Юлия Владимировна

Кольцо леопарда

Кольцо леопарда
Работа №13

Легкий скрип тормозов, это была университетская остановка. Автобус открыл двери. Андрей вышел наружу, морщась от яркого летнего солнца. Ему было жарко, весь пропотел пока доехал. Потому, не задерживаясь, он быстро пошел через площадь к главному корпусу Сокского университета, где буквально нырнул в благодатную прохладную тень здания. Большие стеклянные двери, полукруглый холл и почти никого людей внутри. Только вахтерша у входа, полная пожилая женщина в серой форме. Она приветливо кивнула вошедшему парню.

— Что Андрюха, опять аспирантов вызывают?

— Да, Лиза Петровна, жизнь такая, — Андрей улыбнулся в ответ и пошел дальше, вглубь полутемных коридоров.

В принципе, никаких реальных вызовов у него не было, большинство проектов в университете сейчас простаивало в ожидании осенних встрясок. Но кое-что еще работало, текущая тишина как раз способствовала лучше во всем разобраться. А там, глядишь, наберутся материалы и для диссертации.

Он прошел по длинному коридору основного здания. Из звуков тут имелось только тихое эхо его собственных шагов. Затем был поворот, и еще один, а там, наконец, открылись и двери лабораторий – широкие, двухсторонние и, надо сказать, действительно настежь открытые. Борис, похоже, уже был там и Андрей ускорил шаг.

Лаборатория представляла собой длинное помещение, где с одной стороны располагались компьютеры, а с другой рабочие столы с различным оборудованием. Второй аспирант, одетый в белый халат, действительно уже возился над полуметровым агрегатом, который молодые люди вместе собирали последние пару месяцев. Он махнул рукой вошедшему Андрею:

— Привет, привет…

А тот в ответ нахмурился:

— Ну ты что в самом деле! Договаривались же, что вместе запускать будем.

Борис повернулся. Кудрявые, светлые, взъерошенные волосы, круглая как шар голова и плоское лицо – он не был красавцем, но для него это никогда и не было каким-то особым вопросом. В отличие от Андрея, тот в свое время, когда ухаживал за Мариной, немало пытался следить за тенденциями мужской моды. Ему еще говаривали, что он похож на кого-то с портретов знати эпохи Возрождения.

— Да я ничего и не запускал еще, — между тем заговорил Борис. — Так, проверил еще настройки адаптации. Показалось, что лучше увеличить там цифровой диапазон.

Андрей поджал губы, вспоминая, что же они там они настраивали вчера. Потом просто кивнул:

— Ладно, делай. Я сейчас переоденусь и подключусь к тебе.

Через пять минут они уже вдвоем возились со своей электроникой, походу обмениваясь шутками да некоторыми сегодняшними новостями. Дело шло быстро и через полчаса всё было окончательно проверено, необходимые цифры заданы, и эксперимент можно было запускать.

Оба одели шлемы, похожие на те, что используют сейчас в разных кибер-забавах (собственно, оттуда это и было взято, но переделано для нужд науки, так сказать). Затем Андрей включил видеокамеру на столе перед собой.

— Итак. Первая часть эксперимента «Тотем». Тест.

И он нажал кнопку под правой рукой.

Андрей и Борис на самом деле не были программистами и тем более электронщиками. Родной кафедрой для них служила психология. Но этой весной случился у них один спор, причиной которого стали все те же банальные компьютерные игры. Дескать, кто каких персонажей в этих играх любит и выбирает. Слова за слово и вот уже прозвучало, что здесь влияет и настроение человека, и его воспитание, и тип личности, и многое-многое другое. Вот тут напомнила о себе история – что люди любили выбирать себе персонажей задолго до того как появились компьютерные игры. Тогда и прозвучало слово «тотем». Правда, здесь выбор был скорее двухсторонним, ведь человек, как правило, рождался уже под определенным тотемом, и уже позже, в течение жизни, могло что-нибудь поменяться при переходе, например, в другой клан.

Все это звучало довольно интересно и даже забавно, и Андрей предложил создать тестовую машину для определения у людей такого тотема, некой второй скрытой сути. Ведь современные технологии уже могут подобное осилить и просчитать. Борис сначала отнекивался, не понимая в чем же изюминка. Потом же загорелся даже больше, чем Андрей. Предполагалось ведь давать не просто какие-то от фонаря придуманные названия, нет. Здесь они хотели тестировать и физические, и психические данные человека, всё это соотнося с определенными реальными аналогами из мира вокруг. А дальше, может, и правда развлечься, сделав уже что-нибудь виртуальное, чтобы посмотреть, как это реализуется.

И вот последовало подключение. Общие свои данные оба молодых ученых внесли еще до теста, теперь определялись основные форматы работы. Оба лежали в полубессознательном состоянии, лишь в глазах мелькали какие-то образы и просто вспышки света. Это не было сном, Андрей чувствовал, как у него уходят силы, словно электроника вокруг высасывала их. Хорошо, что это не продлилось долго. Прошло полчаса, и всё замолчало. Молодые люди молча лежали, не способные сразу встать после такой нагрузки. Андрею еще подумалось, что вот, уже виден первый недочёт в их работе, о критических перегрузках на уровне мозгов они даже не размышляли.

— Ты как? — послышался чуть слышный шепот Бориса.

— Жив, — выдохнул Андрей.

Они лежали еще несколько минут, пытаясь хоть как-то собраться с силами. Впрочем, работа вокруг от этого не остановилась. Аппарат продолжал анализ собранных данных, порой обращаясь в Интернет, его мощности работали на пределе, это было слышно по работе вентиляторов и прочего охлаждения.

Наконец, Андрей поднялся. Выключил камеру и подошел к Борису. Тот уже снял шлем и прочее, но вставать словно и не собирался, лежал, как будто собираясь спать. Оба усмехнулись. Им требовался перерыв.

Еще через несколько минут они уже выходили из университета.

— Лиза Петровна, мы пошли прогуляться-пообедать. Но у нас там кое-что осталось в рабочем состоянии, так что не удивляйтесь, если там будут какие-нибудь шорохи и писки, это всё наша электроника. Ничего страшного, — парни улыбнулись вахтерше, она же молча кивнула в ответ, занятая чем-то у себя за столом.

На солнце и свежем воздухе силы возвращались очень быстро. И странно, Андрей ощущал в себе нечто еще, новое, он не мог пока дать этому название. Он посмотрел на Бориса:

— У тебя тоже есть это? — последовал круговой жест где-то в районе груди, у сердца.

— Да. Какая-то наполненность, только вот чем… — усмехнулся Борис.

Решив не гадать, оба пошли к ближайшему кафе, очень хотелось есть.

Лишь через час они вернулись к университету. Все необходимые анализы собранных материалов как раз должны были закончиться. Уже с некоторой опаской они уселись в рабочие кресла и Андрей опять включил камеру на столе перед собой:

— Вторая часть эксперимента «Тотем». Определение.

Собственно, сейчас от людей уже почти ничего не требовалось, только подключение к виртуальной системе, да ожидание. Потому все их опасения были напрасны. Последовало несколько щелков включающихся визуальных проекторов, затем каждый из аспирантов увидел загорающиеся над ним облики неких животных.

— Андрей – леопард, — голос машины был низок и словно слегка притормаживал. — Борис – бизон. Привязка тотемов закончена.

«Странно, — подумалось Андрею. — А почему леопард-то? С астрологии что ли? Да нет там таких знаков. И в жизни вроде никак об этих кошках не вспоминал».

Похоже, о том же самом думал и Борис, послышались его слова:

— Ты понял к чему это? Я что – такой здоровый и травоядный? — засмеялся он.

— Ну, с травоядностью ты у нас салаты и правда немало любишь, — заметил Андрей. — А вот к чему… Ладно, сейчас посмотрим.

Он снова нажал следующую кнопку под рукой.

— Третья часть эксперимента «Тотем». Соотнесение.

Весь оставшийся вечер они провели подключаясь, так или иначе, к системе с разными настройками. Здесь была и визуальная реализация, оба парня как будто превращались в свои тотемы, один - в насупленного бизона, второй - в грациозного леопарда. Этакие виртуальные оборотни – но это была не просто игра. Всякий раз при подключении они оба ощущали некое изменение в своих чувствах как внешних, так и внутренних, однако никак не могли дать этому нормальное определение.

В конце концов, Борис устал и засобирался домой. Андрей же сидел у своего компьютера, снова подключившись к тотему – тот светился голограммой над компьютером, этакий вальяжный леопард в засаде. Друг пошутил, ты, дескать, охранять лаборатории собрался, что ли. В ответ последовала мягкая улыбка, а проекция леопарда блеснула когтями из передних лап. Задумчивое размышление хищника, готового отреагировать на любое изменение вокруг. Экспериментатору хотелось понять, действительно ли идет у него какая-та внутренняя реакция или же дело в простом самовнушении. Но ничего сформулировать не получалось. В конце концов, он скачал основные данные к себе на переносной жесткий диск и тоже отправился домой.

На улице уже стемнело. Чуть пахло сыростью и травой – недавно прошли легкие дожди. Шелестели кронами большие деревья вдоль дороги, да иногда шумели моторами проезжающие машины. Эта была ночная жизнь пригорода, и Андрей мог поклясться, что он ощущает здесь куда больше, чем видит. Впрочем, уже окончательно уставший, он просто пришел домой, где и заснул крепким беспробудным сном.

Следующие три дня оба молодых ученых провели в поисках соответствующей информации в сети. Пытались получить доступ и к университетским архивам, но, к сожалению, летом там все позакрывали, не было ни работников, ни возможности получить разрешения на работу. Получилось кое-что найти в библиотеке, труды мэтров по психологии, однако это было все-таки не совсем то, что они искали.

Может, Андрея спровоцировали эти поиски, а, может, из-за проснувшегося вдруг чувства ностальгии, к воскресенью он дома решил заглянуть и в семейные архивы. Достал запылившиеся картонные коробки, открыл старые фотоальбомы. Здесь была и его молодость, и жизнь родителей. Имелось даже фото прабабушки в портретной рамке. Одета самая старая известная родственница была в длинное платье с характерной вышивкой, говорящей о начале двадцатого века.

С некоторым удивлением рядом с портретом Андрей увидел и небольшую шкатулку из темного сандалового дерева с бронзовой окантовкой. Он открыл её. Внутри лежали старые украшения – бусы, серьги, даже браслет и парочка колец. В основном это была бирюза. Но вот браслет и кольца… Еще больше удивившись, Андрей понял, что здесь серебро, потемневшее до черноты от времени. На браслете были видны круговые крапленые узоры. На кольцах же трудно было что-либо разглядеть. Впрочем, одно из них казалось слишком узким для каких-либо знаков. А вот второе выглядело заметно шире, и молодой человек взял его в руки. Украшение нельзя было назвать чисто женским или мужским, просто большое кольцо явно ручной работы. Парень потер его, обнажив светлую крапинку чистого серебра. Покачал головой и положил кольцо в карман.

Затем снова был день в поисках, в попытках сформулировать какие-то тезисы для научного труда.

Лишь к вечеру он снова вспомнил о кольце. Лёжа в кресле, он достал родовую вещицу и сначала просто рассматривал её. Затем прошел на кухню, где взял небольшую тряпку, нанес на нее чуток зубной пасты и снова вернулся к креслу. Там Андрей медленно и осторожно стал тереть кольцо, потихоньку возвращая ему светлый серебряный цвет. Здесь не было каких-то особых узоров, просто чистый металл. И Андрею вдруг захотелось нарисовать что-то своё собственное на нём.

Штрих за штрихом, аккуратно счищая местами окись, а где-то наоборот её оставляя, вскоре он закончил свою работу. Это не выглядело, конечно, каким-то сложным рисунком, но нечто здесь просматривалось. Больше всего это походило на некую лапу с выступающими когтями. Лапу леопарду – еще подумалось Андрею. Затем он пошел спать.

На следующий день он взял кольцо с собой в университет. Шёл, задумавшись с остановки, вот скрип знакомых дверей и он уже внутри здания.

— Господи, — вдруг раздался знакомый голос. — Что же ты так крадешься, Андрюха? Напугал аж.

Вахтерша даже встала за своим столиком, чем смутила парня.

— Простите Лиза Петровна, не хотел ничего такого, — он и правда даже и не думал красться, вроде шел, как обычно. Вон, даже дверьми стучал, когда входил.

— Ладно, ладно, — кивнула вахтерша. — Только ты в следующий раз все-таки здоровайся, прежде чем подкрасться.

Оба засмеялись.

А в лаборатории Андрей сегодня был один. Бориса отвлекли какие-то семейные дела.

Сначала всё тянулось, как и в предыдущие дни. Сбор данных в некое единое целое, попытка теоретизации. А когда это утомило до самого «не хочу», снова было подключение к аппарату и наблюдение виртуальной проекции тотема. И вот тут Андрей вдруг почувствовал нечто новое. Какой-то еще один контакт с этим образом леопарда. Он достал кольцо. Казалось, оно говорило о чем-то своему хозяину. Только как это услышать?

С некоторой дрожью и сомнениями в душе молодой ученый надел кольцо. Ничего не произошло. По крайне мере, так казалось в первые минуты, пока он сидел и смотрел то на монитор перед собой, то на кольцо. А затем он почувствовал рядом некое движение, быстро обернулся – и это была всего лишь муха. Но, казалось, она замедлила свой полет до самого предела. Впрочем, это происходило лишь тогда, когда он смотрел на нее.

«А нюх?» — подумалось Андрею. И он вдруг почуял запах чуть подгнившей пищи. Встал, потянулся, по-новому ощущая в себя каждую мышцу. Прошел к столу Бориса. Там лежали остатки забытого со вчерашнего дня бутерброда.

«Что со мной?» — не мог понять он. — «Я превращаюсь в кого-то?»

Быстрой молнией он подбежал к большому зеркалу в коридоре. Там отражался всё так же он сам, обычный молодой человек.

Это было какое-то странное подключение к тотему, и кольцо явно способствовало этому. И уже вскоре Андрей понял, что это не является чем-то постоянным. Он думал об усилении неких чувств – и это происходило. А потом снова становилось, как обычно, что было даже хорошо, поскольку Андрей почувствовал, что такие чувства явно высасывали у него немало сил.

Весь остаток дня он провел, экспериментируя с новыми самоощущениями. Лишь на закате он покинул университет и отправился домой, хорошо хоть успел на последний автобус. Правда, ехал тот не до нужного места, но тут уж что имелось. Пару двориков можно пройтись и пешком.

Уже горели фонари на улицах, зажигались одно за другим окна в домах, люди ужинали, общались, где-то играла и музыка. Андрей шел по мощеной брусчатке, слушал людей и сверчков, да изредка проезжающие машины. Потом ему захотелось сократить дорогу, и он свернул к одному переулку. Ему не часто доводилось там ходить, тем более, ночью. Грязновато там порой бывало, но последние дожди прошли уже недели две назад, там всё давно должно было подсохнуть.

Переулок тянулся метров на двести вперед, и здесь людей вообще не было. Поначалу. А потом с другой стороны сюда заехала машина и остановилась у старого клена посреди проулка, в его ветвях запутался столб тусклого уличного фонаря, единственного здесь. В автомобиле резко раскрылись двери, появилось двое мужчин. Еще через мгновение они вытащили наружу двух женщин.

— Вы мне всё расскажете!! — захрипел один из бандитов и опрокинул женщин на асфальт.

Ошеломленный Андрей застыл на полушаге. Что происходит?! Сам он был еще в тени, поэтому бандиты его не заметили.

— Говорю код, а то убью! — в руках хриплого бандита мелькнуло лезвие ножа. Женщина под ним плакала, пытаясь отбиться. Ее подругу держал второй бандит, тот пока молчал.

Андрей же понял, что оставаться в стороне больше нельзя. Звонить в полицию, похоже, было уже поздно, те просто не успели бы приехать. Требовалось вмешаться, но как?! И он вспомнил свои дневные эксперименты с кольцом, все эти реакции, чувства. А затем надел кольцо.

Это было рычание леопарда, а затем удар из тени. Бандит с ножом отлетел в сторону. Второй испуганно отшатнулся, вытянул вперед руки, то ли отбиваясь, то ли умоляя. И снова был бросок с быстрым ударом. Мужик упал на землю без сознания.

Последовало несколько секунд тишины. Обе женщины непонимающе смотрели на Андрея, не зная, бояться или радоваться.

— Хорошо, всё хорошо, — кивнул им Андрей. — Я вам помог, успокойтесь.

Вперед вышла та, которую просто держали, робко дотронулась до Андрея:

— Но что это было?

— А что вы видели?

— Мне показалось, на них напал леопард!

Андрей рассмеялся, хотя в душе был озадачен не меньше.

— Просто стресс. Вызывайте полицию, чтобы разобраться с этими, — он указал на лежащих мужчин. — А я пойду. И не говорите, что вам помогал леопард. Главное, ведь все закончилось хорошо.

Теперь они засмеялись уже все вместе, хотя и звучало это как-то скомкано и наигранно.

А затем Андрей пошел домой, сжимая в кармане свое кольцо-тотем, кольцо Леопарда.

-1
11:02
332
07:09
+1
Вот всегда так. Одному достался романтичный леопард, ему теперь жить интересно будет, всё такое, кольцо ему от прабабушки, а второму тотем в виде коровы, кому такое понравится.
14:02 (отредактировано)
+1
Это вы зря так, буйвол или бык (бизон, зубр) хоть и смотрятся неповоротливыми и флегматичными, однако и скоростью обладают и силой. Если разозлить снесет все на своем пути (авто спокойно снесет или перевернет, а человека тем более, да на рога подымет). Посмотрите корриду — вот там и скорость и мощь быков. ok
12:53
Скомкано вышло на события
Лидия
19:15
Что это было?
Загрузка...
Юлия Владимировна