Ирина Кошман

Бессмертный сон

Бессмертный сон
Работа №257. Дисквалификация за неполное голосование

Он сидел один в своём офисе. Взгляд застыл на стене. Глаза его были пусты, они видели то, после чего люди замолкают надолго. Небрежно, будто давно ослеп, он открыл баночку с пилюлями и высыпал их себе на ладонь. Маленькие таблеточки, как песок сквозь пальцы, полетели на пол, а то что осталось отправилось под язык. «Зачем?» Он и сам не знал ответа на этот вопрос.

Рука потянулась к ящику в столе. Достав пистолет, он начинал постепенно приходить в себя. Взгляд ожил, заморгали веки. Зрачки скользнули по хромированному оружию. Дуло медленно соприкоснулось со лбом. Взгляд исподлобья. Палец на спусковом крючке. Полное отсутствие мыслей. Финал сюжета близок. Щелчок; мгновенная отработка кремниевого механизма… откинулся курок и появился маленький огонёк. Синее пламя заплясало забавляя его. Лицо расплылось в улыбке, которая диссонировала со взглядом. Маленький смешок перерос в истерию. Пошли выплывать мысли из тумана.

«А что, если в висок… ай, тогда я заляпаю эту прекрасную картину, или… может быть, дополню её.» – Дуло у виска. Щелчок. Резкий поворот головы в сторону картины. – «Нет. Не хочу. Я не художник.» - снова закатистый смех; и вот уже дуло подпирает подбородок. «Точно - вознесусь кверху» Щелчок. Насмешка. Дуло смотрит в затылок. «Пускай, меня будто пристрелят.»

- Давай! Давай! – прокричал он своей руке.

Щелчок - пламя. Щелчок - пламя. Щелчок - пламя.

«Курить… да, я должен покурить.» - Наконец-то зажигалка сработала по назначению. Затянувшись он откинулся на спинку стула. Запрокинув голову он выдохнул красный дым. Дым медленно клубился у него перед глазами.

«Я – мертв – вот и прекрасно. Нет никакой разницы между убийством и самоубийством. Смерть и там, и там. Жить нет смысла если ты должен был умереть, а я должен был. Где он? Хватит с меня репетиций.»

Бросив в сторону зажигалку, он подошёл к сейфу. Два поворота механического замка, и вот уже табельный Беретта 9 мм лежал у него в правой руке.

Мысли начали покидать его. Он настроился, и начал программировать себя на банальное движение пальцем, которое должно было спровоцировать фатальный выстрел.

«Не делай этого.» - женским отголоском пронеслось у него в голове - «Не надо.»

- На-на-на-нааа-наа на-на –на-на-надо – бессмысленно начал напевать он, чтобы заглушить голос.

«Не делай этого.» - снова её голос.

Безумец пустился в пляс.

- На-на-на-нааа-наа! – сорвавшись с места, он начал крушить мебель вокруг себя.

Сначала упал шкаф, вылетели стеклянные полки. Стол с монитором с лёгкостью перевернулся, как картонка. Стул вылетел в окно. Эмоции продолжали подначивать:

- Это же так легко, - с улыбкой безумца шептал он – Это же, черт возьми, так легко. так легко.

Внезапно, он услышал глухое звучанье мелодии. Осмотревшись по сторонам, он быстро нашёл коробку, из которой доносился звук.

«Это её любимая песня…» - Стиснутые зубы ослабили хватку. Мелодия не позволила сделать ему последний шаг.

Открыв коробку, он обнаружил VR-шлем, а под ним и телефон, который проигрывал мелодию. На экране устройства высветилось сообщение: «В 22 00. Жду. Приди пожалуйста.»

Взгляд метнулся на часы: 22:10

«Что за игры?»

Присев на стул, он надел VR-шлем,и нажал кнопку запуска. Шлем активировал механизм: на затылочной части выскочила игла, и тонким лазером отсканировала затылок. Перед глазами забегали цифровые панели.

Он приставил к шлему пистолет.

«Я не почувствую ничего. Мозг мой разнесёт пуля, и все мои нервные окончания будут отправлять свои сигналы в пустоту».

- Запуск программы «Бессмертный сон», - огласил приятный женский голос.

Запах прокуренной комнаты стал пропадать, вместо него повеяло хвойным лесом. Доносящиеся из форточки звуки ночного города перебили пения птиц. Глаза его тоже подверглись цифровому обману. Мнимо он перенёсся в сосновый лес, но физически остался в мрачном офисе.

Это был солнечный день, и лес вовсю играл тенями листьев.

Он сидел на сломанном дереве подпирая голову невидимым оружием.

-И что это у нас за новый вид медитации? - шутливо спросила она.

Он замешкал, в горле у него пересохло моментально. Мысли на миг захватили пустую голову. Глаза открылись, и он увидел её.

- Взгляд проще. Вечно ты опаздываешь, даже сюда. Ладно, на этот раз прощаю – будешь мне должен.

Она стояла среди сосен, поправляя волосы с плеч.

Ненависть начала переполнять его настолько, что впервые, за долгое время, он решился пойти на диалог.

- Значит, так они это делают? Зачем это издевательство! Зачем! И как же вас зовут? Кто вы? психолог высшей категории, гипнотизёр или медиум… что вы мне собираетесь сказать! Будете врать от её лица?!! Это подло…

- Ээээ…. Всё понятно. Стоило ожидать. Ты как всегда не читаешь инструкции. Как с тем пылесосом. Помнишь, он чуть тебе ногти с пальцев не сорвал.

«Она могла рассказать это своим подругам… Графически воссозданная копия, аватар, маска…Зачем? Кто?»

- Эй! Вы там совсем ахренели! Так нельзя! Нельзя! Слышите меня!

Девушка вздрогнула.

- Успокойся и не кричи. Выслушай меня. Я понимаю тебе будет тяжело, но выслушай. Я это Я, а не врач-психолог. Знаю, как ты их ненавидишь…

- Зачем? Я, просто, зря теряю время, - он приставил полу-сжатый кулак к подбородку.

- СТОЙ! Сделаешь так, и я тебя никогда не прощу.

-А мне не надо чтоб вы меня прощали. Я иду к ней! Иду! Слышите меня, ИДУ!

- Синичка…

Словно гром среди ясного неба, это слово поразило его.

- Что? Что ты сказала?

- Было много дыма… Черная копоть резала глаза… Крики… Ты меня обнял и сказал, что мы выживем; сказал, что слишком рано нам сгорать от любви. Ты мне твердил что помощь идёт, и повторял: «мы выживем, синичка, выживем…»

От услышанного у него застрял ком в горле. Упав на колени, он упёрся головой в землю. Тихий плач.

- Послушай, хватит орошать землю, ты же знаешь, я не терплю плачущих мужчин. Я всё объясню.

Ещё пару минут его накрывало то смехом, то слезами. Она поддерживала только его смех, а на его слёзы отворачивалась, чтобы не смотреть. Успокоившись, он лёг на спину и стал разглядывать ветки деревьев.

- Синичка… Синичка… Синичка…

- У тебя не так много времени. Давай поторопись. Вызови командное меню - попросила она.- Выбери пункт «синхронизация с физической активностью». «Отключить».

В небесах повисли диалоговые окна. Он глядел на них и делал всё что она говорила. Программный голос учтиво предупредил:

- полное погружение в виртуальное сновидение, расход батареи будет увеличен.

Она смотрела на него и улыбалась, как при первой встрече.

- Ну что? Теперь работает только твой мозг, тело находится в физическом анабиозе что-то типа сна. Забудь про место где ты находился. Как тебе? Полетать сумеешь?

Парень привстал на колени. Мысли его смешались.

«Как? Тело… я не чувствую тело», - он стал замечать, как оторвался от земли, словно шарик, наполненный гелием. Она же, как пловец под водой, оттолкнулась от земли и уверенно поплыла вверх.

- Ну что ты, как будто первый раз спишь, - улыбнувшись сказала она - полетели, а то как прикованные.

Взлетев над кронами деревьев, она остановилась.

- Как? Как останавливаться?

Он уже было пролетел мимо неё, но она успела схватить его за ногу.

- Эй! Постой. Ты куда собрался.

- Я не могу остановится.

- Расслабься, и просто управляй собой. Представь, что ты во сне где всё можешь. Выкинь из головы чувство реальности.

Шаг за шагом он начинает совладать со своим виртуальным телом.

- Смотри. Видишь там озеро, это одно из моих любимых воспоминаний, полетели туда.

Пролетая над лесом, он словил себя на мысли: что всё что он видит и слышит, вызывает у него давно позабытое чувство радости.

«Это рай, наверно, я всё-таки вышиб себе мозги. Когда успел? Не важно – ведь я этого и ждал.»

- Видишь лодка. Помнишь?

- Да. Я…

Он не успел договорить как она нырнула вниз.

- То, что ты сейчас видишь, называется программой «Бессмертный сон», - сказала она, идя по бревенчатому пирсу.

Перед ним лежало озеро. Идеальное, будто сошедшее с холста.

- Что значит сон, я же был с пистолетом и …

- Ты и сейчас с ним, только там в реальности.

- Но как же…

- Так, послушай и не перебивай. Я расскажу всё по порядку.

«Она. Это точно она! Нет никаких сомнений.»

- В детстве, когда я была совсем мелкой, мой отец был одержим кошмарами. Каждую ночь он видел сон, как теряет меня. Помню, как это не давало мне покоя. Представь, каждую ночь, он рыдая, врывался в комнату, включал свет, обнимал и целовал меня, весь в слезах, точно мы не виделись лет сто.

В миг озеро пропало. Включился свет в комнате. Они стояли как духи перед рассказанным сюжетом.

- О снах он мне, тогда, не рассказывал. Только в 13 лет, он установил на меня какой-то передатчик. При этом, он сказал только одно: что эта микросхемка позволит ему быть со мной всегда. После, я о ней и не вспоминала. Знаю, только что, это помогло ему справиться с кошмарами.

Детская комната провалилась в темноту. Мгновенная смена декораций, подвластная законам сна, явила им вновь озеро. Они сидят в лодке.

- Дальше жизнь, – она тронула рукой водную гладь, и та отреагировала пустив рябь, - … Диагноз… Больница… этот пожар непредвиденная смерть,- водяные обручи застыли. В дали над верхушками сосен стал подниматься чёрный дым. Небо готовилось к ливню.

- Тогда, там в больнице,- она медленно встала и ступила на застывшую безо льда поверхность озера; он последовал за ней. - когда дымка закоптила мне глаза, я словно утонула.

На этих словах они оба погрузились в застывшее озеро. Застывшие, словно в инклюзе, их окутали цифровые запросы и диалоговые окна. Над поверхностью озера пошёл град. Каждая градинка падая в озеро создавала впечатление цифрового бита информации. Она продолжила рассказ.

- Вдруг, я увидела, как замелькали программные окна. Все это очень напоминало мне установку какой-то программы.

Рассказ её был иллюстрирован всеми её воспоминаниями и чувствами. Диалоговые окна плыли как рыбы, кто-то выбирал на них правильные ответы. Получив ответ, они уплывали в синеву. И вот, подтвердив последние запросы, глубина проявила лесную тропу.

- И вот, я увидела этот лес. Я была испуганна. Я не знала как выйти на связь с миром, с тобой. Смерть казалась мне реальной, и я чётко знала, что я умерла… Мысль о цифровом рае показалась бредом. Ну какие ещё могут быть цифровые запросы и диалоговые окна в загробной жизни, при нашем то религиозном воспитании. Я плохо чувствовала время, и мне казалось, что я очень долго не могу привыкнуть. Я начала проживать какие-то моменты из жизни заново. Правда отрывисто, но мне это понравилось, и я перестала задумываться «Зачем?», «Как?», «Что стало с тобой?». Ты здесь во всех воспоминаниях. Да, я полностью забыла о реальности до смерти, ведь у меня здесь открылась жизнь.

Они поднялись на горное плато. Закатное солнце заливало небо красным цветом. Их силуэты ступили с вершины скалы на облако.

- Как-то раз, ко мне пришёл отец. И я ощутила чувство, что это впервые со мной, что это не воспоминание. И вправду, он пришёл ко мне как посетитель. Тогда он мне всё и объяснил. Оказывается, он сделал некий умный «журнал» моей жизни, который писала программа, по принципу нейросети – так вот, эта сеть развивалась один в один как я. Я любила виноград и яблоки – сеть тоже.

Он не успел моргнуть как они очутились в виноградниках

- Я терпеть не могла дождь и слякоть – сеть тоже.

Дождь за окном забарабанил во всю, и она демонстративно скорчила недовольную гримасу. Камин потрескивал сухими поленьями.

- Она полностью копировала всё за мной - повадки, привычки, мнения, отношения, пристрастия, любовь. Она развивалась вместе со мной, не отставая и не опережая. Этот датчик, по сути, был копией моего мозга - моей жизни. Даже сны - она видела все мои сны. Бред, конечно, но… я увековечена в виртуальной оболочке – и это факт. В своих лучших воспоминаниях. Как тебе?

- Но это ведь не переселение души?

- Нет. Но представь, ты жил и любил цифровую копию наравне с оригиналом, и она тебя любила так же. Её плоть умерла, душа улетела, так надо было… А вот цифровая копия осталась. Хочешь увидеть нашу первую встречу? Я хочу.

Не дожидаясь ответа, она взяла его за руку. Шум дороги Невыносимая жара. Она пробирается по забитому салону рейсового автобуса с огромным рюкзаком.

- Присаживайтесь, - говорит он ей вставая с своим рюкзаком.

- Спасибо. Давайте я ваш рюкзак подержу.

Он ухмыльнулся, - Давайте.

- И ты дал мне тогда свой сорокакилограммовый рюкзак, я подумала: «вот так вот, лучше б я стояла.»

- Я заметил тебя сразу как ты вошла в автобус. Я видел, что ты была одна, и поэтому не боялся флиртовать.

Они оказались на пляже. Морской штиль перебирал гальку.

- Я даже не знаю. Я, получил эту коробку, со всякими пилюлями, без всякой надежды. Я уже… я… я хотел…

- Знаю. Коробку прислал тебе мой отец. Я его просила. Он вчера был у меня.

- Как он?

- Нормально. Выговорился. Поплакал. Начал расспрашивать как улучшить устройство. Ничто не может помочь человеку потерявшему близкого, кроме этого ж человека.

- Как у него это получилось? Ведь это то, что сейчас так не хватает многим.

- Технически это выглядит так - графическое воссоздание аватара - это пустяк - сейчас любая компьютерная игра может этим похвастать. А вот искусственный дневник памяти. Эмоции. Всё что делает нас человеком – здесь отец всегда изучал нейросеть. Всё что ей нужно было, это поставленная точка в моей жизни; подытожив её, она сформировала алгоритмы поведений, и создала модель моего мира. Что-то я углубилась. Кстати тут есть свои плюсы.

- Плюсы?

- Ну да, смешно говорить о плюсах в моей ситуации. Но всё же. Я не старею - всегда об этом мечтала.

Вспышкой пошло воспоминание с фотосессии.

- Когда программа в спящем режиме, я просто живу в своих воспоминаниях. А когда приходит ко мне посетитель, то нет никого лишнего в этом мире,- сказала она позируя ему на камеру.

- Ну а минусы,- он поправил вспышку.

- Я не могу развиваться дальше, я могу жить только прошлым. Но знаешь, мне кажется, имея такое прошлое, не очень-то и хочется чем-то заморачиваться.

- Я хочу к тебе. Я могу здесь остаться навечно,- он отбросил камеру в сторону приблизившись к ней вплотную.

- Нет. Зачем это тебе? Это как спиритический сеанс, только без посредников. И длительность этому мгновению не велика ни мала - 4 часа. После тебе нужно заряжать шлем. Ну и жить то собственно физически.

- Время до пробуждения 15 минут, - огласил голос с верху.

Они снова оказались в лесу.

- Я хочу жить с тобой, и мне всё равно, что в прошлом и без будущего, я хочу жить с тобой. Хочу жить здесь.

- Что могу тебе сказать; Живи хотя бы ради этих 4 часов. Живи, и учись общаться с духом. Ну и добро пожаловать в мой сон. Ах да, и знай, если ты умрешь, то я останусь одна. Не делай этого, я ведь тебя не оставила пускай хоть и так.

Сеанс закончился. Он снял шлем и протёр глаза. Было около двух часов ночи. Он сидел один в своём офисе. 

+2
275
14:03
Главный совет: прочесть произведение вслух, прежде чем считать завершенным. Не скороговоркой, но в театральной манере. Есть пауза посреди предложения — нужна запятая. Нет паузы меж словами — долой запятую. А то главной бедой текста является не сумбур начала, а отсутствующие знаки препинания, местами даже точки между предложений. Много лишних запятых к тому же, а временами вместо точки напрашивается восклицательный знак.
Несогласованы времена в потоке действий персонажа, отчего читатель катается как по волнам.
Касательно идеи — ничего нового от слова совсем. Цифровое копирование личности как только не рассматривалось, что в книжном формате, что в кино. Попытка сделать упор на эмоции, чувство потери уничтожена монологом героини. Стоило сосредоточиться на самом чуде, а не его изнанке.
sue
02:07 (отредактировано)
Хороший рассказ. Единственная фраза, которая как-то на удивление резанула: «при нашем то религиозном воспитании». О каком религиозном воспитании речь, если парень хотел вышибить себе мозги… Да и вообще как-то набожность тут ни к чему приплетать.
И немного соглашусь с комментом выше, объяснение выглядит слишком затянутым. Частично его можно было бы подать как информацию, которую герой узнал уже позже, «погуглив» эту штуку сам, и сам в ней разобравшись. Девушка слишком много болтает для первой встречи… Когда хочется просто насладиться тишиной и прохладой хвойного леса у озера, вдвоем. ;)
Загрузка...
Светлана Ледовская №1