Ирис Ленская №1

Снафф-шоу

Автор:
Шишкин Максим
Снафф-шоу
Работа №1. Тема дуэли: Талон

Каждый год в марте на огороженной территории проходит чертов фестиваль. Где на входе весят головы Микки, Дональда, Крюгера и других персонажей, измазанные кровью и с зашитыми проволокой глазами. Их щеки покрыты ржавчиной и вязкой грязью, которая придает их улыбке двусмысленный вид. За воротами ряд помещений, сделанных из старых вагонов и шатров. Все они обшарпаны и потерты. Атмосфера настолько тяжелая, что кажется, эти здания способны поглотить своей тенью. «Шакалы» мускулистые и с татуировками пялятся на меня со своих мест у аттракционов. Я пытаюсь вырваться из этой паутины ужаса, но мой взгляд падает на небольшой шатер с надписью: «Узнай свою судьбу». Я медленно и неуверенно шагаю к нему. Купол, скреплённый восстановительным листом, шатается под напором сильного ветра. Я захожу в него. На полу заплесневелые доски скреплены между собой толстыми болтами. Посередине стоял стол со странным устройством. Я подошел ближе. Прибор похож на фотоаппарат Polaroid. Он смотрит на меня одним большим черным глазом и начинает пронзительно пищать. Я отшатнулся. Из разъема вылез черный лист фотобумаги. Я взял его. На листе начала проявляться надпись:

«Талон разового посещения дает Вам право посетить закрытый павильон номер 7 сегодня в 23.00 ».

Мне стало интересно. Задумчивым я вышел из шатра и посмотрел на часы. Стрелки показывали 22:40, значит, у меня есть еще двадцать минут, чтобы найти нужный мне павильон. Я продвигаюсь через толпу и сталкиваюсь с плачущей девушкой. Она одета во все черное, как гот или рокер. Вся туш размазалась по глазам и щекам, а из носа течет кровь, которая уже капает с подбородка на сырую землю. Она резко толкает меня, да так сильно, что я теряю равновесие и падаю, а она убегает и растворяется в этой «грязной» толпе. Я поднимаюсь и замечаю вдали темный шатер. Из-за черной ткани он выглядит мрачнее всех здешних построек. Я двигаюсь медленно, боясь приблизиться, но ноги сами ведут меня к неизвестному. Около входа стоял карлик, вылитый Паспарту из шоу «Форт Боярд», если не считать татуировки на его левой щеке в виде отпечатка от губной помады. Он окинул меня злобным взглядом:

- Чего тебе здесь надо? Проваливай давай!

Я не ожидал такого. Но, преодолев свой страх перед этим маленьким человеком, я заикаясь произнес:

- Ввввот у меня тттут талон.

Я протянул ему черную бумагу. Он схватил ее и начал читать. Секунды мне показались вечностью. Мой лоб покрылся холодным потом. Он приподнял глаза и произнес:

- Нууу, раз у вас талон товарищ, тогда милости просим. Представление начнется через несколько минут.

Затем он театрально отодвинул один край черной ткани и впустил меня внутрь.

Помещение оказалось просторным. В противоположной стороне от входа находилась импровизированная сцена, а напротив нее несколько рядов стульев. В зале уже сидело пять человек. Один бородач с большим пивным пузом поглаживал свою густую бороду и что-то доказывал своему собеседнику, который явно его не слушал. Еще один сидел, как загипнотизированный, и смотрел в одну точку. Я сел с краю, и внезапно погас свет. Все умолкли. На сцену кто-то поднимался с маленькой свечой в руке. Незнакомец остановился посередине сцены, затушил свечку и хлопну в ладоши два раза, шатер снова озарился светом, но уже красным. Глаза от внезапной вспышки света жгло, и я не сразу заметил, что на сцене стоял стул с привязанной обнаженной женщиной. В ее глазах читался ужас, они нервно бегали из одного конца шатра в другой, словно искали выход. Рот был заткнут кляпом, а тело покрыто гематомами и ссадинами. Незнакомец стоял позади нее. Это был бородатый мужчина в старом потертом фраке и с вытянутым цилиндром на голове, из-под которого торчали густые извилистые кудри.

- Господа! – его звонкий голос прозвучал так громко, что я даже вздрогнул. – Вы находитесь на снафф-шоу.

Он развел руки в театральном жесте, будто ждал аплодисменты. Но они не прозвучали.

- Эта прекрасная женщина хотела покончить жизнь самоубийством. Но зачем же это делать в одиночку, верно?

Снова тишина.

- А вы, я смотрю, не разговорчивы. Ну тогда начнем.

На сцену вышел карлик. Не тот, что был на входе. Этот был с жесткими чертами лица и длинной косой, которая доходила ему почти до ягодиц. «Где они их только находят» - подумал я. Карлик нес закрытый чемоданчик с инструментами. Мужчина поблагодарил своего коллегу и снова обратился к зрителям:

- Повешение – самый распространенный вид самоубийства. Ограничение уровня кислорода приводит к гипоксии, а в конечном итоге асфиксии. Заманчивое зрелище, особенно, когда наблюдаешь за этим в каком-нибудь грязном подвале.

Он достал из чемоданчика сложенную вдвое бечёвку и положил ее на пол.

- Вскрытие вен – в нашей стране также распространённый вид самоубийства, правда, не так эффективен, как хотелось бы. Этот метод подойдет скорее всего для самовредительства, а не для самоубийства. Но все равно данное действие, если довести его до конца, вызывает сердечную аритмию с последующей остановкой сердца. А вот если попытка будет неудачной, то действия приведут к травмам сухожилий, внешних мышц-сгибателей, локтевого или срединных нервов, которые отвечают за контроль рук. Да и знаете, не хотел бы я, чтобы меня нашли в ванной полной крови, мочи и фекалий. Он снова засунул руку в чемодан и достал оттуда опасную бритву и также, как веревку, положил ее на пол.

- Ну и третий вид, который я могу вам предложить мои дорогие, это огнестрельное оружие. Пуля как у нас говорят – дура. Поэтому эта «дура» при прямых руках убивает в 99% случая. И снова он засунул руку в чемодан и достал оттуда пистолет.

- А теперь я хочу спросить у вас, как она умрет? Рокер, который сидел через стул от меня с зеленым ирокезом и в черной косухе спросил:

- Эй клоун, а может ты ее убить просто хочешь? Откуда нам знать? Мы потом как соучастники пойдем. «Мы и так пойдем как соучастники, придурок.» - подумал я, но в слух это не сказал.

- Молодой человек, полно вам. У нас все законно. Да и можете сами у нее спросить. Он вытащил кляп. Женщина жадно начала хватать ртом воздух, будто рыба на суше. По ее глазам текли слезы.

- Ну, Зинаида Петровна, поделитесь с нашими зрителями, как вы хотели покончить жизнь?

- Я…Я…Воды.

- Дайте ей эту чертову воду наконец, я не собираюсь торчать тут до завтрашнего вечера. – крикнул бородач с пивным брюхом.

В этот момент карлик уже выбежал на сцену со стаканом воды и, поднеся его к губам женщины, начал аккуратно вливать ее.

- Я хотела спрыгнуть с крыши. Но потом залезла в интернет и начала «гуглить» все о самоубийствах. Но вдруг на почту пришло письмо. В нем говорилось, что в одиночку это делать опасно и 100% гарантии в этом деле быть не может. А я устала уже, не хочу быть на этом свете. Мир, в котором я никому не нужна, стал для меня серым, бесцветным и черствым. Помогите мне уже покончить с этим.

- Действительно, давайте уже поможем этой несчастной и прекратим ее муки. Тем более наш чемоданчик имеет еще ряд инструментов для увечий. Ведь это шоу друзья мои! Пусть оно продлится дольше! На сцену снова выбежал карлик, в руках он держал камеру и штатив. Настроив камеру, чтобы она снимала под прямым углом, он махнул ведущему о готовности.

- Ну что же, приступим.

Женщина начала кричать. Ее резкий и наполненный адским ужасом вопль звучал коротко и отрывисто. Я зажал уши руками. Люди начали кричать, что лучше с ней сделать, а ведущий выполнял. Все это длилось минут пятнадцать. Бедную жертву и душили веревкой до потери сознания, и отрезали пятки, и вырывали ногти, а под конец ей перерезали глотку, но она была уже без сознания. Абсолютно все смеялись над этим зрелищем, даже «загипнотизированный», но не я. Привкус желчи стоял у меня в глотке с самого начало, но желудок категорически не хотел очищаться. От всего этого у меня закружилась голова. Хоть брызги крови и не добрались до моего ряда, я все равно чувствовал себя запачканным. С трясущими руками я выбрался на улицу. Пьянящий воздух вперемешку с мочой и сигаретами сделал свое дело - меня вырвало.

Карлик с поцелуем на щеке начал смеяться своим низким голосом и сквозь смех произнес:

- Что не привык к такому, сосунок?

- Да пошел ты! – рявкнул я, вытирая губы рукавом.

- Иди мамочке пожалуйся.

Я начал поспешно удаляться, а смех карлика все продолжал раздаваться в моих ушах. Позади меня мрачные неоновые огни постепенно начали исчезать в густом тумане. Наконец я возвращаюсь в свой дом к чистой воде, которая смоет всю грязь сегодняшнего вечера.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
0
190
06:48 (отредактировано)
+1
фестиваль. Где на входе весят… Уже две ошибки в первом предложении. Куда вы торопитесь, автор? Это ведь не комментарий, а литературное произведение. Идёт, идёт настоящее время и вдруг стоял, подошёл. Я даже дочитать пока со смартфона не смогла, хотя сюжет в моём вкусе, хоррор, интересный. Теряю нить повествования.
08:43
+1
Да не, да хоррора тут далеко. Я теперь разбираюсь)
Надо было назвать «талон товарищ». И такого добра в тексте навалом. Времена скачут, герой заикается, кровища, карлики, короче кошмар… но не хоррор. Да и не очень рассказ.
20:58
+1
sick
Желчь, моча, фекалии…
Что это?
Это говно.
Пойду жаловаться мамочке.
Минус.
21:06
+1
— Что не привык к такому, сосунок?

Вообще, да, полностью согласна, кроме выше перечисленных атрибутов в жанре ужаса необходима логика подачи материала, понятный образ ГГ, герои не должны возникать и пропадать не пойми куда, как девушка то ли гот, то ли кто. У рассказа должен быть сюжет, внятный, идея и финал. А смаковать можно у себя в дневниках, но очень подконтрольно, один уже описывал истязания кота на протяжении нескольких часов. Ну здесь хоть нездоровый плод фантазии…
18:30 (отредактировано)
Понравилось: как автор строит ситуацию через разворачивание смыслов (здесь — тревоги). Делает это грубо (мне кажется — наощупь), но делает. Не только обозначает страшное, а описывает, создает, «вылепливает» из слов тревогу.
Не понравилось: по жанру, мне кажется, это психологический рассказ. А тогда вопрос: зачем на таком материале? Материал в изложении автора тянет только на упоминание, и лучшие куски текста, как раз, к материалу (кровища, насилие) отношения не имеют. Еще не нравится, что образы и атмосфера взяты из голливудских триллеров и ужастиков, что не очень правильно, потому что получается «осетрина второй свежести». Не понравились шаблонные описания места, людей и обстоятельств, тыщу раз виденные и обрыдлые уже. Материал может быть любым, зачем его таскать из кино? Тема показалась нарочитой и не соответствующей жанру и стилю.
Размышления: хорошо любить русский язык и делать ошибки, где и как нужно. Сгибать слова, как нужно, а не как получится. Автор на пути к интересной поэтике.
06:18
К чему все это?
Концовка — никакая.
Не понравился рассказ.
13:28
Я думала, жертва в конце рассказа откажется от мысли о самоубийстве и закричит на весь зал: «Хочуу жить!»
Загрузка...
Максим Суворов