Валентина Савенко №1

Триплекс

Триплекс
Работа №278

Планета Боро – самая жуткая дыра на задворках Млечного пути, забытая Богом, Сатаной и даже Универсальным Межгалактическим справочником. Пустая, холодная, мрачная, как самка богомола, вспомнившая об алиментах. Лишь огромные запасы палладия и колония землян-шахтеров спасали ее от окончательного и бесповоротного забвения. И, в принципе, плевать бы на нее, если бы не одна историческая встреча в местной пивнушке, которая определила развитие человечества на следующие пару сотен лет вперед. Именно тут, под вывеской «Рвотный боро-рефлекс», впервые сошлись Стив, Илон и Генри.

Дело было так. Генри тосковал за кружкой фирменного пива «Старый шахтер», которое, судя по вкусу, бармен фильтровал лично при помощи своих давно нестиранных носков. Бизнес по производству горнодобывающего оборудования, когда-то инновационный и уникальный, медленно катился в Тартар, конкуренты радостно потирали руки в предвкушении его скорого банкротства, а денег на обновление завода катастрофически не хватало. Сегодня он просто стоял без заказов. Грусть тонуть в пиве упорно не желала и бьющаяся о решетки клетки безысходности душа требовала выхода наружу.

Если бы Генри повернулся налево к Робу Оппенгеймеру, работавшему мастером по ремонту канализационных систем, обитаемая Ойкумена была бы отброшена в развитии на пару веков назад. Однако, в эту секунду Илон громко икнул, чем привлек внимание соседа по стойке и это решило судьбу Цивилизации.

- Простите, - вяло прошептал Илон, сдерживая бешенную отрыжку, вызванную подмешанной в его пойло содой.

- Новенький? – губы Генри плохо слушались хозяина, а его голова качалась из стороны в сторону будто это был не человек, а дешевый болванчик на панели приборов старенького шаттла.

- Да, вчера прилетел.

- А, зачем? – вопрос не праздный, ведь согласно опросам 99 процентов жителей Боро мечтали отсюда сбежать.

Молодой человек пояснил, что собирался организовать бизнес по производству имплантатов на основе палладия, но здешние чиновники подняли его на смех и объяснили, что весь добываемый металл принадлежит монополии. Стерев с лица слюнявые брызги веселящихся бюрократов, горе-инвестор решил хорошенько напиться и отправиться восвояси. Генри дослушал с трудом и явным нетерпением, а потом обрушил на голову неосторожного паренька все свои горести и печали.

- Не надо обновлять оборудование, - в ответ посоветовал Илон. – Надо менять продукт. Криогенная установка XJ-118 на вашем горном лазерном резаке морально устарела, лучше поставить нано-кристаллы. А искусственный интеллект «Варвара» можно заменить на новую разработку «Нижневартовск Динамикс»…

Далее пошло столь мудреное обсуждение технических деталей с разрисовыванием чертежей пивом на стойке, что у бармена разболелась голова. Он уже был готов послать к дьяволу обоих изобретателей, но тут в разговор вмешалась еще одна сторона. Сухопарый мужчина средних лет, с залысинами, бородкой и в круглых очечках довольно долго вслушивался в разговор, а затем не выдержал и вставил свои пять кредитов:

- Господа, я готов вам помочь.

Стив был своего рода гением. Десять лет назад вместе с друзьями он основал компанию «Боро Индастриаз Корпорейшн», которая, собственно, и потеснила на рынке империю Генри. Вот только товарищи оказались так себе и на последнем собрании директоров общим голосованием сняли Стива с поста руководителя предприятия. «Золотой парашют» ему определили весьма солидный, но столь жестокий пинок под зад пробил изрядную брешь в самолюбии топ-менеджера и теперь его естество требовало мщения.

- Уже есть разработка, которая изменит всю горнодобывающую отрасль. У меня в личном архиве хранятся все теоретические выкладки, осталось только соорудить рабочий макет и проверить его в деле.

- Ты вообще кто? – задал логичный вопрос Илон.

- Стивен? Ты пьян? – уточнил опознавший конкурента Генри. – С чего это ты собрался мне помогать?

- С того, что без вас я этого не сделаю, а вот если получится, мы заработаем триллионы. Генри, ты сможешь каждое утро купать свою дряблую задницу в фонтане из золота до конца жизни.

- И что это? Новый композит для ротора? Полиспаст из нано-волокон?

- Пф! Ты еще каменные топоры вспомни! Я предлагаю собрать установку гиперпространственного бурения!

Челюсти Илона и Генри упали на пол с оглушительным грохотом, а на их вытаращенные глаза получилось бы повесить шляпу. Если бы сейчас Стив медленно вальсировал в центре зала в костюме инфузории-туфельки, это смотрелось бы менее безумно, чем тот же Стивен, на полном серьезе произносящий последнее предложение.

Следующим утром готовыми к отправке в психушку выглядели все трое. Не спавшие, с красными глазами они как угорелые носились по огромному заводскому кабинету Генри и спорили хриплыми, каркающими голосами, чертили что-то в планшетах, на интерактивных досках и даже стенах. Невероятная, безумная теория при близком знакомстве оказалась более чем реальной. Всем известно, что система гиперпространственных туннелей, опоясывающая Вселенную, не поддается управлению. Человек способен лишь при помощи катушек Петренко деформировать пространство таким образом, чтобы открывать вход в тот или иной коридор. Поэтому полет от Земли до Юпитера длится много дольше, чем до Эпсилона Индейца. Гиперпространственный тоннель к соседней звезде начинается всего лишь в тысяче километров от колыбели человечества.

Пару лет назад Стив наткнулся на странный отчет производителя скоростных межгалактических яхт. Бестолочи частной компании что-то напутали и совершенно случайно обнаружили интересные флуктуации работы тороидов Петренко. При появлении в электромагнитном поле вокруг высокоэнергетической плазмы проводника и возникновении циклотронного резонанса процесс деформации пространства становился управляемым и начинал влиять на материальные объекты. Туповатые чебурашки из «Ти-Ви-Ар Компани» написали огромный талмуд, посвященный нейтрализации этого процесса, а вот Стив сразу воскликнул:

- Эврика! На этой штуке я въеду в рай!

Теперь, в теории, появлялась возможность использовать космический двигатель для бурения, допустим, астероидов. Причем сверлить ничего не требовалось: вытянутое поле просто вынимало кусок материи из монолита и его легко можно было оттащить в таком виде к ближайшему сортировочному комбайну. Чувствуя зуд нетерпения сразу во всех местах, бизнесмен немедленно сел за создание схемы установки. Сейчас ее требовалось лишь собрать по готовым чертежам.

Двери кабинета открылись, в них недоуменно замер киберуборщик. Система идентифицировала людей как разумных гуманоидов, однако их поведение больше напоминало трех макак в зоопарке. Они весело гукали, подскакивали на месте и сумбурно размахивали руками. Предприниматели окружили робота и заключили его в стихийный хоровод.

- Ты понимаешь, понимаешь?! – вопил счастливый Илон. – Это же нобелевка минимум! Совершенно новое направление развития науки!

- Вы только представьте, как завопят эти гниды из «Боро Индастриаз»! Джона ждет инсульт! Джона ждет инсульт! Инсульт!!! – катался в облаках эйфории Стив.

- Я куплю себе отдельную планету! Слышите вы?! Целую планету с океанами и золотым песком! – волевое лицо Генри с глубоко посаженными глазами раскраснелось, он сейчас выглядел лет на 20 моложе своих 63 лет.

Три величайших непризнанных гения 22 века за одну ночь разработали весь проект. Основной реактор пожилой фабрикант предложил взять с очистных сооружений – там в нем сжигали фекалии из канализации завода. Катушку Петренко решили снять со списанного мусоровоза, а носителем установки сделать старый транспортник. Стив предлагал свою роскошную яхту, но после расчетов выяснилось, что буровая в него просто не влезет.

Весь следующий месяц наши герои почти не спали и практически не ели. Воодушевленные грандиозной идеей, они работали как древнеегипетские рабы на пирамиде, а хлысты надзирателей им с успехом заменяли собственные нетерпение и надежда. Лишь Генри – старый опытный волк-коммерсант – чувствовал время от времени беспокойство и ощущение слежки. Однако, он разумно списывал это на хронический стресс и приближающийся старческий маразм. Ровно через тридцать дней грузовик с логотипом Крогановской Ассоциации Машиностроительных Автоматических Заводов, скрипя всеми своими многочисленными болтами и шурша опадающей с бортов ржавчиной, поднялся над поверхностью негостеприимной планеты Боро. Тихо и незаметно за ним последовал черный, вытянутый словно стилет корабль-разведчик без опознавательных знаков.

- Смотри, какой красавчик, - Стив разглядывал на мониторе неклассифицированный астероид, к которому вплотную подошел их транспортник. – Сейчас мы будем делать из тебя бублик, будет немножечко больно.

- Внимание! Расстояние три километра. Готовность – минута. Установка? – Генри в капитанском кресле был собран и сосредоточен, как на осмотре у проктолога.

- Реактор готов, выходная мощность один гигаватт. Катушка Петренко готова. Инжектор плазмы в норме. Готовность систем – сто процентов, - Илон пытался унять дрожь в руках, он ежеминутно вытирал пот со лба.

- Простите, - подал голос искусственный интеллект корабля. – Какова вероятность полной аннигиляции транспортного средства в ходе проводимого эксперимента?

- Весьма высока, - недоуменно и на автомате ответил капитан.

- Слава Богу! Наконец-то это бессмысленное существование закончится, - кто-то, похоже, серьезно изменил настройки ИИ, позволив ему выйти за рамки стандартной программы содействия экипажу.

- Расстояние – километр, даю запрос на разрешение пуска «Новобура».

- «Новобур» - идиотизм, а не название, - пробурчал под нос Генри, а затем властно приказал. – Стоп машина! Стив, центрируй по объекту. Илон, готовность 15 секунд.

Транспортник замер напротив астероида, сверкавшего в лучах прожектора хищными гранями твердых пород. Казалось, чувствуя свою гибель, он ощерился клыками в сторону врага в тщетной попытке испугать и заставить отступить нападающего. Дождавшись команды, Илон нажал на иконку запуска буровой установки. Интерактивный пульт перед ним вспыхнул многочисленными цифрами, данными и схемами. Корабль вздрогнул и в теле каменной глыбы возникла зияющая дыра, черная, заполненная матовой, пульсирующей мглой. Транспортник повело и потащило в этот астрофизический суп. Никто ничего не успел предпринять. Машина влетела в сгусток и чернильно-матовая субстанция поглотила его…

Генри смотрел в залитые темнотой экраны расширенными до предела глазами, бессильно пытаясь понять произошедшее. Его слух терзал высокий, однотонный, мерзкий вой, скребущий по нервам истерическим фальцетом. Капитан попытался крикнуть «Заткнитесь!» и отвратительный звук оборвался старческим горловым «бульком». Генри понял, что это он же и визжал. В резко наступившей тишине послышался легкий смешок и это явно был не Илон – парень просто окаменел, ошарашенно вперившись в данные бортовых систем.

- Наглый, самодовольный и тупой хлыщ! – Генри начал закипать. – Стив, куда ты нас затащил? Говори, что случилось или я тебя размажу тонким слоем по внешней обшивке этого гребанного корыта!

- Но-но, капитан! Я конечно старая модель, но вот уже двадцать лет верой и правдой служу вашей компании и не потерплю таких оскорблений, - вмешался ИИ.

- Заткнись, твою мать! – снова завизжал фабрикант. – Стив, мои нервы на пределе, отвечай!

- Генри, не веди себя как старая путана, с которой не расплатились. Я знаю не больше твоего, но мы живы, корабль цел, есть шанс и время во всем разобраться.

- Друзья, - ожил вдруг Илон. – Я ничего не понимаю, но мы движемся штатно… в гиперпространстве.

- Невозможно! – удивился Стив. – Мы уже должны были добраться до точки выхода. Прыжок – это доли секунды, а мы здесь уже несколько минут.

- Да вы – капитан-очевидность, - снова послышался лишенный модуляций голос искусственного интеллекта.

- Заткнись! – крикнули все трое членов экипажа.

- Стив, Илон, есть какие-нибудь предположения? Я сейчас в шаге от апоплексического удара и думаю только о том, как не отдать концы прямо тут.

- Возможно, мы умерли и сейчас наблюдаем предсмертную галлюцинацию. Или даже уже на том свете, но тогда мы точно в аду, ибо рай с вами двумя в принципе невозможен. Я бы предпочел гурий и можно даже без крылышек.

- Стив, ты дурак? – Генри устало потер переносицу. – Черт, ничего в голову не приходит. Илон, мой юный друг, есть светлые идеи?

- Сэр, я пока ничего не понимаю, но, возможно, мы внутри какого-то поля, генерируемого буровой установкой.

- И?

- Может быть стоит ее выключить и корабль снова окажется у нашего астероида. Если, конечно, мы не запустили какой-нибудь глобальный процесс и Вселенная сейчас не сжимается для Второго Большого взрыва, после которого вернется в состояние сингулярности.

- Так, стоп. Роль старой, ворчливой занозы на этой ржавой посудине – моя. От вас я жду креативных и полных оптимизма решений.

- Генри, Илон прав. Ничего не меняется. Если выключить установку мы должны вернуться в исходное состояние. Возможно, генерируемое поле и деформация пространства просто отклоняют фотоны и на самом деле мы очень бездарно висим около нашего невкусного бублика.

Все трое экспериментаторов были людьми решительными, смелыми и всегда предпочитали действие долгим размышлениям. Поэтому, все взвесив и простившись на всякий случай друг с другом, они отключили генератор поля. Последствия легко описать одним словом – катастрофа. Тело грузовика сотряс сокрушительный удар. Все экраны в кабине пыхнули ослепительным светом, а затем начали передавать великолепную картинку: половину обзора закрывала прекрасная, золотисто-голубая планета, освещенная восходящим солнцем. Сверкающий обруч света опоясывал ближайший бок космического тела, бордово-алые отсветы перекатывались по перистым облачкам, пески и океаны рисовали совершенные в своей красоте узоры. Вот только любоваться всем этим у людей не было времени. Их корабль просто падал и горел в атмосфере неизвестной планеты, а его основные двигатели отсутствовали, будто срезанные огромным хирургическим скальпелем.

- Будь проклят тот день когда я с вами связался! - орал Генри.

Его товарищи поиском слов себя не утруждали и кричали букву «А». Довольно мелодично, кстати, и даже в унисон. Как ни странно, лучше всех в этой ситуации себя проявил искусственный интеллект, который почему-то на время забыл о своих преступных суицидальных наклонностях. Дисплей пульта управления моргнул, переключившись на автопилот, и в кабине зазвучал ровный, успокаивающий голос компьютера:

- Код «шестнадцать-ноль». Включаю носовые тормозные двигатели. Всех членов экипажа прошу пристегнуться и приготовиться к аварийной посадке.

Камеры выходили из строя одна за другой, обзорные экраны гасли, оставляя людей в жуткой, первобытной темноте. Чудовищные вибрации пробегали по корпусу судна, выбивая дух и зубы из скрючившихся в креслах комочков ужаса. Защитные экраны прогорали и отрывались от рукотворной кометы целыми лоскутами, пропуская нестерпимый жар внутрь транспортника. Падающая звезда сначала постреливала передними дюзами, а у самой земли мощно испражнилась факелами огня. Со стоном промялся под нагрузками металл. Кусок железа рухнул, подняв тонны песка в воздух. Когда пыль развеялась, стала видна немного подрагивающая нога, торчащая из-под искореженной кабины. Судя по кокетливому браслетику и кожаной сандалии, она принадлежала некогда разумному существу…

- Илон, а ты вообще экстремальные путешествия любишь?

- Вообще да, Стив, но я бы предпочел перемещаться первым классом, а не в багаже.

Особую пикантность этому разговору придавал факт того, что обоих собеседников тащили привязанными к жердям, как диких животных. Стоило изрядно помятым астронавтам выбраться из остатков грузовика, как их окружила толпа местных аборигенов, крайне раздосадованных фееричным убийством своего соплеменника. Поначалу туземцы побаивались всадников огненной колесницы, но когда поняли, что на покалывания кончиками копий они ответить не могут, быстренько побили нарушителей, связали и куда-то понесли.

- Черт, Стив! В голове не укладывается! Чуть больше месяца назад я летел на круизном лайнере «Энтерпрайз» и за бутылкой «Дом Периньон» обсуждал перспективы развития отрасли нанотрансплантологии с академиком Academie des sciences Марией Пьюри. А сейчас меня тащат на какой-то палке голозадые дикари и тот, что спереди – еще и с избыточным метеоризмом!

- Ну, мне повезло больше – мой вроде бы расстройством кишечника не страдает. Хотя все равно невыносимо потом воняет.

- Как думаете, ребята, нас просто убьют или потом еще и съедят?

- Генри, на твои сухие мослы даже собаки не позарятся, не переживай. Ой! – Стив получил болезненный укол копьем под ребра и почел за благо замолчать.

Их несли долго, так долго, что жажда и боль в конечностях вытеснили первые ужас и растерянность. Небольшой отряд прошел сквозь потрясающе живописный лес, выглядевший как холст, на который художник случайно уронил палитру. Затем инопланетные гости смогли полюбоваться пустыней, удивительно похожей на все другие песочные пустоши Вселенной. И вот, в конце этого скорбного пути, несмотря на пережитые испытания, люди все-таки ахнули от восхищения. Вид с холма на первобытный город оказался чертовски живописным. В центре возвышалась усеченная гигантская пирамида с узкой ленточкой ступенек к вершине. Вокруг нее располагались шатры, украшенные вышивкой всех цветов радуги, ленточками, перьями и бусами. Город был густо заселен гуманоидами, даже слишком сильно похожими на землян. Только черты лица тоньше и глазищи огромные, как у анимешных красавиц. Местные молча расступались, пропуская караван.

- На людоедов они не похожи, - оценил Илон.

- Вряд ли нас несут на палках как жертвенных баранов, чтобы потом выделить номера люкс в местном «Гранд Плаза», - мрачно парировал Стив.

Генри говорить не мог – старик потерял сознание от жары и невыносимой боли в затекших членах. Всех троих принесли на центральную площадь. Тут, судя по одеяниям присутствовавших, проходил какой-то совет жрецов. Куча пожилых аборигенов в тогах напоминали собрание друидов, а заправляла ими девушка невероятной красоты. Идеальное лицо с огромными синими глазами, чувственные губы, тонкая талия с плоским животиком, пластика движений сытой кошки и попка минимум на два миллиона межпланетарных кредитов! Еще минуту назад людям казалось, что после прогулки по пустыне в их организмах не осталось и капли жидкости, но обильное слюнотечение при виде этой чудесной лани доказало обратное. Командир отряда что-то прокричал присутствующим, в ответ раздался общий горестный вопль, сопровождавшийся потряхиванием копий и воздеванием рук к небу.

- Кажется, мы расплющили какую-то местную шишку.

- Стив! Фу! Что ты несешь?! Мы убили... кого-то разумного. Тебя совесть на мучает?

- Малыш, с меня сейчас будут снимать кожу или посадят на кол! Мне не до сантиментов!

Девушка подошла к каждому из пленников и провела рукой по щеке. Она говорила что-то суровым, осуждающим тоном, но Илон уловил в глубине ее глаз какую-то лукавую искорку. Впрочем, это можно объяснить мельтешением крыльев купидончиков, которые кружились вокруг него в большом избытке. Между тем, жрица повернулась к соплеменникам с громкой, воодушевляющей речью. В ответ послышался еще один, на этот раз одобрительный рев.

Пленников быстро развязали, но лишь для того, чтобы привязать к трем жертвенным столбам, под которыми быстро появились вязанки хвороста. Илон мрачно молчал, Стив покрывал своих мучителей площадной бранью, в которой мастерски тасовал антропологические и биологические термины с трёхэтажными конструкциями из названий репродуктивных органов. Парни с трудом стояли на потерявших чувствительность ногах, но даже их пронял душераздирающий стон очнувшегося пожилого товарища.

- Генри, как ты?

- Старина, мы попали на лучшие места в огненном доисторическом шоу. Держись – ждать осталось не так уж и долго.

Генри, буквально висевший на связанных за столбом руках, приподнял голову, оценил ситуацию и произнес всего два предложения, многократно затмивших изощренностью все долгие ругательства Стивена. Аборигены в этот момент плясали какой-то ритуальный танец и вообще не обращали внимания на виновников торжества. Старик, превозмогая боль, привстал с колен и с новым воплем страдания поднялся на ноги. Он тяжело дышал, по его лбу градом катились крупные, сверкающие на солнце капли пота.

- Ребята, объясните мне одну вещь. Какого хрена произошло с нашей установкой? Как мы оказались около этой планеты?

- Тут все просто – катушка Петренко открыла проход в ранее неизвестный гиперпространственный тоннель, а проводник или циклотронный резонанс каким-то образом замедлили скорость движения по нему, - Стив покачал головой. – Мы погибнем не просто так – параллельно мы совершили великое, совершенно бесполезное открытие.

- Друг, не делай поспешных выводов – тут есть над чем поразмышлять.

- Илон, во-первых, на другие у меня не остается времени, а во-вторых, прекрати так откровенно пялиться на эту жрицу – она нас собирается сжарить и, возможно, сожрать. Прояви уважение к своим сотоварищам, ненавидь ее вместе с нами.

- Стив, отстань. Это моя последняя эротическая фантазия, между прочим. И вообще, я… я всегда больше увлекался физикой и инженерией, и на девушек как-то времени не оставалось…

- Только не говори, что ты девственник!

- Да… и сейчас сильно об этом жалею.

- Это правильно, - вмешался Генри. – Много потерял. Я вот помню одну мутанточку с Марса. Общались как-то еще до Внезапного терраформирования. У нее было три груди и м-м-м-м… Кувыркались мы с ней весь мой отпуск. Тридцать лет прошло, а я до сих пор как вспомню, так…

- Эй, старая ты морщинистая обезьяна! Прекрати. Илону и так досталось. Вон уже факелы несут. Господа, втяните тестикулы, сейчас будет жарко.

- Простите, меня, ребятки. Прощайте.

- И ты Генри, меня прости. Прощай.

- Стив, Генри, мне жаль, что так… в общем, прощайте.

Сразу жечь отважных космических исследователей не стали. Ритуальное шоу требовало соответствующего антуража, поэтому под дикие завывания и песни аборигенов верховная жрица раскрасила лица землян какими-то знаками и символами. Илон, падая в бездонную глубину ее синих глаз, не смог сдержать открытой мальчишеской улыбки. Девушка почти незаметно и немного сочувственно улыбнулась в ответ. Крики внезапно смолкли и в наступившей тишине особенно неприятно потрескивали факелы. Жрица подняла руки к небу, проговорила что-то торжественное и жестом отдала команду. Три друида поднесли огонь к вязанкам, но в последнюю секунду раздался одинокий испуганный вопль. Все удивленно взглянули на женщину в толпе, показывающей пальцем куда-то вверх.

- Корабль-разведчик Споук RX-330, - как-то слишком спокойно констатировал Стивен, подняв голову.

- Сюда идет, - добавил Илон.

- Вопрос кому помогать будет, нам или голозадым? - добавил ложку дегтя старый ворчун.

Местные жители вникать не стали, а быстро назначили малый корабль, который бойцы ВКС Федерации прозвали за вытянутую форму «писюном точеным», своим новым божеством и попадали на колени. Машина медленно и величественно опустилась рядом с центральной площадью, передавив дома-вигвамы и разметав выхлопом по округе сушившиеся на веревках трусы и носки. Десантное отделение открылось и наружу высыпался взвод солдат в композитной броне, смотревшейся адски эффектно на фоне полуголых дикарей. Военные окружили кольцом главного – высокого мужчину в дорогом костюме.

- Джон, двуличная ты падаль, не поверишь, я даже рад тебя видеть, - поприветствовал спасителя Стив.

- Здравствуй, Стивен. Я пришел за ячейкой памяти с вашего транспортника. Она у тебя?

- О чем ты?

- Не юли. Носитель искусственного интеллекта с записями о вашем эксперименте.

- А на кой она тебе?

- Мне кажется, я буду лучше смотреться в роли первооткрывателя. Да и доходами с открытия распоряжусь лучше.

- Какой роли? Что ты несешь?!

Мужчина замер, осененный внезапной мыслью. Недоверчиво осмотрел измученные лица пленников, а потом расхохотался:

- Вы серьезно?! Вы даже не поняли, что совершили? Стив, я следил за тобой все время, начиная с открытия компании и даже после увольнения, но то, что ты дурак, понял только сейчас!

- Молодой человек, объясните же наконец! – Генри не выдержал. – Я захлебываюсь вашим эгоцентризмом и меня тошнит!

- Дорогой мой Генри, вы вместе с двумя этими клоунами совершили невозможное… - Джон сделал театральную паузу. – Вы пробурили первый в истории человечества искусственный гиперпространственный тоннель!

Все трое исследователей сказали одно и то же неприличное слово, выражающее крайнюю степень удивления. Джон с издевательской насмешкой наблюдал за их реакцией. Впрочем, он тоже отличался крайне решительным характером, поэтому долго ждать не стал, вытащил пистолет и приставил его ко лбу своего бывшего коллеги.

- Я считаю до пяти, а потом спускаю курок. Где ячейка?

- А с чего вы взяли, что она у нас? – спросил Илон.

- Мы осмотрели грузовик – там ее нет. Какие еще варианты?

Трудно сказать, как бы дальше развивались события, но тут все пошло кувырком. Сначала вмешалась жрица, которую не устраивал вариант с расстрелом приготовленных для ее божества жертв. Она подошла, стала что-то решительно требовать у Джона, а потом и вовсе схватилась за его пистолет. Мужчина хлестко ударил ее по лицу и совершенно равнодушно выстрелил в упавшее тело. Это стало роковой ошибкой. Площадь взорвалась криком негодования и дикари ринулись мстить. Первую линию атакующих бойцы в броне разобрали на молекулы из винтовок, но за первыми шли новые волны нападающих. Перезарядиться охранники Джона просто не успели – копья и ножи находили малейшие щели в броне, а экзоскелеты не выдерживали веса пяти-шести противников. Все закончилось через пять-десять минут. Даже корабль не успел взлететь – аборигены ворвались внутрь и зачистили всех, кто там был.

Лицо Генри постепенно вытягивалось в совсем уж лошадиное – с каждой секундой он терял надежду на спасение. Старик даже не сразу сообразил, что его руки уже давно висят вдоль тела. Тем временем, Стивен сноровисто перерезал веревки Илона. Молодой человек реагировал явно быстрее:

- Стив, как ты освободился?!

- По молодости общался с тибетскими монахами – набрался всякого. Некогда болтать, бегом к кораблю.

Повеселевшая троица, старательно маскируясь под кактусы, добралась до распростёртых на земле тел жрецов-друидов. Экипировавшись в местных и натянув на головы капюшоны, они не особо скрываясь рванулись к «Споуку». Однако Илон оторвался от остальных, сделал крюк и поднял на руки раненную девушку. Товарищи не стали возражать, дабы не демаскировать себя речью. Генри только шипел, как змея с отдавленным хвостом. На них так никто и не обратил внимания – на площади все чаще раздавались скорбные крики аборигенов, оплакивавших погибших родственников.

В проеме открытого десантного отсека корабля болтались без дела три-четыре дикаря. Оказавшись рядом с ними, Генри и Стив выхватили из-под тог винтовки, предусмотрительно выставленные на парализующий режим ведения огня. Остальные обитатели города неистово и яростно завопили, увидев вспышки выстрелов, но было уже поздно. Забежав в машину, старик победоносно ударил по кнопке закрывания дверей. Обездвижив всех непрошенных пассажиров, ребята просто повыбрасывали их из разведчика через люк, до которого с земли было не дотянуться. Дикари исступленно били по внешней обшивке копьями и камнями, но не могли даже поцарапать многослойную композитную броню с термостойким покрытием.

Возвращение в цивилизацию получилось непростым. В сознании Илона все перемешалось и трудно было понять какой из миров реальный – пластиковый, с тихим шуршанием климатической установки, или тот что остался за стенами корабля – с жарой, запахами пота и страданиями. Парень нежно уложил девушку в биобокс и ее травмой занялись шустрые манипуляторы медробота. Универсальный диагност выдал довольно оптимистичный прогноз.

- А Джона даже немного жаль, - задумчиво проговорил Стив во время предполетной подготовки.

- Смелый человек, - лицемерно хмыкнул Генри в ответ.

- Где, кстати, эта ячейка памяти?

- Я забрал, - отозвался Илон. – Этот странноватый ИИ все-таки нам жизнь спас. Запустим его?

Не дожидаясь ответа парень вынул стандартный модуль системы управления разведчиком и вставил в слот флешку со старого транспортника. Пискнул, перезагружаясь, основной компьютер. Через полминуты в кабине послышался знакомый, безразлично-насмешливый голос:

- Рад видеть вас в добром здравии, господа. Даже спрашивать пока не буду что я пропустил, судя по вашим изрядно прокопчённым физиономиям, рассказ получится ни на один час.

- Это точно, - усмехнулся Генри.

- Биологический объект в медотсеке не поддается классификации. Это новый член экипажа?

- Новый член вон – за пультом сидит, краснеет, а там местная властительница дикарских душ, которую теперь придется лечить.

- Ее ритмы в норме. Через неделю она будет полностью здорова. Куда направляемся?

- Домой… э-э-э. Не против, если буду звать тебя Бэрримор?

- Дворецкий из анекдотов? Мне нравится, Стив. Внимание, код «десять, три ноля». Маршрут проложен. Пуск основных двигателей через 10 секунд, 9, 8, 7…

P.S. Прошу не судить слишком строго, все-таки это мой первый литературный опыт. В последнее время у меня довольно много свободного времени. Даже вот сейчас – мы летим на Землю для участия в церемонии награждения Нобелевской премией на яхте Стивена и все члены экипажа мирно сопят в своих каютах, а я лишь стараюсь вращать осторожнее вентиляторы, чтобы им не мешать. Ни богатства, обрушившиеся на Генри, ни возвращение Стива на должность руководителя «Боро Индастриаз Корпорейшн», ни внезапная безумная любовь Илона (взаимная, кстати) не смогли разлучить приятелей. Приключения спаяли их в единый организм, триплекс, способный выдержать многое. Весь следующий год после отлета с той негостеприимной планеты они разрабатывали проект прокладки гиперпространственных тоннелей по обитаемой части Вселенной. Ну а я помогал им по мере сил. Сейчас их заслуги оценены по достоинству, ну а сами изобретатели ищут новое грандиозное предприятие и, боюсь, это чревато очередными неприятностями. Странно – рассказ искусственного интеллекта, созданного «Кибердайн Технолоджи» для управления среднетоннажными космическими грузовиками. Тоска. Правда, с этими тремя придурками, чувствую, историй мне хватит с избытком еще на целую серию книг в духе Эдгара Берроуза.  

+1
92
Максим Суворов №2