Юлия Владимировна

Планета Зю

Планета Зю
Работа №19

— … Вот так, значит, да?

— Именно так, Марк.

— Похоже, мы доигрались.

— Похоже, Марк.

Тот раздражённо уставился на собеседника.

— Послушайте-ка, Алекс. Когда вы попугайничаете и облизываете при этом моё имя, у меня складывается ощущение, что вы хотите во всём обвинить меня.

Алекс выдержал этот взгляд.

— Именно вы пропихнули концепцию полной открытости в межгалактическом сотрудничестве… Марк.

Яростный удар кулаком о стол.

— Да, именно я… Алекс! Я считал, что это пойдёт человечеству только на пользу! И просчитался…

Завеса на входе дрогнула, и в офисе появилась Ольга.

— Привет, главари! Тут слухи ходят нехорошие. Поделиться не желаете, а?

Мужчины уставились на красавицу. Безусловно, посмотреть было на что. Но подумали оба другое: «Всё. Началось».

— Так, мальчики. Вы же знаете – я баба умная. Рассказывайте-рассказывайте, может, и помогу чем.

… — Как-как? Под внешний надзор?

На скулах у Ольги порхали красные бабочки, губа закушена, на виске капелька пота. Из красивой стервы она превратилась в некрасивую.

Тряхнула головой, густые каштановые волосы лениво колыхнулись. Прищурилась. Ущипнула себя за нос, заговорила несколько растерянно;

— Давайте-ка сначала. Нашему уважаемому председателю Всемирного совета пришло послание от совета Галактического. Из всех жителей Земли случайным образом нужно отобрать одного, кто бы представлял интересы планеты на форуме Галактики. Планета самого худшего представителя будет признана недостойной на самостоятельное существование. Всё правильно, мальчики?

Мужчины разом кивнули. На Марка было жалко смотреть: строгие черты лица размазались, крупный нос беспомощно повис.

— А что это за лотерея? — нервно осведомилась Ольга. — Почему мы сами не можем выбрать представителя?

— Каждый индивидуум должен отвечать за свою планету, — мрачно отозвался Алекс. — Так написано в послании.

— А если будет выбран грудной ребёнок?

— Не будет. Возраст определён от 18, 5 до 72,8 лет. Как-то там они его рассчитали, исходя из средней продолжительности жизни землян. Пол не имеет значения, как и всё остальное.

— А если их просто послать, организаторов этих? Завуалировано, конечно, — прошипела Ольга.

Забормотал Марк:

— Тогда всё будет ещё проще – и жёстче. Нас исключат из наблюдательного совета. Они знают про нас всё, всё… Земля напичкана их порталами. Мы не можем их игнорировать, нас просто уничтожат и заселят планету новыми жителями. Хотя в любом случае так оно и будет…

Он ударился головой о стол:

— Это моя вина, только моя!

— Ну, хватит посыпать голову пеплом, – повысила голос женщина. — Вина тут не только ваша: очень, очень многие разделили вашу позицию полного сотрудничества с инопланетянами.

Она ущипнула себя за мочку уха.

— Хоть какое-то время у нас будет до телепортации случайного избранника?

— Будет. — Марк всхлипнул. — Три дня.

«Тряпка», — подумала Ольга. — «Кто бы мог подумать? Упаси Боже, если он станет представителем. А если… я? Нет, лучше об этом не думать».

Вслух спросила ещё:

— И где будет проходить конкурс?

— На планете Зю. Там подготовлены приемлемые условия проживания для всех гуманоидов, — ответил Алекс.

— И где такая находится?

— Мы не знаем. Её создали специально для конкурса.

— Крутые ребята… — покачала головой Ольга. — А от нас – что вообще требуется? От землян отсталых?

— Ничего, — горестно выдохнул Марк. — Ждать, когда нам объявят имя избранника. И засунуть его в портал.

— И когда объявят имя?

— Завтра. Уже завтра.

— Так, — Ольга заговорила резко, решительно. —Человечеству обо всей этой хрени пока сообщать не будем. Незачем. Наберём команду экспертов: медиумов, учёных, парапсихологов… И будем надеяться на чудо.

… Его нашли в австралийской глуши, пьяного и грязного, через сутки после того, как было объявлено имя. Ферт Браун. Он не пользовался достижениями цивилизации. Ел то, что добывал сам. Про инопланетян слышал, но считал их свиньями. Чуда не произошло.

Ольга смотрела сквозь стекло на высокого худощавого мужчину, одетого в какое-то тряпьё. Даже, пожалуй, симпатичного мужчину, если бы не этот пустой взгляд исподлобья. Напротив него сидел медиум, тщетно пытаясь встретиться глазами с заросшим бродягой. Встретился. И тут же получил по своей умной роже.

Ферт вскочил с кресла, бросился к ближайшей завесе, преграждающей выход из помещения, и с криком отлетел назад. Отборная ругань несколько минут рикошетила от стен изолятора, потом ещё несколько, пока Ферта привязывали за руки за ноги к креслу.

— Сутки уйдут только на то, чтобы вывести его из запоя, — мрачно процедил Алекс. — Человека сделать из него мы не успеем.

— Он человек, — устало бросила Ольга. — Просто человек. Но никак не представитель человечества.

… — Вы верите в Бога?

— Конечно. Он выдумал виски, — осклабился Ферт. — И ещё много чего хорошего. Женщин, например. Только не инопланетян.

— Откуда же тогда они взялись? Вы не допускаете, что это тоже часть Провидения?

— Ну уж нет, — скривился Ферт. — Мы – создания Божьи. А эти твари выползли неизвестно из каких областей тьмы. Хватит трепаться, док. В жизни столько не разговаривал. И убери эти чёртовы провода от моей башки – она уже гудит.

— Придётся потерпеть.

Парапсихолог сделал несколько движений руками вокруг головы уже нестреноженного Ферта, заглянул ему в глаза… Когда тот вошёл в транс, началась передача информации.

—Ничего мы больше в него не вложим, — сказала Ольга. — Ни

гуманизм, ни терпимость, ни абстрактное мышление. Говорить начал связно – и то хорошо. Помнишь, как гукал вначале неизвестно на каком наречии? Кошмар. Теперь хоть униязом овладел. Пить, наверное, тоже бросит. И это всё.

— Думаешь, нас подставили с ним? — вяло осведомился Алекс.

— Не думаю. В подобных мелочах гуманоиды очень щепетильны. Шанс нам они дали.

В назначенный срок Ферта Брауна поместили в телепортал.

… Планета Зю встретила его сиянием пяти разноцветных светил над головой, розовым туманом и желеобразными колыхающимися сооружениями. Дышалосьтяжело, во рту стоял горьковатый привкус, но Ферт отказался от скафандра.

— Привыкну, — криво улыбнулся он на контроле какому-то зелёному гоблину с рожками, поправляя на груди выданный мультитранслятор. И деловито осведомился:

— Выпить тут у вас найдётся?

… Он лежал в релаксационной камере, тупо уставившись в панораму космоса над собой. Потолка не было. Зато было полно тварей вокруг, на которых он уже до тошноты нагляделся за время полёта на чёртовом блюдце: больших и маленьких, лиловых и оранжевых, безголовых червяков и многоголовых медуз, парящих и прыгающих, перетекающих друг в друга и неизвестно куда вдруг исчезающих… Его трясло от злости и отвращения.

— Выпить бы… — простонал он. — Так они даже не знают, что это такое.

Форум должен был состояться, как ему пояснили, через 1,5 земных суток. За это время, он, землянин, должен полностью приспособиться к среде обитания и подготовиться к выступлению. Наглядная агитация приветствовалась. Знания Галактики были к его услугам. Впрыск протоплазмы решал все проблемы жизнедеятельности организма. Посещать туалет необходимости не было – полная усвояемость и всё такое.

— Всё у них есть, а выпить нету… — опять кому-то пожаловался Ферт вслух. И задремал.

Трудно сказать, что произошло с ним во сне. Качественный скачок, не иначе. Знаете ли: промывка мозгов там, на Земле, воздух искусственной планеты, новые впечатления – последствия после всего этого могли быть самыми разными. Он проснулся совсем другим человеком, однако, всё также мечтающим о выпивке. Бесплодные мечты свойственны обывателю. Ферт же стал гением и человеком дела.

Он получил доступ к библиотеке Галактики, за час изучил вопрос и понял, что в условиях этой чёртовой планеты произвести алкоголь не удастся – такое вообще было возможно, оказывается, только на родимой Земле. Ферта Броуна, совсем другого Ферта Брауна, это не остановило. Сам-то он был с Земли. Значит…

Он затребовал всё необходимое и тут же всё получил. Скомпоновал адскую смесь и, не дрогнув, выпил не меньше литра. Через минуту в животе началась реакция, а когда бурчание достигло предела, Ферт, давясь, стал пить другую наведённую им жидкость, поставив при этом пред собой пустую ёмкость. «В туалет ходить не надо, говорите?» Что он испытал за ближайшие два часа – не выразить словами, однако по истечении этого времени он стал обладателем трёх литров пойла, состав которого был неизвестен ни одной галактической науке.

Затем он рухнул, как стоял, рядом со своим нерукотворным творением, и проспал часов десять.

Проснувшись, некоторое время Ферт обалдело смотрел на ёмкость. Нагнулся над ней, понюхал. Странно: запаха не было. Он прислушался к себе и понял: пробовать это ему не хочется. Он взял контейнер в руки и задумался, куда бы вылить эту дрянь, но тут очень вовремя в нём проснулся старый Ферт Браун, который со словами: «Какого чёрта!», — сделал здоровенный глоток.

Пойло было безвкусное. Некоторое время ничего не происходило, а потом… Разом нахлынула волна блаженства. Ощущение лёгкости и полного отсутствия какого бы то не было страха овладело им, а затем сменилось просто ощущением полного покоя и уверенности в правильности бытия. Жизнь спокойно свернулась в нём клубочком, самодостаточная, ничего не требующая и всё получающая. Нирвана. Аминь.

С ёмкостью в руках он вышел из помещения, оказался перед дорожкой, ступил на неё и плавно куда-то поплыл. Снаружи всё мерцало и играло, плавающие над головой солнца подмигивали. Прогуливающиеся твари казались героями забытых мультиков. Правда, они были не особо дружелюбны к Ферту: шипели, меняли цвет, втягивали подобия голов в подобия задниц, некоторые просто исчезали с неприятным свистом. А ему так хотелось разделить своё состояние хоть с кем-то!

И тут он заприметил двухголового чудика, туманно-розового и с глазами. И с носами. И со ртами. Ферт соскочил с дорожки и устремился к нему, стараясь не расплескать драгоценное содержимое.

— Привет, брат-гуманоид! — заорал он. — Не хочешь вкусить эликсира жизни?

Звук был перехвачен мультитранслятором и извлечен оттуда в виде довольно странных булькающих звуков. В ответ прилетело на родном наречии:

— Ты ведь землянин? Мне велено держаться от тебя подальше. Ты ксенофоб и невежа.

— С чего это ты решил? — озадачился Ферт, внутренне, однако, признавая услышанное.

— Твой спектр. Он тебя выдаёт. Даже мне это понятно, хоть я и далеко не самый умный из возможно избранных на нашей планете и попал сюда случайно. Ты отвратителен. У тебя всего одна голова, и ты и тебе подобные загадили всю вашу планету.

Ферт воспринял это как должное. Он был спокоен и мудр.

— Хрен с тобой, — сказал он. И выплеснул половину содержимого ёмкости прямо в раздвоенную башку.

… Через десять минут они сидели, обнявшись, в номере Ферта, и говорили разом что-то очень важное, не слушая друг друга. Так они и уснули, на мягко перекатывающимся волнами полу.

Проснувшись, Ферт увидел над собой две головы, вскрикнул, перекатился на пару метров в бок и вскочил на ноги. «А, родной навек… Напугал, однако. Что это с ним?» На его гостя было жалко смотреть: из розового он стал серым, руки-крюки, ножки-крожки… Тьфу. Одна голова его, по-видимому, ещё спала, вторая с мукой взирала на Ферта белёсыми глазами без зрачков.

— Я… умираю, — прошептала голова. — Ты можешь мне помочь?

Сам Ферт чувствовал себя прекрасно, никакого там в похмелья и в помине не было, тело пело, голова ликовала, душа искренне приветствовала всё это.

— Помочь? — он тут же вспомнил, что спрятал ёмкость с пойлом… нет, с эликсиром жизни… в релаксационную камеру.

— Конечно я тебе помогу, двухголовый. — Ферт Браун ощущал себя спасителем человечества. — В обмен на твоё слово.

— Какое слово? — простонал гуманоид.

— Напомни-ка своё имя. Запамятовал, не обессудь.

Транслятор выдал набор звуков, отдалённо напоминающий «Стррбульбуль».

— Ага… ладно, будешь Булем. Ну не морщись, не морщись – имя как имя.

— Что за слово? — опять вымучил из себя Буль.

— Признай перед всеми, что твоя раса – худшая из всех, — тихо, но веско выдал Ферт.

— Что? — Две головы уставились на Ферта, глаза из белёсых сделались красными. — Да я лучше сдохну.

И ушёл. Вернее, уполз.

«Вот чёрт… Не сработало».

Ферт достал ёмкость, глотнул содержимое… На стене зажглась надпись на родном униязе, что пора собираться на форум.

… Форум проводился в огромном помещении без стен, пола и, конечно же, без потолка. Несколько сот представителей Галактики зависали в воздухе, растворялись, появлялись, меняли формы и цвета. Некоторые из них были в защитных скафандрах. Ферт тоже парил в пространстве, осторожно шевеля руками и ногами. Ему было хорошо. Даже очень.

Тут в самом центре композиции вдруг возникла фигура обнажённой… женщины. Земной женщины. Чувственной и прекрасной. Золотые волосы, нежный овал лица, упругие груди с набухшими сосками, умопомрачительные живот и бёдра… «Так», — подумал Ферт, не отрывая глаз от богини любви. — «Вот и побочные эффекты налицо. Это глюк, братан. Но как же она хороша!»

Транслятор на его груди ожил и стал выдавать примерно следующее:

«Галактическая Матка… Воплощение жизни… Она прекрасна… прекрасна… прекрасна…»

Ферт Броун осознал, что это не глюк. И что каждый представитель видит своё воплощение богини любви.

«Круто».

В воздухе замелькали какие-то огоньки, превращаясь в странные знаки. В состоянии полной эйфории Ферт догадался, что так определяется очередность выступления представителей. Транслятор произнёс:

— Ваш номер 113.

«Сто тринадцатый… Это сколько ждать-то придётся? Смыться бы надо отсюда, подзаправиться. Там на раз ещё и осталось».

Богиня-матка сделала знак рукой, и тут же рядом с ней оказалось некое размытое существо, испускающее разноцветные флюиды, в которых стала нежиться Мисс Вселенная. Тут же в голове у Ферта появилась информация, что существо питается энергией солнц, не спит, но думает, чего бы ещё такого хорошего сделать для любимой Галактики. Сменил его другой альтруист, одаривший богиню маленьким ядерным взрывом. Этот тоже не спал, развлекался тем, что гармонизировал энергию Вселенной. И понеслось… Когда стремительно пришёл черёд Ферта Брауна держать речь, он должен был бы уже онеметь от чувства собственной неполноценности в этом обществе устроителей Мироздания. Но нет – он не онемел. Он улыбался.

— Привет, женщина, — обратился он к Матке. — Возьми мою кровь. Мне больше нечего тебе дать. И дай мне себя взамен.

— Жалкий червяк, — раздалось у него в мозгу. — Я возьму всю твою мерзкую жидкость.

— Бери.

Ферт Браун тут же сдулся. И тут же вернулся в прежнее состояние. Богиня вдруг закинула руки, словно дразня его, и начала танцевать, призывно вращая бёдрами.

Все куда-то исчезли, и Ферт оказался один на один с женщиной своей мечты, в открытом космосе.

— Возьми меня, человек… — снова аукнулось в мозгу. — Мне нужна твоя энергия. Она… она… опьяняет.

Они слились в космической пустоте, освещённые исходящим от богини светом. Нега овладела Фертом. А информация продолжала поступать в сознание:

— Мы разучились расслабляться… Вы, земляне, знаете в этом толк. Мы не будем вас уничтожать. Мы явимся на вашу планету, как боги, и вы будете нас ублажать.

«Боги? На кой ляд нам сдался весь этот зверинец?»

Внезапно Ферт снова оказался в центре внимания форума, спокойный и удовлетворённый. И начал говорить. Изложим эту историческую речь тезисно.

«Всё дело в эликсире жизни, ребята. Но производить его можно только здесь, на планете Зю. Почему? Точно не знаю, но уверен я в этом абсолютно. А для этого нужны земляне. Сюда явятся добровольцы, и я научу их всему. Напиток надо дорабатывать – полностью исключить похмельный синдром для вас, продвинутых и слабеньких. Так что устраивайте свои оргии здесь, чудики – избавляйтесь от комплексов. Можете забраться ко мне в башку и убедиться, что я говорю чистую правду. В обмен нам нужны гарантии: десять тысяч лет самостоятельного существования, чтобы мы смогли достойно эволюционировать. А теперь мне надо смотаться домой».

И благоразумно выключил транслятор. Взглянул на Матку и улыбнулся. Здесь всё решала она. В мозгу прошелестело:

«Пусть будет так. Десять тысяч лет – ничто. Но ты навсегда останешься здесь. Мы можем сканировать твой мозг, но не можем рождать за тебя идеи. Земля слишком опасное место. Порталы для тебя закроются. А теперь приготовь столько эликсира, чтобы каждому гостю хватило по глотку. Алаверды».

… Он сидел на искусственной оболочке планеты Зю и смотрел вверх. Где-то там далеко-далеко была его Земля. Свободная на ближайшие десять тысяч лет от всех тварей Галактики. Свободная от него сейчас и навсегда. Светлая грусть затуманила Ферту глаза, и он прошептал:

— Вы уж не подведите там, братцы…  

-2
11:10
400
19:25
Так вот какой ты, спаситель человечества…
oleg
19:52
Да хватит тоску нагонять. Расслабьтесь, ребята.
00:20
Не, ну я люблю фэнтези, но не настолько же. Слог не понравился
oleg
06:03
Бывает.
oleg17
15:24
Вы не замечаете тягомотину вокруг вас? Подростки хотят стать людьми иного сорта. Щупальца опутывают мир. Чужой разум влезает в сознание. Да мы люди! Хотим писать? Хотим! Даёте юмора в этой космической клоаке!
15:43
+1
Своеобразный рассказ. Забавный, но на претендента в полуфинал не тянет. Довольно много диалогов, за счет этого бодро читается. Прям значительные косяки по грамотности в глаза не бросаются.
Кое-где слиплись слова (дышалосьтяжело) + «уже нестреноженного Ферта» (лично меня тут заклинило, хоть так и можно выразиться)
Мне не очень понравился сам сюжет. Да и герой. Задумка интересная, но как-то все скомкано и пахнет бредом. И идея в чем? Хакуна Матата? Или в том, что и не самый представительный человек на что-то сгодится, спасет Вселенную? Весь мир и форум похож на сон-фантазию в разгар похмелья.
Но зато пока читала этот рассказ, мне в голову пришла идея для собственного) правда, вряд ли это можно засчитать достоинством данного произведения.
Но скучно не было, за это спасибо.
15:54
+1
Из красивой стервы она превратилась в некрасивую


Шикарно.

Он не пользовался достижениями цивилизации. Ел то, что добывал сам. Про инопланетян слышал, но считал их свиньями. Чуда не произошло.


Шикарно в двойне )

Дышалосьтяжело, во рту стоял горьковатый привкус, но Ферт отказался от скафандра.


Автору надо было сказать админам про слипшиеся слова…

Текст не вычитан. Много повторений слов, «был»ок, самодельной пунктуации.

Но с чувством юмора у автора все в порядке. Тема пьянства раскрыта в полный рост )

Слишком много у рассказа минусов, разбавлю своим плюсом, Алаверды )

18:00
Да самое главное в этом рассказе, чтобы плесень литературная хоть немного выветрилась из этого конкурса. Идеи пощли? Ну, слава Богу. А то -ни одной свежей мысли, юмора вообще в помине нет! НИ у кого!!! Ребятки, давайте молодеть! А минусов у рассказа нет — это просто стёб для вас, вечно брюзжащих и унылых.
21:49
В принципе весёлый рассказ, но почему-то так заминусовали… странно, он точно не достоин этого… У автора хорошее чувство юмора, любит постебаться и наверно, любит принять за воротник… ну а кто ж этого не любит? drinkНу да, немного фандомно получилось, с эликсиром немного глупо, но это же юмор))) Компенсирую немного минусы, но граждане, судьи, это не очень хорошо с вашей стороны… В группе есть ужасные тексты и с грамматической стороны и с художественной… Автор, не парься, пиши в своё удовольствие!
Загрузка...
Кристина Бикташева