Светлана Ледовская №2

Поход

Поход
Работа №16

Юный Йен уже подбегал к группе, когда началось повествование. Вот как обычно, на самом важном месте ему обязательно нужно отлучиться. Но он успел! И как раз вовремя. Данная лекция читается один единственный раз. Повествование про день, который произошел ровно тысячу лет назад. Какая дата… День Великого Похода! А если точнее, то дня, в котором этот Поход завершился. Ровно десять веков назад. Проплыв сотни километров, а затем, пройдя пешком еще сорок, десять смельчаков добрались до Вечерних Гор…

***

Грязь уже начала порядком надоедать. Двигаться приходилось быстро. Хоть и осторожно. Патрулей было много. Если мы не прибудем к утру к во-о-о-н той горной гряде - все пропало. Лорда Лоремонта необходимо перехватить на подходе к крепости, а вот если он туда войдет… Нет, Глаз Пиры не должен ему достаться! Потерянный артефакт древности проявил себя в самом неподходящем месте. У владельца на заднем дворе, как говорит мой отец! А плохо то, что владелец - твой заклятый враг… Хоть и был этот задний двор довольно далеко. Это единственное, что пока спасало ситуацию.

Мы прошли от берега уже около пятнадцати километров, повстречав на пути четыре отряда. Я достал из поясного кармана зелье Нилли, дарующее отсутствие усталости. Без него никак. Мы давно не спали. И хотя никто не мог ожидать нашего скорого появления, нельзя было ускоряться. Ведь мы пока успеваем…

- Нильс, триста метров вон туда, - рука генерала Гаулуса указала направление – двое копейщиков и арбалетчик.

- Принято, - я немного сворачиваю в сторону. Сейчас на весь наш крохотный отряд наложена, помимо остального, аура Зоркости. Возможность приближения… Раньше я только слышал о таком. Творить это заклинание были способны лишь несколько человек во всем мире. И одним из них являлся Ликапий Гаулус. Генерал, который вот уже более пятидесяти лет командует армией Объединенного Миранкая. И мой прямой начальник. Сейчас живая легенда осталась немного позади, продолжая внимательное сканирование местности.

Противника я увидел почти сразу. Рядовые. Не знают, что мы прорываемся просто вот так, напрямик. Или делают вид, что не знают… До них сейчас метров 200. Сначала проверка на ловушку. Достав из-за спины лук и наладив стрелу, пустил ее высоким навесом. Если стрела на подлете к врагу натолкнется на голубоватый барьер – значит он и его соратники в смертельной опасности. Прямо сейчас… Будет хорошо только то, что враг не сразу поймет с какой стороны мы огибаем патруль.

Обошлось. Стрела беспрепятственно проходит все расстояние и вонзается в череп одному из копьеносцев. Его друзья не сразу реагируют, потому что тот слегка отошел по нужде. И получают уже свои жалящие подарки. Чистая работа.

- Генерал, враг нейтрализован, - все-таки крайне удобно, когда есть связь по группе. В обычном бою такого не встретишь. Да и врядли нужно слушать крики умирающих…

- Отлично. Занимай прежнее место в строю. Мы уже близко…

***

- Учитель Вана…

- Да, Йен?

- Почему Громолье нападали на Объединенный Миранкай? Ведь мы же сильнее! – в остальной группе послышался шепот одобрения.

- Потому, мои ученики, - Вана Сарими медленно обвела взглядом всех присутствующих, – что так было не всегда. В те давние времена каждые четыреста лет миру являл свой ужасный лик древний артефакт. Особенностью его была возможность передавать накопленную энергию сильнейшему воину их расы. А после передачи энергии Глаз вновь уходил под землю. События, произошедшие тысячу лет назад, послужили в угоду исчезновения изумрудного камня Глаз Пиры. Дабы это не случилось вновь. Затем все осколки увезли друг от друга. Чтобы никто не сумел в будущем их найти и попытаться воссоединить вместе…

- Но уважаемый учитель Вана, откуда у орков мог взяться такой артефакт? Ведь они почти не владеют магией!

- Верно. Почти не владеют. Видимо, однажды, это “почти” проявилось особенно сильно. Сейчас вы не встретите сильного орка, и уж тем более их шамана. Но тогда… Когда человечество в очередной раз отражало жестокие нападения Орды Громолье…

Во все времена наступающие серокожие захватчики уничтожались поголовно. Сил на ответный удар почти не оставалось, да и он был практически бессмысленным – Глаз Пиры на тот момент уже бороздил землю под ногами, скрывшись от солнца на следующие четыре столетия, и предварительно выполнив свою работу. Так вот, тогда мог родиться очень сильный шаман, который был бы способен сотворить подобный Инструмент. И альтернативой следующему вторжению было только полное истребление расы Громолье. А на это, как я только что говорила, не было сил. И людям ничего не оставалось, кроме как зализывать раны и опять готовиться к неизбежному. С уничтожением Глаза Пиры, раса орков постепенно стала дряхлеть. Перестали появляться на свет шаманы. А у всех новорожденных снизился средний рост. И бессмысленные наступления прекратились раз и навсегда. Будто артефакт сработал в обратную сторону, вытянув жизненные силы у своих создателей… Итак, на чем мы остановились?

***

… пропустив буквально в сантиметре мимо себя стрелу, размер которой превышал длину моей ноги, я метнул кинжал, застрявший в глазном вырезе шлема. Идеально. Однако, времени на раздумья практически не остается. Ведь врагов еще двое.

Резко ухожу в сторону с линии рубящего удара. Орки не слишком обделены честью, могут и в спину уколоть. Вот только есть у них одна проблема. Медленные больно, хоть и большие.

После ухода мгновенный разворот с последующим отсечением руки. Раздается крик, почти сразу обрывающийся хриплым бульканьем от разрезанного горла… Остался еще один. Но оскалившийся противник остановился. На его месте я сделал бы то же самое. Вокруг нас собрались мои товарищи, уже разобравшиеся каждый со своим квадратом, и решившие слегка понаблюдать за финалом.

Не настроенный на показательные выступления, я побежал. В мою сторону полетел щит. Приходится прыгнуть в сторону. Сделав кувырок после приземления, метаю кинжал, недавно выдернутый из черепа.

Но впивается он в подставленную руку. Правильное решение. Рука лучше головы. Только ему это уже не сильно поможет. Прыгаю вперед. Навстречу в опасной близости проносится лезвие зазубренного клинка. А его владелец уже не успевает увернуться и получает удар в ребра. К слову, на наше оружие генерал Гаулус наложил чары усиления. Единственным недостатком которых являлось великолепное пурпурное свечение. Небольшая плата за результат, на мой взгляд! Ах да… И длится это чудо всего несколько минут. Ничто не идеально. Пламя на мече тухнет в момент моего завершающего удара, будто бы подгадав момент.

- Великолепно! Всем построиться! – командир группы придирчиво осматривает каждого из бойцов поочередно, мысленно делая какие-то зарубки. Если выживем, уволюсь из регулярных войск… Да, думаю и не я один. Не у всех такая железная психика. Слишком много крови мы повидали… Слишком много странного и ужасного видели мои глаза во время непрерывного прямого перехода через море Жути… Команде корабля особенно не повезло… Управлять судном, паруса которого напитаны магией, ныряя в расщелины меж скал… И это при скорости почти в 40 узлов! В тот момент мы старались обогнать в скорости гонящегося за нами по пятам огромного спрута. Он появился на нашем пути также внезапно, как и горы посреди волн… Об остальном я даже вспоминать не хочу. Не зря ту часть Белого Океана обозвали столь красноречиво…

А в глазах Ликапия плескалась гордость. Вперемешку, по всей видимости, с радостью. Мы, наконец, дошли! И теперь уже все равно заметят нас или нет…

- Братья! – шикарный баритон разнесся над поверженными врагами, - не все из вас знают, зачем мы здесь! Нас мало! Вы сами это видите… Но по-другому было нельзя… Мы бы выдали свое присутствие и всей операции пришел бы конец.

Я впервые в жизни увидел своего командира… Как бы это описать… Расслабленным… А это означало лишь одно… Мы делаем все правильно. И вскоре мы все в этом убедились.

- Я расскажу вам одну историю! - великий человек и волшебник замер напротив нас, - много лет назад, во времена моих далеких предков, родился могущественный шаман. И по превратности судьбы он оказался орком. Тому шаману было даровано имя Валакарий Пира…

По моей спине пробежала волна холода. О чем он говорит? Ему известна тайна постоянных орочьих нападений? Не может такого быть… Между тем, генерал не стал давать мне время на раздумья.

- Воинственные от природы, орки однажды решили напасть на поселение гномов из Ущелья Тишины. Это оказалось ошибкой. Единственным, кто тогда остался в живых, был Валакарий. Его взяли в плен, дабы попытаться разгадать тайну подвластной ему магии. Ибо, был он действительно силен. Никто не знает как, но спустя несколько лет он успешно совершил побег, прихватив по пути сборник для гномьих детей под названием “Сумей сам смастерить что-то движущееся!”. Как гласят мои семейные летописи, Пира сумел создать некий механизм. Затем он поместил в механизм самый крупный найденный изумруд, напитал его магией и поставил задачу. А задача была проста – сбор природной энергии и ее передача лучшему из лучших воинов в расе. Чтобы никто более не мог сопротивляться силе и воле его народа. Самого Валакарию Пира больше никто не видел. Многие считают, что шаман отдал всю свою жизненную энергию артефакту, ведь иначе не получилось бы достичь успеха в этом начинании. И спустя четыреста лет Глаз Пиры впервые наполнился и показался на поверхности. Он каким-то образом устанавливает ментальную связь со своим избранником и призывает того к себе, чтобы поделиться могуществом. И сейчас…

Генерал указал рукой себе за спину, где мы уже отчетливо видели поднимающийся столб пыли. И поднимался этот столб от движения огромной колесницы, запряженной двумя плебсами – гиенами переростками. А по обеим сторонам от хищников двигалось сопровождение. Четыре горных тролля…

- Мы пришли сюда не чтобы похитить артефакт, несколько дней назад проявивший себя за воротами этой крепости, - военачальник кивнул в сторону, - а чтобы остановить лорда Лоремонта, который является возможным потомком того самого Валакария Пиры! Эти выводы я сделал, используя некоторую информацию из тех же летописей, какие рассказали мне о создании артефакта. Если камень отдаст энергию этому шаману… Да, он также родился способным творить волшебство… Если наследник древней крови получит всю эту мощь, тогда мы все погибнем… Я лично отобрал Вас! Как элиту нашей армии! И сегодня нам предстоит раз и навсегда оборвать кровавые набеги! Артефакт всегда ждет сильнейшего воина. Если Лоремонт погибнет, настанет черед следующего орка. А к тому моменту сюда уже доберутся наши войска, разберут крепость на мелкие камушки и постараются уничтожить страшный колдовской механизм… Мы многое прошли… Дерзнули переплыть в одиночку Море жути! Оно было впервые пройдено людьми. Гордитесь этим! О вашем подвиге станут слагать песни и истории! Детей станут называть вашими именами! А пыльные страницы истории будут вещать о храбрости тех, кто не убоялся, но встал на страже! Бейтесь не за себя! Бейтесь за еще не родившихся потомков! За ваших матерей и за все, что вам дорого! Мы последний шанс всего мира на спокойное и мирное будущее! Помните это!

Я смотрел на быстро приближающийся отряд. Вон оно… Вот для чего нас тренировали в бойцовых ямах Гатаррана – этого города крови и настоящей силы. Сейчас мы покажем чего мы стоим… Схемы, практически самоубийственного поединка, с настоящим порождением зла проносились в голове, остужая и обостряя сознание и восприятие окружающего. У нас всего один шанс. Никакой пощады, никакой милости. Враг должен быть повержен!

- Р-р-ра-а-а! – я подхватываю боевой клич товарищей, глядя, как наш генерал вновь накладывает чары усиления на оружие…

***

- Простите, учитель Вана… - Йен вновь робко привлек к себе внимание.

- Что опять, ученик?

- Я лишь хотел спросить… Генералу Гаулусу, чтобы добраться вовремя до той крепости, пришлось напрямик пересечь море Жути. Как им это удалось? Один корабль не способен на такое!

- Знания о том водном переходе почти полностью утрачены. Остались лишь записи капитана в ходовом журнале. Вы узнаете, что там написано… Но позже… Команда того корабля рассталась с рассудком в полном составе… А когда наши основные войска подоспели к воротам той крепости, то обнаружили лишь выжженную землю… и ни одного выжившего…

***

Над головой с шипением проносится молния и ударяет прямо перед мчащейся колесницей. Гиены сворачивают, уходя от образовавшейся воронки. Тут же к цели пронеслось еще две молнии. Мы вынуждены были стоять и смотреть, как генерал Гаулус творит сильнейшие стихийные заклинания. Стрел не осталось… Мы ждем… Наш командир возьмет на себя главную опасность. А наша задача – тролли… У нас даже перевес… Вот если бы исключить тот момент, что каждая из этих тварей в пять раз минимум превосходит меня в росте…

Члены нашей маленькой группы смотрят друг другу в глаза. Быть может, в последний раз… Я мысленно благодарю каждого из них… Было кому прикрыть мне спину. Настал наш черед прикрывать спину генералу Гаулусу.

Мы бежим вперед. Единственное наше преимущество, не считая чар на клинках – скорость. Если дубина тролля вдруг тебя достанет – это, скорее всего, будет концом. Краем глаза замечаю, как освобожденные гиены бросаются на генерала, но, не успев добежать, получают по своей молнии каждая. Одной отрывает переднюю лапу целиком, сильно закручивая трепыхающееся и рычащее тело хищника. Другая отлетает назад, как от могучего удара, лишаясь головы. А Лоремонт не спеша двигается вперед, покручивая зажатый в руке посох и проверяя наличие эфеса широкого клинка за спиной. Но в этом противостоянии каждого, не владеющего волшебством, убьют почти мгновенно. Поэтому…

Тролли любят бить сверху. Так они показывают, что ты для них всего лишь насекомое, которое можно запросто раздавить… Резкий уход в сторону. В полуметре от меня крошится от тяжелого удара земля. Перекат. Уже зажатый в руке нож летит в направлении головы чудовища. Но срезает лишь ухо вместе с куском шлема. В ответ раздается глухой рык. Я слышу его только краем уха, обегая сзади и намереваясь всадить острое лезвие меж ребер. Не успеваю. Громадная рука бросает дубину и бьет наотмашь. Правильное решение… Меня проносит несколько метров и жестко прикладывает о камень. На нашей броне также висит заклятие. Было, конечно, больно, зато не смертельно. Это главное. Мой напарник обегает тролля с другой стороны. И метает кинжал, пропарывающий бок чудища насквозь. Вновь глухое рычание, вот только уже с привкусом настоящей ярости, смешанной с жаждой мести.

Тут в метре над полем с жутким воем проносится сгусток непонятного синего пламени. И врезается в моего напарника. Брызнувшие, от удара, искры, разлетаются в разные стороны. Магия столкнулась с магией… Тело боевого товарища будто сдувает с места, корежа доспехи и прерывая ниточку жизни. Я выглядываю из-за естественного укрытия. Точно такие же сгустки, почти без перерыва, пытаются достать командира. Но тот лишь поводит вытянутой вперед рукой, и один за другим пламенные снаряды отскакивают от незримого препятствия, меняя траекторию полета. Один из них достался нам… Тролля задело лишь взрывной волной, бросив на землю и пару раз крутанув.

Это мой шанс. Меч почти рядом, в нескольких метрах. Преодолев это расстояние за пару-тройку секунд, хватаю оружие и бегу к пытающемуся встать врагу. Благо, что сидит он спиной к опасности. Это позволяет оплатить твари сполна. Острие пронзает грудь, затем проворачивается. Без чар на клинках сделать такое, просто напросто, невозможно. Чистая работа.

На какое-то время окружающее пространство сужается до поединка между тобой и тем, кто напротив. И не важно, как долго это продлится. Максимальная концентрация. Особенно в бою с таким великаном… Быстрый взгляд по сторонам заставляет меня пригнуться, уходя от выпущенной стрелы. Пока еще не завязалось сражение, мы видели как из крепости выдвинулось подкрепление, через некоторое время показался еще отряд. Затем еще. Плохо. Надо успеть закончить до их появления, иначе может быть поздно.

Рядом со мной в землю вгрызается очередной полыхающий сгусток, и нестерпимый жар бьет по всему телу, отшвыривая в сторону, словно ненужный предмет… Вначале пролетев, а затем прокатившись по земле добрых тридцать метров вновь врезаюсь спиной в камень. Изо рта вырывается кровяной сгусток и сознание меркнет…

Постепенно прихожу в себя… Волны боли расходятся в стороны, будто от камня, брошенного в тихое озеро… Затем, сквозь непонятный гул, начинают прорываться звуки недалекого боя. Какое-то странное шипение… Медленно поднимая взгляд, я вижу трупы… Мои друзья мертвы… Тролли тоже… Гул в ушах никак не хочет уходить…

Глаза улавливают движение. Лоремонт пытается достать Гаулуса осколком своего меча. У него не выходит. Генерал смещается в сторону, подставляя осколок уже своего меча. По движениям видно, что оба сильно устали. Сколько же я был без сознания? В ход снова идет магия. Кулак предводителя орков наливается красным свечением и наносит удар. Его противник, недолго думая, подставляет ладонь, будто искрящуюся желтыми звездами. Силы равны… Если Лоремонт обладает столь чудовищной мощью, дарующей возможность потягаться в волшебстве с самим Ликапием Гаулусом… Да. Тогда может прийти конец не только людям. А вообще всем… Артефакт не должен ему достаться.

Внезапно рука орка ломается. Раздается злобный рык. Но он внезапно захлебывается. Генерал решил не медлить. Опытному воину хватило временного замешательства врага, и он пронзил его горло.

Обмякшее тело падает на землю. А победитель оборачивается к несущейся на него огромной толпе серокожих… Они бегут из крепости. Я пытаюсь встать, как-то помочь боевому товарищу, но выдаю лишь очередной красный плевок. Генерал не замечает меня. Неудивительно…

- Твари! – голос вновь усилен магией, - знайте! Сегодня начало заката вашей расы! Я, генерал Ликапий Гаулус, по прозвищу Ясный, вам это обещаю!

Затем с руки мага срывается шар, переливающийся всеми оттенками желтого и оранжевого. Орки уже почти добежали. От их тяжелой поступи дрожала земля. Но бежали они не стройными рядами. Да и тяжело это при таких-то размерах… Укрощенная стихия разрывается в ногах у ближайших. Наступающих раскидывает в радиусе нескольких метров. Затем пальцы на руках генерала начинают складывать какой-то сложный символ. Долгий речитатив заклинания. Или мне просто показалось, что долгий? Из соединенных вместе рук вырывается черный смерч такой высоты, что края я просто не видел. И со страшным утробным воем несется в сторону набегающих серокожих. Кого-то закручивает внутрь, перемалывая словно в адском колесе, кого-то швыряет высоко в воздух. Ощущение, что работала хорошая катапульта, посылая рычащие подарки в далекие небеса… Еще несколько орков схлопотали по молнии и все затихло. До подхода следующей волны оставалось не более пяти минут. Отдохнуть бы командиру… Я снова плюю кровью… Снова пытаюсь встать. Но стихшая было головная боль пригвождает меня обратно. Грудь нервно подрагивает. Если генерал не обратит на меня внимание, тогда все, конец.

Но Ликапий Гаулус был занят кое чем другим. На земле перед ним остатки меча вычерчивали узор. И повинуясь чарам, непонятный рисунок начинал постепенно наливаться белым светом. Спустя пару минут сияние стало почти нестерпимым… Волна орков была уже совсем рядом. В этот момент генерал закончил читать заклинание и указал мечом на заклятых врагов. Земля перед волшебником разверзлась, из образовавшегося пролома вылетел метеорит и на безумной скорости устремился вперед. Вся ближайшая группа в мгнование ока оказалась погребена под тоннами веса. От удара дрогнула земля, кое-где появились трещины… И снова тишина, если исключить далекий вой оставшихся трех волн серокожих.

Тем временем наш командир оседает вниз. Оперевшись на свое верное оружие, он смотрит в глаза неизбежному. Остались ли у него силы? Если и да, то очень немного… Кровь изо рта уже начинает вытекать непрерывной струйкой. Но я держусь. Проходит немного времени, и генерал начинает вставать. Видно как трясутся у него руки, голова наклонена в сторону. Волосы давно спутались… Он не собирается сдаваться. Если принимать смерть, то только стоя. Следующая группа противника уже на подходе. Рука Гаулуса поднимается, указывая вперед. Но ничего не происходит. Снова отголосок фразы… Опять ничего. Похоже, я оказался прав. Всему есть предел. Но мы смогли. Это сейчас главное. Мы остановили Лоремонта. Скоро все наши будут здесь… Неожиданно грудь наполняется теплом… Так приятно… Темнота сгущается, принимая в свои теплые заботливые объятия… А последнее, что я вижу - наливающийся знакомым пурпурным свечением осколок легендарного оружия…

***

- На этом все. У кого-то есть вопросы?

- Учитель Вана!

- Да, Йен?

- Скажите, а почему эта лекция читается лишь один раз?

- Чтобы вы понимали важность этих знаний. Это наша дань предкам. Тем, кто подарил нам спокойное будущее. Так было решено задолго до нашего рождения. И не нам прерывать традицию! Все свободны… И да! Каждый из вас будет лично мне пересказывать то, что услышал и понял сегодня. Ровно через месяц.

Учитель Вана взяла со стола сверток бумаги, глянула на своих подопечных и развернулась к выходу. А юный ученик Йен размышлял о том, как через год он отправится на обучение в Гатарран. Он выдержит! Он должен… Это его дань предкам…

+1
11:07
361
06:48 (отредактировано)
Очень много имён, подробностей. И длинно. Мне всё время при чтении хотелось съязвить, что, мол, Ликапий Гаулус и Мунций Сцевола великие герои и на них надо равняться. А динамики повествования нет. Беседы с учительницей. Было скучновато читать. Но текст грамотный, что говорит в его пользу, найдёт своего читателя.
19:43
-2
Это вообще читать невозможно: бессмысленный, бессвязный текст.
11:45
Вам с такими взглядами нужно Данцову почитать, говорят, пишет легко и непринужденно
17:52
Данцова или Донцова?
22:27
От чего же? Связный и не бессмысленный. Вполне даже неплохой. Вот только это можно считать частью романа или повести, но не полноценным рассказом. Частично отсутствует правильность построения сюжета.
10:47
+1
Классный рассказ, динамичный, захватывающий… Для любителей боевого фэнтези самое то. Очень понравилось описание сражения. Из рассказа нужно книгу сделать, моментов интересных много
22:28
… кроме описания сражения по сути нет ничего.
11:52
-3
Рассказ написан не очень хорошо. Будь он более грамотно выстроен, получилась бы неплохая история для любителей боевого фэнтези. Обрубленные фразы, ошибки. Ещё меня очень сбивало время. То в прошедшем, то я бегу или нападаю.
13:34
+2
В целом очень даже не плох, за изложение 5+
11:48
Понравилось описание финальной стычки, читается с волнением. Но вот задумка с училкой не очень удалась. Автор, удачи в конкурсе
Мясной цех