Анна Неделина №1

Пять свечей

Пять свечей
Работа №30

Комната для совещаний, без окон. Прямоугольный стол, стулья, никакой другой мебели. По одной стороне стены, в ряд расположены пять стеариновых свечей на подставках. Свет в комнате только от них. На потолке есть светильники, но они не горят.

Входят пять мужчин разных возрастов. Ученый, строитель, юрист (самый молодой), доктор (самый старший), журналист. Они друг с другом не знакомы. Осматриваются. Некоторые садятся за стол.

УЧЕНЫЙ. Чего тут как в подвале? Получше нет ничего?

СТРОИТЕЛЬ (к ученому). Ну, спроси там, пусть нормальный свет включат.

УЧЕНЫЙ. А вы, почему мне указываете? Не нравится, сами идите и спрашивайте.

ЖУРНАЛИСТ. Кто-нибудь выключателем умеет пользоваться, а, специалисты?

ДОКТОР. Мне лично все равно, хоть совсем без света. Подремать можно лишний раз.

ЖУРНАЛИСТ. Дотянитесь до выключателя и спите.

ДОКТОР (усаживаясь на стул, наваливается на стол и подпирает рукой голову, говорит сонным голосом). Поздно. Я уже сел. Лишняя суета ни к чему.

СТРОИТЕЛЬ (к юристу). Эй, ты молодой, пошарь там по стене, ты ближе всех. Поищи выключатель.

ЮРИСТ. Простите, господа, меня просили передать вам, что в офисах ремонт и другого помещения пока нет, а центральный кабель еще не подключили. Поэтому вот так.

УЧЕНЫЙ. На входе же есть свет, для себя, значит, смогли сделать.

ЖУРНАЛИСТ. Кто-нибудь догадается закрыть дверь?

ДОКТОР. Зачем и так нормально?

УЧЕНЫЙ. Не надо, может, хоть оттуда посветлей будет.

СТРОИТЕЛЬ. В коридоре еще темней, умники.

ЖУРНАЛИСТ. Сейчас сквозняком все свечи задует.

ЮРИСТ (закрывая дверь). Сразу видно, вы настоящий эксперт, в своем деле.

СТРОИТЕЛЬ. А откуда тебе знать?

ЮРИСТ. Я не знаю. Просто, человек догадался, и я хотел похвалить, не надо сердиться.

СТРОИТЕЛЬ. И в чем он эксперт, по сквознякам? Союзников себе ищешь, подхалим. Это тебе не поможет.

УЧЕНЫЙ. А зачем вы здесь собрались, мне кто-нибудь скажет?

ЖУРНАЛИСТ. Судя по обстановке, свечи, полумрак, спящий человек…а может он умер.

ДОКТОР. Ну, ладно, задремал немного с устатку. Вы говорите, говорите, мне это не мешает.

ЖУРНАЛИСТ. Этот человек поспать пришел. Видите, немного яснее стало? А вы то, сами, зачем сюда пришли?

УЧЕНЫЙ. Не вам меня спрашивать.

СТРОИТЕЛЬ. А кому тебя спрашивать? Ты как разговариваешь? Мы здесь все на равных. И каждый по своему делу пришел. Не люблю темнить, я, например, пришел, потому что мне сказали, что в этой компании хорошо платят. Мне любое дело подойдет, лишь бы платили.

ЮРИСТ (строителю). Вы, наверное, тоже хороший специалист?

СТРОИТЕЛЬ. Что ты все время подлизываешься! Я не специалист, у меня нет специального образования. Но умею много чего.

ЖУРНАЛИСТ. Назовите хотя бы одно.

ЮРИСТ. Да, неважно, главное, что он знает свое дело, а такого человека всегда примут, в любую фирму, даже в самую известную.

СТРОИТЕЛЬ. Мне не нужен защитник. Я что, просил тебя заступаться за меня?

ЮРИСТ. Нет, не просили. Извините, пожалуйста, но вы действительно правы – я защитник. А точнее – адвокат.

СТРОИТЕЛЬ. Видимо, хреновый ты адвокат, раз до сих пор ищешь работу.

ЮРИСТ. Самый лучший в городе, если вам интересно.

После этих слов гаснет первая свеча.

ЖУРНАЛИСТ. И чем же вы заслужили это звание?

ЮРИСТ. Благодарю за вопрос. Мне очень лестно, что вы его задали. И чтобы вам было приятно, начну с главного. Мне приходилось отстаивать права великих людей. Не далее как год назад, я представлял в суде старшего принца Буркина фасо. Дело было совсем не простое, но принц достойный человек, и его личные качества вдохновляли меня, и мы выиграли дело.

УЧЕНЫЙ. Что-то я сомневаюсь, что это правда. Назовите хотя бы столицу этой страны.

ЮРИСТ. Не сомневаюсь, что вы и сами знаете, потому что производите впечатление очень образованного человека.

УЧЕНЫЙ. Еще бы, у меня несколько научных степеней.

ЮРИСТ. Вот как! Вы ученый? Я уверен вы превосходный ученый.

УЧЕНЫЙ. Не скрою, мне есть, чем гордится. Я не рядовой, и среди рядовых никогда не был. И если бы не одно обстоятельство, я бы давно отсюда ушел.

ДОКТОР. Работа нужна, вот и не уходите.

УЧЕНЫЙ. Мне в отличии от вас не нужна работа. Меня уговорили сюда придти. И в качестве как раз- таки главного эксперта. Мне это нахождение здесь вообще не надо. А вы можете дальше спать.

ДОКТОР. Спасибо, я выспался. И чувствую, что вы раздражены, это плохо.

УЧЕНЫЙ. С чего вы взяли?

ДОКТОР. У вас подрагивают пальцы. Вы лучше присядьте, потому что может начаться головокружение.

УЧЕНЫЙ. Вы что врач?

ДОКТОР. Министр здравоохранения. Теперь уже больше чиновник, но врачебные навыки не утратил. Поэтому рекомендую прислушаться.

ЖУРНАЛИСТ. Интересно, а вы наверняка вылечили самого больного человека на земле? Или может, вообще оживили.

Ученый присаживается рядом с доктором.

ДОКТОР. Нет, батенька, шарлатанством я не занимаюсь.

ЖУРНАЛИСТ. Похвалитесь чем-нибудь. Мы здесь все великие. И хочется узнать доказательства.

ДОКТОР. Не имею удовольствия вам что-либо объяснять или доказывать. Одно только замечу, вы постоянно посмеиваетесь, и делаете это очень часто и уже рефлекторно. Это тревожный признак.

ЖУРНАЛИСТ. Мне просто жутко любопытно, чем это занимается министр здравоохранения, когда не спит?

ДОКТОР. Поберегите себя, голубчик. От моего ответа у вас может случиться перегрузка нервных волокон.

ЖУРНАЛИСТ. И всё же?

ДОКТОР. Я лечу больных.

В этот момент гаснет вторая свеча.

СТРОИТЕЛЬ. Ты чего к нему пристал? Ты кто такой?

Встает из-за стола и идет к журналисту.

ЮРИСТ (вскрикнув). Свеча погасла!

СТРОИТЕЛЬ. Похоже не одна.

Все смотрят на свечи.

УЧЕНЫЙ. А когда первая погасла, кто-нибудь заметил?

ЖУРНАЛИСТ. Кажется после вранья адвоката.

УЧЕНЫЙ. Вы уверены?

ЖУРНАЛИСТ. Точно. У меня профессиональная наблюдательность. Я журналист.

ЮРИСТ. При всем уважении к вам, я не соглашусь.

СТРОИТЕЛЬ. Врун вруна всегда распознает.

УЧЕНЫЙ. Вот вы грубите, со всеми на ты. А сами- то так ничего определенного про себя и не сказали. Чем конкретно вы занимаетесь?

СТРОИТЕЛЬ. Тебе ни все равно? Стройкой занимаюсь.

УЧЕНЫЙ. А в каких масштабах, простите?

СТРОИТЕЛЬ. Ты, хорек, не потянешь.

Пламя третьей свечи значительно уменьшилось.

УЧЕНЫЙ. То, что вы позволяете себе оскорблять, это признак вашей отсталости. Так на каких же великих стройках вы побеждаете?

ЖУРНАЛИСТ. Послушайте, мы скоро без света останемся. Посмотрите на третью свечу.

ЮРИСТ. Она почти погасла.

СТРОИТЕЛЬ. У кого-нибудь есть спички или зажигалка?

Молчание.

ДОКТОР. Я не курю.

СТРОИТЕЛЬ. Плохо.

ДОКТОР. Кому как.

ЮРИСТ. Простите, кто-то недавно спрашивал, в какой момент погасла свеча.

УЧЕНЫЙ. Я спрашивал, ну и что?

ЮРИСТ. Позвольте узнать, а зачем?

УЧЕНЫЙ. Чтобы приблизительно рассчитать, за сколько прогорят остальные свечи.

ЮРИСТ. Я тут подумал, что если эти свечи гаснут не просто так, а когда кто-нибудь говорит неправду. Ну, или сильно приукрашивает, как я, допустим.

ДОКТОР. Допустим, тут все лгут и приукрашивают. Погаснут все свечи,- пойдем по домам.

ЮРИСТ. Если бы это было так. Потому что, по легенде Саламандр – это дух огня. И значит огонь вещь одушевленная. А всё живое хочет жить. Следовательно, когда догорит последняя свеча, огню потребуется еще пища, чтобы жить дальше.

СТРОИТЕЛЬ. А нам то, что с того?

ЮРИСТ. Огонь пожрет нас, и мы умрем.

СТРОИТЕЛЬ. Я сейчас пойду и задую все свечи. И тогда посмотрим.

ЮРИСТ. Не надо. Прошу вас.

ДОКТОР. Не занимайтесь мистификацией. Вы же до сих пор живы, после того, как соврали.

ЮРИСТ. Огонь это единый организм. Пока горит хотя бы маленький фитилек, он не тронет нас.

ДОКТОР. Что за глупость, откуда вы это взяли?

СТРОИТЕЛЬ. Да, я сейчас специально буду врать, ради эксперимента.

ЮРИСТ. Я хочу уйти.

СТРОИТЕЛЬ. Никуда ты не пойдешь, мозгляк и будешь слушать! (Удерживает Юриста, не давая ему встать). С чего бы начать. Ладно, Знаешь все эти передачи по ремонту квартир. Старикам и всяким нищим за деньги, а знаменитостям и богачам бесплатно. У кого и так всё блестит, давай, еще наяривать и шлифовать, спонсор проекта на таких не скупиться. В общем метём, где чисто, прочное упрочняем, а крепкое укрепляем. А на старуху крыша падает – нормально, пойдет.

ДОКТОР. Милейший, вы соврать хотели, а получилась правда. Свеча-то не погасла, а даже наоборот.

Короткое пламя третьей свечи вытянулось и сделалось наравне с остальными.

СТРОИТЕЛЬ. А я не умею врать.

ДОКТОР. Смотря, что считать правдой. Ну, скажем, признался человек в краже, значит, исповедью сотворил правду, а когда крал, в этом правды нет.

СТРОИТЕЛЬ. Учить ты меня еще будешь! В нескольких городах все дороги в моих руках были. Что хотел, то и воротил. Захочу, новое полотно срежу и заново закатаю, если центр. А дороги как после бомбежки не буду трогать. Шик? На эти деньги мог личную нефтяную скважину купить. А я на благотворительность пустил. Садики, школы, больницы построил. Документы все в порядке.

Гаснет третья свеча.

Все обращают на это внимание. Строитель перестает удерживать Юриста и сам, несколько болезненно подходит к своему стулу, осторожно садится, словно боится сделать лишнее движение.

ДОКТОР. Вам плохо?

СТРОИТЕЛЬ. Всё нормально. Мне не бывает плохо.

ДОКТОР. Ну, я вижу, вам нехорошо. Позвольте, я проверю ваш пульс.

Подходит к нему, берет за запястье, строитель не сопротивляется. Доктор некоторое время стоит возле него, потом задумчиво возвращается на свое место.

ЮРИСТ. Ну, что?

ДОКТОР. Ничего страшного. Слабость на фоне тахикардии.

СТРОИТЕЛЬ. Нет у меня никакой слабости. (Через паузу). Но, все равно, спасибо.

ЮРИСТ. Доктор, скажите честно, вы почувствовали что-нибудь когда погасла вторая свеча?

ДОКТОР. Почему вы спрашиваете?

ЮРИСТ. У меня внезапно разболелась голова примерно в то время, когда погасла первая свеча, но я не придал этому значения.

ДОКТОР. У вас так бывало раньше?

ЮРИСТ. Бывало, но не так резко.

ДОКТОР. Не придумывайте себе болезни. И это уж точно никак не связано со свечками. Уж поверьте. Я повидал многие невероятные случаи, и всегда этому было материальное объяснение.

ЖУРНАЛИСТ. Товарищ ученый, разберитесь, пожалуйста, что там происходит с нашими свечками. В чем, как вы думаете, причина, с научной точки зрения?

УЧЕНЫЙ. Делать мне больше нечего! Я чувствую себя великолепно, потому, что не занимаюсь глупостями. Мне уже порядком надоело всё это. Я, вообще, могу в любой момент уйти.

ЖУРНАЛИСТ. Ну, так идите, дверь не заперта. Давно собираетесь, и всё никак.

УЧЕНЫЙ. Я уйду тогда, когда сам этого захочу, а не когда вы мне укажете.

СТРОИТЕЛЬ. Ладно вам, прикурите лучше одну свечку от другой.

ЮРИСТ. Браво. (Осекается). Те есть, я хотел сказать, что надо было давно это сделать.

Встает, чтобы подойти к свечам, но доктор его останавливает.

ДОКТОР. Сидите, дорогой. Мигрень злая штука, я сам посмотрю.

УЧЕНЫЙ. Какое благородство, вы только взгляните.

Доктор подходит к свечам.

ДОКТОР. М-м, да, не получится. Они выгорели полностью. Можете успокоиться. Никто их не задул, просто фитиль закончился.

ЖУРНАЛИСТ. Наконец-то, полегчало, можно дальше врать при свечах. Главное, чтобы, наши экзаменаторы ничего не заподозрили.

УЧЕНЫЙ. Не думаю, что собеседование будет проходить здесь в полумраке.

ЖУРНАЛИСТ. А может они принесут с собой настоящие факелы, как в средневековье. Уверен, с вашим надменным видом вы походили бы на короля. Не сердитесь. Такой уж у меня характер. Раз уж со свечами всё выяснилось. И нам ничего не угрожает, снизойдите до нас, удивите своими открытиями, если, конечно, они у вас есть. Не разочаровывайте, это не по- королевски. Просим, просим!

УЧЕНЫЙ. А какой мне в этом резон? Я в отличии от вас личность само достаточная и не страдаю жаждой восхищений.

ЖУРНАЛИСТ. Ну, хотя бы ради научного эксперимента. Потухнет свеча или не потухнет от вашей «правдивости». Или быть может, воспылает еще ярче и от этого зажгутся все свечи. Вот это будет открытие. Жажда открытий в вас есть? Вы же настоящий ученый, или нет? А может быть, вы боитесь, что свеча все-таки потухнет, а?

Ученый в нерешительности обводит взглядом присутствующих.

ЖУРНАЛИСТ. Я напишу о вас целую книгу под названием «Ученый мистик».

УЧЕНЫЙ. Вы пасквилянт.

ЖУРНАЛИСТ. Конечно я пасквилянт. Вы же молчите, вот мне и приходится сочинять. Развенчайте мои гнусные догадки. И я тоже постараюсь про себя что-нибудь не соврать. У меня и не получится, ведь у нас есть эти волшебные свечи. (Театральным жестом показывает на свечи). Похоже, их сконструировал настоящий нобелевский лауреат, в отличие от вас. Эти свечи – совершенная модель полиграфа.

УЧЕНЫЙ. Правильнее сказать создал, в этом случае, а не сконструировал, так как речь идет, возможно, о метафизических процессах и технологиях, если угодно. А на счет нобелевской премии вы не правы.

Ученый резко посмотрел на пламя двух последних свечей. Они горели без изменений.

ЖУРНАЛИСТ. Ну-ка, ну-ка, это интересно!

ЮРИСТ. Давайте всё это прекратим. У меня действительно ужасно болит голова и делается еще хуже, а этому человеку совсем плохо.

Он показал на строителя, уронившего голову на руки, и сидевшего не подвижно.

ЮРИСТ. Он, вообще, живой?

ДОКТОР. Толкните его. Я бы сам подошел, но, похоже, мне самому нездоровится, боюсь мне не подняться.

УЧЕНЫЙ. Что за вздор! Вы же доктор.

Доктор с трудом подходит к строителю. Осторожно толкает его, строитель не реагирует. Проверяет пульс.

ДОКТОР. Пульс очень слабый. Я как назло телефон в машине оставил. Посветите кто-нибудь, мне нужно посмотреть его зрачки, и вызовите скорую.

ЮРИСТ. Мой разрядился.

ЖУРНАЛИСТ. А я свой сегодня утром в воду уронил. Дома просушивается.

Юрист резко встает и, схватившись за голову, тут же садится обратно.

ЮРИСТ (превозмогая боль). Надо посмотреть в его карманах.

ДОКТОР. Я не позволю шарить по карманам. Он без сознания.

ЮРИСТ. Это для него же.

ДОКТОР. Дайте кто-нибудь, в конце концов, телефон. Неужели ни у кого нет!

УЧЕНЫЙ. Забегали, засуетились. Смешно смотреть. Что вы на меня таращитесь. У меня тоже нет с собой телефона. Давайте, начинайте мистику разводить, конспиралогию. Кто вас таких на работу примет, жалкие недотепы. Этот несчастный сам виноват. Не надо было командовать. Он мне крайне не приятен и я не желаю помогать ему.

ЮРИСТ (страдающим голосом). Замолчите, я прошу вас. С каждой потухшей свечой становится хуже. Если просто молчать, тогда мы, может быть, выживем.

ЖУРНАЛИСТ. Послушайте, если молчать, они все равно догорят сами собой. И по вашей логике, - нам придет конец, а мы даже не дослушали господина ученого. Мне вообще кажется, что вы все меня разыгрываете. И если я сейчас уйду, мои коллеги примут меня за болвана. А я не болван, мне хочется досмотреть весь этот спектакль. Я многие истории знаю, и не хочу, чтобы меня дурачили. Бывали истории позанятней этой.

ЮРИСТ. К нам кто-нибудь подойдет? Где все?

Обхватывает голову руками. Врач хотел приподняться со стула, но обессилев, болезненно привалился к столу.

ЖУРНАЛИСТ. Вот это комедия! Я не жалею, что пришел. Однако, вы немного переигрываете, но ничего, некоторая фальшь допустима. Вы же не профессиональные актеры?

ЮРИСТ (с трудом приподняв голову). Включите, пожалуйста, свет. Люди вы или нет?

ЖУРНАЛИСТ. Не знаю как господин ученый, но я чувствую себя зрителем, и имею достаточно уважения, чтобы не нарушать порядка вещей.

УЧЕНЫЙ. Слушайте, может им действительно плохо?

ЖУРНАЛИСТ. Тогда почему доктор сразу не пошел за помощью, он же еще мог ходить. А вы с ними не заодно?

УЧЕНЫЙ. Вы издеваетесь! Заняться мне больше нечем. Я ведущий специалист по космическим технологиям. Разрабатываю нано проекты и межпланетные спутники. А вы…

Недоговорив, медленно идет вперед и, падая, наваливается на стол.

Гаснет четвертая свеча.

ЖУРНАЛИСТ. Ну, вот, а говорили, что глупостями не занимаетесь.

ЮРИСТ. Доктор, вы слышите меня? Нам нужно исповедаться друг перед другом. Вдруг это поможет не умереть.

Тишина.

ЖУРНАЛИСТ. Доктор атеист, неужели вы этого не поняли.

ЮРИСТ. Доктор, простите меня, я никогда не был адвокатом. А если и защищал кого, так только тех, кому не нужна защита, кто сам кого хочешь, обидит, а кто просил о помощи, кто беден, тому не хотел помогать.

ЖУРНАЛИСТ (вальяжно развалившись на стуле). Вот это да! Какой мерзавец.

ДОКТОР. Простите меня, я лечил здоровых и богатых. И часто затягивал с лечением для бедных.

ЖУРНАЛИСТ. Вот, так так! У меня кончаются конкуренты. Меня оформят на все должности сразу. Потому что я самый честный из вас и буду очень полезен, и зарплату буду получать за всех. Вы это признание хотите услышать? Итак, кто еще не высказался. А! Слово предоставляется товарищу нобелевскому лауреату, отдыхающему на столе.

УЧЕНЫЙ (слабым голосом). Люди, простите меня.

ЖУРНАЛИСТ. За что?

Молчание.

ЖУРНАЛИСТ. Окей, как всегда, сам додумаю. Вероятно, вы вместо эликсира бессмертия для людей, изобретали эликсир бессмертия для колорадского жука. И не очень успешно, раз теперь лежите на столе. Ну, что ж. Хотя бы вам скажу. Я был прав, выдавая чужое за свое, освещая одно и то же событие то так, то эдак, в зависимости от того, на кого работаешь.

Гаснет последняя пятая свеча.

Затемнение.

ГОЛОС ЖУРНАЛИСТА (стонет). Как больно. Что это… Лучше бы мне одному сгореть. За всех, если можно. И желательно на первом.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Ау, есть кто-нибудь?

Загорается свет. У открытой двери девушка-секретарь. За столом, в полудреме сидит юрист. Больше никого.

СЕКРЕТАРЬ. Вы чего тут в потемках?

ЮРИСТ. Не знаю, там что-то горело сбоку, потом погасло, и я задремал.

СЕКРЕТАРЬ. Это светодиоды, перегорели наверно. Ладно, вы же на собеседование?

ЮРИСТ. Ну, да.

СЕКРЕТАРЬ. Вы в анкете не указали, вашу специальность. Опыт работы.

ЮРИСТ. У меня, как бы несколько специальностей.

СЕКРЕТАРЬ. И что на все хотите?

Юрист пожимает плечом.

СЕКРЕТАРЬ. Понятно.

КОНЕЦ

Другие работы:
0
11:30
505
11:29 (отредактировано)
+2
Я тоже не знаю столицы Буркина Фасо. Почему меня не позвали на собеседование неизвестно на какую работу. И вообще нетолерантно. Нет женщины, китайца и лица нестандартной ориентации.
09:59
Работа в стиле пьесы. Это надо было не сюда, а в Алмату, там сейчас что-то похожее собирали. Но а в целом это и особой фантастикой не назовешь, так, психиатрия. )
00:13
Пьеса это хорошо. Это не так просто написать, построить сюжет на диалогах. Есть идея, есть философия. В целом, неплохо.
16:57 (отредактировано)
Как уже писали выше, это именно пьеса. И получилось довольно интересно, у Сартра есть нечто подобное, «За закрытыми дверями» вроде называется. Но оценить это сложно, так как это «конкурс фантастических рассказов», а в данном случае
а) это не рассказ
б) не то чтоб прям фантастика. Но за сюрреализм сойдет.
На середине я немного заскучала, было ясно, что рано или поздно все пять свечей погаснут и — конец. Который, кстати, не выстрелил. Было бы интересно, если бы это была уловка потенциального работодателя выведать истинную сущность и достижения тех, кто приукрашивает про себя в резюме. Возможно, фишка в этом и была, но по прочитанному понять это невозможно.

А вот над текстом еще нужно немного поработать. Много ошибок в пунктуации — встречаются вопросительные предложения без знака вопроса в конце и вопросительные знаки в восклицательных и повествовательных предложениях. И запятые иногда не там, где нужно.

— а вы то, сами… (=вы-то)
— спонсор проекта на таких не скупитЬся («ь» не нужен)
— личность само достаточная (лишний пробел, =самодостаточная)
— как в средневековье (название целой эпохи, поэтому должно быть написано с большой буквы — Средневековье)
— те есть (опечатка, =то есть)
— нобелевская премия (название, имя нарицательное, должно быть с большой буквы — Нобелевская премия)
— сидевшего не подвижно (=неподвижно)
— крайне не приятен (=неприятен)
— вот, так так (=так-так)
— перегорели наверно ( все же правильно использовать классический вариант «наверное», хоть и передается разговорная речь)

Было что-то еще, но остановлюсь на этом. А вообще я любитель театра и в качестве постановки посмотрела бы с удовольствием.
09:05
Ничего себе, методом тыка выбрала рассказ из всех конкурсных и он мне ой как пришелся по нраву) страсть как люблю сказочные методы определения вранья. Удачи.
Илона Левина

Достойные внимания