Эрато Нуар №1

Послушайте Соню

Автор:
Виктория
Послушайте Соню
Работа №2. Тема дуэли: Гипертония
  • Победитель
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

— Роза! Роза, чертова кукла, вот что ты творишь? Что ты такое творишь, я тебя внимательно спрашиваю? Тебе нечего ответить старшей сестре? Тогда она сама тебе и ответит. Ты творишь что угодно, только не слушаешь. Сестра говорит, а ты не слушаешь, словно мама с папой не дали тебе ушей. Но ведь это не так, Роза. Посмотри! Что ты крутишь своей кудрявой головой по сторонам?! Конечно, их так не видно. Оторви зад, подойди к зеркалу.

Роза Марковна, и без того повидавшая на своем веку всяческий ерунды, стояла в потемках коридора перед старым трюмо. Стояла, смотрела и никак не могла понять: с какого перепугу она соскреблась с дивана, где провалялась половину дня с давлением. Какого такого дьявола приволоклась смотреться в зеркало? Чего она там не видела? Складку боли над переносицей? Круги под глазами?

— Ну, что я говорю! Вот они — два уха… «Третье брюхо», — как говорил твой покойный Боря. Но ты и его не слушала. Видимо, ты решила, что бог дал тебе уши, чтобы носить мамины серьги. Нет, Роза, уши — чтобы слушать, что тебе говорят умные люди. А они есть, Роза, поверь: умные люди — это не выдумки!

Солнце маяло жаром, долбило в окна, дотянулось лучом и до потемок коридора. Ярким всполохом загорелись гранаты на серьгах. Мамины серьги…

Мама носила их, не снимая: и с вечерним платьем, и с домашним халатом. Они шли ко всему, потому что шли ее глазам — спелым вишням, таинственно мерцали в черноте кудрей, подчеркивали овал лица, изящность шеи…

— Папа, а какая у нас мама?

— Да, папа, какая? Какая?

В голосах дочерей лукавинка.

— Красивая, — папа «играет по правилам».

— Расскажи! — тянут капризно, но понарошку.

И папа начинает нараспев:

— «Ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! Глаза твои голубиные; губы твои — лента алая; ланиты твои — как половинки гранатового яблока. Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса!»*

— Папа, это сказка?

— Нет, девочки, это опиум для народа.

— Марк! — рявкает «голубица».

Но поздно, вопросы не удержать:

— А что такое опиум?

— А если он для народа, то и для нас с Розкой?

— И для меня?!

— Что прямо даже для Розки?

Папа хохочет, ерошит кудрявую шевелюру, словно пытается нашарить ответы.

— Не мог замолчать свой рот? — в маминых «голубиных» глазах беспощадность хищницы . — Крутись, как хочешь.

И папа крутится вокруг Пушкина, выкрикивает на манер вожатской речевки:

— Сказка ложь, да в ней намек!

—Добрым молодцам урок! — звенит ответка пионерским задором.

— Красным девицам… — смеется папа, целует дочерей в кудрявые макушки.

Натосковавшись в детском саду, маленькая Розочка во время ужина забирается матери на колени. Ее мало заботят вздохи отца, что она не дает матери спокойно поесть, гундение сестры Сонечки, роняющей в тарелку крокодиловы слезы.

— Сонечка, что ты так рыдаешь, словно кто-то помер?

— Розка забралась маме на колени!

— Сонечка! Розочка — маленькая девочка, а ты — пионерка!

— Ну и что, что пионерка! Словно пионерка не может весь день скучать по своей маме!

— Ужин будет позже, — мама откладывает приборы, притягивает к себе под бок и старшую дочь, качает обеих в объятиях. Розочка прижимается к пышной груди и трогает пальчиком гранаты в маминых серьгах. Ей это не только забавно, но почти вкусно.

Когда при тотальном дефиците удавалось «достать» гранаты, не драгоценные камни, разумеется, а пересушенные до превращения кожуры в коросту, мифически полезные фрукты, чистить их доверялось только отцу.

— Марк! — кричит мама из кухни, — Куда ты делся? Ты мне нужен до зарезу! Почисти этот ужас, иначе я все раздавлю, нечего будет покушать.

Марк неспешно точит нож, затем ловко делает надрезы в местах, известных ему одному. Прокручивает нож в сердцевине. Зерна сыплются в подставленное блюдо, как волшебные дары.

— Соня! Роза! Папа почистил гранат, скорее его покушайте.

Терпкий вкус смешно морщит личики. Папа улыбается, вытирает влажной салфеткой перепачканную Розину мордашку, та кривится еще больше. Наевшись вдоволь, Роза выбирает по зернышку, подставляет к мочкам ушек.

— Папа, я похожа на маму?

— Нет, Розочка, ты похожа на бабушку Фиру.

Приходит черед Розочки лить слезы, отец тут же добавляет:

— Тебе идет.

Розочка расцветает.

Они правда ей идут. Еще бы! Кому ж не идут гранаты? Такую странность еще поискать.

Мама сняла серьги на Розином шестнадцатилетии, протянула ей прямо за праздничным столом. Спустя полгода мамы не стало.

Говорят, гранаты надо носить при повышенном давлении. Зачем мама такое наделала? Жила бы да жила. Хотя, сказки все это. Где давление, а где камни… Как говорил Боря: «Это ненаучно!»

Но Роза носит. Не снимая. Серьги тяжелые, тянут уши, а в них и так шум и трескотня.

Надо, наверное, пообедать, раз уж все равно встала, или покурить и кофе. Лучше, сначала пообедать, а потом…

Роза, держась за стену, бредет на кухню. В ушах шум и треск… шум и треск, словно Сонечка трещит без умолку.

— Куда ты пошла? Я имею ей сказать, а она пошла. Что ты забыла на кухне, Роза? Ты кушала час назад, и как не в себя. А все потому что ты куришь. Дымишь, как тот паровоз.

У твоей сестры столько достоинств, столько, что хватило бы на нас обеих и еще осталось бы впрок. Нет, чтобы взять хоть что-то доброе. Но что ты взяла?! Куришь и хлещешь кофе. Ведрами. Роза! Ну кто так делает? Ни один человек разумный не будет так поступать. Но о чем я говорю? Где Роза, и где разум? Это же две большие разницы. Это ж как параллельные прямые. Они никогда не пересекаются. Если ты хоть когда-нибудь, вдруг, совершенно случайно поступишь разумно, мне даже страшно это вообразить. Это же будет Большой взрыв — пространство и время поменяются местами.

Вода из крана шумит прямо как в ее ушах. Со сковороды ее пытается перетрещать яичница. Готово!

— Роза! Что ты ешь? Куда ты суешь в рот этот сплошной холестерин. У тебя будут бляшки не на сосудах, а заместо сосудов. У тебя будет… Роза! Мне страшно говорить это слово! А все потому что ты решила, что жить не можешь без этих яиц. А все твой Боря…

Розе все равно, что есть. Яйца — это быстро. А уж вкусно ли? Как говорил Боря: «С майонезом и гвозди вкусно».

Боря яйца любил. В любом виде. Вкрутую, всмятку, пашот, переходящий в бенедикт. Роза долго пыталась научиться устраивать эту «правильную» воронку в кипятке, чтобы белок закрутился вокруг желтка и пашот вышли удачно. Но у нее все равно расплывались по кипящей воде яичные хлопья. Боря же готовил идеально.

Он даже красил их на Пасху… одну из… Боря праздники обожал, и хлопоты приводили его в восторг.

Роза вспомнила «смех и грех» и расплылась в улыбке.

В тот раз Боря задерживался в командировке и просил ее купить белых яиц для покраски. Роза, как обычно, отмахнулась, а спохватилась лишь накануне.

В ближайшем магазине белых не осталось: «Припозднились, Роза Марковна. Теперь уж раскупили все». Роза, поджав губы, пустилась на поиски. Оббегав весь район, утомленная и взвинченная этими бесконечными «припоздали-припозднились», она рванула на рынок. На трамвае. Шесть остановок. Там, слава богу, урвала-таки у вредной бабки последние. Втридорога.

Вымотанная жонглерскими трюками в транспорте, покорением вершины в пять этажей, Роза еле дышала. Ныли затекшие руки, отваливались ноги.

Войдя в квартиру, первым делом освободилась от измучивших ее яиц, примостив кассету на мягкий коридорный пуфик. Пульс долбил в виски, тянуло затылок. А что она хотела? «Счастливой мошкою летать»? Так-то ей «не фыфнадцать»! Нервы, наследственность, вот и давит, плющит да таращит.

Еще пальто душило невыносимо. Роза пыталась поскорее расстегнуть ворот, пальцы не слушались. Пуговица отлетела, забряцала упреком Розиному раздражению, которое лишь возрастало: «Чертов Боря со своими яйцами!» Вскоре и само пальто полетело на пол.

Настал черед сапогов. Роза с трудом наклонилась, чтобы расстегнуть молнию, нещадно стискивающую ноги. Дернула, бегунок заело. Не в силах больше держаться на ногах Роза плюхнулась на коридорный пуфик.

Даже сейчас, по прошествию нескольких лет, она все еще помнит этот характерный звук встречи ее зада и трех десятков яиц, раздобытых ценой нервов, физического и морального дискомфорта, и ими же уничтоженных. Сил не было даже подскочить. Роза сидела в яичной жиже и завывала от отчаяния и изнеможения.

Как в дурном анекдоте, в незапертых дверях возник вернувшийся из командировки Боря. Перепуганный ревом жены, он засуетился, засыпая ее вопросами. Тщетно. Роза выла. Он испытывал неимоверное желание обнять свою рыдающую Розочку, но руки были заняты. И если саквояж он сразу же пристроил к стене, то куда в коридоре девать…

— Боря, что у тебя в руках? — всхлипнула Роза.

— Розочка, боже мой! Кто тебя так довел, что ты не можешь узнать… яйца?!

Теперь Розочка хохотала так же истерично, как завывала несколько минут назад.

Борино «курочка моя» прочно закрепилось за Розой. А папа маму называл «голубка». Но из уст Бори любое прозвище звучало ласково, хоть и потешно.

Боря, Боря… Балагур, острослов, мастер анекдота. Любил сюрпризы. Вот и выкинул номер — взял и помер. Не болел даже толком. Давление шалило. Ну, а кто нынче этим не хвастает? Роза не успела даже продиктовать диспетчеру Скорой фамилию Мугинште…

— Йн! — вырвалось всхлипом. Боря прекратил стонать, хвататься за грудь и даже морщиться. Ему перестало быть плохо. Стало ли ему хорошо?

Роза включила телевизор. По всем каналам шли Новости, на одном львы рвали на части еще дергающуюся газель. Роза поморщилась, вернулась к Новостям. Хмурый диктор взволнованно вещал о проблемах мирового масштаба. Роза вздохнула.

— Не смей смотреть Новости. Там с утра до ночи только ужасы, а ты треплешь нервы, словно тебя это касается. Эти сволочи на твоих нервах делают деньги, а ты и рада.

Шум в ушах соперничал с телевизионным и побеждал. Но Роза все же успела попереживать за беженцев, пытающихся прижиться в Европе; за европейцев, пытающих это пережить; за нефть, за газ, за Крым, за Кавказ, за выборы президента. Разумеется, Америки. За собственного смысл переживать? Все у него в порядке. А вот Трамп… Трамп… Трам-па-рам-пам… Тому Россия то ли мешала, то ли помогала, он еще сам до конца не определился, а Роза уже переживала. Не так сильно, как из-за допингового скандала, но затылок наливался свинцом, голову стиснул обод боли. Роза закинула в рот таблетку. Накатила волна тошноты. Яичница настойчиво просилась обратно.

Расставшись с обедом, и, по всей видимости, с лекарствами тоже, она теперь, нагнувшись над ванной, поливала себе голову из душа.

Вода противно стекала за ворот халата, поясницу тянуло, но Роза боялась по-нормальному принять ванну. Она боялась, что помрет в таком срамном виде.

— И помрешь. Обязательно помрешь, ежели не возьмешься за ум. Роза, послушай меня, свою Соню. У меня есть сказать тебе пару слов: ЗОЖ надо вести, он сам не придет и с тобой не останется.

Велотренажер, беговая дорожка… Ты поделала на них что-то пару раз и успокоилась. Зачем было так фицкать деньгами? Думаешь, можно заплатить и стать здоровой? Роза, здоровье за деньги не купить, за деньги его можно потерять.

Ты хочешь в могилу? Так я тебе скажу, нечего там делать. Не хочешь слушать меня, послушай маму, не хочешь маму, послушай папу. Они скажут тебе в один голос, ты рано туда собралась. Жить стоит хотя бы из любопытства.

Роза со стоном разогнулась, замотала голову полотенцем, побрела в комнату. Перед глазами плыли фиолетовые круги, мешали смотреть. Выйдя из потемок коридора на свет, Роза вскрикнула. Посреди комнаты стояла… Соня!

Лишь прищурившись, Роза поняла, что это не сама сестра, а ее платье, накинутое на велотренажер.

— Роза, как тебе мое новое платье?

— Соня, я спешу, мне сейчас не до скандалов!

— А шо такое?

— Соня, это не разговор, а вырванные годы. К этому платью надо было брать машину времени.

— Ну конечно, только Роза у нас — красавица. Розе папины восторги, Розе мамины серьги…

— Софа, не тошни мне на нервы! Причем тут серьги? Просто тебе это платье, как корове седло. И тебе этого никто не скажет, потому что все хотят жить счастливо и по возможности долго.

И вот, об чем мы видим! Спустя три дня: «Роза, я решила сделать тебе подарок!» На те боже, что мне негоже. И куда Розе эти бешеные розочки на всех интересных местах? Роза в розах. Смешно! Но отказаться невозможно. Соня выест мозг. Чайной ложкой. Будет прогибать, давить, пока не продавит. Хуже гипертонии. Весь день блазнится ее трескотня.

Соня…

Если Розе сегодня так паршиво, какого ей? Давление у нее веселее скачет, да и гранатов нет. Хоть и ненаучно, но… Надо позвонить.

Телефон обыскалась до головокружения, в бессилие плюхнулась на диван. Хрустнули «скорлупки». Жизнь не учит! Что на этот раз? Очки? Пульт от телевизора? Или что-нибудь еще до зарезу нужное?

Мобильный! Нашелся. Стекло треснуло, но вызов идёт. Идет. Только Соня не отвечает.

Набрала племяннице — та же ерунда. Еле нашла в контактах племянника. Искала на «Л» — Лева, оказалось, «забито» как «Взаймы не давать». Так-то не жалко для ребенка, но Соня настаивала. Соня мать, ей виднее. Все-таки мальчику, дай бог памяти, двадцать семь…

— Лева, здравствуй! Давно маму видел?

Молчание, какое-то покашливание.

— Лева, ты заболел?

— Н-нет...

— Тогда попей уже воды и скажи, наконец, своей тете, как там мама?

— Тетя Роза… Вы только не волнуйтесь. Вам нельзя, у вас же… как у мамы…

Давление у Розы было все-таки ниже Сониного, даже после того, как подскочило.

— У мамы инсульт. Ее прооперировали. Она в коме.

***

Соню с выбритой головой было не узнать.

Роза вытерла слезы, и себе, и племяннице Кире, сняла серьги, вложила девушке в руку.

— Станет лучше, надень ей. Они…

— Я знаю, от давления. Тетя Роза, а как же вы?

— А я таки пока не поздно послушаю Соню…

* Песня Песней Соломона

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+10
568
12:55
+3
Сразу говорю, это хорошо. В общих впечатлениях.
Но пока прочел, два раза бросал, возвращался, перелистывал, дочитывал и т.п. Не люблю, просто воротит, от еврейско-одесских монологов, хоть бытовых, хоть публичных. Их навязывают, до оскомины, уже лет двадцать во всех фильмах, юмор-проектах и прочих подобных проектах.
В целом же, суммарно, мысль проследилась, тема тоже. Общее впечатление, опять-же суммарно, хорошее. Возможно вернусь с голосом. А пока надо отдохнуть от бесконечных Розочек, анекдотов и прочая.
23:54
Спасибо, прошу простить великодушно) мне так захотелось.
14:34
+1
Это очень хорошо. Но Пасха… Разве евреи её празднуют и она с таким же названием, как у христиан? Я что-то не уверена. Но голос всё равно здесь. Я люблю слезливые истории.
12:06 (отредактировано)
+1
У евреев — одна Пасха, у христиан — своя. У евреев Пасха связана с Великим исходом из Египта, а у Христиан — с Вознесением Иисуса Христа. Иисус Христос был распят в еврейскую Пасху, в пятницу; а вознесён был на третий день — в воскресенье.
В данном рассказе логической нестыковки нет. Во-первых, не сказано, на какую пасху Боря красил яйца, а во-вторых, в Одессе — это особое дело, — там евреи поддерживали хорошие отношения с любыми религиями и национальностями, и не особо парились своими канонами.
А свою Пасху евреи празднуют. Да.
00:01
Спасибо!
Празднуют. Есть евреи-христиане, есть вообще неверующие люди. Я вот все подряд праздную, как Боря прямо))
Песах по-русски Пасха.
А что ж тут слезливого?
06:54
+1
Она такая трогательная. Не слезливая, неправильно выразилась. Вызывающая слёзы.
08:28
+2
Это прямо профи, всё на местах. Я люблю когда, каждая фраза пазом в выемку, одно к одному, гармонично и можно перечитывать. А уж сюжет на этих фактурных героев надет годный. Отличный рассказ. Люблю такое.
08:39
+2
Ой, забыл — ГОЛОС
00:02
Спасибо! Рада
08:31
+2
Всё хорошо, но сократить бы. Потому что пока описываются многочисленные страдания/разговоры — сюжет не движется. То есть он движется, ходит туда сюда, стоит, ноет, вопрошает, скандалит потихоньку, производит впечатление,… но это уже утомительно и думаешь, ну когда же ты кончишься, наконец. Ну кончился, слава богу.
А ГОЛОС вам, потому что все-таки лучше, чем у конкурента, эмоционально, живо, жизненная история, опять же.
00:03
+1
Спасибо! Нет, сокращать не буду. Гипертония — это утомительно, мучительно, нудно и бесконечно, такова была задача текста — давление.
09:16
+2
Рассказ однозначно лучше. Живее написан, более насыщен эмоциями. Лучше на голову.
Автор умеет писать и умеет прекрасно! Самобытно, цепляюще, грамотно. Только замечу, что в случае «Нет, чтобы взять» запятая не ставится. Так, на будущее.
На мой взгляд, рассказ несколько затянут и переколоричен. Причём колорит здесь выглядит спекуляцией популярной темы. Настолько популярной, что уже в печёнках.
Однако же и даже колорит здесь к месту и не очень напрягает, точнее, не очень напрягал бы, будь его поменьше. Потому что изначально не настраиваешься на серьёзную настоящую литературную работу в дуэли. Здесь место лёгким миниатюрам, которые читаешь быстро. Именно в рамках дуэли рассказ длинноват, а сам по себе — прекрасен.
ГОЛОС здесь. Это без сомнений.
00:08
Спасибо!
Причём колорит здесь выглядит спекуляцией популярной темы. Настолько популярной, что уже в печёнках.

Очень интересно узнать, какой темы? Тема — гипертония, и евреи тоже болеют. Сколько не читаю нетленок, мне ни разу не попадалось, чтобы кто-то взял задачей передать эту манеру.
Потому что изначально не настраиваешься на серьёзную настоящую литературную работу в дуэли. Здесь место лёгким миниатюрам, которые читаешь быстро.

Абсолютно не согласна. Все зависит от участника. Порой встречаются глубочайшие тексты.
Спасибо, что нашли время прочесть и поделиться.
13:21
+2
Я начинал читать с хорошим предчувствием. Вот Игорь Евгеньевич не любит, а по мне — хорошая стилизация, мне нравится. Вот только что, кроме нее? Первую половину рассказа — вообще ничего. Просто упоение автора этой стилизацией, не более. Хорошей, да, но уже перебор пошел чисто по количеству. А потом — галопом по смертям и тщете бытия. А я не люблю такое. Вся вот эта бытовуха, личная или не личная — уже не суть. Просто не люблю. Это не вина автора, разумеется.
00:10
Спасибо большое!
Вся вот эта бытовуха,
Эта «бытовуха» называется семейные отношения, ну, а я люблю, мне это важно, интересно и нужно. Прошу простить великодушно. А по смертям галопом, да. Жизнь продолжается.
И ничего личного, вымысел.
15:15
+1
Прикольная трепотня. Как в еврейский дворик заглянул. Гипертония, кажется, на месте. Но вот трепотня ради трепотни… Но всё-равно, это прикольнее и веселее. ГОЛОС здесь.
Но честно скажу, что от дуэли ждал большего.
00:12
Спасибо!
Но вот трепотня ради трепотни…

Интересно, а если бы колорит был не еврейский, вы бы употребили то же определение?
Но честно скажу, что от дуэли ждал большего.
Вот меня всегда поражают такие заявления. Будто мы деньги с вас брали и обещали неизведанное.
09:39
+1
А вот мне этот одесский юмор очень зашёл, и затянутости не заметила, пока комментарии не прочитала (действительно несколько затянуто, но всё, как в жизни — реализим). Да и тема близкая, почти родная. Старость и гипертония. Печально. И всё-таки рассказ добрый и светлый и написан замечательно. Автору спасибо и ГОЛОС.
00:13
+1
Спасибо! Спасибо, что читаете, находите время на комментарии.
00:17 (отредактировано)
Хех, опять не угадала автора! Хотя опыт подсказывает: если очень хорошо написано — значит Виктория. rose
Или Бабуля. inloveИли… ой, чёта много вариантов получается. eyes
00:26
+1
Как говорит Панда, главное, текст. Неважен автор. И я соглашаюсь. Спасибо большое.
10:51 (отредактировано)
+2
Очень даже колоритно. Разговор мне знаком только по анекдотам, но смотрится интересно.
Гипертония хорошо описана с позиций ощущений. И про камешки «от давления» понравилось )
Люто плюсую, желаю победы.
ГОЛОС
00:14
+2
Спасибо, друг!))
11:10
+2
«Эта Ульянка хуже карасину!»
Сестра-гипертония… Высокие отношения)))) Про любофф)
11:31
+1
Хотел бы пройтись по картинкам. Удачная картинка — хорошее дополнение к рассказу.
Вот здесь — нормально. Народ живопись любит. Но я бы нашёл что-то по-евреестей, по-бытовушнее. Ну вот такую картинку, например:
00:14
Нет, спасибо!
20:25
+2
хороший текст thumbsup
00:14
Спасибо!
11:41
+1
Отлично написано. Яркие персонажи, колоритная речь, все это создаёт уютную атмосферу рассказа. Согласен с предыдущими критиками, да, текст затянут. Но работа добротная, тема гипертонии раскрыта. Заслуженный ГОЛОС.
00:14
Спасибо!
15:33 (отредактировано)
+2
Понравилось: хорошо проведена логика перехода между фрагментами. Есть небольшая, но «рассказная» история, аккуратная и приятная. Больших недостатков не заметил.
Не понравилось: местечковый диалект — замазывает начало рассказа в неразборчивую кашу. Уже, после всех пародий, звучит неорганично, «сбоит» Затерто очень получилось. Нашли бы другие диалектные формы, было бы, вероятно, свежее и лучше.
ГОЛОС здесь за рассказ в целом.
00:17
Спасибо! Диалект есть. В чем замазывание? Соня донимает Розу. У нее такой характер, но она любит, пытается оградить сестру.
Уже, после всех пародий, звучит неорганично, «сбоит»
Если можно, конкретные примеры сбоя и пояснения, почему ты так считаешь.
Первые абзацы осталяют впечатление излишнести и вялости, как будто автор «расписывает перо». Впечатление избытка слов при композиционной неотчетливости. Расплывается текст, не держится, как раз по причине избытка речевой орнаментальности, дальше он как-то выстраивается. Зачем автор использует чужие речевые образцы? Это же другие правила языка, другие смыслы. Поэтому я написал «замазано». Объяснения про «такой характер» — не работают, потому что это про содержание, а я — не про содержание. Все характеры уже есть в тексте.

Местечковый диалект роли в тексте не играет, по смыслу текста — какая разница, как они говорят? Местечковость считывается как пародия (сам диалект — пародийно подан, как раз в таком ключе его воспроизводят, кому не лень). Он в таком пародийном виде не нужен. В нем нет силы слова. Слова «пустые». Речевые обороты (напр.: «я тебя внимательно спрашиваю») не добавляют к смыслу, а отвлекают. И опять же — автору диалект чужд, автор в нем не живет, а воспроизводит чуждую речь, это чувствуется. По ощущению от использования диалекта я написал «сбоит» и «неорганично».
11:38 (отредактировано)
прости, но я не понимаю, как рассматривать отдельно язык от сюжета и от характера персов. Это единое целое. Персы говорят именно так, потому что иначе они говорить не могут, потому что в этой истории именно они с этой манерой речи, выворачивающей русскую грамматику, со своим характером. Будет другая манера речи — будет другой перс, будет другая история.
Соглашусь с твоим мнением, что для тебя у мен ничего не получилось. Но все отметили «еврейский след», который я имитировала. Значит, что хотела, то и получила. Нельзя эту историю сыграть на-русском. Она про другие семейные отношения.
)) Это примерно как я не понимаю про «персы говорят». )) Автор же говорит. Как автор напишет, так персы и заговорят. Никакой обязательности в этом нет, разве что на речи строить сюжет. А здесь сюжет не на речи построен.
Соглашусь с твоим мнением…
Так я этого мнения не высказал нигде. Я как раз написал, что понравилось, что не понравилось.
12:43 (отредактировано)
ну, потому что ты автор своих персов, ты их пишешь, ты через них говоришь, а мои персы говорят сами, я за ними записываю. Просто я принимаю твою манеру создания, а ты мне отказываешь в моей) Я не вживаюсь, не вымучиваю их речь, я их слышу.
Вот ты говоришь о чуждости мне этой речи, что я не живу, а воспроизвожу. Ты прав, об этом я и говорила выше. А звездочка моя артериальная — это твоя обиходная фраза? или «Сначала крепнет древний, животный мозг. Он живет глубиной. В нем настоящий порядок жизни. Сначала – желание, жажда. Жизнь это желание.» — а это? Это не авторская речь. И тебе подобное тоже чуждо… я не понимаю разницы, но хочу тебя понять
13:52 (отредактировано)
Мне кажется, комменты пишутся из желания поговорить с автором на тему, обратить внимание. Я сам иногда не вижу, но бывает ощущение неточности в словах, в композиции, а комменты иногда попадают в точку. Цели оспорить авторскую манеру создания у меня нет. Обсуждение текста как вести, если не находить точки развития?
Если ты считаешь, что я неправ, нормально. Если комменты вызывают дискомфорт, давай я их удалю. Я для тебя их писал, не для публики.
14:01 (отредактировано)
ну, вот как так? Еще и комменты он удалит. Будто мы с тобой вчера познакомились. Я просто пыталась разобраться. Я искренно не понимаю, мне жаль, что ты так воспринимаешь. Но, если тебе неприятно, извини. Я больше не буду выяснять, приму, как есть, и буду думать.
15:02 (отредактировано)
crazy
Ты написала: «я принимаю твою манеру создания, а ты мне отказываешь в моей». Я воспринял это как сигнал о дискомфорте. Поэтому предложил убрать источник дискомфорта — комменты (себя как основной источник дискомфорта мне убрать сложно smile). Если разбираться по форме текста (содержания я не касаюсь), то давай разбираться. Это интересно, я учусь разбирая тексты, этот — в том числе. Что я пишу в комментах, касается моих задач тоже, поэтому, возможно, я излишне ковыряюсь в мелочах. Мне неприятности в разговоре или разборе нет, но мне было бы неприятно думать, что мои слова могут вызвать у тебя ненужный дискомфорт. Просто тяжело на глазок (в сети, не из контекста) понимать, как автор реагирует на коммент. Бывает — обижается, или терпит, чтобы не обижаться. Я тебе пишу как себе, с пониманием, что тебе тоже интересно поговорить. Но угадать «как слово отзовется» сложно.
15:05
прекрасно отзовётся. Ты просто не правильно почувствовал ту фразу. А я Теперь из-за тебя переживаю
15:15 (отредактировано)
Судя по твоему отзыву — да, неправильно почувствовал. Ну, бывает, я же говорю: контекст другой. А почему из-за меня переживать? Вроде разобрались, никто не хотел причинять ненужное ) )
15:20
не надо думать о том как, пиши, что думаешь))))
я верю: «что» возникает из «как». Поэтому я думаю, как писать, чтобы получилось хоть что-то )
15:30
Писать надо хорошо)))
Это само собой! Вот только понять бы — как это? )))
15:46 (отредактировано)
Думаешь, есть рецепт?
Рецепта, может, и нет, но первичные технологии должны быть. И опыт — сын ошибок трудных ))
16:14
Я даже представить не могу, о чем ты говоришь, но если ты их найдёшь, расскажи мне
Хорошо! )
20:43
+1
Вот тут хорошо раскрыта тема. Немного перебор с одесским жаргоном, но, в целом, достаточно органично. Рассказ понравился. Взбалмошно-теплые отношения героев — понравились.
ГОЛОС
00:17
Спасибо, рада!
20:54 (отредактировано)
+1
Такой вот экскурс жизнь и смерть одной семьи.
Много гипертонии, Много трескотни, но это хорошо, это играет на образность. Единственный момент, не сопереживательно. Возможно это и не нужно, а возможно я просто бесчувственная скотина, но мне даже в какой-то момент захотелось, чтоб жалеющая себя Роза и назойливая Соня уже замолкли окончательно. Даже как-то не жалко в итоге обритую Соню.
В общем, с точки зрения реализма — это, конечно, вещь! однозначно. С точки зрения, нравятся ли мне такие истории, скорее нет.

Только не поняла, откуда народ «одесский юмор» берет? Это типичные еврейские присказки, которые дофига где по России встречаются. Одесский колорит несколько иной (на мой взгляд).
00:18
Спасибо! Даже мысли не было вызвать переживания. Рассказ в манере показа скорее.
00:49
по мне главное, что персонажи живые. мы действительно, как будто наблюдаем их, чувствуем, ощущаем флешбэки, как свои воспоминания.
00:53
Спасибо!
00:25
Друзья! огромное спасибо за то, что читали, что оставили отзывы.
мне хотелось передать состояние повышенного давления через текст, состояние, когда, если даже не больно, настолько тягостно, все шумит, рябит, изводит, что я пыталась сделать текст именно таким. Вторая задача, попробовать чуждую языковую манеру, разумеется, не для эксплуатации. Правда, не пойму чего. Еврейства? Ну… а почему нет-то? мне их манера интересна самобытностью. Хотелось попробовать передать героинь, их портреты, характеры — через манеру изъясняться.
А вообще рассказ пошел о любви, о семье, в которой друг друга очень любят, как бы склочно это не выглядело.
00:36
Читал где-то отзыв, суть которого в следующем: если автор поставил некую задачу, а потом выполнил её, то рассказ можно считать хорошим. Остальное — субъективщина. Кому-то евреи не любы, другим не нравится подача (а царь, говорят, не настоящий) и тп.

Мне зашло.

ГОЛОС
Комментарий удален
00:40
Спасибо, Тео, рада.
Выполнить… главное, чтобы хорошо выполнить. А субъективизм — он обязателен и прекрасен!
00:49 (отредактировано)
+1
Тот, кто поставил задачу — тот и может определить, насколько хорошо выполнена задача. Бывает такое, что писатель пишет на заказ. И потом заказчик, давший задачу, решает, выполнено или нет. Но в данном случае — ты заказчик и ты исполнитель. Тебе — власть.

Субъективизм это хорошо до тех пор, пока субъект не начинает чувствовать себя народом, как Лавр Федотович в «Сказке о тройке». Мол, рассказ признан народом плохим. Народу не нужны нездоровые рассказы. Народу нужны здоровые рассказы.
00:53
Спасибо, я всегда боюсь быть довольной, мне кажется, это все убьет.
Думаю, проблема с этим субъективизмом шире и глубже, к сожалению, чем просто неприязнь((
01:56
Я не говорил о том, чтобы быть довольным. Я говорю о том, справился или нет. Потому что если не справился, по собственному мнению, то рассказ — неудачный. Должен быть удалён или переработан.
06:29
+1
Спасибо, я подумаю над этой разницей)
Загрузка...
Светлана Ледовская №1