Анна Неделина

Карманная пустыня

Карманная пустыня
Работа №285

Фирма, безусловно, обладала достаточными ресурсами и могла себе позволить направить потенциальному клиенту менеджера. Не виртуальную копию, а человека из плоти и крови. «Менеджеры уникальных предложений», – именно так они значились в штате фирмы и так же представлялись, появляясь на пороге вашего дома.

«Некрасивый мужчина в дорогом костюме», – подумал Валентин, открыв дверь и увидев на пороге представителя фирмы «Дополненная иллюзия». Невысокого роста, с неспортивной фигурой, а крючковатый нос и чёрные глаза-буравчики и вовсе делали его похожим на гнома или лепрекона.

– Мы с вами договаривались, – произнёс человек, протягивая вперёд руку.

– Сначала войдите, – поспешил ответить Валентин, – не люблю пожимать руку через порог.

– Хорошо, – сделав улыбку шире, сказал мужчина и шагнул в пространство прихожей.

Валентин тут же принял рукопожатие.

– Вот теперь здравствуйте.

– Евгений, менеджер уникальных предложений.

– Валентин, можно без отчества.

Евгений улыбнулся, слегка прищурив глаза.

– Где продолжим обзорную беседу? В прихожей будет не очень удобно.

– Можем расположиться на террасе в гравитокреслах, с 58-го этажа прекрасный вид на залив. Можем в гостиной, в ней удобные диваны. В любом случае, я с удовольствием угощу вас ароматным кофе с Аляски. Вчера доставили стратосферной почтой.

– Вы гурман, – весомо произнёс Евгений. – Насколько я знаю, плантации на Аляске достаточно молодые, но не уступают кофе уральскому. С удовольствием проведу дегустацию. А место выбирайте сами. Где вам больше нравится.

– Тогда на террасу.

Расположились в удобных гравитокреслах, висящих в воздухе на небольшом удалении друг от друга. Формой они напоминали прозрачные раскрытые раковины морских гребешков.

Хозяин и гость приступили к нехитрым приготовлениям. Менеджер Евгений достал из-за пазухи пиджака визуальный прозрачный ободок и, водрузив его на переносицу по типу очков, прикоснулся к индикатору активизации гаджета на левой дужке. В ту же секунду перед глазами Евгения, на расстоянии вытянутой руки, появилось полупрозрачное окно, на котором даже с обратной стороны можно было прочесть: «Дополненная иллюзия. Персонифицированная демонстрация».

Валентин чуть слышно произнёс: «Сервис». Этого хватило, чтобы система распознала команду. Перед хозяином дома появилась визуальная полупрозрачная панель с надписями: «Готовка. Уборка. Оплата. Экстренная помощь». Выбрав указательным пальцем «Готовку», Валентин пролистал несколько страниц с названиями блюд, закусок, напитков. Наконец выбрал «Кофе», а затем строчку «Аляска, купаж текущего года». И завершил манипуляции, запустив процесс приготовления на две персоны. Сделав резкое движение рукой в сторону, будто отбрасывая панель, откинулся на подушку раковины. Панель исчезла, оставив после себя тающий след, – мерцающую полоску упавшего метеора. Валентину нравился этот дополнительный эффект визуальной панели.

– Кофе будет готов через пару минут, – довольно произнёс он.

– Хорошо. Начнём, – кивнул Евгений и чётко добавил, – демонстрация.

Окно пропало, а из дужек ободка выстрелили над головой Евгения и немного позади два луча. Они образовали проекционный экран, на котором появилась начальная заставка.

– Мне точно известно, что вы прошли две виртуальные экскурсии внутри наших продуктов. Это «Клиентская поддержка “Лебедь-Банка”» и «Горячие предложения “Бабашур-Тур”». И оставили такой отзыв…

Евгений щёлкнул в воздухе пальцами, и в ту же секунду на экране за его спиной появилось лицо Валентина. С еле заметной улыбкой оно произнесло: «Неплохо, неплохо. Качественно сделано».

– Именно после такой оценки, экспертная комиссия по работе с потенциальными клиентами приняла решение предложить вам новейшую, уникальную, в своём роде, разработку нашей фирмы.

Евгений замер. Показалось, что время на мгновение остановилось. Лишь шорох ветра, полёт в небе далёких птиц, еле уловимый шум огромного мегаполиса намекал на обратное.

Валентин поелозил в кресле. И Евгений понял, что добился психологического эффекта, – пора сделать предложение.

– Мы разработали абсолютно новую линейку продукции. Наш творческий программный авангард решил не просто расширить границы реальности или предложить реальность виртуальную, а поместить потенциального участника в происходящие события виртуальной реальности. Дополнить её присутствием реального человека.

– Погодите, погодите, – не выдержал тирады менеджера Валентин, и с нескрываемой ухмылкой продолжил, – разве в этом есть что-то новое? Всё это уже прошлый век. Игры, туристические программы, обучающий материал, тренинги, симуляторы и стимуляторы. Что можно ещё придумать в этой области?

Теперь наступило время широко улыбнуться Евгению.

– Надеюсь, вы помните такую форму литературного творчества – сказку?

– Конечно, – тут же ответил Валентин. – Я ведь сам, в некотором роде, литератор.

– Вот как, – лёгкое удивление мелькнуло на лице менеджера. – В анкете указано, что вы занимаетесь кластерной аналитикой поведенческих отклонений во взаимосвязях семьи и общества. Это одна из специализаций социальной психологии. Вы психолог?

– Если брать ещё уже, я семейный психолог, и занимаюсь ведением психологической целостности нескольких семей. На данный момент у меня их пять. А почему я отнёс себя к литераторам – это достаточно просто объяснить. В программу анализа и коррекции стабильности внутрисемейного психологического состояния входит описание развития отдельно взятой личности в рамках семьи. Некий план развития персонажа в отдельно взятом сюжете. Чем вам не литературное творчество?

Евгений несколько раз кивнул, изображая понятливого собеседника.

– Хорошо. Ясно.

Донёсся звук хрустального, прозрачного колокольчика, и откуда-то из комнат донеслось:

– Кофе готов. Доставить на террасу?

– Да, – чуть громче произнёс Валентин.

– Хорошо. Сейчас.

Голос женский, высокий, на улыбке. Казалось, что вот-вот из-за прозрачной двери выйдет молодая женщина с подносом в руках. Впереди неё непременно должен струиться восхитительный аромат изысканного кофе.

Появился обычный сервировочный столик с двумя дымящимися чашками. Аромата, увы, не чувствовалось. Даже когда устройство оказалось сначала возле одного собеседника, а затем возле другого. Оба не спеша взяли по чашке и неторопливо пригубили, получая наслаждение от первого глотка.

– Испытываете роботофобию или против персонализации роботизированной обслуги? – абсолютно спокойно, даже равнодушно поинтересовался менеджер.

Выражение лица Валентина на мгновение замерло. Наконец он произнёс:

– Вы знаете, ни то, и ни другое. Мне нравится сервировочный столик. Просто, сам по себе.

– Вы необычный клиент. С таким, как вы, мне приходится общаться впервые.

Валентин устремил взгляд куда-то вдаль. Что-то зацепило его глаз. Какое-то движение над горизонтом, вгрызающимся в небо вершинами многочисленных высотных зданий. Или собственная глубинная мысль, неожиданно вынырнувшая из далёких лабиринтов сознания.

– Впервые, – задумчиво повторил Валентин. И, наконец, вздохнув, отпил из чашки. Затем перевёл взгляд на Евгения. – Что у вас за уникальное предложение? Давайте, рассказывайте.

Евгений отставил чашку на услужливо парящее рядом блюдце.

– Итак, сказка. Мир сказки и реален, и нереален одновременно. Сказка может быть доброй, поучительной, а может ужасной, фантастической, непредсказуемой. Мы решили оживить сказку. А главным героем, который пройдёт через все приключения и испытания, сделать вас, наших настоящих и потенциальных клиентов.

– А какая конкретно сказка может быть? – заинтересовано спросил Валентин.

– В идеале, конечно, любая, – ответил Евгений, – но пока огромный литературный массив находится в стадии обработки. Мы в самом начале пути. Вы же понимаете, что виртуальные путешествия по близлежащим планетам и дальним галактикам уже приелись. Фантастика востребована, но её объём предложений слишком широк. А вот сказка, которая крайне близкая родственница фантастики, она, по сути, способна пробираться в дальние закоулки нашего сознания и восприятия как реального мира, так и параллельных миров.

Валентин кивнул на слова Евгения:

– Да-да, мне известна эта теория о взаимозаменяемости миров. Диффузия реальностей, – так ведь её называют?

– Да, верно. И так как точно сказать невозможно, какой из миров является дополнением другого, у нас есть уникальная возможность воспринимать даже созданный виртуальный мир как самый что ни на есть реальный. И сказка – не исключение.

– Вы решили сделать реальной сказку? – потёр висок Валентин.

­– Да, – с улыбкой кивнул Евгений. – В нашем арсенале воссозданное творчество четырёх авторов. Шарль Перо, Ганс Христиан Андерсен, Братья Гримм и Вильгельм Гауф.

– Гауф?

– Да, немецкий сказочник. Читали?

– Мне читал отец, когда я был мальчишкой. – Валентин снова откинулся на подушку кресла, устремив взгляд ввысь. – Летними вечерами на берегу Дальних Искусственных Озёр.

– Хорошие места, – со знанием дела произнёс Евгений.

– Да, всё ещё хороши, как и тридцать лет назад.

– Недавно там были?

– Полгода назад…

Профессиональное чутьё подсказало Евгению, что сразу разговор продолжать не стоит. Какое-то время провели в молчании.

Первым встрепенулся Валентин.

– Меня заинтересовал Вильгельм Гауф. Что требуется от меня, и что вы можете предложить конкретно?

Евгений прикоснулся к ободку и произнёс одно слово: «Гауф». На экране за ним высветился список произведений немецкого сказочника.

– Это всё, что мы смогли трансформировать в виртуальный мир. Точнее сказать, миры. У каждой истории своя неподражаемая Вселенная. Выбирайте. Где хотелось бы оказаться? Участником какой сказки желали бы стать?

– Вы говорили что-то про главного героя? – решил уточнить Валентин.

– Да, так и есть. В любой из этих сказок вы будете главным героем.

Валентин внимательно изучал глазами строчку за строчкой. Названия медленно плыли вверх, словно титры в конце старого художественного фильма.

– «Караван», – почти нараспев произнёс хозяин дома. – Если я не ошибаюсь, в «Караван» входят несколько историй?

– Нет, не ошибаетесь, – подтвердил гость. – Сначала вы, как главный герой, присоединяетесь к идущему в пустыне каравану. Затем, слушая на каждом привале очередную сказку одного из купцов, имеете возможность проникнуть в саму историю, либо просто слушать её, наслаждаясь прохладой вечернего караван-сарая, пением пышнобёдрых наложниц и вкусом восточного щербета.

– Звучит заманчиво. Действительно, ничего подобного ещё никто не предлагал на рынке.

Евгений улыбнулся с нескрываемой гордостью за фирму, которую представлял:

– Уверен, данный продукт будет иметь колоссальный спрос.

– И сколько стоит ваше уникальное предложение? – спросил Валентин.

– Нисколько.

– Что значит, нисколько?

– Да-да, вы не ослышались, Валентин. Мы предлагаем вам возможность стать, в некотором роде, участником нашего нового проекта. Вы можете оказаться в числе тех, кто первыми опробует самые первые версии виртуальных сказок. В знак признательности и в качестве оплаты за выполненную вами работу тестера, фирма безвозмездно передаст вам протестированную версию данного продукта. Если потребуются какие либо доработки или исправления программы, то фирма гарантирует её последующее сервисное обслуживание и качественную доработку.

Валентин на секунду задумался, глядя менеджеру в глаза.

– Безвозмездно?

– Абсолютно, – кивнул Евгений.

– Тогда я возьму «Караван», – уверенно, почти с вызовом сказал Валентин.

– Отлично, – не меняя позы в кресле, отозвался менеджер, – простая формальность, произнесите: согласен на участие в проекте «Сказки».

– Пожалуйста. Согласен на участие в проекте «Сказки».

В ободке Евгения что-то тихо пискнуло. Проекция, а вместе с ней и список, исчезли.

– Готово. Теперь мне остаётся лишь передать вам всю необходимую аппаратуру.

– Надеюсь, она не слишком громоздкая?

– Ну, что вы, – наигранно смутился Евгений. – Не больше солнцезащитных очков.

– Таких же лёгких, как очки «От Чехонте»? – решил уточнить Валентин.

– Я смотрю, вы осведомлены! – теперь Евгений абсолютно откровенно удивился. – Оправа действительно их. Лёгкая, с пластической памятью, эрго- и энергономичная. Линзы наши. Но они выполнены из синтетических информационно-ёмких кристаллов. Невесомые, прочные и, самое главное, невероятно функциональные.

Валентин немного смутился.

– Не стану скрывать, что просто вам подыграл. С «Чехонте» невероятное совпадение. Я не знал. Честно.

Оба засмеялись. Ситуация вышла слегка комичная.

– Возможно, вы скрываете в себе дар провидения, – успокаиваясь, произнёс Евгений.

– Не думаю, – ответил Валентин, – раньше таких способностей не наблюдалось. А что, могла возникнуть проблема? Расторгли бы договор?

– Ни в коем случае. Будь вы хоть самим Иисусом, это бы не помешало включить вас в проект.

– Хорошо.

Евгений поднялся с кресла и сделал шаг к Валентину. Тот не спеша отставил чашку на парящее блюдце, встал и первым протянул руку, понимая, что гость собирается уходить.

– Приятно было побеседовать.

– Взаимно. Вот ваша негромоздкая аппаратура.

Евгений вытащил из внутреннего кармана костюма пластиковый контейнер.

– Очки внутри. Сам контейнер выполняет функцию передающе-принимающего устройства. Желаю хорошо провести время.

Менеджер протянул руку для прощания.

– А если что-то пойдёт не так?

– Не волнуйтесь, все процессы работы гаджета круглосуточно мониторятся. Если что-то пойдёт не так, мы об этом узнаем в ту же секунду. Инструкция на внутренних стереоэкранах устройства.

Пожали руки, и Евгений отдал контейнер.

– Спасибо.

– Приятного тестирования. Кофе, кстати, был превосходный.

Валентин широко улыбнулся.

– Буду рад видеть снова…

Начать тестирование Валентин запланировал на вечер, когда с основной работой будет покончено, и под покровом спускающихся сумерек можно будет побаловать себя чашечкой кофе, и на волне расслабленного успокоения погрузиться в новую сказочную реальность.

Местом для предстоящего тестирования новинки выбрал гостиную с огромными мягкими диванами. Когда опускался на широкие подушки, казалось, что он становится маленьким человечком. Часами мог валяться, придумывая сюжет развития планового психологического усовершенствования очередной семьи. Потом, конечно, приходилось покидать диван, чтобы оформить в рабочем кабинете придуманный сюжетный план. Но чаще Валентин надиктовывал дрону-секретарю черновой вариант, а уже спустя какое-то время доводил работу до ума.

«Итак, настало время эксперимента!», – с такой мыслью Валентин завалился на диван, и водрузил на переносицу очки-ободок. Раскрытая коробка от аппарата осталась лежать на прозрачном столике, между вазой со стеклянными цветами и станцией речевого распознавания приказаний хозяина дома.

– Приглушить свет, – спокойно произнёс Валентин.

Витражи его жилища медленно затемнились дымчато-бордовым цветом.

Как обычно это происходило при использовании очков дополнительной реальности, мягкие лучи проникли через хрусталик, «взорвав» поверхность сетчатки глазного яблока, воздействуя на окончания глазного нерва, сформировали нужный образ и передали его в кору головного мозга. Технология нейронных связей, нисколько не изменившаяся ни за сто, ни за сто тысяч лет.

Другое дело, что к лучу добавилось ещё одно волновое воздействие. Оно вызывало лёгкое состояние гипнотического погружения. Валентин, естественно, знал о нём. Не знал он другого. Частота воздействия гипнотического луча была скорректирована и немного усилена. В принципе, для того и потребовались тесты. Выяснить, как далеко может завести использование новых частот в устройстве дополнительной реальности, – в данном случае – сказочной.

* * *

Через секунду Валентин понял, что гостиная перестала существовать. Мягких подушек дивана под ним уже не было. Он двигался примерно в полутора метрах над песчаной поверхностью огромной, красно-жёлтой пустыни. Опустив взгляд, понял, он едет верхом. Бока лошади блестели лоском, грива заплетена в мелкую косичку, дыхание ровное, а уши, словно маленькие радары, вращались туда-сюда.

На голове Валентин почувствовал какой-то головной убор. Потрогав рукой, понял, что это чалма, выполненная из дорогого, фактурного материала. На теле красовался расшитый золотыми нитями красный халат, на ногах, в довершение богатого убранства, зелёные туфли с сапфировыми вставками на носах.

Судя по наряду, сейчас он был богатым и, несомненно, знатным странствующим купцом или вельможей. Валентин улыбнулся. Ему понравилось, кем он стал.

Из-за далёкого бархана появилась вереница бредущих верблюдов, груженных объёмными тюками. Через двух-трёх навьюченных кораблей пустыни ехали погонщики, восседая точно на таких же печально-торжественных животных.

– Караван, – с лёгким восхищением произнёс Валентин.

В ту же секунду караван остановился. Кто-то из погонщиков громко выкрикнул какую-то фразу на арабском, и Валентин увидел в руках людей в дорогих халатах длинноствольные ружья. Судя по всему, его появлению были не рады. Это не единственное, о чём успел сообразить Валентин до того, как к нему подскакал всадник, один из охраны каравана. Ещё он ни без удивления осознал, что понимает арабский язык.

– Господь милостив, – произнёс подъехавший на расстояние десятка шагов воин. Спокойное выражение лица. И покоящееся на бедре ружьё, готовое в любое мгновение взметнуться вверх.

– Во истину милостив, хвала ему во все времена.

Воин положил свободную руку на грудь и в знак почтения слегка склонил голову. Валентин сделал так же.

– Не соблаговолит ли уважаемый господин, да ниспошлёт ему всевышний долгую череду светлых и радостных дней, уведомить воина охраны этого каравана, а вместе с ним и уважаемых купцов, чей товар следует на верблюдах, куда он направляется и какую цель преследует в своём путешествии?

Это был настоящий восточный вопрос, с вплетением необходимой информации и церемониального уважения к тому, кому он был предназначен. И Валентину это понравилось. Ему очень не хотелось оплошать в такой ситуации и соответствовать ей в полной мере. Да, пусть этот мир ненастоящий, пусть воин, сидящий на восточном рысаке всего лишь элемент прекрасно созданной программы, – не важно. Сейчас это был его мир, живущий в его голове. А значит, он должен быть самым лучшим из всех предложенных.

– Искренне рад сообщить славному воину охраны и досточтимым купцам этого каравана, – неспешно, слегка приподняв подбородок, отвечал Валентин, – что я странствующий султан далёкого королевства, о берега которого разбиваются волны грозного океана с одной стороны и подпирают непреодолимые стены высоких гор с другой. Отряд моих воинов, спасая своего господина, пал в неравной схватке с бандой пустынных разбойников. Мне чудом удалось оторваться от преследователей. И вот теперь, встретив ваш караван в этих бескрайних просторах песка, я возблагодарил всевышнего за столь ценный дар, ибо он указывает на то, что мои дни ещё не сочтены, а мои приключения продолжаются.

Пока Валентин говорил, душа ликовала, словно ему снова исполнилось десять. Это было так необычно осознавать, ведь фразы появлялись сами собой, будто кто-то невидимый подсказывал прямо в ухо. Но никакого голоса он, конечно же, не слышал. Гипно-программа работала безупречно.

Воин ещё раз кивнул в почтении и, указав ладонью в сторону каравана, произнёс:

– Примет ли сиятельный султан приглашение присоединиться к каравану? Купцы сочтут за честь познакомиться с вами на ближайшей остановке. До Багдада несколько дней пути, и они буду рады новому знакомству, которое скрасит дальнее путешествие.

– Не могу не принять столь щедрого предложения. Ведь ваше появление, по сути, спасло мне жизнь. Неизвестно, сколько я мог скитаться по этой бескрайней пустыне.

Теперь, в свою очередь, плавно кивнул Валентин.

– Как представить господина?

Лишь только пронеслась в голове тень сомнения, – не называть же собственное имя, – как язык послушано выдал:

– Селим Барух.

– Прошу проследовать за мной в хвост каравана, – пригласил воин. – Представиться купцам вы сможете на ближайшем привале, как я и говорил ранее.

Проводив Валентина, воин ещё раз кивнул в знак уважения и поскакал вдоль череды груженых верблюдов и едущих рядом на восточных рысаках людей в дорогих разноцветных одеждах. Приближаясь к наезднику, воин кланялся и что-то говорил. Человек в переливающемся на солнце халате, не останавливая ход своего коня, оборачивался в седле и, прикладывая руку к груди, кивал в сторону Валентина. Валентин насчитал пятерых богато одетых купцов. «Значит, и в сказке их было пятеро, – подумал Валентин. – Я шестой».

Ехали, пока солнце не окрасилось в багряные тона и не устремилось к горизонту. Вдали появились еле различимые строения. Приближаясь ближе, Валентин различил зелень кустов и разлапистых пальм, окруживших одноэтажные глиняные постройки.

– Наша остановка на эту ночь, – произнёс воин, всё это время ехавший рядом. – Оазис «Семнадцать пальм». Хороший караван-сарай. Свежая еда и главное – чистая родниковая вода.

Валентин, он же Селим Барух, не мог не обрадоваться словам спутника. Из-за разыгравшейся жажды от продолжительного путешествия и усталости от непривычной тряски в седле, Валентина осчастливил бы глоток прохладной воды. А лучше – несколько глотков.

* * *

Переполохом это не назовёшь. Так, нервное волнение из-за сложившейся ситуации. Да и как не волноваться, когда испытывался новый продукт корпорации, который до этого был просто проектом. Шла обкатка, тестирование, которое и должно выявить слабые места, недоработки, упущения разработчиков. Но чтобы аппаратура дала сбой в процессе фиксации состояния клиента – такое случилось впервые.

– Так это аппаратура или что-то непредвиденное с нашим клиентом? – с натяжкой в голосе спросил руководитель проекта.

Евгений старался выглядеть как можно естественнее, не выдавая озабоченности. Здесь в лаборатории, среди всей этой аппаратуры, учёных в полупрозрачных халатах, он чувствовал себя не в своей тарелке.

– Вы же знаете, Борис, продукт абсолютно новый. Возможно, это вполне стандартная ситуация, с которой мы столкнёмся не раз в будущем. Датчики фиксируют нормальную работу организма клиента. Лишь только отсутствуют альфаритмы головного мозга.

– Это похоже на глубокую кому, разве не так? – Борис акцентировал на последних словах.

– Ну, уж нет, – возразил Евгений. – Пульс и давление в норме, дыхание в норме, тонус мышц в норме. И, кстати, зафиксированы непроизвольные движения глазных яблок, что больше напоминает состояние сна. Быть может, у Валентина проявилось какое-то исключительно новое состояние головного мозга, такое глубокое, что глубже самого крепкого сна, или даже гипноза?

Борис на несколько секунд задумался.

– Новое состояние? – глядя куда-то в сторону, спросил он.

– Неизвестное до сих пор, – кивнул Евгений.

– А спровоцировал его наш новый продукт… Вот это меня больше всего и настораживает.

– В любом случае, думаю, мы разберёмся. К клиенту уже выехала специальная команда техников, – с наигранной уверенностью заговорил Евгений.

– А реаниматолог среди них есть?

– Да, Василий Петрович. Опытный терапевт-физиолог. Тридцать лет в экстренной медицинской службе.

– Его я помню. Если что, он всё зафиксирует.

– Что зафиксирует? – не понял Евгений.

– Да, я пока и сам не знаю, – нервно ответил Борис. – Посмотрим.

* * *

Клиент расслаблено сидел на широком диване. Глаза закрывали экспериментальные очки компании. Вокруг глазниц играли еле уловимые разноцветные всполохи. Руки мирно покоились вдоль тела, грудь равномерно поднималась и опускалась, без видимого напряжения вентилируя лёгкие.

Василий Петрович секунд пять безмолвно наблюдал за клиентом, подмечая какие-то заметные только ему мелочи и нюансы.

– Так как, говорите, зовут клиента? – наконец произнёс он.

– Валентин Облаков, сорок восемь лет, семейный психоаналитик, куратор по ведению психологической целостности семьи, – выдал информацию помощник Юра, паренёк восемнадцати лет, только-только начавший практику в фирме «Дополненная иллюзия».

Второй помощник, намного старше Юры, добавил:

– Таких показателей альфаритма ещё не фиксировалось при использовании гаджетов дополненной виртуальной реальности. Облаков – наша первая ласточка подобных проблем в будущем. Я почему-то уверен.

Василий Петрович тяжело взглянул на помощника и слегка ворчливо произнёс:

– Давай, Игорь, мы не будем предполагать, а попросту займёмся своими прямыми обязанностями?

Игорь дёрнул плечами и ответил:

– Не возражаю.

– Вот и прекрасно. – Руководитель группы мягко хлопнул в ладоши. – Давайте, ребята, начнём готовить клиента к выходу из его виртуального путешествия. Что-то у него там пошло не так.

В ту же секунду началась лёгкая суета. Юра нацепил на запястья Валентина два металлических браслета с мигающими розовыми огоньками. А Игорь аккуратно водрузил на его голову широкий обруч, чем-то напоминающий корону.

– Стимулирующий раствор до или после? – по-рабочему поинтересовался Игорь.

– Просто приготовь. Пока не знаю, – спокойно ответил Василий Петрович.

Игорь бросил навесом небольшой пакет с прозрачной жидкостью. Практикант вполне умело поймал его и прицепил на плечо Валентина. Свободно болтающийся катетер на короткой трубочке застыл на уровне сгиба руки.

– Готово, – доложил Юра.

– Начинаем, – скомандовал Василий Петрович.

Все трое одновременно прикоснулись к душкам очков дополненной реальности, и перед каждым возник полупрозрачный рабочий монитор с несколькими кнопками, фейдерами регулировки уровня и показаниями физического состояния клиента.

– Если остановится сердце, ты, Юра, главное не волнуйся, – глядя на монитор, произнёс руководитель группы.

– Хорошо, – кивнул Юра.

– Колпачок с катетера не забудь снять, – усмехнувшись, подмигнул практиканту Игорь.

Юра ничего не ответил, но было заметно, как напряглись его скулы.

– Даю плавное волновое напряжение, – твёрдым голосом произнёс Василий Петрович. – Ещё раз попробуем параллельно подключиться к виртуальной реальности клиента…

– В третий раз, – опять поспешил дополнить Игорь. И тут же уловил суровый взгляд руководителя.

– Неважно, сколько. Важно – как, – абсолютно ледяным голосом добавил Василий Петрович. И плавно повёл изображение фейдера на прозрачном экране вверх.

Кисти рук Валентина затряслись в мелких судорогах.

* * *

Вторая по счёту остановка в караван-сарае проходила в более комфортном состоянии. Прошло волнение знакомства с купцами. Теперь Селима Баруха принимали за своего без каких-либо подозрений. Тем более, что в дорожной сумке, подвешенной на крупе коня, оказалось достаточно золота, чтобы платить за любые услуги обитателей оазисов и владельцев караван-сараев.

В предыдущий, самый первый раз, Селим Барух всем поведал сказку о калифе-аисте. Как и должно было произойти, Валентин в образе знатного султана, предложил рассказывать по одной истории на каждой стоянке. В этом караван-сарае подходил черёд истории о корабле с привидениями. Заранее никто, конечно, об этом не докладывал. Просто в памяти начали постепенно оживать картинки детства, когда отец читал ему сказки.

Купцы расположились на уютном топчане, устланном ворсистым ковром. Каждый выбрал себе по размеру удобную подушку в виде мягкого валика с богатыми кистями по бокам. Уже спешили подать свежие фрукты, ароматный горячий чай, аппетитный плов, дымящуюся баранину, сладкий шербет, – всё, что пожелали гости оазиса.

– Не буду утруждать ожиданием своих спутников, – заговорил самый старший из присутствующих по имени Ахмет. – Вчера мы услышали из уст Селима Баруха невероятно увлекательную и поучительную историю о калифе-аисте. Думаю, настал мой черёд поведать рассказ из собственной жизни. Должен признаться, что ни с большой охотой, и ни с каждым я отважился бы делиться этой историей. Но и Селим, и вы, мои товарищи, совместно отправившиеся в путь одним караваном, заслужили моего доверия. И потому вот вам мой рассказ о корабле приведений…

И Ахмет начал рассказывать.

В ту же секунду перед глазами Валентина-Селима появилась полупрозрачная, слегка пульсирующая надпись: «Для погружения в подслой данной реальности просто закройте глаза». Программа предлагала переместиться сознанию в «Рассказ о корабле привидений». Как раз то, о чём говорил при встрече менеджер Евгений. Начиналось самое интересное.

Валентин опустил веки и через небольшой промежуток темноты понял, что находится в другом месте. Открыв глаза, увидел палубу плывущего по морю торгового судна, команду матросов, парящих в небесной синеве чаек. Но при всём при этом он как бы летал внутри всего, что происходило вокруг. Валентин смотрел продолжение увлекательного фильма, где за кадром продолжал вещать голос Ахмета.

Неожиданно изображение подёрнулось мелкой рябью, как если бы оно транслировалось на поверхности океана во время полного штиля, и неожиданно подул ветер. Что-то высоко запищало, перекрывая голос Ахмеда. Писк резко прекратился, а вместе с ним и все остальные звуки. Картинка начала медленно расползаться в разные стороны, таять, словно кусочек мороженого в чашке кофе, перемешивая все краски, превращаясь в шедевр художника-абстракциониста.

Легкая паника коснулась сознания Валентина. Он никак не мог решить, – происходит какая-то перезагрузка программы, или же это сбой. Ещё пара секунд, и Валентин готов был произнести кодовое слово «Мутабор», чтобы прекратить сеанс и выйти из системы. Неожиданно услышал спокойный мужской голос, рассуждающий на отвлечённую, как сначала показалось, тему.

– Всегда выбирали одно и то же озеро со смешным названием Хвост. Помнишь, из-за того, что оно расположилось совсем рядышком с озером намного больше. С высоты стратосферных транспортных линий большое озеро очертаниями очень напоминает сидящего на задних лапах кролика, ну а озеро поменьше расположилось как раз на том месте, где и положено быть хвосту. Основанная часть отдыхающих облепляла берега Кролика, а мы забирались подальше, на самый кончик безлюдного Хвоста. Помнишь?

Валентин почувствовал, как у него всё сжалось внутри. Не было никакого «внутри», это он понимал, но ощущение было именно таким. Нахлынувшие эмоции обескуражили.

– Отец? – попытался произнести Валентин, и услышал свой голос.

В то же мгновение расплывчатые линии абстрактной картинки начали выравниваться, приобретая более чёткие контуры предметов. Появился образ человека, постепенно сформировавшийся в мужчину, сидящего в лодке на месте гребца. И сейчас Валентин сидел напротив него, на корме, сжимая в руке точно такую же удочку, как и тридцать лет назад, когда они рыбачили вместе с отцом на Дальних Искусственных Озёрах.

– Здравствуй, сынок, – спокойно произнёс мужчина.

– Папа, – чувствуя, как к горлу подступает комок, прошептал Валентин. – Как это возможно? Я не понимаю…

В ответ человек невозмутимо поправил на конце лески небольших размеров шарик и закинул его поодаль от борта лодки.

– Всё просто, – вновь переводя взгляд на Валентина, заговорил мужчина, – здесь очень спокойно. Тишина. Ты прислушайся. Всё так же тихо, будто бы время застыло.

Валентин прислушался. Шуршание ветра в разлапистых прибрежных соснах, лёгкие шлепки мелких волн о борт, крик далёкой лесной птицы. Наконец, он встряхнул головой и с нескрываемым раздражением заговорил:

– Если это такая дополнительная опция программы, то о ней нужно было предупредить. Возможно, я бы сразу отказался. Мне таких сюрпризов не надо.

И эти слова были адресованы не образу отца, а тем самым разработчикам, чей продукт он сейчас тестировал.

– Валик, ты не понимаешь, – с усмешкой произнёс рыбак.

И тут Валентин встрепенулся. Валиком отец называл его только во время их совместных длительных поездок, – когда они погружались в подземные реки Сахары, участвовали в пешей подводной экскурсии к Cеверному полюсу или, как в этом случае, рыбачили на Дальних Искусственных Озёрах. Никто, кроме отца и Валентина не знал о таких подробностях из детства.

– Чего я не понимаю? – насторожённо спросил Валентин.

– Здесь, конечно, не то место, которое ты так бережно хранишь в своей памяти. Оно так же нереально, как и та пустыня, через которую ты попал сюда. Глупо было бы это отрицать. Но этот мир, сотканный из воспоминаний твоего детства, – мужчина очертил в воздухе поднятым пальцем воображаемый круг, – создан не теми, кто послал тебя в эту реальность.

– Кем же тогда? – тут же поинтересовался Валентин.

– Он создан мной, специально, чтобы встретиться с тобой.

– Зачем? – комок подступал всё ближе и ближе к гортани.

– Просто хотел с тобой поговорить.

– Ты скучал, папа?

– Точнее не скажешь, Валик, – мужчина неспешно кивнул.

И Валентин почувствовал, как его тянет обнять отца. Сказать, как он и сам очень по нему скучал. Как с теплом вспоминал их многочисленные вылазки на природу, туристические маршруты и научно-познавательные экспедиции. После смерти мамы отец старался, как мог, заполнить огромную дыру в душе мальчугана, а заодно и в собственной.

– Но как? Как ты понял, что я окажусь именно в этой реальности? И как ты сам смог оказаться здесь?

– Если попытаться объяснить по-простому, – отец слегка прищурился, – так получилось, что ты оказался в соседней комнате. Представь, я услышал, что ты за стеной, кому-то что-то рассказываешь. Я на мгновение приоткрыл дверь, увидел тебя и, недолго думая, открыл дверь шире и пригласил тебя к себе.

– Что-то я не помню, чтобы меня кто-то приглашал…

– Ну, не буду спорить, я слегка тебе помог зайти в этот мир. Надеюсь, сейчас ты не жалеешь?

– Нет, папа. Я рад нашей встрече, – Валентин чуть не плакал. – Мама тоже здесь?

– Она здесь. Ты её тоже увидишь. Не сразу. Нужно время.

– Да, я понимаю, – кивнул Валентин. – Она не на этом озере…

– Умный мальчик, – отец довольно качнул головой.

Валентин немного помолчал, о чём-то раздумывая.

– Значит, можно повидаться с кем угодно? – спросил он.

– С кем угодно, – подтвердил отец, – но только не со всеми сразу.

На несколько секунд над лодкой воцарилась тишина. Валентин неуверенно спросил:
– Можно я тебя обниму?

Отец расплылся в довольной белозубой улыбке.

– Ну, конечно, сынок. Иди ко мне.

Он раскрыл объятия, словно орёл, расправивший свои крылья. Валентин потянулся к нему, не в состоянии до конца поверить, что такое возможно.

В эту секунду горизонт неожиданно покачнулся. Валентин потерял равновесие от сильного толчка, как будто огромная рыбина ударила в дно лодки, и уселся обратно на сиденье. Картинка начала расплываться, превращаясь в мешанину цветной дымки. Из вновь образовавшейся абстракции донёсся голос отца:

– Тебя пытаются затащить обратно. Не забывай обо мне. Возвращайся, как только сможешь. Мы должны о многом поговорить…

Перед глазами Валентина пронеслась палуба морского фрегата, затем лица купцов, сидящих в тени оазиса, одним за другим стали сменяться унылые пейзажи пустыни. Его сознание летело и летело через пространства реальностей, возвращаясь, видимо, к начальной точке путешествия. От столь стремительного перемещения у Валентина наступило состояние близкое к тошнотворному. Казалось, что его вывернет наружу собственными мыслями. Отвратительное чувство.

Наконец, наступила темнота.

* * *

– Чёрт, чёрт, чёрт, – повторял себе под нос молодой практикант.

– Не нужно так нервничать, Юра, – спокойно произнёс Василий Петрович.

– Как не нервничать? У него сердце почти перестало биться, – растерянно сказал Юрий.

Игорь хохотнул.

– Ничего смешного, – Василий Петрович посмотрел на старшего помощника. – Ты, Игорь, себя вспомни, как я твои трясущиеся руки от лица не мог оторвать. Про свой страх забыл?

Игорь в ту же секунду посерьёзнел, а на щеках выступил румянец.

– Вроде бы ровнее дышать начал, – вглядываясь в успокоившееся тело Валентина после недавних конвульсий, сказал Юра.

– Сейчас и сердечный ритм выровняется, – кивнул Василий Петрович. – Молодец, Юрий, катетер поставил правильно, раствор действует равномерно, организм приходит в норму. Вытягиваем потихоньку клиента.

Через пару минут Валентин Облаков задёргал веками, наполовину приоткрыл глаза и произнёс вялым, слегка хриплым голосом:

– Что случилось? Вы кто?

– Твоя группа поддержки, – недолго думая, ответил Игорь. – Не дали сгинуть в бескрайних просторах сказочной реальности.

– Вы меня вытащили оттуда?

– Точно так, – кивнул Василий Петрович, – вас вся аппаратура потеряла. Возникла реальная угроза, что вы тоже там потерялись. Было принято решение немедленно вытягивать.

Валентин приподнялся на локтях и сел повыше на диване. Это был хороший знак. Мозг клиента продолжал управлять телом, а значит, и весь организм находился вне опасности.

– То есть, как меня потеряла аппаратура? – переспросил Валентин. – Такое возможно?

– Случается редко, – задумчиво произнёс руководитель группы, – на моей памяти третий раз, наверное.

– Вы же говорили, что у тех с альфаритмом мозга всё в порядке было? – с удивлением вставил Юра.

Валентин с недоумением поглядел на Василия Петровича.

– Ладно, чего уж скрывать, – строго глянув на Юру, заговорил он. – Первый случай, когда клиент так глубоко погрузился в виртуальную реальность, что состояние его мозга было похоже на кому.

– Моего мозга? – зачем-то решил уточнить Валентин.

– Вашего, – кивнул Игорь, начиная собирать аппаратуру.

– Значит, я мог не вернуться?

– Зря вы так переживаете. Мы же вас вытащили, – улыбнулся Василий Петрович. – А то, что гаджет требует доработки, это теперь абсолютно ясно. Можете его вернуть нам, либо менеджеру, который его предоставил.

Валентин на несколько минут задумался.

– Просто, нам пора, – так же упаковывая аппаратуру, как и Игорь, сказал Василий Петрович. – Показатели организма в норме. До вечера полностью востановитесь.

– Сам верну менеджеру. Евгений, кажется, его зовут.

– Ну, хорошо, – кивнул Василий Петрович. – Вечером он к вам и заедет. Отдыхайте. Примите ванну, прекрасно расслабляет.

– Выпью психо-балансировочного коктейля, – изобразил подобие улыбки Валентин.

– Тоже годится. Юра, Игорь, готовы?

Сотрудники, щёлкнув по очереди замками своих кейсов, коротко ответили «да».

– Катетер запищит минут через пятнадцать и выскочит. Все эти трубки, – Василий Петрович кивнул на пластиковый контейнер с раствором и тянущиеся от него прозрачные тоненькие шланги к руке Валентина, – можете сразу же утилизировать.

– Хорошо, – прикрывая глаза, произнёс Валентин.

Через продолжительную паузу, обдумав, не забыл ли чего, Василий Петрович добавил:

– Гаджет неисправен и требует доработки. Необходимо вернуть. Обязательно. Понимаете?

– Да, конечно, – небрежно бросил в ответ Валентин и окончательно закрыл глаза.

– Пусть поспит, – тихим голосом произнёс Юра. – Мы не знаем, что он там пережил.

Но Валентин и не думал спать. Он решил терпеливо дождаться, когда эта команда спасателей покинет аппартаменты.

* * *

Ян Валерьевич недолюбливал дневной свет. Из-за этого в кабинете чаще царил полумрак, который разрезали лучи, бьющие из щелей горизонтальных жалюзи.

– Что же нам за клиент такой попался, – начальник отдела менеджерского контроля раскраснелся от волнения, яростно упираясь локтями в край рабочего стола, – или это на него наш новый продукт так действует?

Евгений тоже заметно нервничал и поэтому без промедления ответил начальнику:

– Ян Валерьевич, продукт действительно абсолютно новый, никто не мог предугадать подобного хода событий. И клиент вполне себе нормальный тип, мы его тщательно проверяли. Семейный психоаналитик, здоровье прекрасное, финансовое положение такое же.

– Значит, всё-таки продукт… А что сказал Борис, наша светлая голова и он же руководитель проекта по совместительству?

– Скорее всего, продукт. Но исключать ничего нельзя.

– Ещё кто-нибудь высказал какие-то мысли?

Евгении нервно заелозил в кресле и продолжил:

– По мнению Василия Петровича, с гаджетом что-то не то. Что, мол, он вогнал клиента в какое-то необычное состояние, и поэтому устройство нужно забрать либо на доработку, либо на донастройку. Ещё сказал, что его группа вытащила Валентина Облакова из пограничного состояния, и сейчас тот находится в собственных апартаментах, отдыхает после принудительного извлечения.

– Вы, Евгений, сразу же выехали к нему?

– Не совсем, – менеджер поджал нижнюю губу, – пришлось воспользоваться логистической пассажирской системой. У служебного люмикара случился сбой подзарядки. Что-то там меняли.

– Понятно, можете не объяснять, – махнул рукой Ян Валерьевич. – Люмикары только ввели. Преобразователи в них летят. Тоже опытные образцы.

Евгений со вздохом кивнул.

– И где его обнаружила система визиоконтроля?

– А его не система обнаружила, – пожал плечами Евгений, – мы его только со спутника смогли отыскать.

– Это куда же «номер пятый» умудрился забраться? На Эверест, что ли?

– Если сравнивать по удалённости, то почти. Обнаружили на Дальних Искусственных Озёрах.

– Странно! Дальние Искусственные Озёра, насколько мне известно, полностью оборудованы визиоконтолем.

– Да, но есть мелкие озёра, на которых обычно никто не отдыхает и не рыбачит. Валентина Облакова обнаружили в лодке на неприметном дальнем озере Хвост, рядом с Кроликом. Сидит в лодке. Один, со спиннингом в руке.

– Клёв есть?

– Что? – не понял Евгений.

– Ну, ловит что-то ваш Валентин?

Евгений будто вышел из секундного оцепенения:

– Нет, ничего не ловит. За три часа, что мы наблюдаем, никаких телодвижений. Молекулярный дубликатор даже не включил, чтобы рыбу копировать. Зачем спиннинг в руках – не понятно.

– Странно, – Ян Валерьевич грузно откинулся на высокую спинку кресла.

– Странно, – повторил Евгений.

– Нужно досконально разобраться. Может клиент попросту свихнулся?

– Эвакуационная группа работает, будет на озере минут через пять. Они доставят Валентина Облакова в нашу лабораторию, где при помощи аппаратуры мы всё и выясним. Борис его уже ждёт.

– Отлично. Надеюсь, всё утрясётся. «Дополненной иллюзии» проблемы с Департаментом Демографического Надзора крайне не желательны.

И опять Евгений напрягся в кресле. Он чётко понял, о чём так печётся начальник.

– Ну что вы, Ян Валерьевич…

– И, тем не менее, – руководитель прервал Евгения, строго глянув прямо в глаза, – полный отчёт о «номере пятом» придётся написать. Вы поняли?

– Конечно, Ян Валерьевич. Сегодня же будет готов.

– Вот и отлично. Свободны.

* * *

Как только «группа поддержки» покинула апартаменты Валентина, он, выждав минут пять, заглотнул два психо-балансировочного коктейля, услужливо доставленных сервировочным столиком. Быстро переоделся в дорожный костюм и, аккуратно сложив очки-гаджет во внутренний карман куртки, отправился на станцию стратосферных пассажирских линий.

Усаживаясь в комфортную капсулу, Валентин чётко произнёс пункт назначения. Тут же над еле заметной точкой камеры визиоконтроля мигнул зелёный огонёк. Сосканировав черты лица, сетчатку глаз и волновые параметры голоса, система идентифицировала личность и автоматически списала со счёта необходимую сумму средств, плату за транспортировку до Дальних Искусственных Озёр. Там Валентин планировал взять в аренду туристический люмикар и самостоятельно, не включая автопилота, добраться до Хвоста. Дорогу он помнил, сомнений не было.

Дорога заняла минут десять. Туристов прибыло не много, так что на выбор Валентина люмикаров оказалось предостаточно. Прыгнув в первый попавшийся, он отправился к тому самому месту, которое настойчиво влекло из детских воспоминаний.

Усевшись в электробоб, Валентин смело ткнул пальцем в самый центр Хвоста, и рыбацкая лодка помчалась к точному навигационному ориентиру. Когда еле слышный мотор перестал урчать, словно довольный сытый кот, Валентин достал из кармана очки-гаджет, посмотрел на них какое-то время и произнёс:

– Моя пустыня, моя детская сказка…

И тут же смело водрузил гаджет на глаза, для чего-то предварительно взяв в руки спиннинг. Вокруг очков заметались разноцветные всполохи, губы Валентина подёрнулись еле заметной улыбкой.

* * *

Спасательный катер мчался к центру озера Хвост. На борту находились четыре сотрудника эвакуационной команды. Ещё издали все четверо заметили в элетробобе одинокую фигуру человека, сжимающую в руках спининг. Рыбак слегка навалился на борт, словно задремал или погрузился в глубокие раздумья. В какое-то мгновение люди в катере увидели нечёткий, колеблющийся силуэт второго рыбака. Старший группы даже поинтересовался у остальных, не одному ли ему мерещится это. Единодушно сошлись во мнении, что какая-то неясная тень присутствует. Когда подплыли вплотную к электробобу, тень исчезла, растворилась, словно утренний туман над водой.

Когда нога спасателя коснулась дна электробоба, удилище в руках Валентина Облакова покачнулось и вывалилось за борт. Нерасторопный рыбак медленно начал заваливаться вперёд, угодив прямиком в руки спасателя. Он и услышал шёпот Валентина:

– Так много вопросов, отец. Я остаюсь…

Клиента перенесли в катер, подключили необходимые датчики, которые показали, что его сердце остановилось. Реанимационные действия результатов не дали. В лабораторию доставили труп.

* * *

На экстренном заседании чрезвычайной группы единогласно приняли решение: проект «Сказки» приостановить на неопределённый срок.

Слишком большое количество вопросов возникло у создателей проекта, слишком большое количество ответов требовало начальство «Дополненной иллюзии».

Другие работы:
+4
743
Комментарий удален
17:17
+2
Уберите это сообщение!
17:57
+2
Вархамер внатуре красавчик laugh
Комментарий удален
17:49
+4
Из плюсов.
Начиная с середины текста, сюжет захватывает и становится интересно читать.

Из минусов.
Слишком затянутое начало, да и вообще масса деталей никак не работающих на сюжет. Хочется пролистать быстрее, чтобы добраться до сути.
Всё что касается «реаниматологов» – вообще, один сплошной жирный минус.

Выводы сделаны в конце, а пока некоторые замечания:

Потом, конечно, приходилось покидать диван, чтобы оформить в рабочем кабинете придуманный сюжетный план. Но чаще Валентин надиктовывал дрону-секретарю черновой вариант, а уже спустя какое-то время доводил работу до ума.

Звучит как «потом ему приходилось брать перо с чернильницей и писать рукопись, но чаще Валентин садился за ноут и набивал текст на клаве».

и станцией речевого распознавания приказаний хозяина дома.

Микрофон там лежал. Микрофон! А речь программа распознаёт. Такие и сейчас есть, в том же Гугле.

Через секунду Валентин понял, что гостиная перестала существовать.

Я бы убрал первые пять слов.

Если остановится сердце, ты, Юра, главное не волнуйся, – глядя на монитор, произнёс руководитель группы.

И то верно, их вона ещё полный коридор лежит…
Тогда уж «не дёргайся» или «не суетись»! А то звучит, как-то стрёмно…
Колпачок с катетера не забудь снять

Какой именно катетер, не мочевой часом? Нахрена им вообще катетер, если пациент в коме от силы час? Ну, капельницу пусть поставят. Даже две – в одной глюкоза, в другой чистый спирт.
И плавно повёл изображение фейдера

Сноски бы делать, с объяснением. Я вот ХЗ что такое фейдер (вру — уже нагуглил, но всё равно лучше объяснять).
Прошло волнение знакомства с купцами.

Что-то не так с этой фразой. Волнение ОТ знакомства, или ПОСЛЕ знакомства. А лучше не от знакомства, а от первых впечатлений. Вряд ли его только купцы впечатлили.
Мутабор

А чего не на местной мове? Например «ма ассаляма»…

– Валик, ты не понимаешь, – с усмешкой произнёс рыбак.
И тут Валентин встрепенулся.

А вот с этого момента стало интересно. Правда. Предыдущий текст, резать, резать и резать! А то многие до этой локации просто не дойдут…

Ты, Игорь, себя вспомни, как я твои трясущиеся руки от лица не мог оторвать.

Ха! Не верю! Студенты-медики, конечно, те ещё укурки, но у них уже к третьему семестру вскрытие трупов, с поеданием пирожков над оными под соусом из глумливых шуточек…
НЕ-ВЕ-РЮ!
Это я уже молчу о том, что опытный реаниматолог себе в помощники абы кого не возьмёт.

Катетер запищит минут через пятнадцать и выскочит.

А фонтан кровищи до потолка, кто будет затыкать? Возьмите капельницу и не пугайте людей crazy
– Гаджет неисправен и требует доработки. Необходимо вернуть. Обязательно. Понимаете?

Что значит «понимаете»? Да после этого ЧП, первое что должны сделать фирмачи — забрать и спрятать прибор, пока он в руки полиции не попал. Вдруг клиент заяву на них накатает? А ведь может, после всего случившегося. А прибор нетестированный как мы видим. Директор этой милой лавочки сразу же сядет, остальные чуть позже… Не, не верю. Нужна другая причина по которой прибор остался. Например, удар в челюсть фирмачу или угроза оружием, после чего побег в те же озёра. А там уже группа захвата найдёт его мёртвым.
Семейный психоаналитик, здоровье прекрасное, финансовое положение такое же.
– Значит, всё-таки продукт…

Рад за психоаналитика, хотя мне гештальт интереснее… НО фирмачи, пытающиеся понять, кто глючит — прибор или клиент по ОДНОМУ клиенту, весьма странные люди. Очевидно же, что надо найти ещё десяток любителей халявы да и по ним уже статистику выводить.

– Понятно, можете не объяснять, – махнул рукой Ян Валерьевич. – Люмикары только ввели.

Экспериментальные люмикары везут спасателей к жертве экспериментального прибора. Не много ли опытных образцов в этом замечательном мире?

А дальше… всё? Всё…

Выводы:
1. Очень длинное начало. Причем никак на сюжет не влияющее. Возможно кому-то зайдёт весь этот футур, но я при прочтении всё ждал, когда же наконец хоть что-нибудь начнётся.

2. Начиная с первого входа в виртуал — стало действительно интересно. Но сюжет с арабией и купцами можно было хоть какой-нибудь да сделать. А то текст прокачен в описательной части исключительно в ущерб сюжетной. Однако увлекло, читал с интересом и был обескуражен «провалом» сюжета про арабского купца, а потом и обрывом сюжета вообще. Печально…

3. Персонажи. Про горе-реаниматологов, уже написал. Про тупых фирмачей вроде бы тоже. Теперь ГлавГерой. Он психолог. Он явно столкнулся с образом из детства, в котором остались какие-то непроработанные вопросы. Он захотел обсудить их ещё раз. Но почему-то не со старшим коллегой в рамках терапии, а в виртуале, от своего же фантома! Странное сие! Психолог-терапевт первым же делом спросит себя – а не с собой ли я разговаривал? И ответил бы утвердительно, ибо они жуткие материалисты.

Поведение героя до конца книги вполне логично — одинокий мужчина, внешне успешный, имеет какие-то проблемы и поэтому любит виртуал. И он доигрался до того, что столкнулся с чем-то своим, глубинным — и крепко там застрял.
Но дальше полный обрыв. Что с ним происходит до самой смерти? Тайна сия есть.

Нет катарсиса – что поменялось в герое, отчего появилось желание навечно «поселиться» в пустыне?

Короче, идея сочетания виртуала и внутренний личной истории — хотя и не нова, но очень даже привлекает. Кто-то демонов гоняет, кто-то в памяти ковыряется, бегая по её коридорам посредством виртуала. Данный герой встретился с прошлым.
Но реализация этой идеи мне не понравилась — ибо оборвана. Тройка с плюсом — да, но здесь есть шанс доработать до более лучшего результата.
Удачи!
15:45
У вас в комментарии есть вопрос:
Экспериментальные люмикары везут спасателей к жертве экспериментального прибора. Не много ли опытных образцов в этом замечательном мире?
Это не совсем так, как в тексте:
Спасательный катер мчался к центру озера Хвост. На борту находились четыре сотрудника эвакуационной команды. Ещё издали все четверо заметили в элетробобе одинокую фигуру человека, сжимающую в руках спининг.
Катер, уважаемый, никаких люмикаров или элетробобов.
Ну почему так невнимательно читают текст? Что за болезнь такая???
15:55
И про устройство распознавания речи могу поспорить, и про умный катетер. Всё это вполне нормально, — и достаточно реалистично и фантастично. Вы этого себе представить не можете, так это уже проблема вашего воображения.
Поинтересуйтесь как-нибудь на досуге, почему Станислав Лем не стал описывать техническое устройство доставки космонавтов до Соляриса.
21:58
Это что?
– По мнению Василия Петровича, с гаджетом что-то не то. Что, мол, он вогнал клиента в какое-то необычное состояние, и поэтому устройство нужно забрать либо на доработку, либо на донастройку. Ещё сказал, что его группа вытащила Валентина Облакова из пограничного состояния, и сейчас тот находится в собственных апартаментах, отдыхает после принудительного извлечения.

– Вы, Евгений, сразу же выехали к нему?

– Не совсем, – менеджер поджал нижнюю губу, – пришлось воспользоваться логистической пассажирской системой. У служебного люмикара случился сбой подзарядки. Что-то там меняли.

– Понятно, можете не объяснять, – махнул рукой Ян Валерьевич. – Люмикары только ввели. Преобразователи в них летят. Тоже опытные образцы.


22:21
Вытащили из пограничного состояния. Правильно! И в тексте есть место, где ясно говориться, что клиент не в коме — НЕ в коме.
В тексте чётко написано, что выехала команда ТЕХНИКОВ. Их главная задача вытаскивать клиентов из виртуала. Они НЕ слесари и НЕ реаниматологи. Двое из них уж тем более не медики, только один, кому доверили руководить группой.
Служебным люмикаром воспользоваться решил менеджер. НЕ группа техников и НЕ группа спасения. У вас всё просто спуталось в уме.
22:34
Хорошо, у меня всё спуталось. Перечитайте все замечания к тексту (не только мои) и сделайте общий вывод относительно шлифовки текста.
В комментариях никому ничего доказывать не надо, доказывайте текстом, делая его чётче и понятнее. Пока здесь есть над чем работать.
Удачи.
22:48
Уважаемый писатель Toron! Почему в комментариях никому и ничего доказывать не нужно? Это какой-то такой закон, о котором я не знаю? Ну что ж, век живи — век учись. Уж извините!
Над текстом можно работать бесконечно. Над любым. Об этом вам скажет любой профессиональный писатель. Так что глупо было бы с моей стороны вам возражать. Вы правы.
И прошу понять меня правильно. Одно дело, если я достаточно прозрачно что-то описал или объяснил, и читателю приходится самостоятельно додумывать сюжет и искать объяснения того, что и как происходит в повествовании. Другое дело, когда читатель начинает называть белое чёрным, а горячее мягким, хотя в тексте всё конкретно написано. Как тут не поспорить и не попытаться доказать, что автор «не верблюд»)
Спасибо за пожелание удачи. Она нам всем пригодится в этой жизни. Вам так же всего хорошего, коллега!
01:40
Потому что комментарии — это обратная связь. Получили, приняли к сведению, что-то учли, что-то нет — продолжили работу.
Спорить с читателем, всё равно что кукурузу курить — не только вредно, но и бесполезно. Есть целевая аудитория, которой нравится такие произведения и есть целевые же произведения более опытных авторов, по которым можно понять где, что и как надо делать. Вот на это и надо обратить внимание. Сравнить их и себя.
Автор безусловно не верблюд, а начинающий писатель, которому есть над чем работать. В чём и желаю Вам успеха.
Всех благ!
20:07
+1
Очень добротно сделанный рассказ по тематике «матрицы». Может быть автору стоило несколько усилить финал, но однозначно плюсую
10:26 (отредактировано)
+3
Первая треть рассказа — шаблоны, кривляние и питие кофе. Её можно было бы ужать раз в десять. Я бы посоветовал автору представить, что некий его потенциальный читатель сам воображает на тему «в недалёком будущем сотрудник компании по виртуальным погружениям пришел на дом к клиенту, чтобы втюхать ему новый продукт». — а теперь напишите только то, чего бы читатель сам представить не мог, разворачивая эту сцену.
Дальше — вопросы: зачем нужен богатый клиент, если ты проводишь бесплатное тестирование? Не лучше ли испытывать на бомжах или вообще обезьянах?
Не лучше ли испытывать а лаборатории, а не в чужой квартире?
Ладно, очки не забрали физически, но ведь они управляются по сети — мы видим это по первой части сюжета. Почему не заблокировали опасную программу? Они же все видели и сами обеспечивали второй вход!
Уход в мир мертвых с остановкой сердца = самоубийство. И человек, который яростно хватается за эту возможность самовыпила — профессиональный психолог, помогающий семьям? — думаю, обществу будет только польза от смерти такого сомнительного психолога.
Да, и зачем было лететь на далекое озеро, если первая встреча с отцом произошла дома на диване? — сие тоже сокрыто от ума моего.
13:18
+1
Лукьяненко, прекрати, хватит с нас и «Лабиринта отражений» с вводной в виде изумительно извращенного фольклора.
А? Что? Пейсатель ни при чем?
Сестры Вачовски, остановитесь, «Матрица» уже расписала смерть в виртуальности, и ничем не хуже, чем здесь.
А? Что? И вы тут не при делах?
Тогда — наглое калькирование, присыпанное сюжетом о польстившемся на дармовщинку горе-психиатре.
Нет, алло! Он психиатр, ПСИХИАТР! Знаток поведенческих реакций, не заподозривший неладного? Вот я не психиатр. Но приди ко мне мужик с халявной новинкой, я б сильно усомнился, стоит ли её надевать.
Видимо, наш герой любит острые ощущения и неоправданные риски. Ведь, реально, от таких экспериментов и умом тронуться, и гикнуться вполне реально — что, собсна, и произошло.
Из плюсов — мне понравился язык. Не особенно оригинальная подача, но сам повествовательный элемент вполне хорош.
В остальном же присоединяюсь к комментариям выше.
18:22
Позанудствую.
Он психиатр, ПСИХИАТР!

Психоаналитик никаким боком к психиатрии не относится. Это психолог-терапевт «аналитической» школы. И да — он вполне может быть «проблемным» человеком. Тут всё более, чем логично. В отличие от реаниматологов. Этих я как вспомню, так меня снова плющит как удава по стекловате…

18:24
Хорошо, я тут, видимо, неправ. Но все же, тем паче, что он аналитик, должен же был предвосхитить риски…
18:32 (отредактировано)
Прытча: У одного психолога-терапевта спросили — правда ли что все ваши клиенты стали психотерапевтами?
— Нет, только самые больные!

Хороший психотерапевт может быть весьма проблемным в жизни человеком, типа Фрейда или Эриксона. Но в своём деле он реально полезен. Ну, например как (пардон) хирург-гомосексуалист. И проблемный и пользу приносит.

Так что ГГ замечательно логичен, он и ушёл в психотерапию решать другие проблемы, спасаясь от своих нерешённых детских проблем (сапожник без сапог, ага). И поэтому же так охотно прыгает в виртуал при любой возможности. Типаж такой. Вполне реальный, серьёзно говорю. Автору за ГГ плюс.
А вот реаниматоры… всё, всё… молчу! Клянусь — ни слова больше о реаниматорах!!!111одинодинодин
18:52 (отредактировано)
Ну, например как (пардон) хирург-гомосексуалист. И проблемный и пользу приносит.

Что проблемного?
И вы сейчас правда сравнили психоаналитика, неспособного просчитать перспективы (предложили халяву, подозрительно, нет?) и хирурга, который всего-то любит мужиков?
Как гомосексуальность хирурга влияет на мнение о его профкачествах? Никак. Чего не скажешь о недальновидности психоаналитика: я бы такому и домашнего микроба анализировать не разрешил. Если бы знал, конечно.
Это только мнение.
19:30
Какие перспективы он должен был просчитать? Ему прямо сказали, продукт новый, но не первый. Предложили стать тестером. Более того не «на халяву», а его по сути наняли, предложив для оплаты программу.

Вы можете оказаться в числе тех, кто первыми опробует самые первые версии виртуальных сказок. В знак признательности и в качестве оплаты за выполненную вами работу тестера, фирма безвозмездно передаст вам протестированную версию данного продукта.


В мире миллионы людей тестируют продукцию. В чём же его косяк?
И даже по сюжету его никто «кидать» не планировал.

З.Ы. А тренеру великих боксёров, который сам не является великим боксёром, вы бы доверились?
19:48
+1
Ему прямо сказали, продукт новый, но не первый. Предложили стать тестером.

И он согласился без раздумий.
Такой: о, сказки? Ладно, вы меня купили.
Ответ на ЗЫ: Имхо, вы сравниваете тёплое с мягким. В одном случае речь идёт о, возможно, отличном педагоге, знатоке теории и мотиваторе 80го уровня, а в другом — о лекаре душ и умов человеческих (в идеале и по идее), позволяющем себе быть недальновидным.
20:02
+1
о лекаре душ и умов человеческих (в идеале и по идее), позволяющем себе быть недальновидным.

Да. Запросто. smileДальновидность не их задача.
Ладно, проехали. В этой среде покрутиться надо, чтобы понять чем эти парни/девушки сильны, и чего от них можно ждать, а чего не стоит.
На мой взгляд психотерапевт получился вполне убедительный. В отличие от… ой… ладно…
15:24
– В любом случае, думаю, мы разберёмся. К клиенту уже выехала специальная команда техников, – с наигранной уверенностью заговорил Евгений.

– А реаниматолог среди них есть?

– Да, Василий Петрович. Опытный терапевт-физиолог. Тридцать лет в экстренной медицинской службе.
15:25 (отредактировано)
Команда техников, специальная. И среди них есть один реаниматолог — опытный терапевт-физиолог. Где читатели увидели команду реаниматологов — так и не смог понять. Гляжу в книгу, как говорится)))
Комментарий удален
15:49
Специальная группа техников!!!
21:54
А остальные двое — слесари? Или как назовём помощников реаниматолога?
22:26
Ну во написано же — ТЕХНИКИ. Почему же вас так сильно охота их окрестить то реаниматологами, то теперь слесарями? Реаниматологом его называет один из руководителей проекта, менеджер же ему чётко отвечает о специализации этого медика. Просто даёт понять, что он медик и сможет что-то предпринять в случае чего. Он ими просто руководит, и сам по сути является просто руководителем группы техников. Ничего дополнительно накручивать не нужно. Вы усложняете собственное же восприятие текста.
20:44
+3
У меня, блин, засбоило, пошла картинка рябью, сдвинулась, перехлестнулось. Словно сам нацепил и активировал очки «от Чехонте». Это потому что Чехов такие носил или для понту?
Начало затянутое. Да, автор прекрасно знает русский язык и умеет строить лёгкие изящные фразы-пассажи.
Научную составляющую прочитал. Просто прочитал и запомнил. Я не на лекции — это подпорка для сюжета.
Погружение. Тут всё ладно. Не ладно пустышка, а корневое «лад».
Описательная часть купчины и прочие политэсы — с натяжкой гут. Не то нынче время, чтобы уделять барахлу и амуниции столько слов. Впрочем, мы ж за Гауфом идём. Зер гут.
А где, извиняюсь, приключения купчины?
Чот вскользь, не зацепило.
А потом началась чехарда. Засбоила логика. Я специально прочитал комменты, в надежде, что кто-нить поумнее найдётся и толково объяснит. Чорд! Я тупой!
Я реально не врубился, зачем он попёр на те озёра. Вся фишка в виртуале. Туда и следовало (да блин я ожидал этого) снова нырять. Ему ж папаша и адресок-наколочку шепнул.
Нет, ребята, я пас.
Автор умеет писать. Но автор собрал кучу ниток, беспорядочно перекрутил, скатал в разноцветный клубок и бросил. Я не кот, чтоб гонять его и разматывать.
15:29 (отредактировано)
Зачем попёр на озёра? Да чтобы его никто достать не смог, хотя бы какое-то время. Чтобы тупо была какая-то фора во времени. Вот в тексте:

– И где его обнаружила система визиоконтроля?

– А его не система обнаружила, – пожал плечами Евгений, – мы его только со спутника смогли отыскать.

– Это куда же «номер пятый» умудрился забраться? На Эверест, что ли?

– Если сравнивать по удалённости, то почти. Обнаружили на Дальних Искусственных Озёрах.

– Странно! Дальние Искусственные Озёра, насколько мне известно, полностью оборудованы визиоконтолем.

– Да, но есть мелкие озёра, на которых обычно никто не отдыхает и не рыбачит. Валентина Облакова обнаружили в лодке на неприметном дальнем озере Хвост, рядом с Кроликом. Сидит в лодке. Один, со спиннингом в руке.
А если бы не вылез из виртуала, получили бы новый шедевр в жанре ЛитРПГ. Если что, автор, вас выдало «плавно кивнул» и «спокойно произнёс» – если женщины в любовных романах безжалостно выпиливают «я», то мужчины тычут «произнёс» и наречие при глаголах там, где это совсем не надо.
И, собственно, дальше своего жанра уйти не удалось. Тестирование виртуальной реальности, путаные сюжетные линии и лень загуглить разницу между «психолог» и «психоаналитик». Все симптомы налицо, диагноз: хорошая попытка, но чтобы выбраться из этих оков, надо стараться таки больше. И, как минимум, не лениться внятно вести сюжетные линии и гуглить то, в чём вроде бы разбираетесь, но на самом деле не очень.
22:23 (отредактировано)
лень загуглить разницу между «психолог» и «психоаналитик»

А с этого места поподробнее, пожалуйста. Когда это психолог-терапевт школы психоанализа (сокр. «психоаналитик») перестал быть психологом?
15:36 (отредактировано)
Дорогие друзья! Спасибо всем-всем-всем оставившим свои комментарии. Как хорошие, так и явно спорные. Писатели критикующие писателей — это «давняя картина маслом», и в ней никогда не возможно найти рациональное зерно. Мнение каждого не то что субъективно, оно эгоистично. У всех у нас разное представление о творчестве, о мастерстве, о технике письма.
И вот ещё золотые слова о нас с вами, коллеги. Мы ведь друг друга уважаем)
www.youtube.com/watch?v=d2k43evhnP4
С 3 минуты 03 секунды, пожалуйста.
Загрузка...
Илона Левина №1

Достойные внимания

Тоска Эрии
SoloQ 13 дней назад 31
Туннель
Водопад 21 день назад 26