Светлана Ледовская №1

Лик Номы

Лик Номы
Работа №290

1.

Линда еще с детства приобрела клеймо одиночки, но, увы, не по своей воле. Домой вечно захаживали люди с полными карманами и нечистыми мыслями, и виной всему были увлечения матери черной магией. Все живущие в городке знали об этом, и обходили их стороной, давая наказ своим детям, и на сто метров не приближаться к пристанищу местной ведьмы.

Дела шли хорошо, многие хотели поквитаться с врагами, не замарав руки, для этого она и существовала, не было заговора или проклятия, которого бы не знала ее мать, прочитав более сотни старых колдовских книг, ей открылись самые темные секреты этого и иного мира. Единственное, чего так и не удалось – это победить старость, и когда час настал, женщина мирно отправилась за костлявой спутницей во тьму небытия.

Через год, Линда устроилась на хорошую работу, а еще через два переехала в новую квартиру. Плохие воспоминания потихоньку замещались чистыми и светлыми, появились друзья, о которых она раньше могла только мечтать, наконец, жизнь стала налаживаться.

***

«Велосипед. Отчетливо всплывал в моей памяти, я ехала по улице, но город не узнавала, точно в этом уверена. Серое небо будто предвещало дождь. Общая картина не складывалась, я на берегу дивного озера, и этот закат, так манил меня к себе, только чувство тревоги никак не отпускало. Люди вокруг тоже наблюдали за этой красотой. Хотелось и остаться, и убежать – одновременно, но внезапно подул ветер, и впереди показался первый смерч, затем второй, третий. Через пару минут началась паника, так как они стали слишком быстро приближаться к берегу, люди бежали, не замечая ничего под ногами, подальше от воды. А я просто стояла и наблюдала за всем как вкопанная, не могла сопротивляться необъяснимому влечению, сзади кто-то закричал, и, обернувшись, увидела еще несколько столбов смерти вокруг. Что-то внутри щелкнуло, и, запрыгнув на велосипед, я изо всех сил начала крутить педали, куда ехать не знала, но хотелось просто спрятаться от дикого и странного ужаса», - на этом моменте запись прекратилась.

Профессор Тиренков сидел в своем кресле и конспектировал, записанный разговор с пациентом, периодически поглядывая на часы. Комната была залита светом, а из открытого окна доносился гул машин и звуки утренней суеты.

- Так-с, сегодня у нас вторник, если не ошибаюсь, пятое, - бормотал под нос Ренат Васильевич, и, не отрываясь, продолжал писать.

Когда диктофон отключился, Тиренков дописал пару строк, после отложил ручку и замер в ожидании. На часах было ровно девять утра, и первый пациент должен был вот-вот открыть дверь в его кабинет. «Ценность человека определяется его пунктуальностью», - считал старый профессор, и всегда предупреждал об этом своих постоянных «гостей».

Спустя несколько минут послышался стук, и дверь открылась. Вошла молодая девушка, черные кудри укрывали ее плечи, а глаза были опущены вниз. Она проследовала вдоль комнаты, и, устроившись удобнее на кресле, стала наблюдать за профессором. Их взгляды встретились, Тиренков изобразил подобие улыбки и прервал тишину:

- Линда, как всегда вовремя. Я как раз закончил разбираться с твоей записью с прошлой встречи. Знаешь, мне стало многое понятно.

- Все вы так говорите, но никогда и ничего не меняется. Я просто хожу выговориться, и все, - отстраненно пробормотала девушка.

- Пусть так, моя дорогая. Главное, что вы не молчите, это первый шаг к решению проблемы, я только заменю кассету, и мы приступим, - сказал Тиренков, и стал обыскивать шкафы.

Оставшись наедине со своими мыслями, Линда вспоминала, о чем они говорили. Разговор прервался почти в конце ее сна, ведь именно их они обсуждали в последнее время. Закат, озеро и много, очень много смерчей. «Какая чушь мне порой лезет в голову», - отмахнулась девушка от чего-то невидимого, и вновь устремила взгляд на Тиренкова.

- Ну, что ж. Начнем? – заинтересовано обратился профессор.

- Давно пора, - сказала девушка, устроившись удобнее, и закрыв глаза.

«Серое небо… Смерчи… Кажется, я начинаю вспоминать. Я крутила педали изо всех сил, пыталась сбежать от этого кошмара. Помню, как мама однажды сказала: «Сны – это продолжение нас самих, наших мыслей и чувств». Смерчи настигали бедняг и те сразу же сгорали в ярко-красном пламене, и меня один задел, слегка правда, но боль была невыносима, как будто наждачной бумагой по коже прочесали. Паника осталась позади, и передо мной предстали гаражи, старые такие, помню в детстве постоянно бегала по крышам подобных жестяных банок. Но, эти были немного иные, пока я плутала по незамысловатому лабиринту, небо прояснялось. В конце концов, я оказалась посреди этой системы дорожек, а в самом сердце стояла фигура в черном длинном одеянии с капюшоном. Картинка все больше искажалась, и обидно, что сон мой прекратился именно тогда, когда нечто стало медленно поворачиваться», - диктофон щелкнул, оповестив всех, что пора поставить новую кассету.

Тиренков отложил записывающее устройство, и посмотрел на девушку. «Ее мать изрядно постаралась, психика нарушена и дальше будет только хуже», - подумал он, и заговорил вслух:

- Линда, вам есть еще что добавить? – прикрыв рот рукой, продолжил шепотом. – Это не для записи.

- Нет. Абсолютно нечего, - спокойно отвечала она. – Мне нужно было просто высказаться, другие сочтут за сумасшедшую, а вы сделаете правильные выводы. Вряд ли вам когда-нибудь еще попадется столь редкий экземпляр.

- Надеюсь, в последнем был посыл к комплименту, - с улыбкой заметил профессор. – Что ж, дорогая. На сегодня у меня больше не осталось для вас вопросов, предлагаю закончить раньше и разойтись по своим делам. Я еще раз проанализирую все ваши записи, и к следующей встрече подготовлю заключение.

- Дело ваше. В любом случае спасибо, мне и правда, стало легче. Этот сон я помню с детства, и каждый год он посещает меня снова и снова. Вы первый, кто услышал о нем.

- Я рад, что вы смогли поделиться. Это моя работа, - после они попрощались, и девушка ушла.

2.

Город заливало оранжевым светом, и солнце понемногу скатывалось вниз, прочь от земных наблюдателей. По пути Линда не смотрела по сторонам, просто считала шаги, но прежде чем спуститься в метро остановилась. Внимание привлекла листовка на столбе, с изображенными на ней деревьями, росшими из воды, и, надпись: «Все изменится». Девушка улыбнулась, и проследовала вниз по лестнице.

Когда Линда пришла домой, закат все еще сиял на горизонте, такое нельзя было пропустить. Уже спустя несколько минут, она стояла у окна с кружкой горячего чая и наблюдала. «Он невообразимо прекрасен», - думала девушка, делая глоток ароматного цейлона. Вернувшись к реальности, Линда взяла с полки последнее купленное издание Геймана, и, устроившись удобнее на диване, погрузилась в фантастический мир переписанных сказок, она никогда не могла себе отказать в писательских ужасах и параллельных измерениях. Так, минуты превращались в часы, и очень часто, сама того не замечая, девушка засыпала, отдаляясь от внешнего мира и себя самой.

За окном царила ночь, и того, кто находился за дверью, явно никто не ждал. Девушку привел в чувства глухой стук, она посмотрела на часы, и удивленно перевела взгляд на источник пробуждения, через секунду звук повторился. «Три часа ночи, кому не спится?», - возмущалась про себя Линда, направляясь к двери, но как только приблизилась, почувствовала легкий холодок, пробежавший по телу, с площадки послышался тонкий детский голос:

- Тук-тук! Это я! – шептал он. – Тук-тук!

«Что за чертовщина? Она решила меня с того света с ума свести? Нет уж, спасибо», - пришло ей в голову, и наконец, пересилив себя, она посмотрела в глазок, но, к большому удивлению площадка оказалась пуста. Едва прикоснувшись к ручке, девушка вспомнила, как Линда-старшая, так звали ее мать, рассказывала, что не стоит открывать двери, когда не видишь гостя, но ей всегда казались эти сказки бредом сумасшедшей ведьмы, и недолго думая, она открыла дверь. Легкий порыв воздуха прикоснулся к лицу, подарив состояние эйфории, мимолетное будто мгновение, но оно резко сменилось спокойствием. В подъезде никого не оказалось, Линда прошла до лифта и дальше по коридору, где была лестница, но никаких следов чьего-либо присутствия не обнаружила, после она вернулась обратно в квартиру.

3.

«Я как обычно переключала каналы в поисках чего-то стоящего, но, видимо в тот день, все сговорились, потому что ничего найти не удавалось. Внезапно погас экран, тьма поглотила комнату и меня вместе с ней. Мне не так страшна темнота, как то, что обитает порой в ней, и, похоже, я начинаю верить в нереальное, и это не пустые слова.

Мрак лишает возможности видеть, но остальные чувства никуда не деваются. Обострившись, они помогают своему хозяину остаться в живых, и быть на равных с остальными. Здравый смысл убеждал, что я совершенно одна в комнате, но детский шепот снова повторился. Очень четко, около моего уха, так что теплый воздух подул, как будто кто-то был рядом.

«Тук-Тук! Я уже здесь! Тук-тук!», - сказал голос.

Я оцепенела, но все же смогла нащупать телефон. Резко поднявшись, и включив вспышку, я водила рукой из стороны в сторону, освещая комнату, но никого рядом не оказалось. Телевизор включился, и голос с монитора немного успокоил меня», - запись прекратилась.

- Выслушав весь рассказ, мне сложно что-то добавить. Это можно объяснить… - Тиренков прервался, заметив насмешку в лице девушки.

- Почему вы замолчали? – рассмеялась она. – Я проснулась после этого, вот что вы еще не успели записать на свой старый диктофон.

- Вы окончательно запутали меня, - нахмурился профессор. – Так все это был сон, и стук в дверь тоже?

- Нет, стук в дверь действительно был. Первая история самая что ни есть настоящая, а вторая – просто сон. Я не хотела говорить… - мужчина прервал ее.

- Боялись, что я вас сразу определю в белую комнату? – улыбнулся он.

- Отчасти. Я понимаю, что сон – это лишь искаженный дубликат реальности, поэтому и не стала сразу все рассказывать. Просто мне не верится, что со мной подобное происходит, неужели я расплачиваюсь за грехи матери? – Линда посмотрела на Тиренкова, в ожидании ответа.

- Вряд ли, - уверенно ответил он. – Мы расплачиваемся только тогда, когда сами причастны к ним. Успокойтесь, все будет хорошо, вам нужно хорошенько выспаться и отвлечься. Наш сеанс закончен на сегодня, так что следуйте моим указаниям, и езжайте домой.

- Думаю, вы правы. Тогда встретимся в следующую среду?

- Да, именно так, - с улыбкой ответил Тиренков. – И запомните одну важную вещь, стены всегда оберегают своих хозяев. Не стоит ничего бояться, пока вы у домашнего очага.

- Спасибо, Ренат Васильевич. Я это учту.

4.

По пути домой Линда снова наткнулась на листовку, картинка не изменилась, а вот текст уже успели поменять, написано было: «Все только начинается».

Внизу было довольно людно, казалось, сегодня весь город решил воспользоваться подземными коридорами, чтобы избежать обыденных путешествий. Еще издалека, Линда заприметила просящую старушку с клюкой, и уже нащупала в кармане немного мелочи для нее, но когда она подошла ближе, желание подать резко испарилось.

Старая побледнела и выронила из руки стакан, звеня, монеты разлетелись в разные стороны и укатились по углам и щелям. Она начала креститься, и бормотать что-то непонятное под нос, сложно было расслышать. Девушка не знала как вести себя, но первое что сделала, это собрала мелочь с пола, которую смогла найти, и протянула ее вперед. Старуха отпрянула, и клюкой ударила бедняжку по рукам с криками:

- Уйди!

- Что с вами? Я же помочь хочу, - оправдывалась Линда, потирая больную руку.

- Не нужно мне ничего, сказала же прочь! – не унималась она.

- Зачем вы так? – и поддалась вперед, чтобы дать мелочь из кармана.

- Себе лучше помоги! – и снова махнула палкой перед девушкой. – Не уйдешь, хуже будет. Пошла вон, Нома! Прочь отсюда.

- Сумасшедшая, совсем уже из ума выжила старая.

Девушка повернулась и увидела толпу людей наблюдающих за действием, видимо многие ждали жесткого развития событий, а когда главная героиня покинула «сцену», убрали телефоны, отправившись дальше по своим делам. Растолкав оставшихся зевак, она быстрым шагом устремилась дальше в глубину подземелий. К счастью, поезд долго ждать не пришлось, одной из первых девушка запрыгнула в вагон, и села у окна. «Что это было? И что означает Нома?» - думала Линда, пока фонари на стенах метро мелькали один за другим. Ей нужно было с кем-то поделиться мыслями, но прислушаются ли, извечный вопрос без ответа. Тиренков выдел в ней лишь пациента с довольно запущенным заболеванием, и лечить ее явно не хотел, такие экземпляры и вправду редко попадались.

Прошло довольно много времени, прежде чем девушка добралась домой, и, заперев дверь изнутри, взглянула на зеркало. Из отражения на нее смотрела молодая особа с черными, как смоль волосами, аккуратные кудри волнами покрывали плечи. Линда рассматривала себя, пытаясь найти хоть один дефект, хотя бы какое-нибудь оправдание всему, что происходило до этого дня.

«Нужно встретиться с Витой, она-то меня точно поймет», - подумала девушка, и отправилась в спальню.

5.

Вита – дурнушка, еще в школе над ней все издевались, за непонятную одежду и странные прически. Одна единственная, кто общалась с Линдой, не обращая внимания на сказки о матери и их доме на окраине. Но все же сблизиться им удалось совсем недавно, они столкнулись на улице, разговорились, вспомнили, как порой было весело. И сейчас уже чуть ли не каждые выходные они встречались и делились самыми сокровенными тайнами, будто вернулись в детство.

Небольшое кафе на углу Перекрестной улицы стало их убежищем, изнутри оно походило на старую запылившуюся библиотеку. Перегородки из шкафов, стены тоже, небольшие круглые столики и пару стульев рядом с каждым, тусклые люстры и настенные лампы, все здесь было укрыто тишиной, лишь старый приемник хрипло шумел, сообщая о последних культурных новостях. Вита уже долго сидела, ожидая Линду, и когда она появилась в дверях, не удержалась и закричала:

- Эй, я здесь! Скорее, скорее иди ко мне.

Линда поднесла палец к губам и улыбнулась. Через пару минут она уже сидела с кружкой чая за столиком вместе с Витой, и они обсуждали все произошедшее за последние несколько дней, включая: непонятные сны, стук в дверь посреди ночи и странного профессора, который никак не мог провести линию от матери к ней. В конце концов, Линда закончила рассказывать историю своих «приключений», и они перешли к самой сути, ее решению.

- Дорогая, все это неспроста, - оглядываясь по сторонам, говорила Вита. - Поверь. У меня есть знакомая, она гадает на картах…

- Стой, стой, стой! Какая гадалка?! – перебила ее Линда. – Ты же это не всерьез?

- Ты не подумай, она не как твоя мать. Просто читает по картам, - успокаивала она. – И это не главное, ведь ей многое известно. Они же не только будущее предсказывают.

- Да, еще порчу наводят, режут в полночь животных и поклоняются всем подряд на шабашах, - далее с усмешкой. – Хотя последнее, обыкновенная попойка у костра.

- Не все такие. Может она сможет объяснить, что это значит. Да и о старухе рассказать не забудь. Нома, где-то я это уже слышала…

- В интернете я ничего не нашла, кроме средневековой болезни. Но при чем здесь я, не понимаю, - Линда перебирала салфетку в руках.

- Вот поэтому тебе и нужно сходить к ней, женщина хорошая, мне так говорили. В общем, ничего не хочу слушать, просто сделай это, - после Вита засунула ей в карман оторванный лист из блокнота. – Там адрес, записываться не нужно, приходишь и все.

- Что? Она сама знает? – еле сдерживая смех, язвила она.

- Да, знает. Вот посмотришь.

После этих слов они еще какое-то время молчали. Чай в кружке остывал, и пора уже было прощаться. Они обнялись, Линда взяла вещи со стула и пошла к выходу. Вита провожала ее взглядом до самой двери, не обращая внимания на все вокруг. Спустя несколько секунд девушка не могла поверить своим глазам, за Линдой тянулся длинный черный шлейф, сложно было рассмотреть что-то в полумраке, и она окликнула подругу, к ужасу к ней повернулась не она, а нечто неосязаемое, с красными глазами и искаженным ртом, будто разорванным.

- Линда? – еще раз крикнула Вита, но та ее не услышала, и захлопнула за собой дверь.

6.

«Телевизор освещает комнату, снова внезапно гаснет. Я одна в квартире, по крайней мере, должна быть, но все же кто-то еще присутствует. Не человек, не призрак, но кто? Оно настолько близко, что чувствуешь дыхание на своей шее сзади, и легкий холод пробегает по всему телу, опять тишина, и…

- Тук-тук! Я здесь! – шепчет на ухо тонкий детский голос. – Тук-тук!

Ангельский голос, предвещает скорую смерть, а может «нечто» просто заманивает к себе, куда-то во тьму», - вспоминала Линда.

Сон обрывками возникал в ее голове, и собирался понемногу как мозаика. Ей становилось легче, жар был уже не такой сильный, девушка поднялась с постели и отправилась на кухню за первой порцией горячего чая. Линда больше не могла справляться в одиночку, и пока чайник закипал, она пошла в комнату, достала листок бумаги из куртки, и после вернулась обратно. Столько сомнений, и ни одной веской причины чтобы отказаться от этой затеи. «Будь что будет, может она и правда не как моя мать», - говорила про себя девушка.

Она развернула лист, мелким аккуратным шрифтом было написано: «Плутова, 6». Одна единственная улица, которую городские власти отказались реконструировать, из-за местных жильцов, обитавшие там бомжи и старухи в развалинах, не хотели ничего менять. Бороться с ними было бессмысленно, поэтому автобусы в ту сторону стали ходить реже, да и цивилизация ушла как можно дальше от мест обитания одичавших стариков. «Ни имени, ни телефона, ничего кроме дома. И как там ее искать? – думала Линда, рассматривая лист со всех сторон. – Могла и больше информации разузнать, Вита – дурнушка».

Спустя несколько часов, Линда уже стояла на полуразрушенной остановке, еще в автобусе женщина ей подсказала, в какую сторону следует идти, и как вообще ориентироваться там. Девушка посмотрела по сторонам, и направилась к нужному дому, если она все верно поняла, до дома гадалки десять минут пути быстрым шагом.

Ей повезло, она была совершенно права в своих расчетах. Приблизившись к месту назначения, в нос ударил резкий запах помоев, вместо забора стояли несколько деревяшек с натянутой на них сеткой, а сам дом был в трещинах, и уже изрядно покосился за время своего существования. Окна в пыли, и лишь несколько были целы, остальные закрыты полупрозрачной клеенкой, на крыше несколько гнезд, а во дворе обосновались вороны, и даже когда хозяйка этой лачуги вышла навстречу ожидаемой гостьи, они не разлетелись, а просто разошлись по углам, как домашние.

- Ну что ты стоишь? - крикнула женщина. – Заходи, у меня еще несколько клиентов после тебя придет, так что поторопись.

Линда удивленно посмотрела на нее, и молча повиновалась, аккуратно отодвинув сетку, прошла вдоль двора. Женщина показала ей на открытую дверь, и они вошли в уличную кухню друг за другом.

Стены в комнате были завешены красными покрывалами из грубой ткани, из мебели круглый стол и два стула, сверху балдахин с черными кружевами по краям. Сама гадалка была дамой в теле, на ней был бордовый халат в пол, а на голове платок туго затянутый узлом. Она села первая и жестом указала Линде сделать тоже самое, взяла за руку и стала мычать себе под нос. Спустя несколько минут женщина резко отпрянула назад, и с испугом посмотрела вверх, в сердце балдахина, и заговорила:

- Чтобы мы сразу могли перейти к сути. Меня зовут Мао, я здешняя ведунья, - и провела рукой по воздуху, так что все перстни заиграли светом. – Мне известно, зачем ты здесь, и чего хочешь…

- Но, я еще ничего не сказала, - перебила ее Линда.

- Тише, девчонка. Главное, что это знаю я, и еще знаю, ты в большой беде, - женщина закатила глаза, и продолжила неестественным грубым, почти мужским голосом. – Лабиринт твое спасение и погибель. Запомни, ты не одна.

- Что? О чем вы? – кричала она, пытаясь вырваться из железной хватки гадалки.

Мао будто в трансе качалась в разные стороны, и повторяла одну и ту же фразу о лабиринтах. Так продолжалось еще какое-то время, и после также внезапно все прекратилось. Женщина пришла в себя, и снова посмотрела на уже испуганную Линду.

- Не беспокойся, со мной иногда такое случается, - успокаивала гадалка. – Главное, я знаю, как тебе помочь. Ты готова? Мне нужен четкий ответ.

- Ддда… - сквозь зубы, выдавила она.

Мао улыбнулась и поведала ей историю возникновения духов и прочей нечисти, отчасти, было, похоже, что она придумывала все на ходу, но Линда не обращала внимания, только молча слушала. Лишь когда гадалка обмолвилась в рассказе кое-чем знакомым, придвинулась ближе, чтобы не упустить ни одной детали.

- Нома, о которой ты слышала от старой карги, действительно существует, но сейчас я не вижу ее рядом с тобой, - она замешкалась на секунду. – Хм, обычно, она как паразит сидит рядом, либо позади и не отходит ни на секунду.

- Но кто она? – добивалась Линда. – В интернете я ничего не нашла, и похожего, только…

- Болезнь, бла-бла… - гадалка не дала ей договорить. – Ничего там нет в вашем интернете, правдивого уж точно. От самой Номы все пошло, она родила ребенка с искаженным, будто разорванным лицом, и когда все вокруг стали смеяться над ними, прокляла, ведь нет ничего сильнее слов отчаявшейся матери, сказанные во зло.

- Но почему… - снова Мао ее перебила.

- Ты? – с усмешкой обратилась она, и продолжила уже серьезно. – Потому что не стоит открывать двери всем подряд. Твои стены не уберегут, если пускать в дом кого попало. Ты видимо не только свою мать не слушала, но и здравомыслие где-то потеряла.

- Это ничего не значит, моя мать была поехавшей на колдовстве одинокой женщиной, верившей во все, что только можно, - Линда вздохнула. – Это ее и сгубило.

- Я не буду тебя переубеждать, но кое-что тебе все равно придется сделать. Подойди ко мне ближе, - и поманила пальцем к себе, потом несколько минут что-то шептала на ухо, и уже вслух продолжила. – Там ничего сложного, справишься. А теперь иди, следующий гость уже на подходе.

Девушка вышла на улицу, и увидела молодого человека около двора. Он рассматривал дом, и после перевел взгляд на нее, Линда опустила голову и быстрым шагом прошла вдоль двора, а затем и мимо парня.

«Как она догадалась? – думала девушка. – И почему этот так пялился?».

7.

«Зеркало поможет тебе узнать. Сейчас я никого не вижу рядом, но возможно Нома ждет тебя дома. Наверняка сложно сказать, она отлично скрывается. Лучше тебе побыть какое-то время вне своих стен, но прежде чем покинуть их, договорись с зеркалом. Все просто, скажи ему, что хочешь знать правду, бывает ли кто дома, пока тебя там нет. Дня через три-четыре только возвращайся обратно, и если заметишь хотя бы мелкий скол на стекле, беги оттуда, как можно дальше. Я тоже буду ждать с тобой, пока непонятно как закончится эта история, но мы еще встретимся с тобой», - вспоминала Линда слова Мао, пока ехала обратно домой.

Перед тем как подняться в квартиру, она позвонила Вите, но та не взяла трубку, и уже возле подъезда обратила внимание на листовку, в нескольких кварталах открылся хостел. «Это на всякий случай», - думала Линда, пока записывала адрес и номер.

Девушка поднялась на свой этаж, и отперла дверь, первым ее встретило отражение в зеркале. Она заглянула в комнату, все также лежало на своих местах, и никакого чужого присутствия не ощущалось. Решив перестраховаться, все-таки подошла к зеркалу и стала шептать:

- Глупо, - усмехнулась девушка, но продолжила. – Зеркало. Только тебе известно, что творится здесь, пока меня нет. Подай знак, если кто-то придет или уже был здесь.

Она всматривалась в раму, провела пальцами по деревянным изгибам и еще раз взглянула на себя, девушка в отражении улыбнулась в ответ. Сомнения никак не оставляли ее, Линда уже готова была передумать и остаться, но вспомнив слова старухи в метро и самой Мао, взяла сумку и вышла из квартиры, заперев за собой дверь. Повторный звонок Вите ничего не решил, она также не отвечала, на улице уже смеркалось, поэтому ничего не оставалось, как отправиться в хостел. «Одна ночь ничего не решит, а к Вите я могу и сама завтра сходить», - решила Линда, и отправилась к месту своего временного ночлега.

Небольшое одноэтажное здание располагалось на углу центральных улиц, трудно было поверить, что его открыли совсем недавно. Завешенная паутиной вывеска и скрипящая дверь утверждали обратное. Зарегистрировавшись на ресепшене, девушка прошла вдоль по коридору к нужной комнате, и так как посетителей было немного, всех размещали по одному. Внутри еще пахло краской, три двухэтажные кровати стояли вдоль стен, посередине маленький столик. Постельное ей принесли чуть позже, а пока ждала, написала сообщение Вите о завтрашней встрече. Сон долго не шел к ней, мысли перемешались, и как бы сильно девушка не отрицала, что-то странное происходило, и скоро ей предстояло столкнуться с этим.

8.

Утро. Линда уже подходила к дому Виты, проснувшись пораньше, она первым делом проверила телефон, но ни сообщений, ни звонков от нее не было. У подъезда как обычно сидели старушки, обсуждали последние новости и повышение цен, они проводили взглядом девушку до подъезда, и после вернулись к беседе. Линда настойчиво набирала номер квартиры раз за разом, но никто ей не открывал. «Где ее носит?», - мысли прервала одна из женщин во дворе.

- Ты к кому моя хорошая? – заинтересованно спросила она.

- К Вите из пятой. Я уверена, она должна быть дома.

- Так ее уже несколько дней нет.

- Как? – удивленно спросила Линда.

- Так, она как ушла на прошлой неделе, до сих пор не приходила, - и снова вернулась к беседе с остальными старухами.

«Неужели, когда мы виделись с ней? – говорила про себя Линда, и не могла поверить. – Куда же ты исчезла? Хорошо, что мы успели обменяться дубликатами». Она прикоснулась жетоном к замку, и зазвучал победный гудок, дверь подъезда поддалась и, вход был открыт. Девушка сразу прошла по коридору к лифту, и уже через несколько минут стояла на пороге квартиры Виты, не решаясь пройти дальше. Но у нее оставалось не так много времени, чтобы выяснить, куда пропала подруга, и, осмотрев все комнаты, уже отчаялась найти следы или хотя бы какую-нибудь зацепку, которая укажет где искать. Если бы не разбитое зеркало на шкафу в коридоре, возможно тогда Линда бы просто ушла, вернулась не в хостел, а к себе в квартиру, и бредни старой гадалки остались неподтвержденными, но сейчас все изменилось. Это уже не сказки, а ужасающая реальность, и то о чем говорила мать, чего она так боялась, подбиралось к ней слишком быстро. Девушка уже собиралась уходить, как почувствовала дуновение ветра на себе, точь-в-точь как тогда ночью в своей квартире. «Неужели? Нет, я не смогу больше, я не выдержу, только бы не этот звук», - говорила про себя Линда, но вокруг была лишь тишина, детского голоса она так и не услышала, и второпях покинула страшное место. Решив не дожидаться лифта, девушка побежала по лестнице, перебирая в голове все возможные варианты развития событий, она не замечала, как пролеты сменяли друг друга. Буквально через пару минут Линда уже стояла на улице, старухи смотрели на нее, не отрывая глаз, и одна из них спросила:

- Милочка, ты как будто призрака увидела? Все в порядке?

Девушка была белее снега, не испуг, что-то совершенно иное завладело ею, не обращая внимания на окружающих, она быстрым шагом пошла прочь от этого, уже проклятого места. По пути Линда снова наткнулась на рекламу с деревьями в воде, надпись изменилась, вместо: «Все только начинается», было: «Тебя уже никто не спасет». Девушка протерла глаза, но, увы, ей не показалось. Спустившись вниз, она еще раз оглянулась, и, убедившись, что никто не следит, отправилась к месту временного пристанища. Путь домой был для нее закрыт на неопределенный срок, и, не смотря на слова гадалки, Линда уже сомневалась, что вообще захочет туда возвращаться.

9.

У хостела стояли несколько полицейских машин, огни сирен раскрасили соседние здания в красный и синий цвет, так что те стали похожи на внутренности калейдоскопа. Странно, что при всем этом не было никакой паники, сотрудники разговаривали между собой, и только один что-то записывал в своей папке. Линда подошла ближе, но ее остановили, и жестом пригласили подойти.

- Добрый вечер, майор полиции Риялов, - представился один из них. – А вам сюда нельзя, будем опечатывать.

- Я живу здесь, - после с испугом. – Что произошло?

- Пропажа, - почесав затылок, продолжил. – А вы давно заселились?

- Нет, только вчера.

- Так вы видели кого-нибудь перед своим уходом?

- Да. Я ушла утром, все было в порядке, - оправдывалась девушка. – На ресепшене молодой парень, светловолосый, и несколько постояльцев.

- Нам бы показания ваши записать, - протянул ей визитку. – Позвоните мне завтра, нужно встретиться. А сегодня отправляйтесь в другое место, здесь мы все закроем и заклеим выходы до выяснения обстоятельств.

- А что пропало? – переспросила еще раз Линда.

- Не положено, - улыбнулся полицейский. – Не имею права разглашать. Вам не стоит больше здесь находиться, можете идти.

«Но мне некуда идти, - подумала девушка. – Совсем некуда». Она развернулась и отправилась в ближайшую кофейню, чтобы хоть немного согреться, а Риялов вернулся к своим сотрудникам. Они еще какое-то время распределяли между собой реквизиты для опечатки, и обсуждали произошедшее. Кто-то был уверен, что все это одна большая шутка, кто-то предположил, что это заговор, и только Риялов еще сомневался, он был проницателен, поэтому сгоряча догадок не озвучивал. «В любом случае, владельца вызвали, он прилетит первым рейсом с Юга, тогда-то уже можно будет разбираться, и высказывать свои предположения, основываясь на общей картине происходящего», - говорил про себя майор.

Спустя несколько часов они закончили «наружные работы», все разместились по машинам и разъехались по домам. К полуночи вокруг хостела царила пустота, не было ни машин, ни людей. Весь украшенный желтыми лентами и белыми бумажками на дверях, будто в новогодних украшениях, нагонял лишь тоску. Линда не собиралась вламываться, обойдя здание вокруг, она обнаружила полуоткрытое окно, удача сегодня все же решила ей улыбнуться. Недолго думая, девушка залезла внутрь, включила вспышку на телефоне и стала осматриваться.

Странное совпадение, она узнала свою дорожную сумку в углу и книгу Геймана, оставленную на столе. «Удачно я решила проветрить комнату перед уходом», - улыбаясь, думала Линда.

Прежде чем переступить порог, девушка посмотрела по сторонам, фонарик не очень помогал различить что-то дальше, чем на пару метров, поэтому, пересилив себя, она пошла направо по коридору, вглубь здания. Тишина, которая стояла вокруг была неописуема, слышно было, как воздух выходит из легких и стук сердца, казалось, оно бьется так сильно, что задевает грудную клетку. Впереди из прохода светил тусклый красный свет, Линда вспомнила, работник хостела рассказал ей, что в душевой поставили стекла с багровой пленкой, и когда ночью включался фонарь над окном, все заливалось кровавым цветом. Она еще тогда обратила внимание на его странное сравнение, ведь не только кровь бывает красной, возможно он просто решил ее напугать, но как знать. Оставалось всего пару шагов, и девушка будет на месте, но внезапно сзади что-то хрустнуло, она остановилась как вкопанная и не могла пошевелиться.

- Тук-тук! Я уже здесь! – шептал детский голос. – Тук-Тук!

Линда задрожала, казалось «нечто» стоит рядом с ней, она хотела сбежать, как можно дальше, хотела провалиться сквозь землю, деться куда угодно лишь бы не находиться здесь. Сделав глубокий вдох, девушка задержала дыхание в ожидании действий. Казалось, что Нома не остановится на достигнутом, и использует еще козыри, кроме ужасающего детского голоса, но, так и не дождавшись, Линда выдохнула, и с осторожностью пошла дальше, жаль, оказавшись в душевой ей, не полегчало. Все вокруг было залито водой, и комната переливалась красным и желтым светом, теперь стало понятно, почему работник так категорично охарактеризовал эту комнату. Цвет действительно кровавый, будто все здесь было залито разбавленной жижей, и возможно где-то из кабинок лежит труп – виновник всего это безобразия. Когда девушка закончила рассматривать полы и стены, взгляд ее переместился на раковины и зеркала, она больше не могла себя сдерживать, изо рта вырвался пронзительный, истерический крик.

- Мы с вами не договаривались!!! – не унималась Линда. – Почему ты преследуешь меня??? Чего хочешь??? А вы прекратите, я вас не просила следить за мной!!! Хватит показывать то, чего нет, я уже поняла сама! Прекратите!!!

Все зеркала, кроме одного, «украшали» огромные трещины, и когда девушка выкрикнула в последний раз, треснуло и оно. Линда смотрела на себя, и не могла поверить: кудри распустились, глаза потускнели, там, в отражении был совершенно чужой человек.

- Тук-тук! Я тебя вижу! – прошептал голос. – Тук-тук!

Линда в зеркале улыбнулась, а настоящая потеряла дар речи, с криками она бросилась прочь из душевой, но комнату покинуть так и не смогла. Девушка почувствовала, как что-то схватило ее за ногу и потянуло вперед, упав на пол, она ощутила сильную боль по всему телу, а затем все померкло.

10.

- Девушка, очнитесь! – Риялов слегка хлопнул ее по щеке. – Ты жива?

Линда понемногу приходила в себя, над ней наклонился майор, и когда она открыла глаза, на его лице, на мгновение, появилось выражение облегчения. Он помог ей подняться, и после вывел на улицу. Пока они проходили по коридору из комнат выглядывали прибывшие обратно жильцы, и провожали взглядами. Риялов дал ей покрывало, достал с заднего сидения бутылку воды, и протянул со словами:

- Вам бы поспать.

- Угу, - буркнула под нос девушка, и глотнула воды.

- Вы же понимаете, что совершили преступление? – надменным голосом говорил майор. – Проникли на частную территорию, напугали постояльцев хостела, и чуть не убились к тому же.

- Там ведь не было людей, все исчезли, - оправдывалась она. – Вы сами сказали мне.

- Да, но мы во всем уже разобрались, - успокоил Риялов. – Владелец быстро нашел своего работника, бывший наркоман, что с него взять. В одном из притонов спал, после очередной вечеринки, а жильцам сказал, что в здании дезинфекция.

- С трудом верится.

- Согласен, - улыбался он. – Я тоже впервые с таким столкнулся, на службе уже больше пяти лет, а все удивляюсь и удивляюсь.

- И что теперь? – дрожащим голосом обратилась девушка. – Вы меня посадите?

- Следовало бы, но… - на секунду он задумался. – Не сегодня, вы явно не похожи на преступницу, так что отложим на другой раз.

- Сомневаюсь.

- Надеюсь на это, - майор поправил фуражку и продолжил. – Что ж мне пора ехать. А вам стоит наведаться к врачу, и хорошенько отдохнуть.

- Спасибо.

Линда сняла покрывало и отдала Риялову, а сама пошла обратно в хостел. Всего на секунду обернувшись, взглянула на небо, рассвет был прекрасен, как никогда. Она улыбнулась и скрылась за дверью.

Уже в комнате девушка собрала вещи, после присела на стул и попыталась вспомнить события этой ночи. Она не могла поверить, что все это возможно, кошмарный сон в мгновение превратился в жуткую реальность, и теперь ее жизнь кардинально изменилась. Линда не знала, что делать дальше, но первым делом решила вернуться домой, чтобы прийти в себя. В телефоне не было пропущенных звонков, только одно непрочитанное сообщение: «Дорогая, я вернулась, надеюсь, не потеряла меня. Я была на побережье, оставила тебе небольшой подарок у квартиры. Так что, возвращайся скорее домой. Увидимся еще».

11.

Подарок действительно ждал на коврике, у двери лежала почтовая открытка, нарисованные деревья в воде, были очень похожи на те, что видела у метро. Линда повернула ключ в замочной скважине и вошла внутрь, она почувствовала, как по телу расплылось тепло, самопроизвольно на лице появилась улыбка, ей действительно стало немного легче, пока…

…пока, она не прочитала, что было в открытке: «Ты следующая».

Всего два слова перечеркнули все хорошее. Линда не хотела верить, и надеялась что это просто злая шутка, Вита, решила разыграть, но взгляд переместился дальше по комнате, и остановился на треснувшем зеркале. Из глаз потекли ручьи, и девушка не могла справиться с собой, силы на исходе, и, казалось, когда вернулись люди в хостел, и Вита написала, все должно было прекратиться, как же она ошибалась. Слабость и отчаяние в мгновение сменились на дикую, неконтролируемую злость, Линда подошла к разбитому зеркалу.

- Ты так просто не получишь меня, - грозно сказала девушка, и сняла его со стены.

Спустя несколько минут, она вышла с ним во двор и проследовала к свалке перед гаражами. Линда уже готова была его выбросить, как увидела темную фигуру, выглядывающую из-за угла, она испугалась, но виду не показала, и, поставив рядом с кирпичной стеной зеркало, направилась в сторону наблюдателя. Издалека сложно было разобрать, кто следил за ней, поэтому девушка решила, во что бы то ни стало узнать это.

Линда раньше не была здесь, но пока шла следом, заметила последовательность всех поворотов, казалось, что это не гаражи вовсе, а чертовски огромный лабиринт. Фигура двигалась очень быстро, и девушка еле успевала за ней, она едва улавливала взглядом исчезающий шлейф за поворотами, он и помогал не упустить из виду объект преследования. Долго ходить не пришлось, и вот она уже оказалась в самом сердце этой запутанной дорожки. Линда остановилась и увидела пустую площадку, посередине, спиной к ней, стояла фигура в черном, с ее стороны послышался до боли знакомый голос:

- Тук-тук! Вот ты и здесь! – шептал он. – Тук-Тук!

Странно, но Линда уже не чувствовала страха, казалось, что сейчас у нее внутри пустота и никаких мирских ощущений она больше не сможет испытать, это продлилось несколько секунд, пока фигура не обернулась. Ужас, смятение, отречение – чего только она не приняла на себя за это короткое мгновение, и больше не смогла сдвинуться с места. В черных одеяниях была девушка, точная копия Линды, но лицо искажено трещинами, а рот разорван, и похож на отвратительную, улыбчивую гримасу.

- Мы не знакомы лично, но тебе уже поведали обо мне, - хриплым голосом говорила она.

- Нома, - еле слышно прошептала девушка.

- Верно, можешь не стесняться. Я тебя не укушу - улыбнулось «нечто», и продолжило. – Пока…

- Что тебе нужно от меня? – испуганно кричала Линда.

- От тебя? – истерически смеясь, выдавила Нома. – Ничего. Мне нужна ты. Вся ты. И я тебя получу, ожидание было слишком долгим, поэтому прекратим бессмысленный разговор. Подойди ближе.

- Нет! – бросила она, и побежала в обратном направлении, подальше отсюда.

- Тебе не отвертеться, все уже готово.

Линда не услышала последних слов Номы, она просто бежала изо всех сил, как можно дальше. Сложно было скрыться от существа из другого мира, но попытаться стоило, и этот маленький шанс таил надежду в сердце прокаженной бедняжки. Она снова почувствовала холодное прикосновение к ноге, ее резко потянули вперед, и девушка упала на землю. Черная фигура накрыла ее полностью, и снова этот детский шепот стоял в ушах, так отчетливо и громко:

- Тук-тук! Ты теперь моя! Тук-тук!

Далее последовал не менее отвратительный звук, хруст, он был таким настоящим, что Линда никак не могла понять то ли это кости ломаются, то ли Нома пытается ее напугать. Боль становилась невыносимой, и темнота поглощала девушку, когда вокруг уже невозможно было что-либо различить, она закрыла глаза. Еще какое-то время продолжалось это отвратительное действо, но, неожиданно, все прекратилось, как будто одним нажатием, пленку отмотали к началу. Линда стояла на площадке в паре метров от Номы, лицо ее осыпалось и трескалось, зато у второй оно восстанавливалось. Когда все закончилось, они еще раз взглянули друг на друга, и «нечто» в облике прекрасной молодой девушки заговорило:

- Я же тебе говорила, - засмеялась Нома. – Вот теперь ты моя, вся моя.

- Нет!

- Ты привыкнешь! Рано или поздно!

- За что? – сквозь слезы выпытывала девушка. – Что я тебе такого сделала? Прошу, просто ответь.

- Не стоило тебе сюда приходить, лабиринты не приводят ни к чему хорошему, и спастись в них практически невозможно. Горе тому, кто решится испытать его на прочность, - хрипело «нечто». – А главную ошибку ты совершила в самом начале, открыв дверь незнакомцу.

- Но я не делала этого, - оправдывалась Линда. – Никого не впускала, и не видела незнакомцев.

- Лжешь! – ее глаза налились кровью. – А как же та ночь? Кто, думаешь, стучал тогда в твою дверь? Если ты чего-то не видишь, не значит, что этого нет.

- Нет, - молила она. – Прошу отпусти меня.

- Зеркала предупреждали тебя, - не унималась Нома, – но разве ты их слушала?! Глупая девчонка!

Нома прикоснулась к лицу Линды, и снова послышался треск, все вокруг погрузилось во тьму. Последним, что услышала девушка, было:

- Тук-тук! А меня здесь уже нет! Тук-тук!

12.

Линда открыла глаза и огляделась, Нома исчезла. Вокруг ничего не изменилось, солнце пряталось за облаками, окрашенными в серо-синий цвет, и, казалось, что вот-вот пойдет дождь. Она поднялась с земли, и побежала к началу лабиринта.

Зеркало пропало, как и надежда на спасение, и теперь ей ничего не оставалось, кроме как вернуться домой и ждать скорой гибели. Другого исхода Линда не видела, думала, что Нома хочет еще поиграть с ней, прежде чем придушить. Во дворе никого не было, хотя обычно в это время, ни одной свободной лавочки не найдешь, на площадке дети, а у подъездов старушки обсуждают всех вокруг. Девушка уже подходила к подъезду, как вдруг увидела незнакомку, качающуюся на качелях. «Белый свитер, прям как…», - сама же перебила свои мысли Линда, и еще раз присмотрелась. Убедившись, что ей не кажется, она с криками бросилась к ней:

- Вита, - звала изо всех сил. – Вита, это я. Линда.

Но та будто не слышала ее, и только когда девушка подошла и прикоснулась к плечу, обернулась. Линда не верила свои глазам, искаженное лицо Виты, было еще страшнее, чем у Номы. Первое, что они сделали – это обнялись, от безысходности слезы покатились рекой из глаз, две маленькие девочки, брошенные и обманутые, остались совсем одни в этом жестоком мире. Долго еще так стояли и плакали, больше ничего не оставалось, не к кому пойти, не от кого ждать помощи. Но все же шанс был, не могло все вот так просто закончиться. Линда похлопала по спине подругу, предложила сесть, и первой спросила:

- Что с тобой случилось?

- Нома меня обманула, и забросила сюда, - сквозь слезы выдавила Вита.

- Куда? – недоуменно, спросила Линда. – Мы ведь дома, ты чего?

- Мы совсем не дома, ты разве не видишь? Она забрала тебя, твое настоящее: судьбу, жизнь и душу, - схватила ее за кофту обеими руками. – Нас больше нет, Линда! Ты понимаешь?! Это нереальный мир, это ее тюрьма для прокаженных.

- Но, здесь все настолько реально, - доказывала она. – Как она смогла лишить всего так быстро?

- Ты так ничего и не поняла? – кричала Вита. – Нома – это гадалка Мао, или Мао – это Нома, без разницы. Она просила заговаривать зеркала не просто так, ведь через них она питается. Стоит договориться с одним, как все остальные начинают высасывать из тебя все живое, все настоящее, а когда остается всего пару капель, приходит ее дочь, и заканчивает начатое.

- Но почему они сразу не убивают? – не понимала Линда.

- Не знаю, этого я еще не разгадала, и боюсь, что уже не найду ответов, - грустно бормотала под нос подруга. – Да и стоит ли?

- Стоит, - уверенно сказала она. – Знать бы, можно ли выбраться отсюда?

- Можно, - качая, головой сказала Вита. – Если сделать все в точности, как Нома, когда впервые появилась.

- Что? – с ужасом выпалила Линда. – Нет, ни за что. Я не лишу никого жизни, ради спасения.

- Вот и я не смогу, - согласилась подруга. – Хоть это и единственный шанс.

Они еще какое-то время сидели молча, Линда побоялась спросить, откуда Вите столько известно, и решила отложить разговор на время.

13.

За годы, проведенные в тюрьме Номы, Линда встретила тысячи прокаженных, всех их обманули и сослали сюда существовать вне времени, зная, что можно спастись ценой чужой жизни. Не мудрено, что люди разделились на два лагеря: те, кто не мог решиться на этот страшный шаг, и те, кто без капли сомнения отправляли в забвение никому не повинных бедолаг. Участь выбора настигла и подруг, они долго сомневались, разговаривали, подсчитывали плюсы и минусы, и, в конце концов, сделали свой выбор, жаль, что их мнения разделились.

Стук в дверь… Тишина… Еще раз…Удача!

В квартире послышались шаги, недолго думая:

- Тук-тук! Это я! – прошептала девушка тоненьким голоском, почти детским. – Тук-тук!

Долгая пауза, но она все же дождалась заветного щелчка, замок был открыт и дверь отворилась. Внутри никого не оказалось, решив, что это обратная реакция, и человек, существующий в реальности, не может присутствовать здесь, девушка вошла. Вход был завешан шторами, отодвинув их, она прошла дальше и ужаснулась, это была не квартира, а комната Мао. Гадалка сидела за столом, ее глаза горели красным, а губы растянутые в уродской улыбке, обнажали острые, как лезвие зубы. Она облизнулась, и заговорила хриплым голосом:

- Присядешь? – показала рукой на стул напротив. – Нет? Ну как хочешь. Ты меня удивила, думала увидеть твою подругу, но ты ее опередила, как неожиданно.

- Замолчи! – отрезала Линда. – Мне это нелегко далось, но теперь я свободна и ты не сможешь ничего со мной сделать.

- А вот тут ты ошибаешься, - засмеялась Нома. – Твоя подруга хорошо сыграла, как надо, хоть я и сомневалась в ней. Теперь в качестве помощницы, она останется там навсегда.

- О чем ты?

- Было два варианта, либо Вита подводит тебя к выбору, либо сама приходит ко мне, - разводя руки. – Как видишь, пришла ты. Значит, ее работа выполнена и все сработало, как нужно.

- Нет, - категорично ответила Линда. – Я знаю, как спастись, и ты не сможешь мне помешать.

- Да? – удивленно спросила Мао. – Что-то я очень в этом сомневаюсь, а знаешь, в чем сомнений нет? В том, что мы сегодня очень вкусно поужинаем, твоя заляпанная душонка будет, кстати, пойдет на десерт.

- Это невозможно, у меня нет души!

- Ошибочка, - отрицательно покачала головой гадалка. – Вита убедила тебя, что ее нет, но она все еще внутри, поверь. Чистую мы съесть не сможем, но ты изрядно постаралась запятнать ее, и за это тебе отдельная благодарность.

- Но ведь я никого не убила, - пыталась оправдаться Линда. – За дверью была ты, разве нет?

- Все верно, но ты решилась на это. Ты готова была оставить гнить в тюрьме, невинного человека, - говорила она. – И еще раз, спасибо. Мы так голодны.

- Нет, - прошептала девушка. – Этого не может быть.

- Не кори себя так сильно, ты побила рекорд, - и почесала подбородок. – Дольше всех продержалась, остальные сдались раньше, и месяца не выдержали. Правда, были слегка сыроваты, а ты уже вполне готова и подрумянилась. Мммм…

- Я хочу вернуться, - уверенно сказала Линда.

- В тюрьму я тебя больше не отправлю. Нет, нет.

- В реальный мир, - поднялась с места и наклонилась над Мао. – Как мне это сделать? Всегда есть шанс.

- Ты права, он есть, - посмотрела в глаза девушке. – Не буду скрывать, все очень просто. Назови мое имя, и будешь свободна.

Линда отпрянула, и не могла понять, почему она спросила именно это. Все же знают ее имя, но при этом, еще никто не смог уйти живым. Повисла пауза, Мао скалила зубы и ухмылялась, как будто знала все наперед, а девушка смотрела ей в глаза, пытаясь найти в них ответ. Красные огни поглощали ее, казалось, она уже приступила к трапезе, и ничего нельзя сделать. Последний рывок, собрав всю силу в кулак, Линда прокричала:

- Нома!

- Что? – Мао рассмеялась, и стала бить по столу в истерике. – Что кричишь? У меня со слухом проблем нет или может, ты заклинание произносишь?

- Тебя ведь так зовут, - доказывала Линда. – Ты должна меня теперь отпустить.

- Да? – снова взрыв смеха, еще сильнее, чем в прошлый раз. – Ой, ну перестань. Нет сил уже. Фух, правда, рассмешила, как следует.

- Прекрати, - кричала девушка.

- Хорошо, хорошо, - успокаивающе сказала Мао. - Меня зовут иначе, а это имя я придумала пару веков назад.

- Но… Как же… Я… - бормотала она.

- Не переживай, все закончится быстро, - гадалка похлопала по плечу, и указала на стену позади. – Ступай, она уже ждет тебя.

- Кто она? – с испугом спросила девушка.

- Мое продолжение, - улыбаясь, говорила она. – Вы виделись в лабиринте.

- Твоя дочь, - вспомнила Линда.

- Да, ты наблюдательна, - погладила по голове девушку, и продолжила. – Она уже не выглядит, как раньше, шрамы исчезли благодаря тебе.

- Прошу, - слезы скатились по щекам. – Отпусти меня.

- Не плачь, ступай, - повторила Мао. - Я скоро к вам присоединюсь, только дождусь еще несколько прокаженных, ужин сегодня у нас праздничный.

Линда прошла мимо занавесок, минула коридор и оказалась перед дверью, но как только она занесла руку над головой, чтобы постучать, услышала шаги в комнате, а затем детский голос:

- Тук-тук! Я тебя уже давно жду! Тук-тук!

Петли заскрипели, но кроме двух красных огоньков и белых, острых, как бритва зубов, внутри ничего не было видно. Линда переступила порог, и исчезла во тьме. Спустя несколько минут, дверь захлопнулась.

+1
271
08:33
Повествование местами становится сумбурным, будто история спешит и рассказывается взахлёб. Корявости тоже достаточно. Проблема с запятыми и штампами. Но!
Сама история вполне приличная, интересная. Концовка мрачная.
Есть ряд вопросов:
— Роль профессора не ясна. Он просто выслушивает её на своих коротеньких сеансах, и все. Эта часть вообще не играет роли (с кошмарами и визитами к аналитику)
— Хостел. Неужели из-за пропажи сотрудника-наркомана будут опечатывают целое помещение? С какой стати сотрудник любезничал с Линдой, рассказывая про кровавое стекло в ванной? И да, это не единственный хостел в городе, так что Линде вполне было, куда отправиться.
— Вита… Ну, тут как-то вообще… Получается, что она дала адрес Мао ДО того, как Нома её похитила, а следовательно, Вита ничего не знала. Такое совпадение притянуто за уши.
— Начало истории. Про маму-ведьму. Оно вообще к чему? Только чтобы объяснить нелюдимость девушки?
— Ну, и так, по мелочи. Про бомжей, которые каким-то образом мешают градостроителям. Про закаты и рассветы, которые должны были сыграть, но не смогли.
За идею плюсик поставлю. )
Загрузка...
Mikhail Degtyarev