Светлана Ледовская №1

Первооткрыватели

Первооткрыватели
Работа №304. Дисквалификация за некорректное голосование

Дима проснулся ровно в десять часов утра, его разбудило неприятное пиликанье будильника. Всё тело ломало от неизвестно откуда взявшейся усталости – вчерашняя дорога до лагеря на вездеходах хоть и была долгой, но не требовала абсолютно никаких физических усилий. По прибытию, молодой человек первым делом сдал свой смартфон, как того и требовал контракт, да и всё равно в здешних дебрях не было никакой связи и интернета. Потом Дима познакомился со своей командой, с которой ему предстоит необычное, но высокооплачиваемое путешествие в параллельный мир.

Да, ни много, ни мало, а в самый настоящий параллельный мир.

В то время, когда космос всё ещё оставался загадкой, и человеческая нога ещё не вступала на поверхность ближайшей планеты, российские учёные, оказывается, смогли открыть великое множество параллельных миров. Всё было бы очень смешно, если бы не было так серьёзно. Повышенная секретность, длительная подготовка и солидный аванс. А в случае успешности проекта, то и всемирная слава.

Конечно, существовал огромный риск, но так ли это важно в двадцать три года, когда кажется, что великие дела и открытия заждались именно тебя?

Дима не сомневался, когда ему представился такой шанс использовать свой диплом лингвиста в такой безбашенной спецоперации по освоению параллельного мира. Тем более ни семьи, ни стабильной работы у него не было, зато было много энтузиазма и энергии, которая в это солнечное утро куда-то подевалась. Возможно, это и есть то самое «предстартовое» волнение? Хотя ожидание результатов открытия мира могло растянуться на несколько месяцев, но Диме ещё вчера что-то подсказывало, что он попал с корабля на бал…

Парень привычными жестами попытался найти свой телефон у изголовья кровати, но быстро вспомнил, что уже почти сутки ему запрещено иметь связь с внешним миром. Пришлось подниматься с постели без привычного мониторинга соцсетей.

Шаркающими шагами от сильной боли в ногах он проследовал в душ. Индивидуальный контейнер, где он жил, со стороны выглядел обычной железной коробкой с двумя окнами, но внутри всё было очень комфортно и суперсовременно, что в очередной раз не позволило Дмитрию сомневаться в серьёзности авантюры, в которую он ввязался. В лагере, где-то в самой глуши леса, было много таких контейнеров. Тут был и главный штаб, и многочисленные исследовательские лаборатории, санчасть, и индивидуальное жильё, где отдыхала перед экспедицией его команда. Команда, с которой Дмитрию придётся пережить самое главное приключение в своей жизни, о котором он будет рассказывать своим внукам, если, конечно, с этого события будет снят гриф «совершенно секретно».

Принесли питательный завтрак, и Дима размеренно и с удовольствием поел, после чего облачился в выданную специально для путешествия удобную униформу и пошёл в штаб, на сбор.

Для экспедиции требовалось восемь человек. Трое солдат, для охраны экспедиции; двое учёных, в чьи обязанности входил сбор всевозможных образцов для исследований; врач, который в отсутствии работы по специальности, должен во всём помогать учёным; командир-координатор операции (эти функции исполняла симпатичная девушка Лера) и лингвист Дима. В обязанности лингвиста входила необходимость установить связь с представителями других цивилизаций, если того потребует ситуация. Но, как сказала Лера, вряд ли Диме представится такая возможность, ведь наткнуться на инопланетный разум в этой краткосрочной экспедиции слишком мало шансов. Поэтому в его обязанности будет входить лишь фотофиксация всего происходящего. В общем-то, у Дмитрия была самая простая функция в этом непростом деле, но он не жаловался.

В штабе было шумно, почти вся команда уже находилась в полной готовности, не хватало только присутствия командира и врача экспедиции. А шум был связан с эмоциями по поводу того, что ночью пришёл результат с исследованиями открытого мира, и результат был положительный. То есть воздух там есть, вредоносных факторов нет, значит, уже сегодня нужно будет попасть в чужой мир и начать первые исследования. Что ж, оно было к лучшему – действие лучше ожидания неизвестности.

Как только первые эмоции утихли, учёный, открывший параллельные миры, Олег Рубинович Гжельский, спокойно закончил свою речь простыми, но имеющими отклик в сердцах словами о важности дела, в котором все должны быть единым целым, понимая важность предстоящей экспедиции. Так же было озвучено время сбора у места разрыва миров.

После этого учёный, возраст которого Дима так и не смог самостоятельно определить, ушёл, оставив молодого человека в лёгком недоумении. Ещё вчера он хотел как можно дольше поговорить с высоким и статным мужчиной, которому могло быть от сорока до шестидесяти лет, о том величайшем открытии, которое ему удалось совершить, но, видимо, и сегодня это не представлялось возможным. Олег Рубинович был сдержан, немногословен, и умело прятался в лабиринтах жилых контейнеров и лабораторий. Зато его молодая помощница Лера, которая была командиром их исследовательского отряда, без удовольствия, но достаточно подробно ответила на все вопросы Дмитрия. Но парню этих ответов было недостаточно, хотя всё, вроде бы, было ещё изучено на специально подготовленных для него курсах. Слишком просто преподносили ему информацию о столь сложном открытии, поэтому вопросов становилось только больше. Но, может быть, после обнародования для общественности результатов экспедиции, многие вопросы отпадут сами собой.

Лера, которую все почему-то считали дочерью Гжельского, пришла в штаб, когда учёный покинул помещение. С ней пришла и немного опоздавшая на общий сбор Катя, что исполняла функцию врача в экспедиции.

Лера сегодня была очень серьёзной и задумчивой, впрочем, как и вчера. У белокурой девушки, что была ровесницей Дмитрия, была чёрная повязка на левом глазу, что не портило её внешности, но придавало ей некоторой агрессивности. Никто не решался спросить о том, что же с ней когда-то случилось - девушку уважали и немного побаивались, несмотря на возраст. Лера привезла целую тележку с оборудованием и оружием. Дело действительно подошло к кульминационному моменту.

- Лера, вот ты скажи мне всё-таки, - обратился к командиру самый старший член команды, исполняющий функцию охранника. – А если там реально засада, как мы все вместе сможем оттуда свалить?

- Виктор! - официально строго обратилась к охраннику девушка-командир. – Если ты хорошо усвоил обучающую программу, то у тебя не должно возникать таких вопросов. У тебя ещё есть возможность отказаться.

- Вить, ну ты чего! - подтолкнул локтём крепкого мужчину другой охранник, немного его младше. – Первый раз что ли выступаешь в роли пушечного мяса?

- Лёха, помолчи, - тяжело сосредотачиваясь на своих мыслях, сказал Виктор. – Нас учили, что в случае засады мы должны быстро открыть портал своими ключами. Это может сделать и кто-то один. Но нам всем могут просто не дать добраться до якоря!

- Да, логично! - согласилась Лера. – И это почти нереально сделать быстро. За это время надо принять лекарства, хоть как-то оценить обстановку, собрать оружие для отражения атаки и добраться до якоря.

- Но ты же тоже тогда погибнешь! Все погибнут в случае грамотной засады, – пришёл к своему выводу Виктор.

- Тебя это пугает? – с вызовом посмотрела на оппонента Лера. – Меня не пугает, я осознаю риск. Об этом стоило подумать на обучении, а не сейчас. Я не признаю трусость на последнем рубеже. В конце концов, шансы встретить разумную жизнь крайне мало.

- Витя, да она тебя оскорбила, - ухмыльнулся Алексей, который уже был знаком с Виктором задолго до этой операции, они вместе служили. – А зачам нам тогда лингвист?

- Меня ничего не пугает, - после тяжёлой паузы сказал Виктор. – Я просто думал, что ты не осознаёшь всей серьёзности…

- Думать надо своевременно, - сказала Лера, начав вытаскивать из тележки небольшие коробки и выкладывать их на стол перед всеми. – Вряд ли этот мир представляет из себя осознанную опасность. Скорее всего, там существуют только примитивные формы жизни. Приборы показали, что атмосфера там пригодная для нас, среда не агрессивная, радиация в пределах нормы, воздух немного разряжен, но своевременные инъекции решат все проблемы перехода. Оставшийся час рекомендую посвятить отработке навыков быстрого сбора оборудования, которое я сейчас раздам. Проверьте всё и распишитесь в ведомости, напротив своей фамилии. Те, кто хочет отказаться от экспедиции, должны сделать это сейчас.

Виктор промолчал, а Лёха только ухмыльнулся.

- Что я, дурак что ли! – сказал он. – Отказываться от таких денег!

- Ага, только деньги и никакой науки! – язвительно сказал Кирилл. Казалось, он давно хотел вмешаться в разговор какой-нибудь остротой. В этой экспедиции он был главным учёным. Ещё вчера он показал самый худший результат из всех по времени сборки личного оружия, но зато свои измерительные приборы он мог собрать и с закрытыми глазами.

- Слушай, Кир, - пододвинулся к товарищу Виктор. – Премия у нас одинаковая, только ты учёный, а я солдат. Я отвечаю за твою безопасность, и я бы твои речи про науку прекрасно бы понял, если бы ты отказался от своей премии. Ради этой своей науки. И я тоже здесь ради денег, и не скрываю этого.

- Вот, думаешь, Гагарин думал тогда о деньгах? – не унимался Кир.

- Я не Гагарин, - голос Виктора стал грубее. – У меня даже фамилия не такая прикольная. Но я хотя бы физиономей вышел, а вот ты нет.

- В смысле? – не понял Кир. – У меня что-то с лицом?

- Обязательно будет у тебя что-то с лицом, если ты не прекратишь пустые разговоры.

Язвительность Кирилла куда-то пропала. Он первым получил индивидуальный набор от Леры. Все предметы были в разобранном виде, и молодой человек тут же принялся в сотый раз собирать и разбирать приборы, оттачивая навыки и проверяя работоспособность.

А нужно это было из-за того, что все сложные механизмы при переходе в другой мир по неизвестной причине приходили в негодность, поэтому всё приходилось приносить туда в разобранном виде. В наборе имелись защитные очки, компактный распиратор, который так же был разобран, но Олег Рубинович уверил всех, что он в этой экспедиции не понадобится. Так же в наборе было десять инъекций, которые позволяли организму адаптироваться к чужому миру. Инъекции имели очертания и размер обычной шариковой ручки, но были крайне необходимы в этом путешествии. Что было в их составе, никто не знал, это была секретная информация. Первую инъекцию жизненно необходимо было делать сразу после перехода. Вторую через минуту. Третью через три минуты, остальные - при необходимости. Далее в наборе шло оружие. Тоже в разобранном виде. У всех, кроме солдат, были пистолеты. У охраны же имелись автоматы и солидный запас патронов. У каждого члена команды исследователей были кварцевые наручные часы, что тоже необходимо было собрать для ориентации по времени. Это было крайне необходимо, ведь задерживаться в чужом мире больше, чем на час очень опасно для организма человека. Так же у каждого в наборе был ключ. Обычный крепкий металлический ключ, подходящий только для замочной скважины якоря, который бы и открывал для всех обратный портал. У учёных имелись различные простые приспособления для взятия проб грунта и образцов растений. А у Леры и Дмитрия так же были простые для быстрой сборки приборы для видео и фотофиксации окружающей обстановки.

Что же касается самого якоря, то это был массивный, кубообразный и очень дорогостоящий прибор, который запускался с помощью специально построенной для этого случая гаубицы со стометровым дулом диаметром около двух метров. Уникальность этого якоря была в том, что он мог разорвать пространство и время, открывая портал в другой мир. Якорь оставался в чужом мире, отдавая через специальный канал связи простые сигналы о той обстановке, в которой оказалось устройство. Этих данных было недостаточно для полноценного исследования мира, но было хотя бы понятно, стоит ли туда соваться вообще. Как это было изобретено Олегом Рубиновичем, никто не знал. Но устройство работало. При разрыве оно приходило в негодность, но за некоторое время оно могло самовосстанавливаться, и присылать короткий отчёт о том месте, куда попал якорь. Ходили слухи, что Олег Рубинович, меняя координаты, делал несколько таких запусков, но без очного присутствия человека создать полную картину открытого мира было невозможно, а различные приборы были пока для это не готовы. Людей в новый мир посылать выгоднее, чем дорогостоящие, самовосстанавливаемые механизмы, на разработку которых требовалось неимоверно огромное количество времени и средств. После обратного прорыва пространства якорь навсегда оставался в чужом мире отработанной кучей хлама.

Каждый получил свои наборы и оружие, проверил готовность и вновь разобрал все механизмы. Времени оставалось ещё много, поэтому каждый настраивался как мог. Улыбчивая шатенка Аня, участвовавшая в экспедиции в качестве учёного, сосредоточенно пыталась научиться быстро собирать пистолет. Она делала это лучше своего коллеги Кира, потому что ей помогал оттачивать мастерство Виктор. Было заметно, что девушка нравилась мужчине, и ещё вчера они много времени провели в непринуждённой беседе.

Другие мужчины начали играть в карты. Громкоголосый Алексей что-то постоянно комментировал, с азартом швыряя карты на стол. Его коллега, третий охранник в экспедиции, которого звали Паша, был, как всегда, спокоен и немногословен. Он, в отличие от Алексея и Виктора, вызывал больше уважения у Димы, который тоже не отказался от игры в «подкидного». Врач Катя тоже согласилась скоротать время за колодой карт, её вообще мало интересовала подготовка оборудования – её аптечка практически не требовала каких либо отдельных манипуляций, зато в ней лежали дополнительные инъекции, которые могли потребоваться, если кому-то станет слишком плохо при переходе в параллельный мир. Кир отказался от участия в азартной игре, сосредоточившись на проверке своей амуниции. После двух коротких партий, в игру влез Виктор.

- Ребята, а что зря играете-то? – сказал он.

- На деньги играть нам запретили же, - усмехнулся Лёха, который вчера предложил устроить чуть ли не мини-казино, за что получил выговор от Леры.

- Какие деньги! - отмахнулся Виктор. – Тут дело в другом! Представляете, какая честь первым вступить на чужую землю? Представляете, не? Вот все помнят Нила Армстронга? Он первым на Луну наступил. Ага. А как звали остальных, помните? И я не знаю их имён. И здесь так же. Этот пункт в инструкции самый нелогичный! Вот там сказано, что первым идёт лингвист, но я не согласен!

- Правда, не справедливо! – согласился Паша.

- Да! – подхватил Алексей, обратившись к Лере. – Ведь сама же говорила, что инопланетян встретить шансов практически нет!

- Инструкция разработана не просто так, - сказала Лера. – Всё предельно обосновано!

- Так обоснуй! – крикнул, улыбаясь, Лёха. – Придёт к инопланетянам Дима, такой, скажет им: «здрасьте, как дела?» И они его сразу поймут!

- Ага, и бластером в глаз, - поддержал Виктор. – Пиу-пиу!

- Мы требуем пересмотра этого пункта, - сказал Лёха.

- Я тоже так думаю, - поддержала парней Аня. – Ведь, по сути, самый бесполезный человек в экспедиции будет первым, чьё имя будет написано в учебниках.

- Но у нас есть ещё и Катя, - встрял в разговор Кир. Он мало с кем смог сдружиться, а с врачом вовсе поругался во время вчерашнего спора про какую-то околонаучную ерунду.

- Эй, - возмутилась брюнетка. – Я могу не допустить тебя до экспедиции, выглядишь ты… больным!

- Прекратили спор, - строго сказала Лера.

Её голос был тихим, но все, кроме Кира, её услышали.

- Вообще, - продолжил мысль Кир. – Мне всё равно, кто первый выйдет в открытый мир. Мне важно выполнить свой долг!

- Ценю твоё здравомыслие, Кирилл, - сказала Лера. – А остальным я запрещаю спорить по этому поводу. Первым идёт Дмитрий.

- Умоляю! – воскликнул Виктор. – Пожалуйста, строгая ты наша владыка душ грешных, услышь нас! Ребята, вы меня поддержите? Гадская несправедливость! Мы сами должны выбрать, кто будет первым! Давайте сыграем за это право в карты! Кто вытянет туз, тот идёт первый! Если будет несколько тузов, значит, эти люди между собой вновь разыграют это почётное право, которое выпадает раз в жизни! Раз в жизни, Лера, пойми, пожалуйста, нас!

Штаб наполнился возгласами одобрения.

- К чёрту, - тихо сказала девушка, поправив повязку на глазу. Показалось, что командир дал слабину.

- Кто испытает судьбу, чьё имя войдёт первым в историю? – принялся тщательно перемешивать колоду Виктор.

Все, кроме Кира и Леры, согласились вытянуть свой «счастливый» билет из потрёпанной колоды.

Виктору и Дмитрию выпали тузы.

Колода тут же была вновь перемешена Алексеем и оппоненты взяли свои карты. У Димы вновь был туз, а у Виктора червовая шестёрка. Проигравший мужчина громко выругался, сильно расстроившись.

- Знаешь, это действительно несправедливо, - сказал Дима. На него будто свалилась какая-то ответственность и вина за такую удачу. – Я отдаю право быть первым тебе.

- Спасибо, от души - Виктор с силой пожал худую ладонь парня. Казалось, он был счастлив.

- Хорошо, - неожиданно добродушно сказала Лера, которая внимательно следила за игрой. – Остальная очерёдность в силе. Через десять минут все собираемся у разрыва.

Девушка первой вышла из штаба, за ней последовал отягощённый неизвестно откуда взявшимся волнением, Дима.

Лера достала сигареты, чиркнула спичкой, крепко затянулась. Парень посмотрел на неё, и ему показалось, что он тоже хочет покурить, или даже выпить. Захотелось сделать много всего, не хотелось только в параллельный мир.

- Почему ты отдал своё право быть первым? – спросила девушка без какого-либо видимого любопытства.

- Не знаю, - ответил Дима. – Не хочется быть выскочкой.

- Ты везучий, - как-то странно, будто вкладывая глубокий смысл в слова сказала Лера. – Нет ощущения «дежа вю»?

- Нет, откуда ему взяться? – удивился парень.

- Ниоткуда. Береги себя.

- И ты себя береги, - парень очень сильно старался поддержать разговор.

- Как скажешь, - просто сказала Лера, выбросив на вытоптанную землю сигарету.

* * *

Разрыв находился на опушке леса. Большой шрам на пространстве, светящийся ядовито-красным, переливающимся заревом. Ночью это выглядело эффектнее, чем сейчас, в жаркий летний полдень.

У разрыва стояли люди. Человек двадцать-двадцать пять. В большинстве своём, это были учёные, но Дима видел и несколько вооружённых солдат. Не сразу он смог заметить профессора Гжельского - тот стоял в стороне, сквозь солнцезащитные очки глядя на зарево. Мужчина выглядел растерянно, будто совсем не этого он ожидал от своих научных открытий.

- Выстроиться по порядку, готовность номер один, - скомандовала Лера, надевая защитные очки.

Все уже были готовы. Чувствовалось общее волнение.

Дима смотрел на разрыв и всё сильнее волновался. Его отодвинул в сторону Виктор, выигравший право быть первым.

Профессор Гжельский не стал растягивать этот исторический момент, он включил рацию и приказал расширить разрыв. Загудели трансформаторы, а шрам на пространстве разгорелся невыносимо ярким светом. Но защитные очки хорошо спасали от этого ослепляющего зрелища.

- Эй, профессор, не хочешь с нами?! – откуда-то из-за спины радостно крикнул Лёха, мешая настроиться Дмитрию.

Тем временем Виктор, что стоял во главе экспедиции из восьми человек, буквально за шкирку схватил стоящую немного в стороне от всех, Аню. Мужчина подвинул её вперёд себя, предоставив ей право первой вступить на чужую землю. Девушка отблагодарила его милой улыбкой, после чего натянула на лицо тугую маску распиратора, и сделала уверенный шаг в сторону разрыва.

В это время Диму толкнула Лера. Она только и успела крикнуть:

- Стоять!

Но схватить Аню ей не удалось. Разрыв начал затягивать в себя всех, кто был близко к нему. И это совсем не выглядело торжественно, люди в защитной униформе просто провалились в огненное зарево вслед за Аней. Виктор, Лера, споткнувшийся Дима, Лёха, Паша, трясущаяся от страха Катя, и уверенный в своих силах Кирилл.

Ослепляющее зарево было недолгим, но оно оставило неизгладимые впечатления на Дмитрия. Как и на всех.

Когда перед взором первопроходцев возник ландшафт чужого мира, сил на то, чтобы им любоваться, не было не у кого. Дикая боль пронзала всё тело, заставляя кричать, выкручивая суставы своего тела. Ноги провалились в мягкий грунт, трясущиеся руки в ужасных судорогах пытались достать инъекцию из поясной сумки…

Несколько секунд, и укол позволил на некоторое время утихомирить бунт организма, которому межпространственный переход доставил неописуемый дискомфорт.

Дима, казалось, последний понял, что произошло.

Во время агонии он, сам того не ведая, сорвал в лица маску и очки. Первым, что он увидел – было синее небо. Такое же, как и на Земле. Первое, что он услышал – чей-то отчаянный вопль…

После первой инъекции, спустя буквально пару секунд, сильная боль вернулась вновь. Казалось, что от неё даже начали плавиться зубы во рту, а глаза будто до краёв налились кровью, готовые лопнуть. Хотелось разорвать кожу, чтобы как-то остудить горящие кости. Хорошо, что руки вновь не подвели.

Вторая инъекция оказалась более действенной. Она убрала боль, но появилась удушающая слабость, приходилось заставлять себя дышать чистым, насыщенным мягкими цветочными ароматами, воздухом. Немало сил потребовалось, чтобы осмотреться и понять, куда они попали и что происходит.

Всё ещё слышался чей-то крик, переходящий в охрипшее блеянье, заставляющее по-настоящему испугаться. Не мог так человек кричать даже в той агонии, что вызвал переход.

Первое, на чём смог сфокусировать свой взгляд Дмитрий, помимо синего неба и зелёной травы, была человеческая фигура, что пыталась бежать в сторону от корчившихся от боли товарищей. Эта человеческая фигура будто таяла в облаках пара, исходящего от неё. Потом она бесшумно упала в высокую, зелёную, такую же, как и на Земле, траву. Крика больше не было, но осталось недолгое эхо.

Дима узнал Аню.

Он попытался дойти до неё, но его опередила Катя. Кто бы мог подумать, что она быстрее всех придёт в себя. Ни спортивная подготовка Леры, ни здоровая стать Виктора не сравнились с чувством долга врача. Впрочем, даже на расстоянии в десять метров, Дима понял, что никакая помощь Ане уже не нужна. Не может человек так растаять без вреда для здоровья.

До того, что осталось от Ани, Дима добрался вместе с Лерой. Чуть позже подоспели Виктор, Алексей и Павел. Хуже всех было Кириллу. Он колол себе уже четвёртую инъекцию, а, вопреки инструкциям, оружие успела собрать только Лера.

Аня будто сгорела изнутри. Труп выглядел скукоженной человеческой мумией, от которой шёл пар, вызывающий рвотные рефлексы. Смотреть на это долго никто не мог. Все прятали взгляды, отворачивались. Алексей выругался и отошёл куда-то в сторону, звеня железом разобранного оружия.

Всеобщее смятение неожиданно прервалось резким выпадом Виктора.

Одним рывком он выхватил у Леры только что собранный ею пистолет, и ударил им же девушку по лбу. Удар был звонкий и сильный. Лера грохнулась в траву. Её повязку на глазу залила кровь, но командир экспедиции, по всей видимости, была не из робкого десятка. Она быстро вытащила из ножен свой нож, но подготовка Виктора была значительно лучше резких, но менее уверенных движений блондинки. Мужчина смог выхватить и нож, не получив ранений, хотя казалось, что Лера будет биться до последнего. Вполне возможно, она так и хотела, но новый удар ладонью по голове вновь заставил её упасть в траву. Новой попытки принести вред Виктору не последовало, а мужчина направил пистолет на Леру и похоже был готов стрелять. За Леру никто не вступился, все были слишком сильно ошеломлены происходящим.

- Ты знала! – прорычал на Леру Виктор. – Ты знала, что первый, кто войдёт в разрыв погибнет!

- Нет, - неуверенно сказала Лера, вытирая кровь с рассечения на лбу. Её белые волосы запачкались красным.

- Врёшь, тварь! – сказал Виктор.

Щёлкнул предохранитель, и Виктор выдохнул, собираясь с силами. Но стрелять не стал.

- Брось оружие! – крикнул Паша. Он смог собрать свой пистолет и грозил им Виктору.

Виктор только успел обернуться, как прозвучало три выстрела. Павел упал замертво.

Пока все стояли над трупом Ани, Алексей успел собрать свой автомат. Почувствовав опасность, грозящую его другу, он не сомневался в том, что должен поступить именно так.

- Что это было? – не понял Виктор. – Зачем ты это сделал?

Вопрос был адресован Алексею. Мужчина не сразу нашёлся с ответом.

- Что значит, зачем? – не понял Лёха, опустив автомат. – Он целился в тебя. Тем более ты сам сейчас чуть не пристрелил Леру.

- И что нам теперь делать? – Виктор даже растерялся на какое-то время.

- Все поняли, во что нас втянули эти экспериментаторы? – обратился Алексей ко всем.

- Пока я вижу только то, во что нас втянули вы! – не выдержала Катя.

- Она знала, что первый, кто войдёт в портал, тот погибнет! – сказал Виктор, тыкая пистолетом в лежащую в траве Леру. – Поэтому первым шёл самый бесполезный из нас. Дмитрий. Лингвист – банный лист! Мы поменялись местами, а наша Лера была и не против, ведь то, что она меня недолюбливала из-за моих постоянных вопросов, это было всем заметно. Но я уступил место Ане. И вы все видели, как Лера попыталась этого не допустить! Потому что она знала, что солдат и лингвистов полно, а квалифицированных учёных мало!

- Надо возвращаться, всё складывается слишком плохо, - сказала Катя.

- А ты уверена, что первый, кто пойдёт обратно не сгорит так же? – спросил Виктор.

- Уверена, - сказала Катя и повернулась в сторону разрыва. – По поводу того, кто первый пойдёт обратно, нет инструкции.

- Стой, куда пошла! – крикнул Лёха.

- Не кричи на меня, - сказала Катя. – Я безоружная. Надо найти якорь, чтобы вернуться.

Девушка подошла к разрыву, который в неактивном виде не представлял из себя ничего, кроме всего лишь излучающего жар зарево, зависшее в воздухе. Но от него можно проследить, в какую сторону от источника разрыва упал якорь.

К Алексею стало приходить понимание того, что он натворил. Это заставило его нервничать.

- Никто никуда сейчас не вернётся! – крикнул он. - Все должны сдать мне оружие и ключи! Быстро!

Виктор согласился с сослуживцем, и тут же отобрал ключ у Леры, а Алексей забрал оружие и ключ у погибшего Павла, потом подошёл к оцепеневшему Дмитрию, быстрыми и дергаными движениями отобрал у него разобранное оружие и ключ, потом целенаправленно пошёл к Кате. Девушка, стоящая вблизи зарева и пытающаяся разглядеть в высокой траве место падения якоря, занервничала. Свой пистолет собрать она бы не успела, а защищаться ножом было бы бессмысленно. Алексей грубо забрал у девушки всё, кроме сумки с инъекциями.

- А где Кир? – спросил Виктор, всё ещё держа «на мушке» Леру.

- Чёрт! – заругался Алексей, осматриваясь по сторонам.

Но почти сразу же он заметил в пятидесяти метрах от разрыва небольшую низину, где лежал железный куб. За ним кто-то прятался. Алексей оттолкнул от зарева Катю, жестом показывая, чтобы та шла к Виктору, который пристально следил за Лерой и Димой, чтобы те не предприняли никаких попыток к бегству, а сам, пригнувшись, побежал к якорю.

Там он застал Кира, который пытался справиться с волнением и со своим ключом, для того чтобы открыть обратный портал. У него было время собрать свой пистолет, и он сумел это сделать. Увидев, что Алексей отошёл от разрыва, учёный принялся за активацию якоря, готовясь отбиваться от атаки.

Кирилл начал стрелять первым, заметив крадущегося Алексея. Но перестрелка была не долгой. Учёный не сумел оказать должного сопротивления, и был тяжело ранен. Активировать процесс открытия обратного портала он так и не смог.

Дима, наблюдавший за всем этим издалека, был сильно разочарован случившимся, как и Катя, которая была готова первой рвануть в открывшийся портал. Но открытия не случилось, Алексей хладнокровно добил противника, забрал его оружие и ключ, и вернулся к Виктору.

- Теперь всем надо меня послушать, - обратился Алексей к Диме, Кате и Лере. – Мир, куда мы попали, никому не интересен. Тут мрак и пустыня. Аня, Павел и Кирилл погибли при переходе. Всем всё ясно?

Виктор покачал головой.

- Это так не работает, - сказал он.

- Ты, конечно же, прав! - затараторил Алексей. – Что ж, ребята. Не надо на меня так смотреть. Смотрите лучше на красоты вокруг. Кто знает, может это последнее… Лера! Вот скажи мне, вернуться сюда возможно? После повторного закрытия портала, когда мы вернёмся? Якорь же потом перестанет работать?

- Можно мне инъекцию сделать? – попросил Дима, почувствовав себя плохо.

- Можно, - разрешил Алексей. – Лера, что скажешь?

- После возвращения якорь отрабатывает ресурс, - сказала Лера. – Но вернуться на это же место всегда возможно, ведь координаты этого мира и места сохранены.

- Лера, ты дура?! – крикнула Катя. – Могла бы что-нибудь придумать, они нас теперь точно порешают.

Лера ничего не ответила. Она сидела в высокой траве и делала себе инъекцию в руку.

- Часы никто не собирал? – спросил Виктор. У него наконец-то возникло желание осмотреться по сторонам. - Сколько мы уже тут?

- Минут двадцать, - задумчиво ответил Алексей. Он тоже воспользовался паузой, чтобы осмотреться. – После часа нам может стать хуже, вроде как. В организме начнутся необратимые изменения под этот мир.

- Тут не так уж и плохо, - сказал Виктор. – Небо, трава. Только земля мягкая, аж ноги пружинят. Зря, конечно, ты это дело замутил. Но, знаешь, я за тебя. И похуже передряги были, вспомни!

- Я думал, он будет стрелять в тебя! - оправдывался Алексей. – Что сделано, то сделано… и помню я всё это, конечно. Выходов у нас не много.

Виктор убрал в кобуру пистолет и быстро собрал автомат. Потом строго скомандовал, передёрнув затвор:

- Повернулись ко мне спиной. Руки за голову. Встать на колени.

Дима безропотно послушался, встав на колени рядом с Лерой. Вскоре около него опустилась на колени в мягкую траву и Катя.

Вот такой вышла экспедиция.

- Тихо здесь как-то, - сказал Алексей, делая несколько шагов назад, чтобы не стрелять в упор. – В небе птиц не видно. И не слышно.

- Да, ни кузнечиков, ни мошкары, - согласился Виктор. – А там, внизу что? Видишь?

Путники были на самой вершине небольшого холма, а в низине виднелось несколько серых деревянных домов.

- Вижу деревню, - сказал Алексей. – Обычная деревня. Всё, как у людей. Будто не в параллельный мир попал, а в Рязанскую область, в гости к своей тёще бывшей…

Виктор громко рассмеялся. Сначала ему действительно стало весело, потом у него просто случился нервный припадок. Нет, он не был убийцей, и в этом расстреле ему участвовать совершенно не хотелось. Но и Лёху он бросить не мог…

Его смех был долгим и громким. Казалось, что он тянет время, чтобы что-то решить. Или чтобы за это время Лёха как-нибудь сам расстреляет этих несчастных людей…

Но уже почти истеричный смех Виктора резко прервался.

Мужчина выронил автомат, пытаясь вытащить из горла деревянное копьё, что практически бесшумно проткнуло его. Вытащить копьё ему не удалось, да и было это делом бессмысленным. Когда Виктор начал заваливаться на спину в предсмертных конвульсиях, Алексей еле-еле успел увернуться от летящего в него аналогичного деревянного копья. Но хорошая реакция его спасла.

Направив в ту сторону, откуда прилетели копья, автомат, он увидел в пятнадцати метрах от себя худощавого белобрысого мужчину лет сорока, одетого в простую, мешковатую одежду, что стоял с охапкой таких же кольев, и медленно показывал какие-то жесты свободной рукой: поднося ладонь то к горлу, то чертя в воздухе какие-то знаки. Но на лице его не было никаких эмоций, будто он только что не человека насмерть заколол, а просто прибил надоедливую муху, если они тут, конечно же, имелись.

Лера, Катя и Дима бросились прятаться в высокой траве, что доходила до пояса, ещё при первом броске копья. Лера заметила худого мужчину чуть раньше остальных и морально была готова к побегу. Катя и Дима замешкались, и если бы Алексей быстро пришёл в себя, то он не дал бы им уйти. Но мужчина смог принять решение не так быстро, как в ситуации с Павлом. Несколько секунд он, откровенно говоря, «тормозил», потом вскинул автомат, и, не целясь, начал стрелять в убийцу своего боевого товарища и единственного друга.

Но абориген оказался на редкость проворным. Меньше, чем за мгновение до первого выстрела, он, быстро развернувшись, стал убегать в сторону, противоположную от деревни. Будто чувствуя спиной траекторию огня, мужчина уворачивался от пуль, что стригли высокую траву.

Когда у Алексея закончилась обойма, он потерял ещё несколько мгновений на то, чтобы понять - насколько серьёзно ранен Виктор. Но Виктор был мёртв. Тогда Алексей, следуя традициям лучших боевиков о том, пробормотал о том, что он будет мстить, забрал у него ключи от якоря и оружие, после чего пустился в погоню за убегающим к низине мужчиной.

- Стой, сука! – кричал Алексей. – Всё равно поймаю, гнида!

Лера была в растерянности. Многочисленные испытания, выпавшие на её жизненный путь, сильно повлияли на характер, но в этот раз всё оказалось сложнее, и нелепая паника охватила её душу. Сначала она просто ползла по мягкой траве прочь от некогда обычно надоедливого болтуна Лёхи, как можно дальше и, по возможности, не привлекая лишнего внимания. Потом заметив, что Алексей забрал все ключи от якоря у Виктора и бросился в погоню, девушка тут же решила бежать за ним, ведь других вариантов вернуться обратно на Землю, у неё не было. Совсем скоро якорь «заглохнет» и запустить его будет невозможно. Отправит ли профессор Гжельский новую экспедицию в эти края? Знал только один Гжельский.

И девушка начала своё преследование. Она быстро заметила, что за ней бегут, не отставая, Дима и Катя. Растерянный и озадаченный вид лингвиста мог даже насмешить, но ситуация сама по себе была слишком не смешной.

Алексей не мог нормально прицелиться. Высокая трава запутывала ноги, мягкий грунт был неровным, где-то засасывал в чавкающие объятия уже промокшие «берцы», а где-то ставил подлые подножки. А беглец хорошо приноровился к бегу по такому покрытию, видимо, у них это весьма распространённое увлечение – бег с препятствиями от здорового мужика с автоматом.

Трава стала гуще и выше. Если раньше она была по пояс, то теперь можно было даже не пригибаться, чтобы спрятаться. Хорошо, что преследуемый оставлял следы в виде отпечатков своих босых ног на небольших участках открытого грунта, да и примятая трава была хорошим ориентиром.

Вскоре Лёха вновь запнулся. Нет, это была не кочка, а что-то более твёрдое.

Быстро поднявшись на ноги, мужчина успел заметить, что совсем рядом с ним в зарослях травы ещё кто-то есть. Несколько мужчин, тоже белесые, как и тот, что успел скрыться из виду. Такие же тощие, одетые в простые одежды. Но в руках у них были не копья, а что-то очень похожее на косы. Алексей в детстве, в деревне у деда, такой же косой, только с более длинной рукояткой учился косить траву. Вроде бы это было не трудно, но он так и не смог обучиться этому ремеслу.

Ещё Лёха успел по-настоящему пожалеть о том, что всё это затеял. Экспедиция, неоправданно резкая реакция на действия Пашки, этот бег с препятствием за тощим мужиком…

Отбросив все мысли, Лёха начал стрелять. Даже в кого-то попал. Но мужчины, что напали на него, не издали ни звука. Даже тот, который был ранен в руку – автоматная очередь перебила его локтевой сустав в момент замаха косой, и его правая рука болталась окровавленной плетью. Действия косарей были молчаливыми и хладнокровными.

Острыми косами они в клочья раскромсали руки и ноги Алексея. Мужчина лежал на примятой после небольшой потасовки траве и не понимал, почему его не убили сразу. Шок быстро прошёл, и пришла адская боль.

Лера смогла вовремя остановиться, не выбегая на открытый участок земли, чтобы остаться незамеченной. Её уже не волновало, что Дима с Катей могут потеряться, быстрая схватка и поражение Алексея шокировало её.

А Алексей кричал. Кричал очень громко, срывая голос. Мужчины отступили от него, образуя полукруг. Их было пятеро. Среди них был и тот, кто бросал копья. Мужчины замерли, как по команде, будто бы даже остановив дыхание.

Именно в этот момент Лере было страшнее всего. И этот страх заставил верить, что если пошевелиться, то придётся расстаться с жизнью.

Так оно и было на самом деле.

Заросли травы будто расступились, и среди мужчин оказалось какое-то существо. Ростом оно было с человека, но телосложение и сероватый цвет грубой кожи не имели ничего общего с человеческим. У него была одна нога с несколькими коленными суставами, плавно переходящая в туловище с конусообразной головой. Ничего наподобие рук не было.

Подробнее разглядеть существо Лера не смогла, потому как это чёртово отродье, чем-то похожее на большого кальмара с одной щупальцей, резко среагировало на очередной вопль Алексея. Оно прыгнуло на мужчину и головой будто бы попыталось залезть ему в рот. Несмотря на то, что это казалось физически не выполнимой задачей, существо смогло это сделать, разорвав рот мужчине и вырвав его язык. Голова Алексей треснула, будто арбуз, а окровавленное тело извивалось в судорогах. Аборигены продолжали молча смотреть куда-то сквозь происходящее.

Девушка не смогла больше сдерживать себя. Она попыталась как можно незаметней скрыться в зарослях, но тут же напоролась на ещё одного молчуна. Оказывается, в траве были ещё мужчины с косами. Она столкнулась с одним из них лицом к лицу. Мужчина был белобрысый со светло-серыми глазами. У него, как и у остальных аборигенов, не было никаких признаков растительности на лице. И от него приятно пахло молоком. Несмотря на то, что его взгляд был отрешённым, его короткий замах косой не выглядел жестом дружелюбности.

Но в последний момент коса свистом разрезала воздух. Леру сбил с ног Дима, который смог побороть все свои чувства, чтобы дать волю инстинктам сохранения не только себя, но и своего ближнего.

Уронив девушку, он издал какой-то короткий вскрик, чтобы убедительнее атаковать аборигена. Ему повезло – одного его удара хватило, чтобы немного сбить с толку мужчину, который был готов вновь нанести удар своей косой.

В этот же момент в каком-то немыслимом прыжке на аборигена набросилось существо. Целилось ли оно в Диму, было совершенно непонятно. Но мужчина долго сопротивлялся, и существо то оставляло его в покое, то вновь пыталось запрыгнуть в его рот. Фонтаны крови рассекали зелёные заросли, пока Лера, ведомая под руку Димой, и неизвестно как сохранившей самообладание Катей, пригнувшись бежали прочь от этого места. Но мужчина в борьбе с существом не издал ни одного звука.

Высокая трава очень мешала ориентироваться в пространстве. Трое беглецов пытались держаться вместе, но часто теряли друг друга из виду. Лера бежала быстрее всех, но пыталась контролировать близкое присутствие своих спасителей.

И где-то сзади постоянно слышался удушающее неприятный звук – будто кто-то прыгал на одной ноге по лужам. Воображение рисовало догоняющее одноногое существо, готовое запрыгнуть в пасть для того чтобы вырвать язык, а заодно и раскрошить голову. Но никто не решался обернуться.

Заросли травы резко закончились, и беглецы очутились на опушке с сырой, будто перепаханной землёй. Впереди вновь были заросли, за которыми была видна возвышенность, где вдалеке мерцал угасающий разрыв. Без активации куба это зарево было бесполезным источником света и тепла, но Лера, Катя и Дима, не сговариваясь, бросились бежать в ту сторону.

Земля была очень мягкой, проваливалась под каждым шагом, будто под ней были пустоты. Прыжки сзади стали ощутимее, и теперь это было единственным источником звуков в этой местности, кроме частого дыхания людей.

До зарослей оставалось совсем немного, когда Катя упала. Громко грохнулась в лужу, провалившись по пояс в грязь. Девушка даже успела выругаться, прежде чем Лера и Дима обернулись. Существо только что успело выпрыгнуть из зарослей и будто осматривалось своей безглазой конусообразной головой.

Оно успело услышать Катю.

И пока девушка пыталась выбраться, тяжело охая и пыхтя, существо нелепо прыгало в её сторону. Дима попытался спасти товарища. Он оттолкнул Леру к зарослям, а сам сделал несколько шагов в сторону от неё и закричал:

- Катя, не шевелись и не произноси никаких звуков!

Существо остановилось, услышав это. Катя замерла и от испуга и от приказа Дмитрия, который быстро понял, что на агрессию этого монстра провоцируют громкие звуки.

У Димы ничего с собой не было кроме инъекций, которые Алексей и Виктор разрешили оставить при себе. И он снял защитные колпачки со шприцов, собрав в охапку весь свой запас, что уместился в его ладони. Убежать от монстра он бы не смог – слишком топкой была почва, а существо очень ловко могло перемещаться и на одной ноге.

Парень видел, как резко существо поменяло свои планы, обратив внимание на него. Оно сделало несколько прыжков к нему, и уже через мгновение он мог уже вблизи рассмотреть чешуйчатообразное тело существа. Но Дима не двигался и не дышал, что немного смутило монстра.

Но задерживать дыхание Дима мог немного больше минуты. Этого времени хватило, чтобы Лера помогла Кате выбраться, и бесшумно уйти в заросли. А этот серый истукан и не думал уходить от Димы. Он стоял и ждал.

Не так далеко послышались звуки приближающихся прыгающих существ. Дима спиной чувствовал, что их много. Они все будто повылезали из земли.

Паника дала стимул к действию. Парень с силой вонзил свои инъекции в монстра и тот отпрыгнул в сторону, будто ужаленный. Инъекции действовали моментально, и чудовище свалилось в грязь.

Дима не стал рассматривать приближающихся к нему существ. Он прыгнул в заросли и побежал.

Бежал он по интуиции, и вскоре трава стала ниже, а земля стала более упругой. Он поднялся на холм к разрыву, где у якоря Катя и Лера что-то колдовали, делая друг другу инъекции. Дима смог рассмотреть, чем были заняты девушки. Катя собирала автомат, а Лера пыталась завести якорь сильно деформированным ключом. Но откуда у неё взялся этот ключ?

Ах, если бы кто-нибудь из них троих вовремя догадался бы о том, что Виктор и Алексей забрали все ключи, кроме того, что был у сгоревшей при переходе в чужой мир Ани!

Ключ не поддавался, а Катя была плохо подготовлена к сборке оружия. Монстры наступали. А Диме вдруг резко стало плохо, ему срочно нужна была инъекция. Ноги отказали, он упал. Как же всё было не вовремя.

Агония охватило тело парня, и на несколько мгновений ему было совершенно непонятно, то ли это признаки акклиматизации к чужому миру, то ли его догнали монстры. Он лишь смутно мог видеть, как раскрывается портал между мирами, и туда без оглядки убегает Лера.

Потом он ощутил укус. Совсем лёгкий укус, будто от комара. И боль моментально прошла. Катя сделала парню инъекцию, попутно отстреливаясь от почти догнавших их существ.

Патроны быстро кончились, но парень с девушкой нашли в себе силы, чтобы прыгнуть в разрыв.

Вновь ослепляющая вспышка и дикая боль.

Первое, что увидел Дима, когда слепота прошла – это синее небо. Чистое синее небо. А первое, что услышал – это тишина. Но она продлилась недолго.

Боль прошла без уколов. Организм не успел отвыкнуть от этого мира.

Кто-то из монстров успел прыгнуть в гаснущий разрыв, но его быстро ликвидировали солдаты, что встретили путешественников между мирами.

Лера лежала рядом с Димой, а Катя стояла на коленях и горько плакала.

- Я не могу! – в слезах говорила она. – Вы за всё заплатите! Так не должно быть!

К Лере подошёл задумчивый Гжельский. Девушка быстро нашла в себе силы, чтобы встать на ноги. Дмитрий в себе этих сил не нашёл.

- Кто-то ещё вернётся из экспедиции? – спросил профессор у Леры.

- Нет, - коротко ответила девушка.

- Плохо, - сказал Гжельский. – Убрать разрыв, экономим энергию. Всем разойтись. Ситуация номер один! Лера, доложишь мне всё для исследования…

- Я туда больше не пойду! – закричала в истерике Катя, глядя сквозь слёзы, как все встречающие их солдаты и учёные вдруг резко разошлись, будто и не было никого на опушке леса.

А Дима так и не смог встать, всё тело болело. Видя, как Лера собралась уходить, он схватил её за ногу из последних сил.

- Лера! - обратился парень к девушке с окровавленной повязкой на глазу. – Лера, скажи, ты знала, что тот, кто пойдёт первым, сгорит?

Рот будто был набит ватой, язык еле шевелился, но его слова Лера услышала, но проигнорировала. За неё ответил Гжельский.

- Знала, - сказал он, заглянув в глаза парню. – Для адаптации человека в новом мире, переходное пространство должно принять вас, как вид. Поэтому первой жертвой должен быть обязательно человек, а не какое-либо животное, например. Тогда других людей, кто приходит в новый мир, пространство примет, хоть и не без последствий, конечно. Увы, есть такой минус.

- Ты преступник, - только и смог сказать Дима, обессилено отпустив ногу Леры.

- Так нельзя! – сказала Катя.

- Внимание! – сказал Гжельский, каким-то магическим образом приковав к своему взгляду взоры Димы и Кати. – Вы только что приехали в лагерь. Вы только что прибыли в это место. Я показал вам, где вы будете жить. Вы идёте туда, сдаёте одежду, дезинфицируетесь, принимаете пищу, и ложитесь спать.

Дима и Катя, оставив негодование и вопросы, подчинились его приказу моментально поддавшись гипнозу, тут же забыв о своём приключении.

- Что ж, Лера, а нас ждёт отдельный разговор, - сказал Гжельский девушке.

* * *

Лера рассказала обо всём, что случилось в экспедиции, завершив доклад своими мыслями:

- Существо негативно реагировало на звук, поэтому местные жители как-то научились с этим сосуществовать. Возможно, они от рождения были немые. Ещё я заметила, хотя… это моё предположение, что существо так размножается, в смысле, откладывает яйца или личинки так… я видела это во рту Алексея, перед тем, как… его голова взорвалась…

- Доклад хороший, - сказал Гжельский, сидя напротив Леры в пустом контейнере, где он жил. – А в конце твои выводы лишние. Это мне не интересно.

- А мир? Мир интересен? – спросила Лера. Ей было очень неудобно сидеть на жёстком полу и ей уже хотелось этот отчёт закончить.

- И мир неинтересен, - равнодушно сказал Гжельский. Ему на полу сидеть было вполне удобно.

Лера немного вспылила:

- Но вы же понимаете, что ваш мир найти это даже не иголка в стоге сена, это иголка в бесконечности вариантов!

- Будем продолжать поиски, - спокойно сказал Гжельский. – Завтра мне привезут ещё два якоря. Есть у меня несколько интересных координатов миров на примете.

- Дайте день отдохнуть, - попросила Лера.

- Хорошо, - согласился профессор. – Завтра ещё приедут новобранцы. Да и эти пусть отдыхают. Что вообще про людской ресурс скажешь?

- Что и до этого говорила. Больше четырёх раз ничья психика не выдерживает. У Алексея сильно крыша поехала, да и гипноз, мне кажется, хуже держался. У Кати второй поход. У Димы третий, но он ещё пока хорошо держится. Меня спас. Опять.

- Будем менять систему подготовки. И с ключами надо что-то придумать. А что тебе на этот раз в памяти оставить, что убрать?

Лера немного задумалась, потом ответила:

- Убери мою трусость. Мою растерянность, панику. Память об этом вредит. Оставь геройство Димы. Хочу помнить его.

- Надеюсь, это не чувства? – спросил Гжельский.

- Нет. Были бы чувства, не стала бы убегать в тот момент, когда удалось открыть обратный портал. И это из памяти надо сейчас же убрать. Бесит.

- Хорошо, - спокойно сказал Гжельский.  

0
240
22:36
+1
Такс… Приступим. Начало занятное, и даже настраивает на позитивный лад, но ощущение быстро проходит. Слишком нелогичное поведение людей, слишком глупое. Идея с порталами напомнила фильм «Звёздные врата». Там тоже параллельные миры были. Но в начале совершенно разумно запустили дрона с камерой! А не людей в неизвестность. Посылать же сразу лингвиста, без чётких указаний потенциального контакта – какой смысл? Только эта жесть с первым переходом, когда человек сгорает… Но тут вообще глупость какая-то. Поведение персонажей – как у детей. Разыгрывают в карты очерёдность, хотя миссия «совершенно секретно». Спец.войска препираются с командиром и та идёт на попятную. Приборы перестают работать после перехода – а как же тогда якорь (это ведь тоже сложное устройство)? А у организаторов миссии не возникло мыслей, что раз даже техника перестаёт работать, то что случится с человеком, который физиологически намного более сложный механизм. И откуда Дима понял, что надо монстру вколоть своё лекарство? Что оно вообще подействует хоть как-то?
Финал вообще непонятен. Какой мир ищет учёный? Для чего? Почему психика на четвертый раз страдает, если всем промывают мозги (хоть и селективно)?
И, кстати, почему психика у всех не выдерживает, а у Леры – выдерживает (хоть она и не обладает никакими особыми навыками)?
Загрузка...
Максим Суворов №2