Анна Неделина

Ксилианец

Ксилианец
Работа №240. Дисквалификация за отсутствие голосования

Эпизод первый

Почтальон

‒ Да ну эти ящики, ‒ как-то обиженно произнес Шиф и побрел к себе в каюту.

Почтовый корабль двигался на автопилоте, и у матроса было еще много времени до прибытия на землю.

‒ Сейчас немного посплю, а потом все разберу, ‒ успокаивал себя матрос, открывая дверь каюты.

Шиф присел на край обычной солдатской кровати, состоящей из железок и пружин, и с грустью стал рассматривать вырезки из земных журналов, развешанных на стенах каюты. Нельзя сказать, что вырезки отличались разнообразием, на всех журнальных листах было изображение земной принцессы Николь. Шиф вытянул костлявые ноги и прилег на свою любимую пружинистую кровать. Матрос очень гордился своей кроватью, ведь он собрал ее сам по старинным чертежам. Ничего необычного в ней не было, вот только когда у матроса было хорошее настроение, он как ребенок прыгал на своей странной кровати. А сейчас у Шифа не было настроения, расслабившись, он закрыл глаза и представил себя обычным земным жителем, а не мутантом с тремя костлявыми пальцами. В душе Шиф был настоящим романтиком, но его страшный вид не позволял ему жить среди людей. Поэтому ‒ почтовый корабль без единой живой души, поэтому ‒ вечное одиночество среди почтовых ящиков. Сон почти подкрался к одинокому матросу, как в его голове молнией пронеслась мысль:

‒ А если я не успею разобрать ящики до прилета на землю? Тогда меня, как ненужную вещь, выкинут с флота, или чего хуже ‒ сошлют в далекую колонию добывать радиоактивный скарт.

От такой мысли мурашки побежали по желтой коже матроса. Шиф в секунду поднялся и побежал в товарный отсек. Ящики, как и прежде, скакали по отсеку, выбивая хаотичную музыку. За годы службы на товарняке броуновское движение ящиков стало для Шифа настоящей симфонией, он даже иногда бросал работу и, как настоящий дирижер, размахивал руками. Но сейчас Шиф не собирался отвлекаться. Вбежав в товарный отсек, он сразу поймал большой пластиковый ящик с зеленой наклейкой, затем еще и еще. За небольшой отрезок времени он расставил все по местам и, довольный, присел на небольшой деревянный ящик. Самое интересное, что ящики не падали сами по себе, их сталкивал Шиф, чтобы повеселиться и не сойти с ума на этом «тупом» железном корабле.

‒ Что, веселье закончилось? ‒ спросил Шиф, почесав костлявыми пальцами лысую голову. ‒ А нет! – ответил матрос сам себе, нащупав под собой деревянный ящик.

Он резко встал и посмотрел вниз. Перед ним стоял обычный ящик, вот только сверху на посылке блестела странная сургучовая печать с иероглифами. Одно из достоинств матроса, при множестве недостатков, было знание языков: он знал более ста галактических языков и диалектов, поэтому при всей его ксилианской ужасности почтовые службы охотно взяли его на работу. Шиф присел около ящика и прочитал:

‒ Настоятелю монастыря Шау, с уважением магистр Виталмор. Вот это да, – тихо произнес Шиф, положив костлявые пальцы на ящик.

Про магистра ходили разные слухи по Вселенной: говорили, что он колдун, говорили, что Маг пространства и времени, вот только никто и никогда его не видел. Шиф постучал острыми когтями по обшивке ящика и, закрыв глаза, открыл крышку. Когда матрос открыл глаза, удивлению не было предела. Перед ним в оранжевом горшке стояло карликовое дерево с зелеными плодами.

‒ Ну и зачем мне это дерево? ‒ грустно произнес матрос, снял с пояса флягу с водой и вылил в оранжевый горшок.

Не прошло и нескольких секунд, как один из зеленых плодов засветился оранжевым светом и упал прямо в трехпалую руку матроса. Шиф улыбнулся, высунул длинный зеленый язык, положил на него странный плод и, как ящерица, в одну секунду проглотил.

‒ Что-то я ничего не понял, ‒ сказал Шиф расстроенно, ‒ ни вкуса, ни запаха.

Он тяжело поднялся с колен и подошел к большому, до блеска отполированному ящику, чтобы задвинуть его подальше. Шиф не поверил своим глазам: в отражении на него смотрел высокий красавец мулат земной внешности.

‒ Наверное, все-таки я сошел с ума, ‒ тихо произнес матрос и толкнул неподъемный груз.

Ящик, как пушинка, отлетел к стене.

‒ А-а-а! ‒ испугавшись, закричал Шиф и одним прыжком отскочил назад, на всякий случай выставив когтистые руки вперед.

Но когтей и след простыл, это были обычные человеческие руки. Тут наконец-то матроса осенило: он, ужасный ксилианец, превратился в человека, и не просто человека, а наделенного какой-то необычной силой. Шиф поднял ящик с карликовым деревом и, мягко ступая босыми ногами по металлическому полу, пошел к себе в каюту. Аккуратно заколотив ящик, Шиф недолго думая направился к спасательному скутеру. Управлять скутером имел право только человек, жизнь матроса была никому не нужна. Но он, ксилианец, стал теперь человеком, и Шиф был уверен, что умная машина ошибется. Так и произошло, на команду Шифа: «Приготовиться к отлету!» ‒ Скутер с ног до головы просканировал матроса и сказал:

‒ Прошу на борт, только почему вы голы? Наденьте скафандр!

‒ Уже надеваю, ‒ радостно произнес Шиф и, аккуратно положив деревянный ящик в скутер, залез сам.

‒ Какой курс, капитан? ‒ спросил скутер.

‒ Зовите меня капитан Шиф, ‒ ответил матрос, ‒ курс Земля.

‒ Но, капитан, мы и так летим на Землю. Скорректируйте курс, ‒ металлическим голосом произнес биомозг скутера.

‒ Да, знаю, знаю, ‒ спокойно сказал Шиф. ‒ Корабль летит в почтовый порт, а мне надо на остров Крит, где живет принцесса Николь.

‒ Слушаюсь, командор, ‒ согласился скутер. ‒ Но это правительственный порт, нам могут не разрешить посадку.

‒ Хватит со мной спорить, ‒ возмутился Шифа, ‒ выполняйте приказ, что-нибудь придумайте, скажите, что мы терпим бедствие.

‒ Слушаюсь, командор, ‒ сухо согласился компьютер.

В ту же секунду переборка выходного люка отодвинулась, и белоснежный скутер, похожий на хищную птицу, покинул почтовый корабль и, ускорившись, полетел к Земле. Конечно, Шифа постарался на славу ‒ перед отлетом он уничтожил все записи камер наблюдения, которыми был напичкан почтовик и теперь он, чувствуя себя в полной безопасности, летел на встречу со своей мечтой.

Эпизод второй

Госпиталь «Крит»

Белоснежный скутер плавно скользил по черному пространству, неумолимо приближаясь к земле. Космические картины, состоящие из астероидов и планет, не интересовали Шифа, этого добра он насмотрелся вдоволь. Матроса интересовало его новое тело, он с интересом рассматривал пальцы рук, периодически бросая взгляд на маленький деревянный ящик, стоящий около его ног, в котором хранилось волшебное дерево. Новоиспеченный капитан не заметил, как задремал, глаза сами по себе закрылись, и волевой подбородок оперся о белый полетный свитер, скрывающий широкую грудь.

‒ Капитан Шиф, просыпайтесь, ‒ металлическим голосом произнес компьютер корабля, ‒ мы приземлились в порту госпиталя «Крит». Госпиталь курирует сама принцесса Николь, и, как ни странно, нам дали разрешение на посадку и окажут помощь. Шиф открыл глаза, к его скутеру на всех парах летел медицинский скутер с красным крестом на борту.

‒ О-о-о! ‒ сказал компьютер корабля: ‒ Вам, командир, лучше притвориться больным: иначе нас отправят обратно к звездам.

‒ Да, да, конечно, дружище! ‒ ответил Шиф и распластался на полетном кресле, словно пилот, получивший сильный удар по голове. Приоткрыв один глаз, Шиф спросил: ‒ Нормально?

Биокомпьютер секунду подумал и ответил:

‒ Сойдет!

‒ Слушай, ‒ открыв второй глаз, сказал Шиф, ‒ можно я буду называть тебя Виталмор?

‒ Я польщен! ‒ Ответил биомозг. ‒ Но глаза надо закрыть!

Шиф закрыл глаза, в ту же секунду «Виталмор» открыл входной люк в корабль.

Два робота красного цвета вошли в скутер, положили Шифа на мягкие носилки и молча покинули корабль.

‒ Поаккуратней там! ‒ сказал Виталмор.

Роботы ничего не ответили, спасательный челнок закрыл приемный шлюз и, приподнявшись над тартановым покрытием порта, заскользил к голубому зданию треугольной формы.

Принцесса Николь сидела в своем кабинете главного врача и с нетерпением ждала, когда ее позовут осматривать вновь прибывшего больного. На земле царил его величество «Мир», и пациентов у Николь было мало. А сейчас настоящий челнок, не побоявшись королевского портала, попросил помощи, да еще с раненым капитаном. Николь немного опустила граво-кресло и, сидя в нем, вылетела из-за прозрачного стола, на котором стояла зеленая лампа, напоминающая цветок тюльпана. Девушка повернула матово-красное кольцо на мизинце левой руки, и перед ней возникло изображение юноши, лежащего в палате карантина. Медсестра Эхла сканировала астронавта на наличие вируса. В королевском госпитале работало всего два человека: Эхла, высокая шведская девушка с белоснежными волосами, и сама Николь. Остальной персонал состоял из биомеханических роботов.

‒ Что она копается? – недовольно произнесла Николь и добавила: ‒ Показать повреждения капитана!

‒ Повреждений нет! – ответил компьютер.

‒ Как? – удивилась Николь и хитро улыбнулась.

‒ Эхла! – обратилась принцесса к своей единственной подруге: ‒ Хватит искать вирусы у астронавта, переместите его прямо в мой кабинет.

‒ Хорошо, госпожа, ‒ поклонившись, ответила Эхла и набрала на экране граво-носилок код кабинета Николь.

Носилки, подсвеченные голубым светом, вылетели в белоснежный коридор и заскользили в сторону кабинета Николь. Через минуту принцесса рассматривала странного юношу, который лежал у нее в кабинете в форме капитана Звездного флота и притворялся! Николь это понравилось, хоть какая-то тайна! Вернувшись за свой стол, она мягко сказала:

‒ Вставайте, юноша, вы абсолютно здоровы, ваши показатели человеческой активности даже зашкаливают. Вставайте и расскажите мне свою тайну. Зачем вы притворились и приземлились именно здесь, в порту госпиталя «Николь»?

Эпизод третий

Хочешь мира, готовься к войне

Командующий флотом Земли адмирал Франц вошел в кабинет, где уже ждали его прославленные генералы. Полководцы, увидев адмирала, поднялись со своих удобных кресел и вытянулись в струнку.

‒ Вольно! ‒ скомандовал адмирал и занял свое место во главе длинного дубового стола. ‒ Начнем совет.

Адмирал поднялся и указал лазерной указкой на герб Звездного флота, который золотыми красками блестел посередине дубового стола. Появилась голограмма, на которой в форме восьмерки появились одиннадцать планет.

‒ Вам всем знакомы эти планеты, ‒ сказал адмирал, ‒ это созвездие Флеменга, до определенного времени ксилианцы, населяющие эти планеты, добывали для землян радиоактивный скарт, и все было хорошо! Но произошла мутация ксилианцев, наши ученые прозевали! И ксилианцы, доселе послушные и неагрессивные, превратились в злобных и жестоких. Они втайне от землян построили современные звездолеты, а затем попросту захватили все одиннадцать планет, создав из них одиннадцать крепостей. ‒ Адмирал свернул диаграмму и вернулся на свое кресло.

Генералы молчали. Они прекрасно были осведомлены о событиях в созвездии Флеменга. Никакой патрульный корабль не справился бы с бунтом ксилианцев, генералы ждали приказа адмирала.

‒ Ну, так вот, ‒ продолжил адмирал, выпив стакан воды, ‒ мы не строили в созвездии военные базы. Ксилианцы честно трудились, занимаясь в свободное время искусством и наукой. Но на самом деле глубоко в кретоновых шахтах шла подготовка к войне за независимость. ‒ Адмирал осмотрел своих подчиненных, они молча смотрели на своего командора. ‒ Вот только независимость, ‒ продолжил адмирал, ‒ они решили завоевать не переговорами, а оружием. С одной стороны, можно понять ксилианцев и отдать им планеты, ранее принадлежавшие нам, но ксилианцы пошли дальше, нападая на другие звездные системы. ‒ Адмирал Франц встал. ‒ Господа генералы, ‒ сказал он, ‒ президент Земли и правительство посылают наш звездный флот устранить угрозу и разбить ксилианский флот!

Генералы поднялись со своих мест.

‒ Служим Звездному флоту! ‒ крикнули они.

‒ Хорошо, ‒ согласился адмирал, ‒ даю на сборы один день, завтра земная эскадра должна вылететь в созвездие Флеменга. Все свободны!

Генералы покинули кабинет. Франц поморщился, он не хотел вступать в войну с ксилианцами: для него это была раса ученых, он не раз бывал в созвездии Флеменга, но время все поменяло. Адмирал повернул матовое кольцо на указательном пальце, перед ним возникла голограмма его дочери Николь.

‒ Моя любимая дочь, ‒ произнес Франц, ‒ наш Звездный флот вступает в войну с ксилианцами, завтра к тебе в госпиталь прибудет моя личная охрана.

‒ Но, пап! ‒ взмолилась Николь.

‒ Никаких возражений! ‒ отрезал адмирал и отключил связь.

Эпизод четвертый

Побег

Шифа поднялся с медицинской кушетки и с непонимающим взглядом уставился на Николь.

‒ Что вы на меня так смотрите, капитан? ‒ слегка покраснев, спросила принцесса.

Шифу очень хотелось рассказать Николь правду: про странное дерево, про его нудную работу на почтовом корабле, наконец, поведать принцессе о его любви к ней. Но он невольно услышал разговор Николь со своим отцом, и теперь об этом не могло быть и речи. Шиф решил лететь в звездную систему Флеменга и постараться убедить ксилианцев не воевать, а сесть за стол переговоров.

‒ Капитан! С вами все в порядке? ‒ спросила Николь.

‒ Да, доктор, ‒ ответил Шифа, ‒ я не могу рассказать вам всей правды, хотя бы пока. Раз у меня нет никаких повреждений, я, с вашего позволения, должен отправиться в созвездие Флеменга, постараться предотвратить войну.

‒ А я? – как-то растерянно произнесла Николь.

‒ А вы, как и прежде, будете лечить своих больных, ‒ ответил Шиф, надевая портупею с подвешенным на ней бластером.

Николь улыбнулась, чего-то она не понимала, но оставаться в стороне событий она очень не хотела.

‒ Скажите, капитан, ‒ произнесла Николь, ‒ каким образом на легком скутере вы хотите добраться до ксилианской системы? Через гиперпространство он не проходит, а своим ходом вам не добраться и к концу жизни.

Шиф понял, что попал в ловушку принцессы, и, не зная, что ответить, опустился на граво-стул, висящий рядом с ним.

‒ Вы хотите что-то предложить? ‒ спросил он.

‒ Да, ‒ утвердительно произнесла Николь, ‒ у меня есть предложение: вы рассказываете мне всю правду, и мы вместе на моем корабле летим к ксилианцам.

Шиф поморщился, но выхода не было, он рассказал принцессе про странное дерево, про службу на почтовом флоте и, наконец, про то, что заставило его прилететь именно сюда в госпиталь Николь.

‒ Так вы ксилианец? ‒ слегка покраснев, спросила Николь, в любви ей еще никто не признавался, тем более ксилианец.

‒ Да! Я ‒ ксилианец, ‒ ответил Шифа.

Николь на секунду задумалась и сказала:

‒ Так это хорошо! У меня есть современный корабль медицинской службы, у вас есть знание ксилианской системы. Значит, у нас есть шанс остановить войну!

Шиф удивленно посмотрел на Николь.

‒ Не удивляйтесь, капитан, ‒ произнесла Николь. ‒ Я ‒доктор, и вы для меня такой же гуманоид, как и все другие, давайте собираться в дорогу. Вы же слышали мой разговор с отцом, завтра сюда прибудет его личная охрана, и наш полет превратится в сон. ‒ Николь повернула кольцо на мизинце, и в медицинский кубрик вошла Эхла. ‒ Подготовьте корабль к длительному полету, ‒ сказала Николь, ‒ сегодня мы вылетаем на спасательную операцию.

Эхла застыла в нерешительности.

‒ Вы не хотите лететь? ‒ спросила Николь.

‒ Нет, нет, принцесса! Я всегда с вами, ‒ ответила Эхла. ‒ Вот только без разрешения вашего отца мы не проскочим таможню на орбите Земли.

‒ Об этом не волнуйтесь, ‒ спокойно произнесла принцесса, ‒ мою роспись от подписи моего отца никто не отличит, готовьте корабль.

‒ Будет выполнено, ‒ улыбнулась Эхла и вышла из кубрика.

Эпизод пятый

Созвездие Флеменга

Космический корабль в форме белого креста включил красно-синие огни, обозначающие принадлежность к медицинскому подразделению, и, плавно поднявшись на орбиту Земли, остановился в таможенном коридоре.

Николь и Шиф находились в капитанской рубке, облаченные в одежду работников спасательной службы. Перед кораблем Николь, ожидая таможенного контроля, выстроилась приличная очередь из торговых звездолетов, которые и не собирались пропускать медицинский крейсер. Николь включила громкую связь и сказала:

‒ Торговым кораблям принять вправо и пропустить крейсер медицинской службы.

Звездолеты нехотя подвинулись. Белоснежный крейсер подлетел к таможенному порталу. В капитанской рубке возникла голограмма офицера таможни.

‒ Приложите к сканеру разрешение на вылет, ‒ произнес он.

Николь провела по зеленому экрану искусно подделанным пропуском с подписью своего отца.

‒ Счастливого пути! ‒ произнес таможенный капитан, и голограмма исчезла.

‒ Эхла, курс ‒ Ксилианская система, ‒ скомандовала Николь, ‒ переход в гиперпространство.

Ответа не последовало. Эхла, находящаяся за пультом управления кораблем позади Николь, молчала.

‒ Что случилось, подруга? ‒ повернувшись на кресле, спросила Николь.

‒ Командир, я не могу стартовать по указанным координатам, ‒ ответила Эхла. ‒ На Земле объявлен красный уровень опасности с этой звездной системой, ваш отец отдаст меня под трибунал.

‒ Всю ответственность я беру на себя! ‒ сухо произнесла Николь и повернулась на кресле. ‒ Выполняйте приказ!

‒ Слушаюсь! ‒ отозвалась Эхла.

Белоснежный крейсер выпустил голубой луч и, слившись с ним, исчез с орбиты Земли.

Корабль Николь вынырнул из гиперпрыжка неподалеку от главной планеты ксилианцев Скарб № 1. Все девять планет имели это название, разницей были только номера.

Николь и не ожидала увидеть что-либо другое, вся планета была окружена военными базами ксилианцев, которые окружали ее в несколько колец.

‒ Охрана планеты запрашивает цель визита, ‒ произнесла Эхла.

Николь посмотрела на Шифа и уверенно сказала:

‒ Передайте! Это медицинский крейсер, и на нашем борту только ксилианцы. Мы бы хотели встретиться с верховным жрецом!

Шиф с удивлением посмотрел на принцессу.

‒ Да, да, мой друг! ‒ ответила Николь. ‒ У нас нет другого выхода, тащите сюда свое волшебное дерево, будем превращаться в ксилианцев.

Шифу очень не хотелось опять принимать этот образ, но идея была правильная. Верховный жрец никогда бы не принял землян.

‒ Хорошо! ‒ согласился он и принес коробку с карликовым деревом.

Николь, недолго думая, сорвала три плода и кинула по одному друзьям. Через минуту в капитанской рубке сидели три ксилианца.

Шифа с неким пренебрежением посмотрел на свои костлявые пальцы рук с длинными когтями. Затем перевел взгляд на принцессу. Девушка ксилианка была спокойна. Она подняла хвост с острыми шипами и со словами: «Что уставился?» ‒ щелкнула им Шифа по затылку. В отличие от особей мужского пола, ксилианки имели хвосты, что очень расстраивало Шифа, ему тоже хотелось иметь хвост, но, увы.

‒ Не, не, я ничего! ‒ ответил бывший почтальон и отвел взгляд.

С базы охраны стартовали три корабля сопровождения, на чистом ксилианском языке они передали:

‒ Следуйте за нами! Вас примут!

‒ Ну, вот и хорошо! ‒ спокойно произнесла Николь. ‒ Эхла, следуйте за кораблями.

Медицинский крейсер в форме белого креста плавно опустился на желтое покрытие ксилианского космопорта.

Три новоиспеченных ксилианца, стуча острыми когтями по прозрачному полу звездолета, вышли из корабля. Два желтых скутера, похожих на рваные облака, уже ждали их.

«Какая странная конструкция», ‒ подумала Николь.

Части желтого облака перестроились, и к астронавтам вышли три ксилианца в длинных желтых плащах. На плече одного из них возвышался длинный шип красного цвета.

‒ Вот тот, с красным шипом на плече, главный, ‒ тихо произнес Шиф.

‒ Да, я уже догадалась, ‒ ответила Николь и шагнула вперед.

Она хотела что-то сказать, но важный ксилианец с красным шипом на плече опередил ее.

‒ Пройдите в скутер перемещения, ‒ каким-то металлическим голосом произнес он, указывая на желтое облако.

Облако поменяло форму, открыв треугольный проход. Николь не стала ничего спрашивать, махнула друзьям рукой и вошла в чудо иноземной техники. Маленькие белые облака, по всей видимости, выполняющие роль кресел, подхватили астронавтов. Николь с удивлением посмотрела на друзей. Шиф молча пожал плечами. Когда он последний раз посещал родную звездную систему, таких кораблей не было и в помине. Астронавты даже не заметили никакого движения, настолько плавно перемещался скутер. Только через некоторый промежуток времени облако перестроилось, открыв треугольный выход. Три земных ксилианца, облаченные в медицинскую форму земной федерации, вышли из скутера. Удивлению не было предела! Они находились в гигантском куполе, где на облаках восседали ксилианские жрецы.

‒ Зачем вы прибыли на нашу планету? И почему вы прилетели на корабле Звездной Федерации? ‒ спросил один из них, с тремя красными шипами на плече. ‒ Разве вы не знаете, мы в состоянии войны с землянами?

Николь подняла голову вверх и ответила:

‒ Мы ‒ ксилианцы, которые служили на Земле в медицинской службе. Узнав о войне, мы тайно захватили корабль и хитростью вылетели к вам с целью предотвратить войну. Конечно, это звучит наивно, но один из офицеров Звездного флота, проходивший лечение в госпитале, сказал: «Земляне очень сожалеют и готовы пойти на переговоры, и даже дать вам независимость!»

Верховный жрец, выслушав Николь, сухо произнес:

‒ Об этом не может быть и речи! Мы уничтожим Землю! Что касается вас, вы арестованы и будете допрошены с пристрастием!

‒ Да, ‒ тихо сказал Шифа, ‒ у меня такое впечатление, что это не мой народ науки и искусства, а какие-то зомби.

‒ Еще не все потеряно, ‒ успокоила его Николь, ‒ посидим в тюрьме, я уверена, тамошние обитатели ответят нам на все вопросы.

Конвой проводил астронавтов в темницу. Скорее, это была шахта: камер для узников здесь не было. Заключенные просто сидели и спали на отработанной породе. Вот только дверь, которая глухо закрылась за спинами миротворцев, была. Николь осмотрелась, повсюду на сырых камнях лежали изможденные ксилианцы.

‒ Герольд! Герольд! ‒ радостно вскинув вверх костлявые руки, закричал Шиф и подбежал к одному из узников, истекающему кровью.

‒ А, это ты! Мой друг! ‒ приоткрыв глаза, произнес заключенный. ‒ Зачем ты сюда прилетел?!

Шиф все рассказал старому другу по университету: про почтовый корабль, про Землю и, конечно, про встречу с верховным жрецом. Герольд из последних сил приподнялся с холодного пола и сказал:

‒ Найдите машину перемещения в седьмое измерение, она находится в пятой шахте. В седьмом измерении живут магистры со всей Вселенной, вот только темные волшебники взяли вверх и теперь управляют нашей цивилизацией.

‒ Но как мы найдем эту шахту? ‒ спросил Шиф. ‒ Мы же в тюрьме.

‒ Я с заключенными прорыл ход, ‒ продолжил ученый, ‒ шахта находится прямо под нами. Вам надо включить машину, код я скажу, я же построил этого монстра! Затем проникнуть в седьмое измерение и отключить такую же машину там, перекодировав ее на уничтожение.

‒ Как у тебя все просто, ‒ задумчиво произнес Шиф.

Герольд никакого внимания не обратил на слова друга.

‒ Да, ‒ продолжил он, ‒ и не забудьте перед взрывом машины сами вернуться, иначе вы навсегда останетесь в седьмом измерении.

Герольд показал другу руку. На его костлявой руке проступили четыре столбика знаков.

‒ Это код, ‒ из последних сил произнес ученый и рухнул на холодный пол.

Эпизод шестой

Волшебное измерение

‒ Герольд, Герольд! ‒ вскрикнул Шиф.

Его друг был мертв. Смахнув слезу, Шиф записал код и обернулся к друзьям.

‒ Мы все слышали! Нельзя терять ни минуты, ‒ уверенно произнесла Николь. ‒ Где ход? ‒ Обратилась она к узникам.

Изможденные пленники отодвинули большой камень, астронавтам открылся лаз, похожий на нору.

‒ Спасибо, друзья! ‒ поблагодарила узников Николь и первой полезла в нору.

Все путешественники, черные от пыли, один за другим вылезли в круглую комнату, посередине которой стоял двухметровый прозрачный череп в форме головы ксилианца.

‒ Странно, ‒ пытаясь отряхнуться, произнесла Николь. ‒ Никакой охраны?

‒ Ничего странного, ‒ пояснил Шиф, ‒ без кода это всего лишь скульптура.

Он ближе подошел к черепу и приложил ладонь.

‒ Вы хотите переместиться в седьмое измерение? ‒ раздался голос из ниоткуда.

‒ Да, ‒ не отдергивая руку, ответил Шиф.

‒ Приложите ладони к поверхности машины и введите код, ‒ опять произнес неведомый голос.

Николь и Эхла тоже приложили ладони к прозрачной поверхности.

Шиф порылся в кармане, клочка бумаги, на котором был записан код, не было.

‒ Наверно, потерял, ‒ извиняющимся голосом произнес он, ‒ но слава Вселенной, у меня отличная память.

‒ Назовите код, ‒ еще раз спросила машина.

Шиф громко и четко, цифра за цифрой, сказал код. Череп засветился красным цветом, ноги астронавтов оторвались на секунду от поверхности и снова ощутили твердое покрытие.

Прозрачный череп снова произнес:

‒ С прибытием в седьмое измерение!

‒ Не может быть! ‒ тихо сказала Николь, оторвав руки от прозрачной поверхности. ‒ Мы что, уже переместились?

Шиф осмотрелся, комната была такая же, только вот норы в потолке не было. Он указал Николь на потолок.

‒ Не может быть! ‒ опять сказала Николь.

‒ Может, может! ‒ подтвердил Шиф, рассматривая треугольную прозрачную дверь. – Наверно, система такая же.

Шиф приложил ладонь к двери и сказал код. Прозрачная субстанция просто исчезла, открыв астронавтам белый треугольный коридор.

‒ Послушайте, ‒ произнесла молчаливая Эхла, ‒ куда мы идем? Вот машина! ‒ Эхла указала рукой на чудо техники. ‒ Давайте просто перекодируем ее и отправимся обратно.

Николь задумалась.

‒ В твоих словах есть доля правды, ‒ сказала она, ‒ но я думаю, нам надо помочь светлым магистрам или хотя бы попробовать помочь. Уничтожение машины остановит темные силы ненадолго, они найдут новый способ завладеть Вселенной!

Николь посмотрела на друзей.

‒ Вы абсолютно правы, принцесса, ‒ поддержал ее капитан Шиф. ‒ Вот только нам надо принять облик жрецов.

С этими словами он достал из кармана совсем не белого комбинезона медицинской службы три волшебных фрукта и протянул друзьям.

‒ Очень правильно, ‒ согласилась Николь и первой съела оранжевый плод.

Через минуту ксилианцы заметно постарели, они с удивлением смотрели друг на друга. Астронавты теперь были одеты в желтые плащи, и на их плечах возвышались красные шипы. Причем у Николь на правом плече было три шипа, у Шифа ‒ два, а у Эхлы ‒ всего один.

‒ Хватит удивляться, ‒ произнесла Николь и первой шагнула в белый коридор.

Астронавты прошли коридор и попали в подобие башни. Нет, это была настоящая башня с крепостными стенами. В башне, построенной в форме шахматной ладьи, не было крыши, но были большие смотровые бойницы. Николь подошла ближе к стене и посмотрела вниз. На площади перед замком стояли легионы солдат в белых латах, никаких бластеров в их руках не было, воины держали мечи и копья. На щитах солдат в лучах красного солнца блестела надпись «Валтимор».

‒ Мы, что, попали на светлую сторону? ‒ тихо спросил Шиф.

‒ Похоже, да, ‒ ответила Николь, ‒ нам повезло, а может, и нет! Значит, у темных магистров есть своя машина перемещения.

К солдатам вышел седой старец в белом плаще и человеческом обличии, в руках он держал оранжевый посох. Магистр обернулся, вероятно, почувствовав взгляды с башни, и взмахнул жезлом. В ту же секунду Николь с друзьями оказались на площади абсолютно обездвиженными.

‒ Как вы попали в мой замок? ‒ спросил старец. ‒ Я ничего общего не хочу иметь со жрецами Ксилиана.

Тело не подчинялось, зато речевые функции у пленников работали. Николь рассказала белому магистру о волшебном дереве, об узниках Ксилианской тюрьмы и о странной машине. Валтимор взмахнул оранжевым жезлом, и теперь перед ним стояли три астронавта в белых латах.

‒ Спасибо, магистр, ‒ слегка склонив голову, произнесла Николь.

‒ Не за что меня благодарить, ‒ ответил волшебник, ‒ это я вас должен благодарить, вы ‒ смелые люди. И прибыли вовремя: мы идем штурмовать замок черного магистра, чтобы уничтожить машину перемещения. Вы с нами?

‒ Конечно! ‒ воскликнула Николь. ‒ Только я хотела спросить.

‒ Спрашивайте, принцесса, ‒ согласился волшебник.

‒ Что было раньше? И почему темный магистр делает из ксилианцев зомби? ‒ спросила Николь.

‒ Это мой брат, ‒ спокойно ответил Валтимор, ‒ ранее он был тоже светлым магистром. Я дал ему машину перемещения, но, путешествуя по другим измерениям, в брата вселилась мгла, и теперь тьма руками моего брата творит зло.

‒ Теперь все понятно, ‒ сказала Николь, ‒ машина ‒ это только средство, нужно вернуть к свету вашего брата.

‒ Совершенно верно, ‒ согласился старец, ‒ только как это сделать, я не ведаю. Сегодня мы идем штурмовать темный замок, ни один солдат мрака не должен попасть к ксилианцам, мой брат задумал переместить их на помощь жрецам. Если это случится, всю Вселенную охватит тьма.

Старец взмахнул жезлом, легионы белых рыцарей развернулись и зашагали по причудливой дороге, выложенной зеленым камнем.

Эпизод седьмой

Мечта

Через некоторое время белое войско стояло у стен черного замка. Солдат тьмы не было и в помине.

‒ Опоздали! ‒ с сожалением произнес Валтимор. ‒ Я думаю, мой брат и солдаты тьмы уже на Ксилиане. Я уничтожу машину темного магистра, а вы вернитесь в мой замок и отправляйтесь в созвездие Флеменга.

‒ Хорошо, магистр, ‒ согласилась Николь, ‒ но что мы должны сделать?

‒ Я не знаю, ‒ ответил волшебник. ‒ Сердце тебе подскажет!

Валтимор стукнул оранжевым жезлом в зеленую брусчатку, и астронавты в долю секунды оказались в комнате с хрустальным черепом.

‒ Назовите код и приложите ладони к поверхности машины, ‒ произнес неведомый голос.

‒ Да знаем, знаем! ‒ как-то недовольно сказал Шиф и приложил ладони к прозрачной поверхности.

Ноги астронавтов на секунду оторвались от пола и опять почувствовали твердую поверхность. Николь посмотрела наверх, норы не было.

‒ Туда ли мы попали? ‒ сказала она.

В этот момент треугольная дверь комнаты растворилась, и в нее в окружении черных рыцарей вошел высокий молодой человек с коротко стриженными белоснежными волосами. Одет юноша был в красный костюм, пуговицы которого, застегнутые под самую шею, отливали золотом. На груди у него висел медальон, две запятые, разделенные линией. Одна часть медальона была белая, другая ‒ черная.

‒ Меня зовут Альмар, ‒ представился молодой человек. ‒ Я ‒ повелитель тьмы.

Он не отрываясь смотрел на Николь, словно других путешественников во времени в комнате не существовало.

‒ Николь, земная принцесса, ‒ представилась та.

Юноша улыбнулся.

‒ Какая удача! ‒ воскликнул Альмар. ‒ Когда корабли Земной Федерации штурмуют Ксилиан, у меня в руках такой козырь. Впрочем, он не понадобится, через несколько дней я уничтожу армию землян и захвачу все планеты их системы.

‒ Зачем ты ему рассказала кто ты? ‒ с укором спросил Шифа.

‒ Он и так знает, ‒ ответила Николь.

Альмар выслушал диалог астронавтов и сказал:

‒ Она права, от меня трудно что-то утаить: я знаю, где вы были, знаю, что Валтимор уничтожил мою машину, она мне уже не нужна. Путешествуя по Вселенным, на каждой планете, в том числе и на Земле, я оставлял хрустальные черепа. Это прототип машины, и теперь я могу послать своих солдат в любые самые далекие уголки Вселенной.

‒ Что вы с нами сделаете? – спросил Шиф.

‒ Правильный вопрос, ‒ согласился принц тьмы. ‒ Я не буду бросать вас в подземелье, вы будете жить по-королевски, но в течение трех дней Николь должна согласиться быть моей женой. Иначе я уничтожу Землю.

Повелитель тьмы повернулся и вышел в белый коридор, его охрана не тронулась с места.

‒ Принцесса, следуйте за мной, ‒ произнес один из охранников, с ног до головы закованный в черные латы.

«Кто они? ‒ подумала Николь, разглядывая охранника. ‒ Люди? Ксилианцы? Нет, скорее всего, какие-нибудь мутанты». Черные отполированные латы надежно скрывали лица солдат тьмы. Пройдя несколько коридоров, охранники привели астронавтов в большую круглую комнату и, закрыв дверь, удалились. Николь осмотрелась, комната была пуста, только на стене светились картинки. Она подошла ближе, на светящихся квадратах были изображены земные пейзажи, и на одном из них ‒ их с отцом вилла. Николь подняла руку и нажала эту кнопку. В ту же секунду комната перестроилась, воспроизведя родной дом принцессы. Все было так же: даже лужайка перед домом, по которой ходил ее любимый кот Ланцилот. Девушка задумалась, посмотрела на расшитое золотом свадебное платье, висевшее прямо перед ней около большого старинного зеркала, и сказала:

‒ Друзья! Нам надо пообедать, там решим, что делать дальше.

Она вышла из дома и пошла в беседку, где не раз с отцом пила чай. Шиф и Эхла последовали за ней. Белоснежный кот, увидев хозяйку, подбежал, высоко подняв пушистый хвост, и стал тереться о ноги. Николь присела, погладив пушистого друга. Тот от удовольствия заурчал.

‒ Так он же настоящий! ‒ воскликнула принцесса, подзывая друзей.

Шиф с Эхлой подбежали и тоже стали гладить кота.

‒ Да, точно настоящий! ‒ согласился Шиф. ‒ Но как он это сделал?

Николь взяла кота на руки, прошла в беседку и присела за плетеный стол, друзья с удивленными лицами расположились напротив. На столе, как и прежде, стоял серебряный колокольчик, принцесса протянула руку, позвонила. К ее удивлению, из дома вышла ее домработница Глаша и как ни в чем ни бывало спросила:

‒ Будете обедать? Ваше Высочество, у меня все готово!

‒ Да, да, Глаша, накрывайте на стол, ‒ ответила Николь.

Мысли ее путались, но уже выстраивались в определенную цепочку, она чувствовала, еще немного, еще одна подсказка ‒ она поймет загадку. Глаша принесла белую фарфоровую кастрюлю и старинным мельхиоровым половником разлила по тарелкам дымящийся борщ. Николь попробовала суп, он был такой же, как и прежде, у каждого повара есть свой рецепт, был он и у Глаши. Она внимательно посмотрела на служанку.

‒ Что-то не так? ‒ спросила домработница. ‒ Вам не нравится суп?

‒ Да нет, спасибо, ‒ ответила Николь, ‒ все хорошо, вот только скажите, у вас никаких перемен? Может, что-то особенное, чего вы не понимаете?

Глаша ответила сразу.

‒ Вы знаете, хозяйка, ‒ сказала она, держа пустую кастрюлю. ‒ Вроде все так же, только почему-то соседка не заходит. Я, было, пошла к ней за перелесок и, как бабочка, уперлась в прозрачную стену, за которой почему-то мерцали звезды. «Наверное, давление поднялось», ‒ подумала я и пошла обратно в дом, полежать. И вот уже неделю я жду соседку Ивану, она все не приходит, а сама я теперь боюсь идти через лес. Вы же знаете, госпожа, лет мне много, да и трусиха я. ‒ Служанка виновато пожала плечами.

‒ Спасибо, Глаша, идите, отдыхайте, ‒ сказала Николь.

Глаша собрала пустые тарелки и ушла в дом.

‒ Какие будут соображения? ‒ спросила Николь.

‒ Даже не знаю, что сказать, ‒ ответил Шиф.

Эхла вообще ничего не сказала, она в задумчивости вертела в руках серебряную ложку, которую забыла Глаша.

‒ А я все поняла, ‒ улыбнувшись, произнесла Николь, ‒ мы находимся в параллельном измерении. Альмар просто перенес мой дом в другое измерение, знаете, как переносят значки с экрана компьютера на рабочий стол. В итоге, мой дом остался на Земле, как и был; а второй мой дом здесь, в системе Флеменга, причем в будущем.

Принцесса налила себе чай, сделала глоток и продолжила:

‒ Значит, где-то здесь есть прототип машины.

‒ У меня это в голове не укладывается, ‒ отхлебнув ароматного чая, сказал Шиф.

‒ А вы, капитан, скажите код, который вам дал ученый, и посмотрим, ‒ уверенно произнесла Николь.

‒ Да, пожалуйста, ‒ согласился Шиф и произнес цифры.

‒ Приложите руки к поверхности, ‒ раздался знакомый голос откуда-то снизу.

Николь посмотрела на небольшой пруд около беседки.

‒ Сдается мне, он там, ‒ сказала она.

Эхла, ничего не говоря, встала из-за стола и, не снимая медицинский комбинезон, нырнула в воду. Через минуту на плетеном столе стоял небольшой хрустальный череп, излучая красный свет.

‒ Ну вот! ‒ радостно произнесла Николь. ‒ Теперь мы можем попасть в прошлое. Альмар допустил ошибку, создавая для меня комфортные условия.

‒ Приложите руки к поверхности, ‒ повторила машина.

Астронавты положили ладони на хрустальный череп, и земная принцесса сказала:

‒ Планета Земля, 24 марта 3041 год, здание Звездного флота.

Ноги астронавтов оторвались от пола, белая дымка заволокла глаза. Когда облако рассеялось, плетеная мебель, за которой сидели путешественники, стояла в холле здания Звездной Федерации. Охрана тут же обступила путешественников во времени.

‒ Что вы уставились, капрал, ‒ сказала Николь одному из охранников, она взяла со стола череп и поднялась на ноги. ‒ Проводите меня к отцу.

‒ Слушаюсь! ‒ взяв под козырек, ответил офицер. ‒ Но у него важное совещание.

‒ Я знаю, ‒ парировала Николь, ‒ это вопрос безопасности Земли.

‒ Слушаюсь! ‒ отчеканил офицер и вызвал лифт.

Астронавты вошли в синий луч граволифта.

‒ А что делать со столом? ‒ спросил охранник.

Николь улыбнулась.

‒ Поиграйте пока в домино, ‒ предложила она.

‒ Слушаюсь! ‒ отчеканил офицер и, поправив малиновую фуражку, пошел к плетеной мебели, которая непонятным образом стояла посередине холла, на стене которого красовался герб Звездной Федерации.

Синий луч в доли секунды доставил астронавтов на сороковой этаж. Путешественники подошли к двери, за которой шло совещание генералов. Молодой адъютант, сидевший около входа за старинным дубовым столом с обычной настольной лампой двадцатого века, строго спросил:

‒ Вы к адмиралу?

‒ Да, Серж! ‒ ответила Николь.

‒ Об этом не может быть и речи! ‒ встав из-за стола, произнес адъютант.

‒ Серж, у меня важное сообщение для отца, ‒ мягко попросила Николь.

Офицер махнул рукой.

‒ Ладно, идите, ‒ сказал он, ‒ только я вас не пропускал!

‒ Само собой, ‒ согласилась Николь и толкнула тяжелую деревянную дверь.

В кабинете у адмирала шло совещание и, по всей видимости, оно уже закончилось: генералы, поднявшись с кресел, собирались отправиться по своим предписаниям, как увидели трех астронавтов во главе с Николь.

‒ Командоры, прошу занять вас свои места, совещание еще не закончилось, ‒ сухо попросила Николь.

Военные с удивлением посмотрели на адмирала. Франц сам был удивлен, его дочь никогда не приходила к нему на работу, мало того, он знал ее как кроткую, стеснительную девушку. А тут такое? Он в знак согласия махнул рукой. Командоры заняли свои места. Николь долго рассказывала про побег, про Ксилиан и закончила историей про Альмара и его планы относительно Земли. В кабинете повисло молчание. Франц выпил стакан воды и сказал:

‒ За ваш побег вы должны быть наказаны, но ваши действия похвальны. Я присваиваю всем трем астронавтам звания капитанов Звездного флота.

‒ Теперь, офицер Николь, поведайте нам, что делать дальше с этим черепом?

‒ Отец, ‒ мягко произнесла девушка, ‒ я должна вернуться в свое заточение в параллельном измерении и готовиться к свадьбе. А вы пошлите корабли разведки в дальние Вселенные, чтобы арестовать Альмара в настоящем. И не просто арестовать, а объяснить ему, что его ждет в будущем, пока в него не вселилась темная сила. Затем вы перенесете его в тело Альмара, который находится в будущем, на все про все у вас три дня. Принц ждет моего согласия на свадьбу и пока не будет уничтожать Землю, но если вы не успеете, мне придется согласиться на брак.

‒ Мы успеем! ‒ сухо произнес Франц. ‒ Сет, ‒ обратился он к седовласому генералу, ‒ одна нога здесь, другая там!

‒ Есть, ‒ отчеканил командор и быстрым шагом покинул кабинет.

‒ Остальным генералам, ‒ продолжил Франц, ‒ организовать оборону Земли и не выдвигаться на Ксилиан. Все свободны.

Командоры покинули кабинет адмирала.

‒ Может, передумаешь? ‒ обратился адмирал к дочери.

‒ Нет, отец, ‒ ответила Николь, поставив на стол хрустальный череп. ‒ Давай, Шиф, называй код, мы возвращаемся.

Новоиспеченный капитан произнес цифры, и астронавты приложили ладони к холодной поверхности машины. Через мгновение они стояли в той же беседке, только вместо плетеного стола перед ними был длинный дубовый стол из кабинета адмирала. Конечно, стол не мог уместиться в круглой беседке, одна его сторона проломила деревянные прутья и доходила до пруда, откуда астронавты извлекли череп. Николь с укором посмотрела на этот беспорядок и сказала:

‒ Эхла, распили стол бластером на части и сожги, не дай бог явится Альмар, он сразу все поймет.

‒ Нет проблем, ‒ ответила девушка.

Через минуту друзья стояли около костра на берегу пруда. Языки пламени, разбрасывая во все стороны искры, уносили тайну астронавтов, превращая ее в раскаленные угли.

‒ Жалко, хороший был стол, ‒ с сожалением сказал Шиф, ‒ я вообще люблю старинные вещи.

Не успел он договорить, как из дома вышел Альмар.

‒ Что вы делаете? ‒ с удивлением спросил он.

‒ Да вот, решили картошечки запечь! ‒ ответил Шиф.

Альмар с непониманием посмотрел на раскаленные угли, затем перевел взгляд на Николь.

‒ Принцесса, время вышло, ‒ сказал он.

‒ Так еще же целый день? ‒ удивилась Николь.

‒ Я передумал, ‒ Альмар подошел ближе к девушке, сверля ее взглядом.

‒ Да, я согласна, ‒ ответила Николь, не отводя глаз. Ей показалось, что повелитель тьмы копается у нее в мозгах, пытаясь понять, не блефует ли принцесса.

Альмар еще раз посмотрел на раскаленные угли.

‒ Хорошо, ‒ произнес он, ‒ сейчас вас проводят в мой дворец.

Принц тьмы стукнул жезлом в изумрудную траву и исчез.

Охрана проводила астронавтов в дом, открыв дверь, через которую путешественники попали в заточение. Николь с друзьями оказалась в гигантском зале на высоком подиуме, причем на ней красовалось красное платье, расшитое золотыми нитями. Рядом с ней стояли Шиф с Эхлой в желтых ксилианских плащах. Повсюду, слева и справа от подиума, словно птицы, парили ксилианские жрецы. Николь посмотрела вниз, никакого пола не было и в помине. Внизу, наверху ‒ повсюду мерцали звезды, и создавалось впечатление, что подиум висит в открытом космосе. Одна из звезд засверкала и мгновенно приблизилась. Это был принц Альмар, одетый в золотой фрак. Повелитель тьмы подлетел к принцессе и взял ее за руку. Два ксилианских жреца в белых плащах оказались рядом с ними, в руках они держали хрустальные черепа.

‒ Властью, данной нам тьмой, ‒ сказали они одновременно, ‒ вручаем вам вселенский разум.

Жрецы протянули Николь и Альмару черепа, переливающиеся всеми цветами радуги. Хрустальные символы власти отделились от рук жрецов и опустились на левое плечо жениха и невесты. Николь стояла как завороженная, она не знала, что делать. Успел ли ее отец?

‒ Поцелуйте невесту, ‒ сказали жрецы, обращаясь к принцу.

Альмар подлетел ближе к Николь и коснулся губами уст невесты. В этот момент его золотой фрак в одну секунду поменял цвет с красного на белый. Принц отпрянул от невесты, с удивлением и непониманием рассматривая окружающих.

‒ Где я? И что это за процессия? ‒ спросил он.

‒ Фу! ‒ выдохнула Николь, ‒ отец успел.

‒ Какой отец? Где я? ‒ опять спросил принц.

Николь, недолго думая, зачем и почему она не знала, сняла с плеча Альмара хрустальный череп и разбила о подиум, затем то же самое проделала со своим символом власти. В одно мгновение она почувствовала, что парит, глаза не видели ничего, разум отсутствовал.

‒ Николь, Николь! ‒ услышала она голоса друзей и очнулась.

Она лежала на полу капитанской рубки своего медицинского крейсера, рядом с ней на колени склонились ее друзья ‒ капитан Шиф и капитан Эхла.

‒ С тобой все нормально? ‒ спросил Шиф и поцеловал принцессу.

Николь улыбнулась.

‒ Все хорошо! ‒ сказала она. ‒ Вот и сбылась твоя мечта, ты поцеловал принцессу.

__________________________________________________________________

Москва

2019

-1
448
18:38
Рассказ, не плохой! В принципе сюжет интересный, только конец подкочал! Бонально!
16:45
-1
Тема сисек принцессы не раскрыта. А в остальном, этот сырой и не вычитанный текст, вполне себе ничего… Но все равно минус, конечно минус!
15:30
Сюжет достоин плюса. Со стилисткой проблемы — много частых повторений слов, одних «был»ок набралось 61 штука. В остальном читабельно. Здесь автор хотя бы знает пунктуацию и на том спасибо.
И не лень же вам считать.
21:07
А че, нормальная такая космоопера получилась. Временами наивно (автор сам это явно замечает), но все в пределах жанра. Для меня однозначно +1.
«Некоторый промежуток времени». Прямо как заклинание, столько раз повторяется.
До чего же всё наивно до примитивности. Как сказочка для маленьких детей:
«‒ Об этом не может быть и речи! Мы уничтожим Землю! Что касается вас, вы арестованы и будете допрошены с пристрастием!
‒ Да, ‒ тихо сказал Шифа, ‒ у меня такое впечатление, что это не мой народ науки и искусства, а какие-то зомби.
‒ Еще не все потеряно, ‒ успокоила его Николь, ‒ посидим в тюрьме, я уверена, тамошние обитатели ответят нам на все вопросы.»
Персонаж всё время меняет имя: то он Шиф, то Шифа.
Принцесса на самом деле дочь не правителя, а адмирала звёздного флота. То есть не принцесса.
В пятом классе к сочинениям требования выше, чем выдерживает этот рассказ. Автор точно взрослый?
«Золотой фрак в одну секунду поменял цвет с красного на белый.» Исчерпывающая характеристика.
Фабула интересная, а вот рассказа нет, уж простите меня, автор. До рассказа тут ещё работать и работать.
17:14
Увлекательный рассказ из серии дорожного чтива.
Загрузка...
Mikhail Degtyarev