Ирина Кошман

Кот в мешке

Кот в мешке
Работа №231

Крутя в руке фужер, я достал карманные часы. Лениво ползущие по циферблату и безразличные ко всему стрелки надо мной словно насмехались. Томясь в плену ожидания, я старался не обращать внимания на оживлённый гомон, эхо которого отскакивало от мраморных стен Колизея назойливым рикошетом. Многоголосое жужжание человеческой речи создавало в роскошном зале особую атмосферу, в которой улавливался сложный букет настроений.

Трепет надежды. Сладость предвкушения. Пламя азарта. Жар алчности.

В наэлектризованном до предела воздухе витал ещё один оттенок, что дразнил аппетиты присутствующих особенно сильно.

Запах больших денег.

Именно ими и пах грядущий Аукцион.

Аукцион! Воистину эпохальное событие, которое не мог пропустить ни один человек, не лишённый хотя бы толики амбиций. Очень богатый и влиятельный человек, конечно же, так как на ежегодные торги, проводимые Многопрофильным Внутригалактическим Консорциумом, попасть могли только избранные. Если ты не из высшего сословия, без крепких связей и не можешь похвастать солидным кошельком, то для тебя Аукцион – почти недостижимая мечта. Кластер из самых могущественных корпораций в галактике, который кто-то из состоятельных шутников назвал Министерством Выгодных Контрактов, не привечал случайных людей.

Сгорая от нетерпения, я заёрзал в кресле и отпил из бокала. Округлое и пряное послевкусие сверхтекучего долласкенского вина слегка успокоило мои нервы. Потягивая напиток, я наблюдал за прибывающими в аудиторию важными гостями, а заодно в сотый раз поблагодарил судьбу.

Мне невероятно повезло.

Аукцион от МВК – это арена, на которой сшибаются лбами представители галактической элиты. Послы торговых корпораций, члены влиятельных семей и правящих династий, а также прочий бомонд впивались друг другу в глотки в ожесточённой схватке за выгоду, которая принимает самые разные формы. Выложить годовой бюджет целой колонии за долгосрочную аренду относящихся к МВК месторождений здесь считалось обычным делом. Привычным явлением стали и покупки космическими державами у МВК бессрочных лицензий на колонизацию недавно открытых обитаемых планет. А отдельные инвесторы могли получить право вкладывать средства в наукоёмкие производства, принадлежащие, конечно же, Консорциуму. Зачастую торги становились именно тем местом, где вершилась судьба всей галактики.

И возможность оказаться среди участников легендарного аукциона я считал подарком небес. Я твёрдо верил, что подобным мне мелким сошкам, этот шанс выпадает раз в жизни. И пренебречь им означало плестись в хвосте пангалактического рынка без всяких надежд вырваться из прозябания и сколотить состояние.

От мыслей меня отвлекло движение – кто-то садился в соседнее кресло.

— Пресвятые задницы звёздных демонов! — раздался до боли знакомый голос, в котором смешались надменность и неподдельное удивление. — Глазам своим не верю! Люте, ты ли это?

Я поджал губы. Ну естественно...

— Собственной персоной, — ответил я неожиданному соседу, подарив ему лёгкую ухмылку, — галактика становится тесновата, не так ли, Элапи?

Гость снисходительно улыбнулся. Элапи Апроксенакс принадлежал к тому типу людей, которых я недолюбливал. Высокомерный и самоуверенный, он происходил из влиятельного дома, контролирующего производство усовершенствованных систем жизнеобеспечения имперских звездолётов. Элапи взращён в среде, где всегда добивались желаемого и не терпели отказов. Честно говоря, отношения между нами ещё со студенческой скамьи не отличались особой теплотой.

— Возможно, — Элапи загадочно усмехнулся, — гляжу, пришёл попытать удачу?

Я пожал плечами:

— Её за деньги не купишь.

— И не возразишь ведь! — аристократ хитро сощурился, — А что делать, если для осуществления заветной мечты не хватает парочки-другой миллионов кредиток? Только на фортуну и уповать. Иначе и разориться недолго...

Я проглотил колкий намёк, но от его слов ожили утихшие сомнения. Элапи, похоже, хорошо знал куда бить.

Я постарался сохранить невозмутимый вид.

— Всё лучше местной болезни под названием "расточительство".

Уши у Элапи порозовели. Ни для кого не было секретом, что Дом Апроксенакс уже успел отличиться многочисленными статусными приобретениями. Злые языки поговаривали, что таким нехитрым способом Семья топит конкурентов и ищет расположения Консорциума, чтобы получить в нём место.

Не успел он возразить, как свет в помещении померк. Бархатная тьма опустилась на Колизей, изредка прерываемая мягким светом прожекторов. Я, как и полсотни толстосумов со всей галактики затаили дыхание. Повисла звенящая тишина.

Лучи сошлись на кафедре в центре сцены, выхватив из темноты стройную женщину средних лет. Густые волнистые волосы с фиолетовым отливом обрамляли овальное и довольно миловидное лицо. Слегка раскосые глаза цвета заходящего солнца выдавали в ней уроженку Георнаска из Конварианского Доминиона. Ожили мощные леви-динамики, и удивительной красоты женский голос разнёсся по всему Колизею. Приветствующая гостей певучая речь действовала успокаивающе и одновременно вселяла надежду. Я прикинул свои шансы. Иные бы из участников подняли бы на смех мои восемнадцать миллионов.

Видимо, мои мысли отразились на лице, раз Элапи скривил тонкие губы в издевательской усмешке.

— Ну что, дружище, позволь-таки пожелать тебе удачи. Она явно не будет лишней.

Я лишь коротко кивнул своему малоприятному соседу.

— ... и самое главное, пусть ваши приобретения послужат вам во благо! — женщина закончила речь и, ослепительно улыбнувшись, включила пульт, соединив всех гостей с системой.

— Сорок седьмой Аукцион объявляется открытым!

Я глубоко вдохнул и пододвинул сенсорную панель к себе поближе. Судьбоносный момент настал.

— Лот первый! — Конварианка была само очарование. — Долгосрочная аренда кальборитовых астероидных полей в системе Кольтеза-V с эксклюзивной передачей прав на добычу сырья в регионе. Стартовая цена – триста пятьдесят миллионов драйхиров.

Я разочарованно откинулся на кресле. Тут нечего было даже и мечтать. Редкий минерал, что применяют в стабилизаторах корабельных стеллараторов, никогда ещё не уходил с молотка за бесценок.

— Триста шестьдесят три миллиона! — изрёк Элапи. — Дом Апроксенакс!

— Триста семьдесят! — громыхнул раскатистый бас дородного, обладающего роскошными усами мужчины. — "Шахты Йольганима".

— Триста девяносто, — обронил Элапи с лёгкой ухмылкой. Рыжие усы тучного агента "Шахт" недовольно встопорщились, и он зыркнул налитыми кровью глазами на самодовольного оппонента.

— Пятьсот, — произнесла закутанная в радужную вуаль женщина, — Ундолионский Протектор.

Элапи с уважением покосился в её сторону, но повышать не стал. Как и никто в зале. Среди сильных мира сего ходило негласное правило особенно не путаться под ногами этого загадочного государства. Я даже задумался, а не распределены ли случайно лоты между отдельными участниками?

— Пятьсот миллионов, продано! — продекламировала аукционистка, одобрив покупку.

— Лот второй! — тут же продолжила она. — Право на проведение Пятнадцатой Всегалактической Ярмарки! Начальная цена...

Я терпеливо ждал. Ярмарку заполучил Дом Набат из Королевства Леангат, выхватив её у Элапи к заметной ярости последнего за четыре сотни миллионов драйхиров. Но представитель семьи Апроксенакс отыгрался на следующем лоте, выкупив право на дистрибуцию популярной игровой системы расширенной виртуальной реальности "Ксаназек" в семи секторах. Лицензия на колонизацию единственной открытой Консорциумом за последнее время пригодной для человека планеты перешла в руки эмиссара Эвиланейской Империи за сумасшедшие три миллиарда.

Лоты проходили один за другим, и атмосфера в Колизее ощутимо накалилась. В воздухе витали терпкий мускус соперничества и едкая зависть. Триумф шёл рука об руку с горечью поражения и ржавым привкусом разочарования.

Я начал нервничать. Промокнув вспотевший лоб салфеткой, я напряжённо следил за экраном, где стремительно таял список оставшихся лотов. А вместе с ним начала угасать надежда.

— Лот тридцатый! Право на грузоперевозки актиноидов из периферического сектора Таркивен. Начальная цена – семь миллионов драйхиров.

А вот это уже похоже на дело! Разместив свои танкеры в пространстве МВК, можно рассчитывать на регулярный фрахт от местных промышленников, которым отчаянно не хватало кораблей. Транспортные магнаты МВК воротили носы от транспортировок опасного сырья в такой дали, либо заламывали громадный процент за свои услуги. Поэтому рудокопы обращались к компаниям помельче или же к частным перевозчикам, хватающихся за любую возможность заработать. Пусть за право на рейсы во владениях Консорциума нужно было заплатить, уплаченный взнос легко отбивался после нескольких перелётов. Конечно, угрозу пиратства никто не отменял, но эта проблема вполне решаема. Не привыкать.

Сейчас, когда наиболее крупные и выгодные лоты уже были распроданы, настала пора для дельцов меньшего калибра. И прохлопать свою удачу было настоящим преступлением.

— Восемь миллионов! — заявил я и послал свой идентификатор.

— Одиннадцать! — Элапи мне по-отечески подмигнул.

— Двенадцать! — я не сводил взгляда со своего соперника.

­— Пятнадцать! — выкрикнул кто-то из таких же мелких торговцев.

— Шестнадцать! — сердце бешено колотилось и казалось, вот-вот пробьёт грудную клетку. Ну же!

— Семнадцать, — зевнул Элапи и отпил из своего бокала.

Я выругался про себя. Назло ведь делает...

— Двадцать один, ­— проскрежетал чуждый голос из вокодера переводчика, — Улей Тсшанас.

Проклятье! Меня окатила ледяная волна разочарования, когда лот отошёл одному из немногих присутствующих не-гуманоидов. Элапи с видом сытого кота лениво пожал плечами, воздержавшись от повышения. Он в очередной раз успел отличиться, приобретя часть акций кораблестроительного гиганта "Верфи Дезарии" за двести с лишним сотен миллионов кретитов. Не считая права на постройку торговых доков своего Дома в нескольких оживлённых регионах Доминиона.

— Иногда судьба бывает так привередлива...

В его словах сквозила неприкрытая насмешка.

— Лот тридцать первый и заключительный! — аукционистка выдержала театральную паузу. — Кот в мешке!

Аудитория затихла. Это был самый необычный и интригующий лот из всех присутствующих. Никто из участников аукциона до последнего момента не знал за что торгуется. Это могло быть что угодно: сущая безделица, или же договор, сулящий баснословную прибыль. Ещё свеж в памяти случай, когда ранганитанин Вооа Туарин всего за сорок пять тысяч драйхиров получил право торговли с коренным населением нескольких отсталых планет и даже сколотил на этом неплохое состояние. А вот композитору нашумевшего аудиоментального альбома Гэлалу Тахо достался скидочный купон на ювелирные украшения Дома Гиндбрайг в цену элитной недвижимости. Пресса над народным музыкантом всея галактики потешалась долго и со вкусом.

Мне же было не до смеха. Оставался один-единственный шанс.

Элапи фыркнул.

— Твой выход, приятель, — протянул он, искоса глянув на меня, — готов биться об заклад, что ради этого ты заложил аж две трети своего флота. Не прошляпь свою выгоду.

Я скрипнул зубами. Элапи, несомненно, получил своё, но в силу природной вредности не упустил возможность отпустить шпильку.

А ведущая аукциона тем временем объявила торг.

— Минимальная цена – десять миллионов!

Весь зал дружно ахнул. Я же замер, как громом поражённый. "Кот в Мешке" ещё никогда не стартовал с такой впечатляющей суммы!

Элапи хохотнул.

— Ну надо же, а! Удивили...

— Одиннадцать! — я был предельно собран.

— Четырнадцать, — уверенным тоном сказала юная особа с вычурной серебристой диадемой на её белокурой голове, — Дом Гиндбрайг.

— Пятнадцать! — взревел темнокожий мужчина с тремя глазами, что выдавало в нём уроженца Герцогства Дамельпасс.

— Шестнадцать! — сжав кулаки выкрикнул я.

— Семнадцать триста! — уверенность дамельпасца явно пошатнулась.

— Семнадцать пятьсот! — моё сердце вновь колотилось как сумасшедшее.

В ответ – тишина. Пресытившиеся за время торогов магнаты с интересом следили за необычным противостоянием, а менее состоятельные участники кусали локти от обиды. Некоторые же не хотели рисковать внушительной суммой за возможную безделушку. Молчал весь зал, заинтригованный разворачивающимся сражением.

"Неужели повезёт..." — проскочила обнадёживающая мысль.

— Семнадцать девятьсот, — леди Гиндбрайг хранила ледяное спокойствие.

Дамельпасец вытаращил все три глаза и как-то посерел.

— Восемнадцать! — я наклонился вперёд, подобравшись, словно зверь перед прыжком. Кровь набатом била в голове.

Опять молчание. В застывшем воздухе заискрило напряжение.

— Восемнадцать – раз! — продолжила торг ведущая. — Два...

Я затаил дыхание. И тут...

— Восемнадцать сто! — на высеченном из мрамора лице светловолосой девушки появилось подобие улыбки.

В меня словно попали криогенной пулей. Возникшая в груди сосущая пустота отдавала ледяным холодом отчаяния.

Нет... Только не это...

— Восемнадцать триста! — и лишь спустя секунду я осознал, что это были мои слова.

Юная особа обернулась и с интересом взглянула на меня. Наверное, мой ошалелый вид её позабавил, и она едва заметно кивнула, не став повышать.

Словно в тумане Айиго слышал доносящийся издалека голос конварианки.

—... три! Продано!

Я ощутил слабость в своём теле. Теперь придётся попрощаться с последним танкером. Оставалось надеяться, что "Кот в мешке" того стоил.

— Эпоха рыцарей давно прошла, но эстафету подхватили рыцарши, — со смешком сказал Элапи, протягивая руку, — прими мои поздравления... Или соболезнования?

Ещё не оправившись от шока, я крепко пожал её, с удовлетворением отметив, что лицо аристократа едва заметно скривилось.

— Надеюсь, вскоре увидимся в моей будущей штаб-квартире, — подмигнул я Элапи, — меня внезапно заинтересовали акции "Верфей Дезарии"...

***

Выведя драккар на орбиту и переведя его в режим автопилота, я положил на колени тяжёлый деревянный футляр. Победителям номинации "Кот в мешке" всегда доставались такие футляры, в которых хранились таинственные покупки. Таймер на дисплее отсчитывал обратное время до разблокировки замка – ещё одна изюминка от МВК, любившего сохранять интригу до самого конца.

Пока истекали последние минуты, я невольно залюбовался открывшимися видами на Город-Кольцо Рандграс. Строившийся несколько тысячелетий, он поглотил естественные кольца местного газового гиганта и стал домом для триллионов жителей. Экуменополис Рандграс был уникальным, заповедным местом, сохранившим архитектурное наследие бесчисленных культур, давно исчезнувших из жизни галактики. Среди высочайших веретенообразных шпилей сновали бесчисленные потоки челноков и звездолётов, а также несли свой дозор орбитальные боевые платформы. Под их бдительной охраной из громадных доков неспешно плыли гигантские лайнеры богачей. На фоне роскошных звездолётов участников торгов мой старенький драккар выглядел сущим карликом.

Вот только что проплыл величественный крейсер, несущий эмблему семейства Гиндбрайг. Ослепительно сверкнув дюзами, он прыгнул в гиперпространство, увлекая за собой стаю ведомых и унося прекрасную принцессу в ожидающее её светлое будущее. Глава дома наверняка будет счастлив узнать, что его дочь стала обладательницей дюжины копей меонгальских самоцветов в Северо-Западном рукаве галактики. А там недалеко и до выгодного замужества...

Я вздохнул. Меня же в обозримом будущем ждали совсем другие тропинки. Ну а пока...

Я выжидательно посмотрел на мерно тикающий ящичек, за который отдал своё скромное состояние. Противоречивые эмоции раздирали душу.

Дисплей вспыхнул зелёным и с тихим щелчком погас. Я задержал дыхание. Вспотевшей ладонью я провёл по гладкому, пряно пахнущему покрытию из медового дерева. Вот он, переломный момент. Перекрёсток из двух дорог, одна из которых манила блеском возможностей, а вторая отпугивала неопределённостью.

Я нажал на кнопку замка, готовясь принять свою судьбу. Счастливый билет или же пуля в стволе?

С тихим свистом крышка откинулась, и я с бешено колотящимся сердцем заглянул внутрь.

Никаких чеков с платиновой окантовкой, подтверждающих приобретение прибыльных контрактов я не увидел. На самом дне лежал свёрнутый в трубку листок самой обыкновенной бумаги, вышедшей из употребления не одну тысячу лет назад. Помимо крошечного свитка в футляре покоился странный дугообразный кристалл длиной не больше пятнадцати сантиметров.

Я едва не взвыл от разочарования. Ощущая себя жертвой жестокого розыгрыша, я трясущимися руками сначала достал свёрток и распечатал его. На листе было написано следующее:

"Дорогой обладатель лота "Кот в мешке". Если ты читаешь это сообщение, то ты обрёл больше, чем все владельцы нынешних торгов. Однако, во Вселенной ещё остались вещи, за которые недостаточно просто заплатить. Их нужно заслужить. Для этого лети в сектор Сцентиба, его динамические координаты указаны в самом конце письма. Именно там начнётся твой путь к награде. Торопись, мой друг, звёзды ждать не любят!

С уважением, Министерство Выгодных Контрактов".

Послание заканчивалось причудливой рельефной печатью, в которой и были зашифрованы координаты.

Я разместил письмо в корабельный ког-сканер и убедившись в отсутствии вирусов, запустил процесс расшифровки. Затем я взял в руки кристалл. Чёрный как смоль, он представлял собой скрученную октагональную призму, грани которой тускло блестели в мягком свете приборов. И пока я разглядывал нанесённые на них клинописные оттиски, в глубинах моей памяти шевельнулось узнавание. Не смея верить своей догадке, я бережно опустил кристалл обратно на бархатное ложе.

Пискнул дешифратор, и я вывел данные на экран. Моим глазам предстала карта совершенно незнакомого мне региона. Я в своё время с риском для жизни раздобыл несколько звёздных маршрутов далеко не общего пользования, но ни один из них не был похож на новые! Они отличались даже от уникальных карт ренегатов, бороздящих окраины исследованного космоса!

Перейдя на ручное управление, я повёл драккар в сторону арки ближайшего транспространственного проектора. Пилот подключился к вычислительному узлу телепорта и ввёл координаты. Ожидая, пока будет сформирован индивидуальный гиперпространственный канал, я отвлечённо наблюдал за тысячами снующих рядом с вратами звездолётов. Организованными потоками они ныряли в аквамариновое сияние атриумов громадной, размером с небольшую луну межзвёздной аркады, чтобы рассеяться по всей галактике.

К гадалке не лети, было ясно, что впереди меня подстерегают многочисленные опасности. Но я твёрдо решил выяснить своё место в этой истории. А она обещала стать весьма необычной.

***

Корабль ещё раз тряхнуло, и моим глазам предстал чужой космос. Оставшийся за кормой драккара навигационный маяк стремительно исчезал из поля зрения оптики, безнадёжно теряясь на фоне звёздной россыпи. Я никогда не видел такого количества звёзд. Невероятно яркие, они кутались в голубоватую вуаль далёкого гало. Находясь на пике своей юности, они приветливо сияли, как изысканные самоцветы. Я никогда не жалел, что потратился на фронтальный метаиллюминатор. Оснащённый фильтрами и способный визуализировать электромагнитные волны в самых разных диапазонах спектра, он был настоящим спасением для пилотов, которым до смерти надоел скучный и тусклый чёрно-белый космос.

Вскоре одна из звёзд стала увеличиваться в размерах, пока не превратилась в причудливую космическую станцию. Окружённая сложной системой движущихся колец, она представляла собой странное сооружение. Пять двояковыпуклых дисков соединялись между собой тройной вертикальной колонной, проходящей через их центры. От неё во все стороны отходили пирамидоподобные структуры, грани которых напоминали пчелиные соты. Весь облик станции дышал чужеродностью.

Я послал стандартный запрос на посадку. Через пару секунд мигнула оранжевая пиктограмма:

— В стыковке отказано, — пришёл нейтральный ответ.

Я разочарованно вздохнул. Тут же раздалась трель коммуникатора и я открыл канал связи.

На экране возникло изображение прозрачного саркофага. Внутри него что-то шевельнулось, и мне предстало лицо циклопа. Синий глаз с тремя зрачками, казалось, впился мне в душу.

— И снова здравствуй, дорогой обладатель лота "Кот в мешке", — прозвучал сильный, с металлическим оттенком голос, — прими мою глубочайшую признательность за то, что откликнулся на мой призыв так скоро. Прошу простить, что не разрешаю стыковку – это режимный объект, поэтому разговор пойдёт по защищённой линии. Ты не представляешь, как я тебя ждал.

Я вывел драккар на круговую орбиту и включил автопилот.

— Приветствую, — ответил я, разглядывая собеседника со смесью удивления и недоверчивости, — а для чего, собственно? И кто вы такой?

Незнакомец едва заметно пошевелился.

— Имя, как и моя принадлежность к какой-либо народности в данном случае не имеет принципиального значения. Важно то, что ты – обладатель редкого артефакта, цена которого гораздо выше жалких восемнадцати миллионов драйхиров. Мало что так же ценно, как осколок памяти о событиях головокружительной древности, называемый мнемопроектор.

Я потрясённо выдохнул. Моя догадка была верна! Рассеянные по всей галактике и покоящиеся на пустынных планетах, мнемопроекторы были единственными наследниками легендарных Гиперкоролевств, переживших эпоху технологической сингулярности. И найти хотя бы один из них было великой удачей и суровым проклятием одновременно. Однако, кое-что не сходилось.

— Зачем Консорциуму выставлять на торг такую редкость, которая запросто могла попасть не в те руки? — спросил я.

Зрачки собеседника выстроились в вертикальную линию.

— За мнемопроектором охотятся. Эти устройства хранят секреты о могучих знаниях и служат указателям к конкретным технологическим образцам Гиперкоролевств. Нам было крайне необходимо сбить со следа преследователей. Аукцион стал превосходным вариантом. Ты удивишься, но содержание закрытого лота "Кот в мешке" не известно даже членам Консорциума. Это знает только учредитель торгов, то есть я. Воспользовавшись нетривиальностью лота, я отвёл угрозу от МВК...

— А заодно деньжат поднял и меня под удар подставил! — едко сказал я.

Существо покачало головой.

— Не руби с плеча, мой друг. Возможно, тебя будут преследовать. Буду честным, мне нет резона подставлять вероятного коллегу. Аукцион – отличная площадка для отбора потенциальных партнёров по бизнесу. Поверь, финансовая состоятельность участников вторична и на аукцион попадает далеко не каждый. Мне же нужен надёжный человек, чей психометрический профиль и репутационная мнемокарта не вызывают сомнений. По понятным причинам я не могу привлечь сотрудников Консорциум и тем более каждого встречного-поперечного, то я предлагаю тебе сделку. Поможешь овладеть секретами мнемопроектора – получишь доступ к эксклюзивным технологиям, а также войдёшь в долю по добыче кальборита в ключевых промышленных зонах. Плюс иные преференции, которые мы подробнейшим образом оговорим в контракте. Соглашайся, в накладе не останешься.

Я задумался. Заманчиво. Но было похоже, что этот тип чего-то недоговаривает.

— А если я не соглашусь?

Зрачки создания сузились и выстроились в горизонтальную линию.

— Во-первых, не откажешься. Во-вторых, если это случится, деваться тебе некуда. Транспространственные врата в этом регионе отсутствуют. Без мощного стелларатора, которым твой драккар конечно же не оснащён, обратно не вернуться. Да и места здесь опасные.

Я пожал плечами. Это существо чертовски право. А раз так...

— Что вы там говорили про контракт?

— Правильное решение! — кивнул Циклоп. — Следуй на ремонтный док, там ты встретишься с контактом. Плюс для предстоящей миссии твой корабль будет доработан. За наш счёт, не переживай.

***

В этот раз корабль трясло нещадно. Я едва не оконфузился, с трудом удержав свой завтрак, когда мой драккар наконец выскочил из пространственного разлома, открытого таинственным нанимателем. Первое, что я увидел, был остов звездолёта, возникший у меня перед носом. Рванув штурвал, я взял выше и ушёл от столкновения. Абсолютно чуждый внешне, этот исполин от носа до кормы достигал не один десяток километров. Огромные рваные дыры в разорванном пополам корпусе вызывали дрожь. Откуда взялись столь страшные повреждения, я старался не думать.

Следом за останками некогда могучего корабля показалась планета. Окутанная тяжёлыми серо-зелёными облаками, она внешне напоминала подгнившую плоть и внушала отвращение. Как назло, моя цель именно на ней.

Ожил коммуникатор, и металлический голос моего "партнёра" заполнил кабину.

— Местные условия на планете весьма агрессивны, о разумных формах жизни мы можем судить косвенно. Сплошь покрытая океаном, она скрывает в его безднах ключ к основным знаниям мнемопроектора. Наличие палеотеха подтверждают наши глубоководные станции, но они не располагают необходимым оборудованием для бо́льших глубин.

— Теперь располагают, — проворчал я, следя за показаниями обновлённого сенсорного интерфейса. Даже то, что мой драккар стал единственным кораблём, способным летать в космосе и плавать под водой, не могло вытравить мой естественный страх перед предстоящей миссией.

— Помни, твоя задача – достигнуть палеотеха и максимально подробно его исследовать. Когда минуешь последнюю абиссальную станцию, ты окажешься в неизвестных регионах. Если цель будет близка, мнемопроектор каким-то образом на неё отреагирует.

После этого динамик замолк.

Я вёл судно над верхним облачном слоем, умело избегая воздушных ям. Распухшие от едкой влаги тучи разрывались в атмосферных вихрях, проливаясь токсичными дождями. Когда драккар пронзил гнилые облака, я сквозь туманные лоскуты увидел бесконечный океан. Вздыбившийся от шторма, он внушал трепет. Уродливые пятна живых островов то из водорослей и морских грибов дрейфовали на перекатывающихся волнах свинцового цвета.

Я запустил молекулярную перестройку корпуса и поменял режим энергозащиты. Драккар трясло, серая сталь бушующего океана приближалась с устрашающей скоростью. Когда корабль нырнул в воду, я вознёс хвалу мастерам Консорциума за то, что их руки росли из нужного места. Начав погружение, я включил прожекторы.

Вскоре грязные сумерки сменились чернильной тьмой. Продолжая одинокий спуск в бездны, никогда не видевшие света, я ощутил иррациональный страх. С каждым пройденным километром давление воды всё нарастало, на что корпус моего корабля отзывался подозрительным скрипом. Пару раз лучи выхватывали неясные силуэты, что быстро растворялись в темноте. По спине побежали мурашки. Липкими пальцами я впился в штурвал. Приборы предательски молчали, но шестым чувством я догадывался, что был не один.

Все морские базы остались позади, а глубина достигла двадцати километров. Стоило мне взглянуть на индикатор давления, как меня охватил озноб. Две тысячи бар обрушились на корпус, который отозвался пугающим кряхтением. Я сглотнул. Холодный пот струился по спине. Мне было по-настоящему жутко.

Надо мной были уже десятки километров воды, а загадочный палеотех так и не появлялся. Свет от прожекторов искажался всё сильнее. Вскоре я с изумлением увидел нечто похожее на айсберги. Исполинские ледяные пики, глыбы и пласты возникали словно из ниоткуда. Обладающие причудливыми формами, они своими размерами могли устыдить величайшие горные вершины. Когда я понял, что это, мне стало плохо. Эти кристаллические колоссы на самом деле были сжатой под чудовищным натиском водой! Я слыхал, что в океанах некоторых планетах или их спутников вода на ужасной глубине сжимается в особую форму льда. Но я не думал, что увижу это воочию. Интересно, ещё кто-нибудь видел такое чудо?

Мелодичный звон коснулся моих ушей. Я бросил косой взгляд в сторону источника звука. Им оказался мой кристалл! Испускающий красноватое свечение, он еле заметно вибрировал. Чем бы ни был палеотех, он уже близко.

Вновь ожили динамики.

— Внимание! Критическое давление, — прогудел компьютер, — немедленно прекратите дальнейшее погружение.

Плавным движением я вывел драккар в горизонтальное положение. Бросив взгляд на глубиномер, я похолодел. Глубина продолжала нарастать.

Спина взмокла от холодного пота. Это было невозможно!

Ещё одно предупреждение от бортовых систем. Трясущимися руками я вывел штурвал до предела, надеясь начать подъём. Но к моему нарастающему ужасу, судно продолжило спуск, увлекаемое неизвестной непреодолимой силой. Протестующе заскрипел корпус судна. Теперь драккар мог разрушиться в любой момент. И это ожидание было невыносимым.

Внизу забрезжил свет. Когда аквамариновое свечение залило кабину пилота, я выругался. Что ещё за напасть?! Звон кристалла превратился в визг, и я наконец увидел, что скрывалось в вечных льдах.

Между циклопическими ледяными складками раскинулся немыслимых размеров город. Тянущиеся мне навстречу сегментированные кристаллические башни ослепляли бьющими из них световыми лучами. И меня несло в сторону одной из них.

Корабль затрясся. Надсадно застонала обшивка, и я едва не зажмурился, ожидая неминуемой гибели. Всё-таки немного не так я представлял свою смерть. Не думал я, что найду её в кошмарных пучинах безымянного океана.

Страшный удар сотряс драккар, раздался жуткий треск и... всё прекратилось. Умолк коммуникатор, погас тактический экран. Только потустороннее свечение играло призрачными бликами в моей кабине, гоняя причудливые тени. Я разглядел, что оказался в просторном помещении с прозрачными стенами, по другую сторону которых возвышались ледяные пики. Мигнула аварийная пиктограмма, и едва я успел загерметизировать свой скафандр (скорее, на уровне автоматизма – вряд ли бы в иных условиях меня это спасло), как кабина отстегнулась, а меня вышвырнуло прочь. Взревели противоударные компенсаторы костюма, и я относительно мягко упал на блестящую гладкую поверхность.

Я с трудом поднялся на ноги. Сила тяжести тут была ощутимо больше, чем в моём родном мире.

— Вот мы и встретились, — раздался знакомый голос, — и наконец-то, лицом к лицу.

Я развернулся на звук и увидел огромный трон. В его многометровую спинку был впаян саркофаг, откуда на меня смотрел синий глаз с тремя зрачками.

— Благодарю, что доставил артефакт. Теперь я смогу закончить свою работу.

— Но как... — вырвалось у меня.

— Не ожидал? — моргнул тот, — Думал, я на Сцентибе? Извини за обман, я всё это время был здесь. Ты даже не представляешь, как долго.

Я был сбит с толку.

— И чего ради этот фарс? — медленно произнёс я.

— Ради знаний и жизни, — сказало существо, — мнемопроектор – ключ к технологиям Гиперкоролевств. Только они оказались несколько... жестокими. Я расскажу. Ты имеешь право знать.

Я молча смотрел на существо, ожидая, что оно скажет дальше.

— Мои исследования привели меня на этот мир, — продолжил Циклоп, — я узнал, что единственный известный палеотех скрывается здесь. Я попытался изучить его, но не рассчитал своих сил. Древняя технология поработила меня и едва не погубила. Видишь, что от меня осталось...

Зрачки закружились по кругу.

— Столетиями томясь взаперти в гробнице, я приобрёл кое-что взамен. Я выяснил, что управлять палеотехом можно лишь с помощью мнемопроектора. В этом я видел свой шанс вырваться отсюда. Артефакты искал весь Консорциум. Служба разведки не одну сотню лет колесила по галактике и её спутникам, а были найдены лишь единицы. Они хранили ценнейшие сведения, но ни одно из этих устройств не могло меня освободить. Когда нашёлся ещё один, у меня затеплилась надежда. Она существенно окрепла, стоило мне ощутить с ним связь. Тогда я понял, что твой мнемопроектор – и есть тот самый ключ.

— Поэтому ты провернул всю эту затею с Аукционом? — холодно спросил я.

— Как я уже говорил, у МВК есть соперники, которые тоже заинтересованы в палеотехе, — ответил Циклоп, — поэтому мне пришлось запутывать следы как можно сильнее. "Кот в мешке" с привлечением постороннего был идеальной схемой. Однако, есть ещё одна причина, почему мне нужен новый человек.

Что-то было в его интонации, и это мне решительно не нравилось.

— И?.. — кратко поинтересовался я. Судя по тому, как сощурился глаз моего нанимателя, ответ ожидался малоприятным.

— Я собираюсь переродиться. А для этого необходимо тело того, кого вряд ли будут долго искать. За это время я достаточно окрепну, чтобы явить себя публике.

Циклоп пошевелился в своём саркофаге.

— Мощь научно-технической мысли нашего времени и наследие Великих изменят галактику до неузнаваемости. Я реорганизую Консорциум. Я поведу всех в будущее. Я изменю...

Я неотрывно смотрел на разглагольствующую тварь, ощущая растущее к ней отвращение. От её слов пахло амбициями. От её заявлений воняло ложью. И наконец, её обещания смердели войной.

— ...и для тебя найдётся место, друг мой, — Циклоп оценивающе посмотрел на меня, — ты будешь гораздо большим, чем есть сейчас. В этом и будет заключаться твоя великая награда. Стань же пристанищем для могучего разума, несущего мудрость бесчисленных тысячелетий!

Тварь умолкла, скользнув взглядом по помятому драккару. Из кабины вылетел завывающий артефакт. Испускающий багровое свечение, он рассыпался на чёрную пыль, которая пульсирующим облачком окутала саркофаг и исчезла без остатка. Гробница Циклопа потемнела и утратила прозрачность. Затем я заметил, как изменились мои мысли. Я испытал леденящий ужас, ощутив вторжение в свой разум чего-то чужеродного. В мой мозг хлынули видения, способные быть как пророчеством, так и воспоминаниями. Огромные, похожие на офиур города, пришли из космоса и упокоились в океанических пучинах враждебных планет. Армады из сотен тысяч боевых кораблей выжигают дотла обитаемые миры. Чуждые цивилизации встречают своё преображение и возносятся потоками чистого разума, общаясь с духами далёких туманностей.

Натиск образов стал невыносимым. Я отчаянно сопротивлялся, страдая от попыток растворить, уничтожить мою личность.

— Успокойся, — раздался голос в моей голове, — сейчас происходит переломный момент для всей галактики. Она давно этого ждала.

Головная боль сводила с ума.

— Ни за что, — проскрежетал я сквозь зубы. Едва не теряя сознание, я прикоснулся к плечевой пластине скафандра и отстегнул её. Коснувшись пальцем по сенсорной панели, я активировал взрыватель. Заряда хватит, чтобы испарить всё и вся в радиусе пяти километров.

Нет, я не герой. Просто жизнь в диком космосе меня кое-чему научила. В том числе и готовности к моментам, когда ты загнан в угол. И пока ментальная атака этого ублюдка окончательно меня не сломила, я выпишу ему пропуск в ад.

Дальше события развивались с невероятной быстротой. В паре метров от меня полыхнула световая вспышка, и я увидел телепортационную платформу, с которой мне яростно махали два человека.

— Живо сюда! — проорали он мне.

Злой разум змеёй обвился вокруг моего рассудка.

— Никуда ты не уйдёшь, — прошипел голос Циклопа, — пока я не завершу превращение!

— Пшёл ты, — выплюнул я, отстёгивая плечевую бомбу. Сознание стало затуманиваться, я повалился на пол. Люди подбежали ко мне, и подхватив меня под руки, втащили на платформу. Из последних сил я нажал на клавишу взрывателя и отбросил устройство в сторону. Протестующий, полный невыразимой ненависти рёв донёсся из недр саркофага. Яростный огонь затопил меня, и я лишился чувств.

***

Я очнулся в небольшом помещении. Пара медицинских дронов с урчанием кружились надо мной.

— А, проснулся-таки. С добрым утром, герой.

Интонация была удивительно знакомой. Я повернул голову в сторону и увидел говорящего.

— Пресвятые задницы звёздных демонов! — вырвалось у меня. За столом чуть поодаль сидел Элапи Апроксенакс. Одетый в белоснежную униформу, он усмехнулся.

— Ох и заставил же ты нас поволноваться, — протянул он.

Я попытался встать, но Элапи шикнул на меня.

— Лежи тихо. Ты ещё недостаточно восстановился после произошедшего.

Я исподлобья посмотрел на посетителя.

— А ты здесь причём? И что вообще...

— Происходит? — Элапи скрестил длинные пальцы. — Это долгая история.

— Я никуда не тороплюсь.

Гость театрально вздохнул.

— Ну раз ты настаиваешь... Признаюсь, наш интерес к твоей персоне существенно возрос после того, как ты урвал "Кота в мешке". Особенно в свете ползущих по галактике слухов.

Элапи стал серьёзен.

— Мы узнали, что МВК заполучил мнемопроектор. И что он всеми правдами и неправдами попытается его скрыть.

Я вытаращил глаза.

— Откуда вы это знаете?

Аристократ вновь улыбнулся.

— Мы пристально следим за Консорциумом уже длительное время, подозревая его в теневой деятельности. МВК давно что-то затевает, и в этом замешана его недавняя находка. Всех обстоятельств я тебе раскрыть не могу. Корпоративный секрет, сам понимаешь. Так или иначе, нам стало известно, что артефакт будет спущен с молотка. Поэтому мы постарались собрать как можно больше агентов на торгах. Кстати, тебя не удивило, что леди Гиндбрайг не стала повышать?

Я без сил откинулся в кресле. Кругом одни шпионы. Наблюдая за мной Элапи понимающе кивнул.

Очень многие понимают, что МВК под видом пряника Аукциона претендует на абсолютную гегемонию в галактике. И после того, как ты стал счастливым обладателем лота, мы устроили за тобой слежку. Как показала жизнь, она оказалась весьма, мм... своевременной.

Я поморщился. Как бы неприятно это ни было, я испытывал благодарность к Элапи. Хоть и без гроша в кармане, но зато без геройской смерти у чёрта на рогах.

— Выследить тебя было непросто, и мы едва не опоздали, — продолжил аристократ, — кроме этого, мы недооценили опасность палеотеха. Поэтому приняли решение об его уничтожении. Однако, мы зря переживали – ты позаботился об этом раньше нас.

Теперь в глазах Элапи я видел не только надменность. Там была благодарность.

— Город уничтожен? — спросил я.

— В общем, да, — ответил он, — сперва наши корабли на орбите столкнулись с ожесточённым сопротивлением неизвестного противника и увязли в бою, лишившись возможности нанести орбитальный удар. Устроенный тобой взрыв деактивировал оборону планеты, после чего наш флот уже ничего не сдерживало. Думаю, от проклятого мира камня на камне не осталось.

Воцарилось молчание. Теперь, когда всё закончилось, я не знал, как мне быть дальше. Без денег и верного корабля меня ждало незавидное будущее. Мне стало горько. Я захотел отвернуться к стене, чтобы Элапи не увидел наворачивающиеся слёзы.

Элапи, похоже, читал мои мысли. Знакомая усмешка изогнула его тонкие губы.

— Пора поговорить о приятном. Мы считаем, награда должна найти своего героя. Полагаю, пятьсот миллионов драйхиров на личный счёт и собственный кальборитовый рудник будут неплохой компенсацией за все треволнения. Что скажешь?

Глядя на моё выражение лица, Элапи звонко рассмеялся.

— Ну и вид у тебя старик! Кстати, твой драгоценный драккар дожидается тебя на главной взлётной палубе. Он попал в зону охвата телепорта. Пока ты прохлаждался в медотсеке, мы его немного подлатали.

Посмеиваясь, аристократ встал из-за стола и двинулся к выходу. Остановившись в дверях, он обернулся.

— Мы нуждаемся в толковых людях. Твой опыт нам бы пригодился. Подумай над этим.

Тут в глазах Элапи появились озорные искорки.

— Юная леди Гиндбрайг просила передать тебе привет и наилучшие пожелания.

+2
349
14:52
+1
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 0
Угар – 2
Юмор – 1
Внезапные повороты – 3
Ересь – 0
Тлен – 2
Безысходность – 0
Розовые сопли – 1
Информативность – 3
Фантастичность – 256
Коты в мешках – 1 шт
Лоты – 31 шт
Зрачки – 3 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 0/0
Психометрический профиль главного героя – класс “Шахид”. Склонность к суициду в критических ситуациях.

Вот это циклоп тщательно подобрал себе помощника, да?

Быть может, через тысячи лет рассказ выкупят на аукционе за бешеные бабки, как осколок знаний гиперкоролевства Россия. Но пока он у нас в клубе, мы его потестируем бесплатно.

Стиль сразу навевает воспоминания из детства. Классические космоприключения, обилие фантастических терминов, негуманоиды, способные шевелить губами по-русски, телепорты. Атмосфера тягучая и обладает приятным послевкусием звёздной пыли. Сюжет, до определённого момента лихо закрученный в спираль, держал в напряжении. Остаётся позавидовать умению так мощно заинтриговать.

С описанием аукциона ты попал в точку, сам как-то удачно выкупил эксклюзивное право на поставки противозачаточных средств в плеяду планет Кастратос, так что на себе прочувствовал азарт торгов. Поэтому эту часть критиковать не буду.

Да и вторую часть с открытием деревянной шкатулки тоже. Надо сказать, что это самый сильный момент в истории. Умело накаливал обстановку отвлечёнными фразами. Я аж покрылся мурашками. Потом приказал наложнице прекратить массаж ушей, а то отвлекает. По созданию интриги ты просто мастер. Есть чему поучиться, да.

Перейдя на ручное управление, я повёл драккар в сторону арки ближайшего транспространственного проектора. Пилот подключился к вычислительному узлу телепорта и ввёл координаты.

Единственные замечания: транспространственные проекторы платные, Стоимость зависит от зоны переброски по прейскуранту, утверждённому Министерством Подпространства, а герой оставил все свои гроши на аукционе. И ещё, координаты назначения стали известны кому надо, как только он послал запрос на переброску. Так до определённого места следы замести не удалось.

Я потрясённо выдохнул. Моя догадка была верна! Рассеянные по всей галактике и покоящиеся на пустынных планетах, мнемопроекторы были единственными наследниками легендарных Гиперкоролевств, переживших эпоху технологической сингулярности.

Интересно, что гиперкоролевств было много, а вот интерфейс у всех мнемопроекторов одинаковый – USB-M. Как так может быть? Да хрен его знает, технологии древних.

Ты удивишься, но содержание закрытого лота «Кот в мешке» не известно даже членам Консорциума. Это знает только учредитель торгов, то есть я. Воспользовавшись нетривиальностью лота, я отвёл угрозу от МВК...

Знает учредитель и тот, кто положил кристалл в футляр вместе с написанной им запиской.

В этот раз корабль трясло нещадно. Я едва не оконфузился, с трудом удержав свой завтрак, когда мой драккар наконец выскочил из пространственного разлома, открытого таинственным нанимателем.

Внимание вопрос, почему, такое сверхопытное древнее существо, не проверило драккар на наличие жучков? Если же корабль Люте не послал координаты во время переброски к серой планете, как тогда Элапи и компания узнали её координаты в бескрайнем космосе? Опять загадочные технологии древних? Почему циклоп не просканировал пилота не обнаружил бомбу, хотя он должен параноить по полной программе, на кону вся Вселенная.

Я запустил молекулярную перестройку корпуса и поменял режим энергозащиты.

Очень изящно решена проблема выдерживания сверхвысоких давлений кораблём, для этого не предназначенным. Гуд. Хотя циклоп мог дать Люте уже подготовленный корабль, чтобы сэкономить ценное в данной ситуации время.

— Ради знаний и жизни, — сказало существо, — мнемопроектор – ключ к технологиям Гиперкоролевств. Только они оказались несколько… жестокими. Я расскажу. Ты имеешь право знать.

Ммм, с этого момента рассказ поплыл, ибо не может злодей совершить главное злодеяние, предварительно не выложив все свои планы. Привет, Голливуд!

Дальше события развивались с невероятной быстротой. В паре метров от меня полыхнула световая вспышка, и я увидел телепортационную платформу, с которой мне яростно махали два человека.

Эпический мегаслив засчитан! Вот это, мать его, я понимаю, внезапный поворот! Герой спасается в самый, сука, распоследний момент, легко и просто улетев на телепорте из места, куда добирался в спец. батискафе через десятки километров глубины. В связи с этим возникает вопрос. Почему одноглазый урод не отправил главного героя к себе на такой же телепортационной платформе? Ведь мог же? Зачем этот цирк с погружением?

Как Элапи с корешами узнали точные координаты места, где находится главный герой? Как они определили это через толщу воды? Как циклоп мог передавать своё изображение со дна планеты за миллионы световых лет и управлять МВК? Подозреваю, что всё это — загадочные технологии древних.

— Выследить тебя было непросто, и мы едва не опоздали, — продолжил аристократ, — кроме этого, мы недооценили опасность палеотеха.

Откуда они узнали про опасность палеотеха, ведь они не присутствовали при разговоре героя и злодея, а затем, не разбираясь, разбомбили планету?

— Ну и вид у тебя старик! Кстати, твой драгоценный драккар дожидается тебя на главной взлётной палубе. Он попал в зону охвата телепорта. Пока ты прохлаждался в медотсеке, мы его немного подлатали.

Люди подбежали ко мне, и подхватив меня под руки, втащили на платформу. Из последних сил я нажал на клавишу взрывателя и отбросил устройство в сторону.

То есть, драккар, космический корабль нормальных таких размеров, в зону действия телепорта попал, а отброшенная из лежачего положения бомба – нет? Точно? Я думаю, ты сам знаешь правильный ответ, но деваться уже некуда. Слишком много надо переделывать в рассказе. А всё потому, что их надо писать с конца, пока цела первоначальная идея и вдохновение. Это задаёт конкретную цель всему произведению и устанавливает определённые рамки, не позволяющие сюжету уходить в сторону, иначе полёт фантазии быстро превращается в падение.

Итого, шикарная атмосфера, мастерски прописанное начало, зверская интрига, лёгкий юморок, обилие внезапных поворотов с одной стороны, и неоправданные ожидания с другой. Честно, я расстроен. Если бы это было в другом месте, конечно, поставил бы плюс. Но конкурс – это показатель максимума, на что способен автор. Так что, ставлю минус со слезами на глазах глотая дорогое сверхтекучеее долласкенское вино из горла.

А вот если бы последним неизвестным лотом действительно оказался живой кот в мешке, плюсик и десятка баллов в отзыве были бы обеспечены. Подумай над альтернативной концовкой.

Критика)
16:49
Автор перемудрил явно)
Загрузка...
Максим Суворов