Ирина Кошман

Предлагаемые обстоятельства

Автор:
Narrator
Предлагаемые обстоятельства
Работа №3. Тема дуэли: Бей сильнее

- Да ну еп твою мать, Лиза! Ты будешь работать или нет?!

Лизу уже трясло. Слезы собрались в глазах, но она сдерживала их изо всех сил. Не хватало еще расплакаться тут, на глазах у всей труппы. Как будто Штейн на нее первый раз орет.

- Давай заново! – Петр Иванович уселся и скрестил руки на груди, взглядом показывая, что не потерпит больше такого отношения к работе. Лиза вздохнула, собралась и повернулась к Ване.

- Давай, я готова. Сильно рано не начинай. Давай, с «Вы толку в деньгах…»

Ваня – отличный актер, все-таки – мгновенно сменил искреннее сочувствие на маску презрительности и стал подлецом Булановым.

- Вы толку в деньгах не знаете, вот и говорите! Не видали нужды? А тут жизнь приятная впереди! Тут и душу черту можно отдать, не то что – отказываться! – и в пятый раз бросился к ней, мерзко вытянув губы для поцелуя. Она в пятый раз стала отбиваться и (только бы не облажаться, только бы не облажаться!) шлепнула любимого по щеке. И снова, пальцы едва скользнули по лицу, а вожделенного хлопка не случилось.

- ЛИЗА, БЛ…!!! – стул Штейна отлетел в сторону, он красный как рак выбежал на сцену. – Мне показать? Серьезно, мне показать, как надо?!

Лиза зажмурилась, приготовилась к удару. Но режиссер замахнулся и с разворота влепил ее Ванечке звонкую затрещину. Бедняга чуть не упал, вся щека моментально покраснела, а в уголке губ показалась капелька крови.

- Вот так! Вот так надо! Сложно что ли?!

Лиза в ужасе смотрела, как Ваня потирает щеку и промаргивается – видать, в глазах потемнело. Увидев ее взгляд, он улыбнулся и легонько кивнул, дескать «Все нормально, не стеклянный, не рассыплюсь».

- Нужен хлопок! Хороший, звонкий хлопок! И чтобы отпечаток остался! Иначе это все лажа полная! – Штейн продолжал вопить, размахивая руками.

- Да как же… Не могу я его ударить, ему же больно, - Лиза едва удержалась, чтобы не всхлипнуть.

- Не больно ему! Тебе больно, Иван?

- Жить буду. Все хорошо, Лиз, не бойся.

- Ну вот! – и Штейн пошел обратно, поднимать свой стул.

- Может, по ноге хлопнуть? А он отыграет, что я ударила? – воскликнула Лиза и сразу об этом пожалела. Петр Иванович, однако, не заорал. Посмотрел как на маленькую и спокойно сказал:

- Сдурела что ли? Это Островский. Тут нельзя так, это дешево и фальшиво. Мне нужен отпечаток, чтобы твоя ладонь у него на щеке осталась! Он парень крепкий, ничего ты ему не сделаешь. Давай, соберись. Еще раз! – и сел.

Лиза в отчаянии посмотрела на любимого. Ну не может она его ударить, ну не может! Ваня тихонько шепнул «Не бойся, зай. Бей сильнее». И ушел на свою точку. Снова метаморфоза и –

- Вы толку в деньгах…!

Реплика – удар – пальцы скользят – ЛИЗА!

***

- Что тебе мешает? Ты мне не сделаешь больно, никак! Силенок у тебя маловато, - и Ваня ущипнул Лизу за бицепс.

Они сидели в парке, у каждого бутылочка пива – после такой репетиции нельзя просто пойти домой, не успокоив нервы, не выговорившись.

- Я знаю, что надо. Но как посмотрю на тебя… рука не поднимается. Люблю ведь.

- Я тебя тоже люблю, но дело есть дело, - Ваня достал сигарету, закурил. Отодвинулся подальше, чтобы не дымить на нее, - Понимаешь ведь, что он тебя с роли не выгоняет только потому, что у нас две недели всего осталось до премьеры?

- Понимаю…

- Значит, надо постараться. Сейчас уже нельзя халтурить. Это важный момент, Буланов должен хорошенько огрести. Понимаешь ведь, что мне тоже трудно играть после этого?

- Да я все понимаю, Вань, но я не знаю, что делать! – Лиза все-таки дала волю слезам. Пусть уж лучше выходят, здесь, с Ваней – можно, - Он хороший режиссер, но неужели так, правда, необходимо?

- Да, Петр Иванович знает, что делает. Он и орет только, чтобы вывести тебя на правильную эмоцию. Не переживай, - Ваня выбросил сигарету и обнял подругу, - Мы дома потренируемся, хорошо?

- Хорошо…

***

Репетировать дома не получилось – Лиза, как могла, избегала этой темы. До самой премьеры она пробовала и пробовала – результат был один и тот же. Ваня с каждым днем становился все мрачнее и отстраненнее, стал реже появляться дома – и это еще больше выбивало ее из колеи.

И вот настал час Х. Стоя за кулисами, Лиза тряслась, как осинка. Если она не сможет, поставит под удар и Ваню, и Штейна, и весь этот чертов спектакль! Ей не хватало воздуха, и она решила выйти проветриться.

На улице она сжимала двумя руками стакан с чаем и не заметила, как подошла Аня, которая играла Гурмыжскую.

- Волнуешься, Лизок? – она изящно держала двумя пальцами тонкую сигаретку.

- Еще бы. Давно так перед премьерой не переживала.

- Все будет хорошо, тем более теперь тебе должно быть легче.

- Почему? – Лиза искренне не понимала, о чем речь.

Аня недоуменно подняла бровки.

- Ну, Ваня же теперь со мной, разве это не поможет?

Руки с чаем затряслись. Кипяток выплеснулся на ладонь, кожа зашипела и покраснела, но Лиза не обратила внимания.

- Что?

- Вы же расстались. Ваня сказал, что ты его бросила, и теперь он со мной. Ну, знаешь ведь, как это происходит, сначала вы репетируете, потом сближаетесь, у вас же так же было…

Лиза не слушала. Руки опустились, чай вылился из стакана на землю. Она посмотрела на Аню бешеными глазами и бросилась к двери.

Ваню она нашла в гримерке, мерзавец сидел и бегло просматривал текст пьесы. Стакан полетел ему в голову, но он увернулся и осколки разлетелись от стены.

- Ну ты и мудак! – Лиза задыхалась от злости. Такого предательства она стерпеть никак не могла.

- Успокойся. В чем дело? – смотрите-ка, еще и делает непонимающий вид!

- Сам знаешь! Что мне Аня только что сказала?

Ваня скривился, хотел что-то ответить, но не успел – раздался третий звонок. Штейн уже начал рассказывать зрителям, какой шедевр они сейчас смогут лицезреть. Гаденыш встал, поправил перед зеркалом воротник и, пройдя мимо Лизы, шепнул: «Постарайся не запороть спектакль. Поговорим после.»

***

В своих сценах Лиза была на высоте. Злость дала ей что-то новое – она уверенно отбивала подколы Гурмыжской (этой сволочи!), выдавала поразительные по эмоциональному накалу монологи. В кои-то веки она ждала той самой сцены с нетерпением, если даже не с предвкушением.

И вот момент настал. Ваня-Буланов вещает, как он будет жить припеваючи с деньгами Гурмыжской, Лиза-Аксюша отвечала ему с самым искренним презрением.

- Вы толку в деньгах не знаете, от того так и говорите! Нужды-то не видали? А тут впереди жизнь приятная, можно черту душу отдать, не то что отказываться! – Ваня играл свой текст, как ни в чем не бывало. Вот сейчас она ему влепит. Краем глаза Лиза видела, как Штейн нервно теребит пьесу в звуковой рубке. Она приготовилась, что Буланов сейчас кинется к ней с объятиями, но он почему-то не кидался. Только одними губами произнес – «Бей сильнее!».

Внутри Лизы что-то переломилось. Она сама шагнула к нему навстречу и вместо пощечины с размаху ударила любимого в глаз маленьким кулачком.

Такого он явно не ожидал, отшатнулся, схватился за глаз, другой вытаращил с шоком и… восторгом? Зрители ахнули, раздались редкие хлопки, кто-то также крикнул «Так-то!». Штейн в рубке сидел с открытым ртом.

Лиза не заметила, как Ваня доиграл сцену, сама она шла к кулисам в совершенной бессознанке. Прошла мимо Ани, которая радостно улыбалась и показывала ей большие пальцы.

***

Как доиграли второй акт, Лиза не помнила. Со страхом ждала, когда режиссер соберет труппу и выскажет за все ошибки. Она испортила спектакль, испортила свою карьеру, карьеру Штейна… Теперь точно конец.

Актеры гуляли туда-сюда за закрытым занавесом, обнимались, делились впечатлениями, рассказывали, как забыли подготовить свой реквизит. Иногда кто-то поздравлял ее, хлопал по плечу, но Лиза просто ждала кары.

Наконец, пришел Петр Иванович. Сразу показал на нее пальцем – «Ты!». Лиза выпрямилась, приготовилась к обвинениям, но Штейн бросился к ней и расцеловал в обе щеки.

- Молодец! Удар был великолепный! Все только и говорят, что об Аксюше, какой сильный образ получился! Я же говорил, что так надо, побольше слушай, что руководитель говорит в следующий раз! А пока отдыхай, Лиза, заслужила.

Лиза же вообще ничего не понимала. Кто-то взял ее нежно под локоть и увел от труппы. Ваня завел ее в гримерку, запер дверь, повернулся и улыбнулся, как прежде, как только он умел улыбаться. Фингал под глазом уже налился синевой. Лиза вовремя спохватилась и зло спросила:

- Что тебе надо? Иди, Гурмыжская твоя заждалась.

- Я ее подговорил к тебе подойти. Надо же как-то было тебя ввести в предлагаемые обстоятельства.

Лиза упорно пыталась найти в его лице признаки фальши. Не нашла.

- Ну ты и подонок! А если бы я все испортила?! – нет, ну каков подлец? За это ведь и любит его, заразу…

- Не испортила же. Я в тебя верил. Все в тебя верили. Нужно было лишь… подтолкнуть.

Лиза подбежала к любимому и стала бить его по спине ладонями.

- Скотина! Не делай так больше! Давай сюда второй глаз!

А Ваня хохотал, убегал от нее по всей гримерке и кричал «Что ж так несерьезно-то?

Сильнее давай!»

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+6
1225
13:16
+1
ГОЛОС здесь, за хороший слог, за бОльшую сюжетную цельность рассказа, за симпатичных героев. Сюжет известный и понятный, но вышло лучше, чем попытка конкурентов сыграть в оригинальность.
13:29
+1
Офигенный рассказ! Хорошо скроен, и тема — прям в точку. Недостатков нет, и посмеяться можно. Хочется golos сразу оставить, но почитаю последнего автора.
15:29 (отредактировано)
+1
Наконец-то про театр и актёров. Хорошая тема.
Из приятного: бойко, очень неплохо написано, обыграна тема, Островский (люблюнемагу), цитаты роли очень правильно вставлены в текст и работают, легко и игристо.
Из «так себе»: по-моему, поправьте меня, немного надуманная проблема. Ну, то есть я верю, что она может быть, но несколько шире, чем просто «дать оплеуху». Чем там дело закончится было понятно уже в первой трети. Из-за поверхностного конфликта, по-моему, стоило ещё что-то выжать, либо сократить текст. Присутствие в тексте Ани-Гурмыжской у меня вопросы вызывает. Легко без неё могли бы обойтись. Она мне тут роялем видится. Весь её текст мог спокойно Ваня отыграть. А так получилась некая двусмысленность, в данном случае ненужная, потому что схема этого лёгкого рассказа не подразумевает намёка на второе дно.
В целом — хорошо.
08:38
+1
Шито белыми нитками, конечно, но всё-таки довольно ничего. Вот только хотя и понятен резкий переход Лизы от забитой тихони к разнузданной фурии, но его бы поглаже сделать. Не очень естественно выглядит. Особенно эта грубость «мудак», «подонок» плохо этой героине подходят.
08:43
+1
На фоне конкурентов — ГОЛОС
09:43 (отредактировано)
+2
От рассказа осталось впечатление первого пришедшего в голову решения. Написано хорошо, сюжет, динамика, все сложилось, хороший слог. Но… и герои мне неинтересны, и ситуация решена хоть и хлестко, но без фантазии (имхо, пмсм). Приревновала и кулаком в глаз это… не ново как-то, хоть и на фоне театра. И прямолинейно, как лом. Я вижу, можно мотивировать как «на фоне конкурентов». Не обижайтесь, автор, на фоне конкурентов ваш рассказ выглядит выигрышно. ГОЛОС
15:56
+1
Автор, я, конечно, не актер и актерству не учился, но рассказ вызывает у меня откровенное недоверие. Реальные удары на сцене? А в сцене с дуэлью на шпагах проигравший вообще каждый раз новый?) Я уже отписал знакомому для консультации, чтобы не обвинять вас голословно, но… вряд ли это работает так. Увы, не верю. Хотя задумка по структуре интересная.
16:01
+1
«Я, конечно, не актер и актерству не учился...» — вижу я в ленте и, конечно же, лечу на всех парах вставить свои пять копеек)))

Не, бывает такое. Сценбой — это конечно хорошо, но кое-что он не может заменить нормально. Башкой об стол или за волосы по-настоящему не таскают, а дать пощечину — вполне можно. От них никто не умирал еще)) Просто есть негласное правило, что бить так можно только мужиков-актеров. Или актрисе актрису.
16:14
+1
Придётся верить тебе на слово, да?) Придётся, куда деваться.

На самом деле, я хоть и уделил этому обстоятельству основную часть… да чё там, весь свой отзыв, но по факту… Допустим, я принимаю написанное за чистую монету, но выходит так, что это не делает рассказ лучше или хуже. Ощущение от рассказа не изменилось. Может, просто тематика не моя.

Короче, присоединюсь я к отзыву многоуважаемого Ананаса. Только пойду потом к конкуренту. А этот рассказ и без меня, походу, выиграет.
16:17
+1
Придется на слово) У меня такое было точно. И жена как-то раз лупила одногруппницу — мизансцена не позволяла применить сценбой.
И тут я вспомнила, как Челентано ударил Орнеллу Мути ведром в «Укрощении стропивого» crazycrazy
16:22
+1
Челентано можно, он же Челентано))
А вообще в кино свои законы — там и похуже случаи бывают. Вспомнить хоть «Трамвай „Желание“» с Брандо — там вообще атас был.
Да уж, свои законы. Некоторые поражают своей натуралистичностью sos
16:30
+1
Что поделать. Из-за того, что у фильма не бывает эффекта присутствия, актерам надо выкладываться гораздо больше, чтобы через экран воздействовать на зрителей спустя много лет. Поэтому «натуралистичность» всего лишь прием. Зритель осознает, что это по-настоящему, реагирует, и нужный эффект создается.
А в театре его можно и по-другому достичь, зрителя, как ни странно — проще обмануть. За счет сиюминутности происходящего и живых эмоций можно и спрятать некоторую фальшь. Тоже не всю, конечно, но хорошие режиссеры-театралы редко прибегают к таким вещам — на помощь приходят метафоры и разная иносказательная мишура))
Энергетика, которая вот она, рядом. Через экран не всегда передаётся.
17:02
+2
От актерской игры — почти никогда. Только у самородков получается.
03:19
+2
Я, конечно, не Станиславский, но не верю. В самом начале рассказа Лиза предстает нежной барышней. Потом вдруг пиво пьет. Потом выражается, как сапожник и лупит в глаз. Не стыкуются все эти образы. Для чего на сцене бить так, чтобы был виден след ладони? Кому он будет виден? Зрителям?
Еще до появления Гурмыжской стало понятно, куда автор ведет.
Как-то очень все шито белыми нитками да еще и на скорую руку.
19:38 (отредактировано)
+2
Современный театр, сударыня :)
Они там почти всё теперь так делают…
(Шутка)
Меня тоже пиво смутило. Хотя, актёры ж они такие. Экстравагантные.
Предсказуемо было, если честно. С первых слов провокации wink
Удачи в дуэли! yahoo
11:54
+1
Для меня был предсказуем финал. Он не плох, но в условиях имеющегося выбора я ухожу к конкуренту. pardon
19:21 (отредактировано)
+1
Итак.
ГОЛОС сюда.
Передана атмосфера театра.
Ударить в глаз… Вы знаете, какие иногда приколы происходят на сцене, причём зритель зачастую и не догадывается? Было понятно, что перед спектаклем Аню подослали (я думал — режиссёр, хотя и Ваню как вариант не отбрасывал). Понятно было, что она влепит ему. Считалось на раз. Но… Автор ударил Ваню кулаком Лизы! smileПри известном расчётном варианте — эффект достигнут! :)
Пиво они пили… так современная, поди, молодёжь…
Начало! Сразу, с первой фразы smileкрасиво забрасывает читателя в рассказ.
Короче.
Правильные ходы, ничего лишнего, реалистичность. Характеры персонажей и их намерения — простые и живые. И эта… лёгкая театральная эстетичная «растрёпаннасть», витающая в атмосфере театра. )))
Спасибо, автор!
22:46
Написано-то приятно, вполне, но чем все закончится становится понятно с абзаца пятого-шестого. И потом рассказ гладенько и ладненько идёт по предполагаемой тропинке. Как-то так.
А про театр конечно интересно, этот дивный загадочный мир)
Загрузка...
Марго Генер