссаров в Гражданскую войну. Они деловито сновали туда и сюда по ступеням парадных лестниц. На последнем третьем этаже помпезного здания располагался огромный кабинет Главнокомандующего, напоминающий скорее покои какого-нибудь арабского шейха. Хозяин в дорогом восточном халате восседал на высоком роскошном троне, обложенном парчовыми подушками, украшенном драгоценными камнями и благородными металлами. Однажды каким-то непонятным образом Родион пробрался в святую святых и предстал перед самим микробным Царем. Тот внимательно посмотрел и заговорил приятным баритоном, с едва заметным акцентом и чуть-чуть грассируя:

- Ну, здравствуйте, уважаемый Родион, наконец-то мы и встретились! Ты же хотел этого, не правда ли?

- Здравствуйте, Ваше величество! Рад встрече! Да, очень хотел!

- Я знаю, ты строил и продолжаешь строить всевозможные козни против нашего брата! Но не думай, что это сойдет тебе с рук! Но об этом позже. Да, я жестокий, но и справедливый властитель! Мне импонирует ход твоих мыслей и твоя дотошность. Отдаю должное, ты в отличие от коллег значительно продвинулся ко мне в своих изысканиях. А я давно уже искал возможность встреться с кем-нибудь из представителей людей, накопилось много неотложных вопросов. Между прочим, это больше в ваших, людских интересах. Я тут подготовил документ, своего рода Манифест. В силу некоторых объективных ограничений не могу тебе его вручить. Поэтому, я сейчас его проговорю, а ты внимательно слушай и запоминай.

- Я готов!

Царь четко продекламировал свой Манифест и распрощался с Родионом. Что интересно, текст отпечатался в мозгу до точки, до запятой. Проснувшись, Родя бросился к компьютеру и набрал Манифест. Вот его содержание:

Манифест Царя микробов

Странные существа все-таки эти люди. Появились на Земле без году неделя, а уже считают себя вершиной мироздания, властителями природы, безоговорочными хозяевами планеты и близлежащего космического пространства. Других же представителей живого мира снисходительно называет братьями нашими меньшими. Нас же, одноклеточных, старейших обитателей Земли, родоначальников жизни здесь – презрительно обзывают микробами. Не признают за нами права на собственную личную жизнь, на собственный уклад и собственные организационные формы наших сообществ, на возможность самостоятельно выбирать направления развития и ареалы распространения. Мы долго, очень долго ждали, надеялись, что человек одумается, заметит, наконец, что он не один на Земле, поймет, что своим безрассудным поведением создает угрозу не только себе, но и всему живому на нашей очень маленькой планете. Мы долго терпели и молчали, но сегодня уже не можем ни терпеть, ни молчать, ибо завтра будет поздно. Уже почти достигнута точка невозврата.

Да, пожалуй, ситуация предельно прояснилась. Уже хватит заигрывать с людишками, ничего из этого не выйдет. Надо кончать с ними быстро и радикально! Человек сейчас, как та самая обезьяна с гранатой на пороховой бочке. Поэтому, главное не опоздать…

Не устаю удивляться, какая же все-таки патологическая самонадеянность и ограниченность! Думают, что только они здесь все решают и определяют. Глупцы! Забыли, кто здесь все начал, кто собственно и принес сюда жизнь. Конечно, мы тоже делали ошибки, недооценили людей, их изворотливости и маниакального вероломства. Упустили важное время, утратили тотальный контроль над ситуацией. Теперь имеем то, что имеем. Люди распоясались, обнаглели, оказались совершенно безответственными… В итоге, стоят на пороге самоуничтожения. Ладно, если бы это касалось только людей, но они, в этом безумном угаре утянут за собой в пропасть и все живое, да и мы можем существенно пострадать.

А ведь как все хорошо начиналось. На наших глазах зародился, рос и развивался этот пресловутый и печально знаменитый вид Homo sapiens. На ранних этапах нам удавалось вполне успешно его контролировать. Да и человеков тогда было не в пример нынешнему времени меньше, селились они кучно, миграция мизерная, лекарств никаких. Вот мы и расслабились. Без всяких изысков: чума, оспа, холера, малярия и прочая, и прочая. Когда хотели, тогда и прорежали, пропалывали племя это дикое, несмышленое… Как ни странно, и сами люди многие годы нам активно помогали в борьбе с соплеменниками. Взять хотя бы Южную Америку, когда аборигены боролись с европейскими завоевателями. Еще неизвестно чем бы закончилось противостояние, не возьми конкистадоры на вооружение вирус. Очень остроумное решение: подарить индейцам одеяла, умерших от оспы людей. Считанные месяцы, а какой умопомрачительный результат – без единого выстрела погибли миллионы аборигенов. Весь континент как на блюдечке оказался в распоряжении бледнолицых. Но несчастные индейцы не остались в долгу – заразили пришельцев сифилисом. А потом уже эта стыдная болезнь начала косить население Европы и направо, и налево. Были и другие примеры, как бессознательные, так и цинично сознательные, успешного применения моих воинов - невидимых и безжалостных убийц!

Время шло, люди постепенно стали доходить до сути нашей цивилизации, и худо-бедно пытаться нам противостоять. Что вынуждало и нас совершенствоваться. Ведь как было вначале, возникала смертельная эпидемия, или даже пандемия. Люди вымирали целыми городами и странами. Вроде бы эффективное действие. Но это только на первый взгляд. Это все равно, что рубить сук, на котором сидишь. На самом деле, если возбудители некой инфекции поразили человека, значит воспользовались его телом, его ресурсами для своей жизнедеятельности. Но если в процессе этой жизнедеятельности погибает человек, соответственно погибают и мириады, поразивших его возбудителей. В итоге получается Пиррова победа. Понимание этого факта привело к выводу, что самое оптимальное для нас, вызывать хронический инфекционный процесс, способствовать тому, чтобы больной, в свою очередь, заразил как можно больше других людей, но сам по возможности быстро не умирал. Это позволяет максимально возможное время поддерживать эпидемический процесс, обеспечивать пищевой потенциал максимальному количеству генераций возбудителей, распространять их на широкий круг окружающих людей. Чем не гениальное решение? Повышению его эффективности способствовало увеличение продолжительности жизни человека и резкое возрастание мобильности и миграционной активности. Этому очень помогали и помогают многочисленные войны и стихийные бедствия, а также неукротимая тяга человека к перемене места жительства, страсть к путешествиям, туризм. Конечно, было бы самообманом, головокружением от успехов, говорить, что человек был экспериментальным кроликом, безвольной марионеткой в наших руках. Он сопротивлялся, и иногда очень активно, и даже вполне успешно. Взять хотя бы изобретение антибиотиков. Эта так называемая эра антибиотиков принесла нам на первых порах много неприятностей. В этом случае, коварности и изобретательности людей можно только позавидовать. Это же надо было додуматься: использовать наших же микробов для борьбы с нами по принципу: враги наших врагов - наши друзья. И вначале это принесло им существенные дивиденды, мы понесли большие потери, как в тактическом, так и в стратегическом плане. Пришлось принимать срочные меры, разрабатывать специальное антиоружие, так называемые, бета-лактамазы. Они инактивировали антибиотики, делая их безобидными примочками. Как и следовало ожидать, люди не остались в долгу – придумали субстанции, блокирующие бета-лактамазы. Мы вынуждены были изворачиваться, мутировать, видоизменяться, всячески повышать антибиотикоустойчивость, изобретать все новые и новые инфекции.

И такой обмен ударами продолжается и мог бы продолжаться сколько угодно долго, ведь никто не хочет и не станет уступать, ведь ставкой является ни много, ни мало – жизнь себе подобных! Но теперь эта жестокая борьба вышла на новый уровень и может статься – последний! А ведь могли бы сосуществовать достаточно мирно, ведь мы уже почти достигли динамического равновесия: люди не могут нас окончательно уничтожить, и мы в свою очередь, уже не хотим этого делать. В такой ситуации единственной причиной вполне возможного и, к сожалению, ожидаемого конца света, станет безрассудство и самонадеянность человека. Та энергия, с которой он стремится к краю пропасти, несомненно, достойно лучшего применения. С большой долей вероятности можно предположить, что с такой одержимой страстью разжигаемая третья мировая война, окажется последней. После нее, если кто и останется живым, так это только микроорганизмы. Логичным будет вопрос, а мы-то почему должны переживать за гибель человечества, нашего главного стратегического противника? Наш интерес прямой. Мы потратили гигантские ресурсы и массу времени, приложили колоссальные усилия, чтобы создать новые виды возбудителей, адаптированные к человеку, научились инактивировать все антибиотики, разработали эффективные стратегии динамического сосуществования в форме медленных хронических инфекций. Вместе с ростом человеческого населения и мы, соответственно, тоже значительно расширили наше качественное и количественное присутствие на планете. Да еще много чего понаделали. И что теперь, все это коту под хвост? Опять все начинать сначала? Нет уж, дудки! Мы сделаем все, чтобы не допустить вселенской катастрофы! Ведь вместе с человеком погибнет и весь животный мир, максимально сократится и наш ареал. Это уже прямой удар по всем нам! Как же нам не беспокоиться? Мы будем не только беспокоиться, но и принимать все необходимые меры, в том числе и превентивные. Время не терпит. Какие меры, ну, например, инициировать точечные, адресные эпидемии, а может даже и целые пандемии. Нужно хорошенько встряхнуть зарвавшееся человечество, поколебать его эгоцентризм и патологический эгоизм. Возможно, это отрезвит его, вынудит забыть шкурные интересы, антагонизм, ничтожные интриги, сподвигнет на сотрудничество и отодвинет опасность мировой ядерной войны. По крайней мере, я на это очень надеюсь, но не обольщаюсь, уж очень запущенный процесс. Вероятно, в этом отчасти и наша вина. Но с другой стороны, это все-таки больше про человека, для нас, строго говоря, не смертельно. В противном случае, все начнем сначала, как это уже и не раз делали. Только уж очень это длительный и трудоемкий процесс, да и трудов своих неимоверных жалко, находок, достижений. Да и других представителей животного мира жалко, совсем ни за что бедняги пострадают. За чужую глупость и амбициозность несусветную, в какой-то мере и самого человека жалко, горячится, не думает о последствиях. Ну да ладно, будем думать, надеяться и стремиться к лучшему!

***

Потом Родион долго сидел в прострации, соображая, что это было, то ли вещий сон, то ли бред сивой кобылы. Еще раз прочел текст, нет такое вот с ходу он никак придумать не мог. Очень серьезный документ. Конечно, не со всеми положениями можно согласиться, но то что в нем есть рациональное зерно, и он заставляет задуматься, это однозначно. Пожалуй, Сереже показывать пока не надо, подумает еще, что крыша совсем поехала.

***

Жизнь вроде бы вошла в обычную колею. Единственно, Светлана продолжала хандрить без видимой причины, перестала за собой следить, на глазах полнела. Наконец-то и до Родиона дошли слухи, что лаборантка беременна. Решил поговорить начистоту.

- Света, что происходит, не узнаю тебя в последнее время, что случилось?

- Извините, Родион Петрович, но это вас не касается!

- Зря ты так, ведь мы с тобой друзья, или нет?

Неожиданно она разрыдалась, закрыла лицо руками и попыталась выбежать из кабинета, но Родион успел ее перехватить и обнять за плечи.

- Ну, что ты, дурочка, кто тебя обидел?

Света продолжала плакать, он усадил ее на диван, сел рядом, гладил по руке и ждал, когда успокоится, и сама все расскажет.

- Родион Петрович, простите меня, хотя за это не может быть прощения.

- Простить, да за что?

- Я вас предала…

- Как предала?

- Вы ведь слышали, у нас с Виктором был роман. Ну как, роман, он за мной очень настойчиво ухаживал, говорил, что любит…

- А ты что?

- А я вас любила и люблю…

Родион от неожиданности опешил, не зная, как реагировать на признание. Решил пропустить мимо ушей.

- Ну и что дальше?

- Как-то он позвал к себе послушать музыку, налил шампанское, но, наверное, что-то подмешал, я сразу отключилась, а он и сделал свое грязное дело… Обещал жениться.

В общем, все банально, а я, дура, поверила. Сказал, что в лаборатории его не понимают, начальство зажимает, не дает продвигаться, поэтому ему надо уехать за границу…

Но обещал, что обязательно вернется и заберет меня.

- Значит, ты все знала?

- Знала, я же говорю, предала вас… Потом забеременела, сообщила по E-mail, он поздравил и попросил еще одно дело сделать – с вашего компьютера скачать папку с международными публикациями и переправить ему. Я все сделала, а он сразу исчез, больше не отвечает ни на звонки, ни на письма.

- Все понятно! Ну, ладно, не переживай, это дело поправимое. А так расстраиваться не надо, это вредно не только тебе, но и маленькому.

Он многозначительно посмотрел на ее живот, вытащил из кармана платок и стал осторожно вытирать ей слезы на щеках.

- Вы на меня не сердитесь?

- Ну, как тебе сказать, но ты тоже пострадала и еще неизвестно, кто больше. Разберемся. А ну-ка, улыбнись, вот это другое дело! Иди работай, и почаще улыбайся!

***

Во всесилии Царя микробов Родион скоро еще раз убедился. В лабораторию пришел представитель интерпола и сообщил, что в США скоропостижно скончался Виктор Егоров, и у них несколько вопросов к руководству и сотрудникам лаборатории. На встречный вопрос о причинах и обстоятельствах гибели Виктора, отвечал расплывчато и туманно. Якобы смерть наступила от эмболии легочной артерии. Хотя бедолага никогда не жаловался на проблемы с сосудами и свертываемостью крови. Наверняка, это все проделки Царя, но как говорится, не пойман, не вор. Несмотря на всю фантастичность предположения, это было вполне реально, по крайней мере, Родион в этом не сомневался ни секунды. Царь мог дать указания нижестоящим центрам, те - своим подведомственным структурам. В конце концов, приказ дошел до командного центра, локализующегося в микрофлоре самого Виктора. Центр поручил своим микроорганизмам усилить выработку факторов, стимулирующих свёртывающуюся системы крови – пошло ускоренное тромбообразование, в результате – эмболия легочной артерии и неминуемая смерть. Конечно, Родион ничего не сказал о своих соображениях представителю интерпола, да тот бы и не поверил.

***

Известие о смерти Виктора явилось настоящим ударом для Светы. Она попала в больницу, где у нее произошел выкидыш. Сотрудники постарались окружить ее вниманием, навещали почти каждый день. А когда выписалась пришли поздравить всей лабораторией. Это потрясение оказало на девушку благотворное влияние. Словно пелена слетела с глаз, состояние улучшилось, появился интерес к жизни, к работе, к общению с друзьями, в том числе и с Родионом. Он тоже стал смотреть на девушку по-другому. Правда у нее появился еще один горячо любимый друг. Сразу после больницы Родион подарил Светлане щенка немецкой овчарки, чем поверг девушку в неописуемый восторг. Родион предложил назвать питомца «Царь». У того действительно и вид, и повадки были царскими, так что Света ничуть не удивилась предложению и не стала интересоваться истоками: Царь, так Царь!

***

- Родион, ну как успехи? Не мешает вся эта околонаучная возня?

- Ну как сказать, не помогает! Но с другой стороны, мы пытаемся еще больше сконцентрироваться на главном направлении. Рад сообщить, что открылись новые перспективы. Удалось создать ключевые коды инфракрасной регуляции командных центров. Как оказалось, эти центры меняют частоту и интенсивность излучения в зависимости от активности. При ее повышении наблюдается активация и всех подведомственных микроорганизмов со всеми вытекающими отсюда последствиями. И наоборот, при угнетении центра – соответственно снижается и активность микрофлоры, она как бы впадает в спячку и соответственно – наступает затухание патологического процесса. Другими словами, мы получили реальный рычаг для управления микробными популяциями, в том числе и болезнетворными.

- Хорошо, поздравляю, это достижение трудно переоценить, но и почивать на лаврах пока рано, еще надо многое сделать. В первую очередь разработать прототип специального инфракрасного генератора. Потом проверить работу кодов на разных культурах и при различных инфекционных заболеваниях. Еще, надо бы детальнее изучить влияние инфракрасной стимуляции на нормальную микрофлору.

- Да, конечно, Сергей Сергеевич, мы этим занимаемся, но это все программа не на один год работы.

- Я тебя обрадую, сегодня говорил с директором, он тоже рад твоим успехам и планирует под это направление создать специальный отдел, естественно под твоим началом. Так что, будут штаты, бюджет соответствующий, возможности расширятся. Есть идея создать научно-производственное подразделение с экспериментальной базой для разработки инфракрасных генераторов и манипуляторов. Так что, от души поздравляю! Но не забывай о диссертации! Вполне можешь получить сразу доктора наук!

- Спасибо, Сергей Сергеевич! Обрадовали и огорошили! Такая ответственность! Еще и диссертация! Когда все успеть?

- Ничего, глаза боятся, а руки делают!

***

Аудиенции с Царем становились все более регулярными. На вопрос, как это происходит, и не является ли это всего лишь навязчивым сном, Царь оскорбился:

- Родион, ты меня обижаешь! До сих пор не представляешь всех наших возможностей? Кстати, что думаешь о гибели Виктора?

- Подозреваю, что это ваша работа!

- Правильно подозреваешь! Мне вообще, повторюсь, нравится ход твоих мыслей, не зря я выбрал тебя посредником между нами и человечеством.

- Так вы готовы к сотрудничеству? А то мне показалось, что ваш Манифест – это настоящий ультиматум людям, чуть ли не объявление войны по всем фронтам.

- Да, ты прав, у меня были такие намерения. Конечно, мы могли бы пойти ва-банк и уничтожить человечество как биологический вид! Но мы не можем, повторюсь, рубить сук, на котором сидим. Ведь человек – наиболее оптимальный резервуар и инкубатор для нас, для наших центров управления. Поэтому, нам лучше сотрудничать на взаимовыгодных условиях. По крайней мере, попытаемся, а там как пойдет… Но здесь есть одно большое «НО». Оно и стало главной причиной создания Манифеста. Человечество в последние годы с бешенной скоростью несется к пропасти, напрямую угрожая и нашему существованию. Поэтому мы подумали о возможности небольшой превентивной войны, чтобы люди перестали беситься с жиру, а занялись благоустройством нашей маленькой и пока общей планеты.

- Давайте попробуем, уверен, у нас обязательно получится. А вот интересно, почему вы именно меня выбрали в посредники, неужели только за ход моих мыслей? А есть ли у вас еще посредники?

- Ты очень любопытный, это не всегда полезно. Но отвечу на первый вопрос. Конечно, я выбрал тебя не только за ход мыслей, а самое главное, за попытку понять нашу сущность, нашу идеологию, если хочешь, менталитет. Ты достойный противник, и со временем можешь стать достойным партнером. Только тебе надо немного помочь. И я стал помогать…

- Спасибо, конечно! Но это что получается, что все, чего я достиг, ваша заслуга?

- Нельзя помочь тому, кто не способен принять помощь! Я только слегка помог. Ты всего, наверняка, мог бы добиться и сам, но пришлось бы затратить гораздо больше времени и сил!

- Понятно, еще раз спасибо!

- Ну все, на сегодня достаточно!

***

- Что это?

- Приглашение! Сергей Сергеевич, мы со Светланой хотим пригласить вас с супругой на нашу свадьбу!

- Надумали? Молодцы! Давно пора! Обязательно придем!

***

Родион все раздумывал, стоит ли рассказывать шефу о Царе и его предложении. Сомневался, что шеф воспримет все правильно и не усомнится в его умственном благополучии. Решил пока повременить, до достижения реальных договоренностей и первых совместных проектов. Да он еще и сам не мог понять, что со всем этим делать, на какие можно пойти договоренности и что сотрудничество с Царем по большому счету может дать ему, институту, стране, человечеству. Без этого, что-то планировать, строить какие-либо проекты по меньшей мере глупо и недальновидно.

***

Исследования продолжались все интенсивнее. Прототип специального инфракрасного генератора показывал блестящие результаты в экспериментах на животных на моделях различных инфекционных и соматических заболеваний. Стал ощущаться повышенный интерес к разработке со стороны журналистов, конкурирующих структур, иностранных спецслужб. Все работы были строго засекречены ФСБ, значительно усилился режим, охрана лабораторных помещений и контроль за сотрудниками.

Родион получил разрешение на пробное использование генератора при лечении больных с тяжелыми формами рака, сахарного диабета и ожирения. Первые результаты оказались очень обнадеживающими. Особенно они были впечатляющими при коррекции излишней полноты у женщин. Весь жир таял буквально на глазах, приводя пациенток в полный восторг. Они готовы были молиться на Родиона. Весть об этих чудесах мгновенно разлетелась не только по городу, но и по стране и даже за ее пределами. Страждущие ринулись к Родиону, сминая все барьеры. Пришлось приостановить работу с толстушками. Несмотря на явные успехи, предстояло еще многое сделать для отработки алгоритмов и схем применения генератора.

***

Не меньше радовала Родиона и личная жизнь. Они со Светланой провели прекрасный медовый месяц на Сейшелах. Неразлучно с ними находился и Царь, который все больше и больше соответствовал своей звучной кличке. Скоро Света сообщила мужу, что беременна, приведя его в полный восторг. Успешно шла и научная работа, свою кандидатскую защитил с блеском и ее, как и предполагал Сережа, зачли как докторскую. Казалось, о чем еще можно мечтать. Но неожиданно даже для себя Родион загрустил. Он был ученым до мозга костей, но уже не видел пространства для приложения своих аналитических способностей. Вроде бы всего достиг, и в науке, и в личной жизни, живи и радуйся, ан нет, червь неудовлетворенности основательно поселился в душе. Может начать пить, думал поникший гений, говорят водка хорошо отвлекает от тяжелых мыслей. Криво усмехнувшись, он отбросил эту идею как совершенно не конструктивную. Да, иронизировал, есть горе от ума, а есть оказывается и горе от счастья. Вот уж действительно, с жиру бешусь. Но грусть-тоска не отпускала…

***

Родион сидел на крылечке дачного домика и смотрел в ночное небо. Здесь, за городом оно на редкость чистое и ясное. Огромные звезды призывно мигали и непонятно почему тревожили. Особняком сиял и багряно отсвечивал Марс. Родя вспомнил детские годы, как он грезил этой планетой после Аэлиты Толстого, как мечтал полететь на эту колыбель человечества. Да, да, именно колыбель. Почему-то он был абсолютно уверен, что первоначально люди жили на Марсе, это была вполне комфортная и благоприятная планета. Потом, в силу ряда роковых обстоятельств, одним из которых могло быть столкновение с огромным астероидом, запустилась цепь ужасных событий, приведших в итоге в превращение Марса в каменную пустыню. Но все это произошло не мгновенно, а растянулось на долгие годы, и небольшая горстка людей успела перебраться на соседнюю Землю. Здесь разумная жизнь только начинала зарождаться. Марсиане адаптировались, но потом прошло еще несколько катаклизмов, потрясших до основания их новую планету. Многие знания и технологии были утрачены, приходилось все начинать сначала. И вот теперь мы оказались там, где оказались. Земля на грани очередного потрясения. И не факт, что после него она возродится вновь. Праколыбель человечества Марс – безжизненное космическое тело, и сейчас вот так, с ходу, вряд ли возможна обратная рокировка. Но если тщательно проработать проблему, основательно подготовиться, то может быть в будущем что-то и получится. При этом, проблема из проблем, создание атмосферы хотя бы отчасти благоприятной для человека. Другими словами, нужна основательная трансформация поверхности Марса и ближайшего атмосферного слоя. Без микрофлоры эту задачу решить невозможно. И именно в этой области, как ни в какой другой, может быть востребовано сотрудничество с Царем. Вот чем надо основательно и всерьез заняться! Вот это действительно стоящее и захватывающее дело!

Родион уже давно так спокойно и крепко не спал, словно набирался сил перед новой отчаянной и всепоглощающей схваткой с непознанным и неизведанным…

+1
347
15:35
+1
Интересная идея и написано хорошо. Немного нудно, рассказ можно было сократить. Как я понимаю, этот царь таки убил Родиона…
Загрузка...
SoloQ