Валентина Савенко

Ничего нового

Ничего нового
Работа №79

Дитрих докурил сигарету, заглушил мотор и вышел из джетмобиля. Постоял немного под дождем и шагнул в холл многоквартирного дома. Поднялся по паркетным ступенькам на третий этаж. Фетровая шляпа, ботинки и серый плащ обмокли быстро и следы от дождя остались на паркете. Кивнул полицейским допрашивающих соседей в коридоре и вошел в квартиру под номером восемь. На пороге гостиной чуть не наступил на размазанный пирог на полу. Вишневый, кажется, подумал Дитрих. Коммерфорд был уже здесь:

- Тут у нас убийство. Марина Каплан. Молодая девушка двадцати четырех лет, живет… жила одна, снимала эту квартиру. Задушена около трех часов ночи. Тело обнаружила хозяйка квартиры.

Дитрих посмотрел на лежащее тело молодой женщины. Каштановые волосы, карие глаза, казалось застывшие с немым вопросом во взгляде. Он уже давно перестал испытывать сострадание при виде трупов, за пятнадцать лет работы полицейским, он видел убитых куда моложе этой. Но становилось грустно, всегда. А когда становилось грустно, ему хотелось выпить.

- Изнасилование? – спросил Дитрих.

- Нет, дроиды просканировали тело.

- Ограбили?

- Скорей всего нет. В сумочке у жертвы нашли наличные. В квартире все стоит на месте.

- Соседи слышали что-нибудь?

- Нет. Хозяйка квартиры живет рядом. Она ничего не слышала. Утром зашла угостить ее пирогом. Входная дверь оказалась незапертой.

Дитрих нагнулся над телом. Тело девушки лежало на животе, голова была повернута влево. Руки держали шарф, обернутый вокруг шеи. Детектив некоторое время осматривал тело. Встал, подошел к полкам с музыкальными дисками и книгами, которые были аккуратно расставлены в алфавитном порядке по названию. Дитрих обошел всю комнату и затем сказал:

- Следов борьбы нет, в комнате все на своих местах. Ничего не похищено из имущества и денег. Вероятно, убийца и жертва знали друг друга хорошо. Жертва впустила убийцу в квартиру и судя по всему, повернулась к нему спиной.

Коммерфорд внимательно слушал, Дитрих продолжал:

- Убийца воспользовался тем, что к нему повернулись спиной. Затем обернул шею жертвы шерстяным шарфом, задушил и покинул квартиру.

Указав на пианино возле окна Дитрих спросил:

- Джон, что известно о девушке? Она была музыкантом?

Коммерфорд:

- Да. Пробили ее в базе данных. Она не училась в музыкальной школе, а окончила педагогический факультет. Игре на пианино обучилась самостоятельно. Давала частные уроки дочери Томаса Паскаля.

- Кто это?

- Финансист. Криптовалютчик.

- Родители есть?

- Есть только мать. Она живет в районе Оддингтон, работает на фабрике продовольственных товаров.

У входной двери донесся шум. Репортер хотела пройти внутрь квартиры, но ее не впускал дежуривший полицейский:

- Здесь идет расследование! Туда сейчас нельзя!

Девушка в виртуальных очках окликнула Дитриха:

- Детектив! Позвольте задать вам несколько вопросов?

- Опять эта Полли, - вздохнул Дитрих. – Черт бы ее побрал! Стоит окурок сигареты мимо урны бросить, эта девчонка из этого чертового новостного портала тут как тут.

- Я разберусь с ней, - сказал Коммерфорд и пошел к репортеру.

- Хорошо. Собери показания соседей, проверь есть ли записи камер наблюдения, затем езжай к матери жертвы, расспроси ее. Я поеду к Паскалю. Увидимся в участке в полдень.

Дитрих бросил последний взгляд на убитую девушку. Дроиды ее уже упаковывали в силиконовый мешок.

Путь до западной части Нового Чикаго из центра занимал несколько часов езды на джетмобиле. Езда в одиночестве под дождем с сигаретой в зубах под джаз. Что может быть лучше?! Это были одни из немногих приятных моментов Дитриха, когда можно не думать ни о чем. Всецело превратиться в зрение и слух, наслаждаться музыкой смешанной с шумом дождя на лобовом стекле. Единственное чего хотелось в эти часы, чтобы не кончался заряд аккумулятора джетмобиля и запас сигарет. А дождь никогда не кончится, в этом можно не сомневаться. В этом городе дождь шел всегда.

Томас Паскаль был пятидесяти шести летний бизнесмен. Все, что узнал о нем Дитрих, это то, что Паскаль разбогател на спекуляции марсианскими криптовалютами. Десять лет назад во время Второй Марсианской войны был громкий скандал по всей Северной Америке, когда марсианская криптовалюта пользовавшаяся популярность обвалилась и перестала иметь какую-либо ценность. Паскаль успевший продать до этого всю валюту на пике своей стоимости выиграл немало. Он не был крупной шишкой в мире бизнеса, но он обеспечил себя и свою семью на несколько поколений вперед выгодно вложив полученный капитал в акции разных крупных компаний. Сейчас он проживал в Западном районе, в небольшом особняке, вместе с дочерью.

Когда Дитрих въезжал в ворота особняка, он уже проголодался. Он никогда не завтракал, а предпочитал дожидаться обеда. Иногда удавалось перекусить в местах преступления. Он вспомнил вишневый пирог, размазанный на полу. На обратном пути в участок он решил заскочить в забегаловку Чино.

Дверь открыла женщина тридцати пяти-сорока лет в темной кофте и белой юбке. Волосы темные без седины до плеч, черты лица привлекательные и правильные. Она была ухожена и опрятна, но имела уставший вид. Она поздоровалась:

- Добрый день! Чем могу быть полезна?

- Здравствуйте! Я детектив Дитрих. А вы миссис Паскаль?

- Нет. Я его секретарь. Меня зовут Ирэн. Мистер Паскаль ведет видеоконференцию с партнерами.

- Я подожду его, если конечно вы не возражаете.

Ирэн приняла у него плащ и шляпу. Провела его в гостиную и молча собиралась уйти. Дитрих спросил:

- Насколько хорошо вы знакомы с Мариной Каплан?

Дитрих не видел ее лица, она стояла к нему спиной. Затем она повернулась и ответила:

- Она дает уроки на пианино для Ники. Что-то случилось?

- Сегодня утром ее нашли убитой в своей собственной квартире.

Ирэе опустила глаза, промолчала и присела на диван.

- Вы не знаете, были ли у нее какие-либо проблемы? Не было ли у нее врагов? Может кто-то желал ей зла?

- О, нет! Знакомы мы больше года. Я к ней хорошо относилась. Она была очень молода, но очень умна для своих лет. Была добра ко всем. Даже не знаю кто бы мог с ней так поступить.

- Ясно. Благодарю вас! Я бы хотел расспросить о ней мистера Паскаля.

Ирэн молча поднялась и вышла из гостиной. Дитрих был немного раздосадован, что она не предложила ему кофе. Ну да ладно, она расстроена все-таки.

Гостиная была светлой и просторной. Напротив большого окна во двор стояли два дивана друг против друга с круглым столом между ними. Сзади одного дивана вдоль стены стоял большой книжный шкаф с сотнями книг. «Беглец», «Гроза в летнюю ночь», «Естество сознания», Дитрих мельком пробежался взглядом по корешкам книг. Он взял одну книгу с полки. «Штутгартский мститель» называлась книга. Детективный роман на один раз, подумал Дитрих. Прочитав одну главу, он убедился в своем заключении и захлопнул книгу. Персонажи шаблонные, сюжет банальный и концовка предсказуемая. Почему-то эта книга стояла между кулинарной книгой и философским трактатом. Поставив книгу рядом с другим детективным романом «Приближение врага», он прошелся по комнате и увлекся картинами, висевшими на стенах коридора. Он неспешно рассматривал, переходя от одной к другой. Все картины были портретами женщин. Его слуху донеслась игра на пианино. Кто упорно пытался сыграть парт какого-то произведения, но на одной и той же ноте ошибался и начинал заново. В комнате в дальнем углу коридора за пианино коричневого цвета сидела девочка-подросток с рыжими косичками. После еще нескольких неудачных попыток сыграть трудную для нее композицию, она остановилась, помотала головой, размяла пальцы и стала перебирать на клавишах очень простую мелодию. Мелодия представляла собой медленно повторяющихся четыре аккорда. Для Дитриха это звучало намного приятней чем то, что она пыталась сыграть.

Дитрих вошел в комнату:

- Привет! Ты, наверное, Ники?!

- Здравствуйте! - девочка прекратила играть.

- Мне нравится то, что ты играешь. Сама сочинила?

- Да тут нечего сочинять! Просто нажимаю на клавиши и все.

- Мне всегда было интересно, для чего нужны черные клавиши? С одними белыми можно вполне сносно сыграть хорошую музыку.

- Наверное для глубины и полноты звучания. Например, есть красный цвет, а еще есть разные оттенки красного. Тут примерно то же самое.

- Соглашусь с тобой, - Дитрих улыбнулся ей.

- А ты можешь сыграть то, что ты играла, но не глядя на клавиши?

- Наверное, да! Давайте попробую.

Ники стала играть свою мелодию глядя на Дитриха.

- Молодец! Если ты можешь играть мелодию, не смотря на клавиши, значит ты ее хорошо знаешь, и она тебе нравится.

- На самом деле мне не нравится играть на пианино. Меня папа заставляет. Он любит классическую музыку. А я ненавижу такую музыку.

- А что ты любишь?

- Не знаю. Мне хочется путешествовать. Я бы хотела побывать на Марсе.

- Ясно. Я был на Марсе. Правда давно. После свадьбы мы с женой отправились туда на заработки. Поверь мне, на Марсе мало чего интересного. Как и везде.

Девочка задумалась, опустив головку. Чего это я заражаю ребенка своим пессимизмом, подумал Дитрих и сказал:

- Послушай как-нибудь джаз. Для разнообразия, возможно понравится. Когда зацикливаешься на одном, то это начинает приедаться и не приносить удовольствие. Классическую музыку сочинили до тебя, и ты должна играть точно так как композитор. Нота в ноту, без ошибок. В чем прелесть джаза, так это то, что в нем невозможно сыграть неправильно. Играй как хочешь и как умеешь, главное – получай удовольствие от музыки.

- Хорошо. Я послушаю. После уроков. Только репетитор опаздывает.

- Боюсь она не придет. У нее проблемы. Расскажи пожалуйста о Марине.

Девочка почесала голову.

- Она всегда была веселой и много шутила, в отличие от Ирэн. Приносила свежие яблоки, которые выращивала ее мама.

- Они с Ирэн хорошо ладили?

- Нет. Ирэн просила папу уволить Марину, но папа отказывался.

В комнату вошла Ирэн. С улыбкой посмотрела на девочку и сказала:

- Ники, иди в свою комнату. Марина не придет. Сделай уроки и позже спускайся на обед.

Ники встала со стула, попрощалась с Дитрихом и ушла к себе.

- Детектив, мистер Паскаль ждет вас в своем кабинете!

- Я бы хотел оплатить ее похороны и помочь финансово деньгами ее матери, - Паскаль был явно подавлен после услышанной новости.

- Расскажите пожалуйста, когда она устроилась к вам на работу?

- Осенью прошлого года. Я искал репетитора, чтобы дочь обучалась дома. Дроидам-гувернерам я не доверяю. Я посчитал, что, обучаясь у человека Ники научиться строить коммуникации и социально адаптироваться, чем если бы обучалась с машиной. Я не люблю дроидов, у меня в дому даже уборщиков нет, Ирэн в одиночку неплохо справляется с поддержанием порядка и чистоты в доме.

Дитрих молча наблюдал за пожилым человеком, Паскаль продолжал:

- Марину мне порекомендовал сын моего партнера Резника, Билли. Кажется, у Билли с Мариной был роман. Я ее нанял, чтобы она занималась общим образованием Ники. Три месяца спустя, я узнал, что она замечательная пианистка. Тогда я нанял ее уже репетитором по музыке. Хочу, чтобы Ники стала виртуозной пианисткой.

- В какие дни она приходила?

- В понедельник, среду и пятницу. С десяти часов дня до двенадцати она обучала Ники. Затем обедала вместе с нами, а после час помогала Ники с домашними заданиями и уходила.

- Были ли странности в ее поведении? Может замечали, что она как-то себя ведет «по-другому»?

- Мхм, нет! Ничего странного или подозрительного, или как вы сказали, «по-другому». Правда…

Дитрих ждал.

- Правда, насколько я знаю от Ирэн, Марина и Билли были в ссоре в последнее время. Но на занятиях Ники это никак не отражалось. А личная жизнь молодой девушки меня не интересует.

В комнату вошла Ирэн:

- Мистер Паскаль, обед готов!

Пожилой джентельмен любезно пригласил Дитриха отобедать вместе с ними, но Дитрих отказался, встретившись взглядом с Ирэн, поблагодарил и уехал.

Еда у Чино была вкусной, в больших порциях и самое главное, дешевой. Дитрих обедал у него каждый день, за исключением тех дней, когда не мешала работа. По понедельникам он заказывал лапшу с курицей и черный чай.

- Как дела, босс? – спросил тучный молодой человек, наливая в чашку горячего чаю.

- Все расследую дело об угоне электроциклов. Капитан мне всю плешь проел этим делом. Ты ничего нового не слышал про это? – Дитрих отпил чаю и принялся за лапшу.

Чино присел рядом:

- Я поспрашивал у некоторых людей, которые ведут свой бизнес на улицах. Говорят, это уличные банды так развлекаются. Такое испытание для новоприбывших в банду. Обряд инициации.

- Можешь сказать какие банды?

Чино покачал головой:

- Извини, босс. Меня все знают, и кроме этого кафе у меня ничего нет. С бандами я не справлюсь.

- Понимаю. Спасибо и на том.

Дитрих доел и довольно откинулся на стул.

- Как твоя печень, босс?

- Чуть лучше!

- Ты накопил деньги на операцию? Видел рекламу, где говорили о новой методике клонирования. Там можно со скидкой заменить печень, почки и обновить желудок.

Дитрих покачал головой.

- Я передумал тратить на это деньги. Возможно, я получу ранение в живот при перестрелке с уличными бандами. Или еще что-то подобное.

- Ты бы мог избежать проблем со здоровьем, если бы завтракал нормально. Я всегда говорил тебе, что «завтрак – самая важная трапеза»!

- Дай-ка вспомнить, кто сказал эти слова?! Конфуций, 2 век до нашей эры.

- Моя бабушка, каждый день. Учитывая насколько она старая, не исключено, что она слышала это от самого Конфуция.

В кафе зашли еще посетители и Чино отошел к ним. Отпив глоток из чашки, Дитрих думал об сегодняшнем убийстве. А ведь ничего не изменилось со времен Конфуция. Люди все так же радуются еде и тепле в дождливый день. Как бы далеко не ушел прогресс и каких бы высот в технологиях не достигло человечество, люди будут поступать, как и всегда поступали. Иметь те же мотивы и преследовать такие же цели. И совершать точно такие же ошибки, которые совершали люди всегда. Все закономерно. Убийца убивает, полицейский его ловит. Дитрих найдет убийцу. В этом он был уверен. Нужно лишь время.

Капитан Хугарт был полицейским старой закалки. Ответственный, не боялся доказывать свою правоту руководству, был в меру грубым. Его все уважали. После службы в лунных войсках отдал тридцать лет своей жизни на охрану улиц Нового Чикаго. Всегда был на стороне простых полицейских, никогда не был уличен в коррупции.

- Дитрих, какого черта ты до сих пор не разобрался с делом угона электроциклов? Уже девятый случай на сегодняшний день.

- Я работаю над этим, кэп. Мой информатор сообщил, что здесь замешаны уличные банды. Дождусь пока кто-нибудь из одной банд попадет под арест. Я допрошу его и выйду на след.

- Что по убийству девчонки?

Коммерфорд начал докладывать:

- В доме, где она проживала не работают камеры видеонаблюдения. Райончик бедный, дом соответствующий. Проблем с законом не имела. Приводов не было. Но, ее мать сообщила, что ее дочь состояла в социалистической группировке «Сахалин». Дроиды просканировали квартиру и не нашли никаких следов постороннего. В комнате, где совершено убийство следов посторенного человека не обнаружены. Дитрих, а у тебя что? Поговорил с Паскалем?

- Да, бизнесмен о девушке был хорошего мнения. Мне надо будет допросить Билли Резника, у Каплан были с ним романтические отношения.

Хугарт спросил:

- Кого-нибудь подозреваете?

- Дворецкого, - ответил Коммерфорд и улыбнулся. Дитрих сдержал улыбку. Хугарт нахмурился.

- Нет, кэп, пока никого не подозреваем! – улыбка сошла с лица Джона.

- Дитрих, возьми расследование полностью на себя. Не спорь, Коммерфорд!

Джон надулся. Дитрих снова сдержал улыбку.

Дитрих и его молодой коллега вышли из кабинета капитана. Джон обратился к Дитриху:

- Может после работы заглянем в бар Старика Рона?! Пропустим по бутылочке пива.

- Конечно, но не сегодня. Мне надо увидеться с сынком Резника. И что еще за «Сахалин»?

- Левые активисты. Ведут пропогандисткую и агитационную деятельность. Борются с крупными корпорациями, помогают профсоюзам и так далее. Я пробил адрес их штаба. Он расположен возле площади Моментум. Лидера группировки зовут Отто Брудер.

- Понял, загляну к нему тоже. Ты чем займешься?

- Кэп отстранил от дела, ты не сможешь пойти в бар. Попробую снова пригласить Полли на свидание.

- Поосторожней с журналистками!

Коммерфорд подмигул:

- Все ок! Я ей нравлюсь. Женщины любят вести эту игру. Говорят - «нет», чтобы мужчины были настойчивей и старались завоевать их.

- Знаешь, Джон! Иногда «нет» означает – нет.

- Не в этот раз. Полли загорается, когда встречается со мной. Как ты думаешь, стоит ли делать подарки на первом свидании?

Дитрих подумал.

- Думаю, что не стоит. Ты можешь поставить ее в неловкое положение. Лучше узнать друг друга получше, прежде чем дарить что-либо.

Джон кивнул, пожал руку Дитриху, попрощался и ушел. Дитрих посмотрел ему вслед и пришел к выводу, что Джону еще не разбивали сердце. Что же, все бывает в первый раз! Впрочем, ничего нового!

Мистер Резник был другом и партнером Томаса Паскаля. Но не был таким предприимчивым как второй. Он разорился во время обвала марсианских криптовалют. Он смог расплатится по долгам и сохранить свое имущество только благодаря поддержке Паскаля. У него был единственный и любимый сын Билли, прихоти которого обходились отцу в крупную сумму. Молодой человек входил в тусовку золотой молодежи Нового Чикаго и содержал ночной клуб под названием «Кислотный дождь», где собственно эта тусовка и собиралась в основном. Но последний год дела у клуба шли не очень и доход практически не приносили. Все дело в конкуренции и его клуб просто вышел из моды.

Дитрих подъехал к клубу без четверти четыре часа дня. Клуб был еще безлюден, если не считать бармена и пару официанток. Посетители начнут приходить ближе к восьми вечера. Дитрих передал свою визитку одной официантке, чтобы она предупредила хозяина, и стал ждать возле бара. Заказывать ничего не стал, он знал, что цены в таких клубах кусаются.

Через пятнадцать минут к нему подошел высокий и накаченный мужчина в черной одежде, у которого руки, шея и часть лица были в татуировках. Это был телохранитель Билли. - В какой он банде состоит? – подумал Дитрих.

- Ты коп? Я – Кинг! Тебя ждет Билли в своем кабинет. Следуй за мной! – сказал он низким голосом. В древние времена он мог быть в действительности королем, подумал Дитрих о телохранителе.

Билли сидел за столом из красного дерева и что-то печатал на компьютере. Кинг остался стоять за дверью и в кабинете были только Дитрих и Билли, если не считать дроида-уборщика. В кабинете было много как новомодных дорогих штучек, типа 4D-картин, так и антикварных вещей, вроде винилового граммофона.

- Детектив! Чем могу быть полезен? – приветливо спросил молодой человек. Худощавый блондин, симпатичный, с приятным голосом. Дитрих представил его вместе с Мариной. Неплохая пара, подумал он.

- Я хотел расспросить вас о Марине Каплан! Когда вы в последний раз виделись с ней?

Билли опустил голову и едва заметно вздохнул.

- Двадцать три дня назад. Мы тогда решили окончательно расстаться. С тех пор мы никак не поддерживали связь. А что случилось?

- Сегодня утро ее нашли убитой в собственной квартире, - Дитрих следил за реакцией своего собеседника.

- Как? Вы шут… шутите? – Билли тяжело задышал.

- К сожалению, это правда! Ее задушили. Расскажите пожалуйста все, что вы о ней знали.

Билли оглянулся по сторонам, затем поднял голову на потолок, закрыл лицо руками и откинулся на кресло.

- Мы встречались два года, - начал он поникшим голосом. – Он устроилась пианисткой в мой клуб. Я начал за ней ухаживать, и… и все… закрутилось. Полгода назад друг моего отца искал репетитора для своей дочери, я порекомендовал ему Марину. В последние месяцы мы часто ссорились, а потом… мы расстались.

- Вы не знаете кого-либо, кто мог бы желать ей зла?

Били молча покачал головой, не поднимая своего лица.

- На визитке есть мой номер. Если у вас будет какая-либо информация, которая может помочь в расследовании, позвоните мне!

Дитрих поднялся и вышел из кабинета, оставив молодого человека наедине с самим собой. Кинг проводил Дитриха пристальным взглядом.

Думаю, этого парня можно вычеркивать из списка подозреваемых, подумал Дитрих. Он видел убийц, которые во время расследования притворялись удивленными и опечаленными, когда им сообщали новость об убийстве, совершенном ими. Всегда их реакция выдавала их. Это не всегда заметно. Но позже, в памяти Дитриха всплывет слово, взгляд или жест, которое разоблачит их. Билли не совершал убийства, он глуп возможно, но он действительно любил девушку. На сегодня хватит, сказал он себе. Он решил заехать в бар Старика Рона. Надо выпить.

Наверное, стоило позвать с собой Коммерфорда, ведь он предлагал Дитриху выпить. Но Дитриху хотелось посидеть одному за бутылкой пива, посмотреть на мониторе спейсбол, послушать байки Старика Рона. Старик за барной стойкой спорил о чем-то с подвыпившим человеком и обратился к Дитриху:

- А ты как думаешь, что является самым великим достижением человечества? Заселение Марса или изобретение позитронного компьютера?

- Одно следует из другого, - ответил человек споривший с Роном. – Марс заселили при помощи оборудования управляемых позитронным компьютером.

- Да погоди ты, - заткнул его Рон. – Дай человеку ответить.

- Величайшее изобретение человечества сейчас у меня в бутылке, - ответил Дитрих. Рон рассмеялся и вернулся к спору со своим собутыльником.

А какая разница? На кой черт заселять Марс и тратить на это триллионы долларов, если на Земле четверть населения голодает?! Позитронный компьютер изобрели, но всеобщую неграмотность населения не победили.

С этими мыслями Дитрих не заметил, как к нему подсела девушка.

- Детектив, разрешите угостить вас пивом, - сказала она.

- Спасибо, Полли! С меня хватит этой бутылки.

- Как идет расследование? – Полли сделала глоток пива.

- Ты разве не должна быть на свидании с Коммерфордом?

- Ах! Он мне надоел со своими приставаниями, я ему раз сто уже сказала, что он не в моем вкусе. А он все продолжает упорствовать.

- Ничего нового!

- Детектив, я к вам по конкретному делу! Давайте обменяемся информациями по делу об убийстве Каплан. У меня есть кое-какие сведения, которые могут быть вам полезны. А вы в свою очередь поделитесь тем, что вам удалось выяснить!

- Ок, - равнодушно сказал Дитрих. – Ты первая начинай.

- Хорошо. Марина Каплан состояла в радикальной группировке социалистов под названием «Сахалин».

- Знаю, - сказал Дитрих. Он представил, как Коммерфорд делится этой информацией с Полли, чтобы уговорить ее на свидание.

- Я пробила в базе данных лидера этой группировки, Отто Брудера, и выяснила, что в прошлом он привлекался к суду за нападение на членов группировки, которые, по его словам, предали «Сахалин». До убийства не доходило, но взрывным характером этот человек отличается. А Марина Каплан примерно полгода назад вышла из группы и стала встречаться с сыном капиталиста. Это может быть мотивом для убийства.

- Что же, неплохо, Полли. Ты – молодец!

- Теперь ваша очередь, - Полли довольно улыбнулась.

- Если хочешь отшить Джона, скажи ему, что ты против веганов.

Полли нахмурилась:

- Это – все? Но так нечестно! Я дала вам информацию, которая поможет вашему расследованию.

- А я дал тебе совет, который облегчит твою жизнь! Так что ты мне еще должна будешь. Доброго вечера, Полли!

Дитрих расплатился с Роном и вышел из бара в дождливый вечер.

Дома Дитрих поужинал двумя сендвичами с ветчиной, включил на небольшой громкости музыку на проигрывателе и налил себе виски. Выключил по всей квартире свет и уселся в кресло напротив окна гостиной со стаканом в руке. За занавесками светили фонари и лил нескончаемый дождь.

Дитрих закрыл глаза и стал вспоминать события прошедшего дня. Расследование, это всегда математическое уравнение. Только уравнение, с решенным ответом, коим является совершенное преступление. Надо найти переменные, которые к этому решению привели. Переменных два, это мотив и преступник. Дитрих по одному ставил в значение переменной «преступник», всех подозреваемых в преступлении. Либо приводить значение переменной «мотив», и согласно него искать переменную «преступник». В любом случае, думал Дитрих, убийцу девушки найдут. Все уравнения решены, все переменные будут найдены, все расследования будут раскрыты. Дитрих отпил из своего стакана. Конечно, всегда закрадываются случайные переменные, типа какого-нибудь маньяка-психопата. В таких случаях, требуется дополнительное расследование на выявление повторения. Такие «переменные» цикличны и всегда оставляют «фирменный знак». С убийством Марины Каплан дело обстояло банально, если можно так выразиться. Дитрих был уверен, что девушку убил человек, хорошо знакомый с ней. И Дитрих обязательно его найдет. С этой мыслью детектив погрузился в сон.

Утром его разбудил звонок на наручном коммуникаторе.

- Алло!

- Детектив! Это Билли Резник!

Дитрих встал с кресла и пошел на кухню, чтобы заварить кофе.

- Слушаю вас, Билли! Вспомнили что-нибудь важное?

- Да, я хотел бы сделать признание. Дело в том, что Марина устроилась в дом Каплана неслучайно. У нее был определенный план. Или скажем, определенное задание. От меня. Я вынудил ее шпионить и собирать информацию о делах Томаса Паскаля, чтобы… позже шантажировать его. Сначала Марина сливала информацию, которые в основном были бесполезны или и так были известны. Но потом, она наотрез отказалась продолжать это делать из-за чего мы собственно и разругались. Окончательно мы расстались, точнее она решила так сделать, когда я узнал, что она закрутила роман с Паскалем. Старому ублюдку все мало женщин. Все жены от него уходили потому, что постоянно изменял, даже со своими горничными и служанками. Мог бы крутить шашни дальше с Ирэн, нет ему еще и Марину надо было в это затянуть. Черт бы его побрал!

Резник замолчал. Дитрих налил себе кружку кофе и слушал. Резник продолжил:

- Ну вот! Не знаю насколько поможет вам это, но мне нечего скрывать. Я хочу, чтобы вы нашли убийцу Марины.

Резник оборвал связь. Дитрих посмотрел в окно и стал пить кофе. Он получил варианты значений переменных, осталось их проверить.

Ирэн снова не предложила ему выпить. Она сказала ему ждать в гостиной пока мистер Паскаль освободится и ушла. На этот раз она не выглядела такой уставшей и потрепанной как в прошлый раз. Дитрих прислушался, надеясь уловить звуки пианино. Но было тихо по всему дому. Сидя на диване и расслабившись, Дитрих чуть было не задремал, и чтобы отвлечься решил прочитать еще одну главу «Штутгартского мстителя». Он не успел дочитать главу, когда вошла Ирэн и сообщила, что мистер Паскаль ждет его. Поставив книгу в самое начало верхней полки, он последовал за секретарем.

Томас Паскаль сидел за компьютером. Он пожал руку Дитриху:

- Детектив, как идет расследование?

- Мне кажется я иду в верном направлении!

- Вот как! Кого-то подозреваете?

- Вы в самом верху списка подозреваемых!

Паскаль улыбнулся:

- Я понимаю, что ваша работа подозревать всех, но я не думал, что буду самым первым в списке.

Дитрих глянул на Ирэн, которая не покидала кабинет, прибирала бумаги и книги со стола. Паскаль уловил его взгляд и сказал:

- О, все в порядке! Она у меня давно работает, я ей доверяю как себе.

Дитрих сел на кресло напротив стола:

- Убийца совершил одну тактическую ошибку, - сказал он. – Он конечно замел следы, но у него была возможность пустить полицию по ложному следу. Он мог бы с легкостью подстроить грабеж после убийства.

Ирэн уронила одну книгу, подняла ее и поставила на полку. Паскаль выслушал Дитриха внимательно, затем сказал спокойным ровным голосом:

- Интересно! Только зачем вы рассказываете такие вещи подозреваемому в убийстве? Вам не кажется, что такой немаловажной деталью в преступлении можно воспользоваться в будущих убийствах?

- Я рассказал это, чтобы увидеть реакцию.

- И что вам говорит моя реакция?

- У вас были романтические отношения с Мариной Каплан?

Ирэн поспешно вышла из кабинета. Улыбка сошла с лица Паскаля.

- Я знаю, про меня ходят разные слухи, и… отчасти это правда. Но я осознал свои прошлые ошибки и больше так не поступаю. Вы задаете этот вопрос, чтобы вызвать у меня реакцию? Поздравляю! Вы справились! А вы не разговаривали с Билии Резником, с этим избалованным щенком?

- Я разговаривал с ним. Это он сказал, что у вас с Мариной были отношения из-за чего она порвала с Билли.

Паскаль громко задышал и весь покраснел.

- Ирэн несколько раз ловила ее моем кабинете. Марина призналась, что шпионила по просьбе Билли. Я пожалел ее и не стал выгонять. Наверное, из-за этого она стала меня идеализировать. Я относился к ней по-отечески и интимных связей у меня с ней не было. Но при этом я понимал, что она влюблена в меня и романтизирует свои чувства. Я решил попросту подождать пока это пройдет. Это всегда проходит у молодых девушек. Это неотъемлемая часть их взросления.

Паскаль закашлялся. В кабинет вошла Ирэн со стаканом воды. Подождав пока хозяин дома отдышится, Дитрих спросил:

- Вы читаете «Штутгартского мстителя»?

- Вы про книгу в гостиной? Нет, книги в гостиной стоят в основном для вида. Гости редко берут книги в руки. Только Ирэн к ним прикасается во время уборок. Я читал эту книгу в детстве. Тогда мне нравился сюжет. Сейчас я другого мнения об этом чтиве. Там сыщик всегда идет по ложному пути, потому что преступление совершает…

- Пожалуйста не надо! – предупредил его Дитрих.

- Ах да! Чуть не заспойлерил! А вы знали, что в детективных произведениях, во всех романах и рассказов убийцей и жертвой побывали все. Люди всех возрастов, национальностей и профессий. Даже были призраки, монстры, и самое интересное, автор произведения. Единственный, кто не был убийцей и жертвой, и никогда не будет, это читатель. Читатель не сможет убить персонажей книги и не сможет быть убитым ими.

Ирэн снова ушла. Дитрих несколько минут обдумывал высказанное Паскалем.

- Я считаю, что читатель принимает участие в убийстве персонажей. Он знает, что произойдет что-то плохое, но продолжает читать, и тем самым, приближать это самое плохое. Он мог бы захлопнуть книгу и спасти персонажа от гибели. Раз за разом читая книгу, читатель убивает.

- Интересная мысль! Вы не пробовали написать что-то? Думаю, у вас талант. А что скажете насчет убийства читателя?

- Не знаю! Все когда-нибудь умирают. И читатель тоже умрет. Когда-нибудь.

Дитрих попрощался, вышел из дому, подставил лицо дождю, вздохнул и сел в джетмобиль. Он закурил сигарету. Скоро обед, а у Чино в меню сегодня должна быть жареная рыба с картошкой.

Площадь Моментум несмотря на дождь всегда полна народу, особенно в послеобеденное время. Уличные торговцы с дроидами, туристы с зонтиками, 4D-фокусники в непромокаемых костюмах. По координатам, которые скинул ему Коммерфорд, Дитрих нашел штаб группировки «Сахалин». Он находился в небольшом одноэтажном сером здании рядом с институтом электротехники прямо у площади. У входа стояли грузовички, куда грузили коробки и ящики дроиды-грузчики. В одном слово использовал три слова с корнем «груз», мне не быть хорошим писателем, подумав Дитрих докурил сигарету и зашел. Просторный коридор был завален бумагами, двери в комнаты по бокам коридора были открыты, а сами комнаты пусты. Похоже на то, что переезжают. Людей в коридоре оказалось немного, точнее один. Молодой паренек упаковывал папки в ящики. Он сказал, что в комнате конца коридора Дитрих сможет найти Отто Брудера.

В комнате стоял и смотрел в задумчивости высокий худой мужчина средних лет. Рыжие волосы, густая борода, морщинистый лоб. Был одет в темный пиджак и джинсы. Он обернулся, когда Дитрих вошел.

- Слушаю вас, чем могу помочь? – спросил он приятным баритоном.

- Я из полиции. Мне нужно задать вам несколько вопросов. Надеюсь у вас найдется немного времени. Вы переезжаете?

- Времени у меня теперь предостаточно, - вздохнул Отто. – Нет, мы не переезжаем, мы закрываемся.

- Мхм. Проблемы с законом?

- Если бы. Все, все, все это, вся борьба, все протесты, все было напрасно. Нас водили за нос. Мы были марионетками тех, против кого боролись.

- Вы про правящую партию?

- И про них тоже. Нашу группировку, как и многих других финансировали олигархи и другие крупные капиталисты. Они выделяли деньги на спонсирование разных организаций, куда могли прийти люди недовольные текущей ситуацией в стране и экономикой, и скажем так «выпустить пар». Кричать лозунги, устраивать марши и протесты, раздавать листовки, агитировать в Сети и так далее. Социалисты, либералы, даже анархисты работали на деньги монополий. Все эти оппозиционные организации были орудием сдерживания народного гнева. Чтобы люди не начали бунтовать, мародерствовать и протестовать беспорядочно, бизнесмены выделяли деньги, чтобы люди протестовали порядочно. Это стало известно, и я решил закрыть «Сахалин».

Отто отошел от окна и закурил.

- Что означает слово «Сахалин»?

- Так назывался остров, где родился и вырос основоположник нашего движения. Он умер задолго до начала дождя, и к его счастью он не видит моего позора. А остров давным-давно под океаном.

Он посмотрел на Дитриха.

- Вы хотели спросить меня о чем-то!

- Да. Когда вы видели в последний раз Марину Каплан?

- Кого?

- Молодая девушка, пианистка, она состояла членом в вашей группировке и несколько месяцев назад покинула вас.

- Послушайте, я не знаком лично с каждым участником нашего движения. Членами были тысячи людей. Я занимался организационными вопросами. На то что, она ушла сама, скажу, что поступила правильно. Сэкономила время и нервы.

Отто бросил окурок на пол. Выглядел он спокойным, и даже равнодушным. Дитриху еще поговорил с ним, но он убедился, что он ни при чем в убийстве.

Сидя в своем кресле перед окном, Дитрих осознавал, что у него нет подозреваемых. Билли не убивал потому, что любил ее. Паскаль не убивал потому, что жалел. Брудер не убивал потому, что не знал Марину.

Дитрих отпил виски. Всегда кажется, что раскроешь это дело и поймаешь убийцу, как люди перестанут убивать друг друга. За два дня расследования были совершены десятки, если не сотни убийств в Новом Чикаго. Это просто работа. Раскроет он это дело или нет, ничего не изменится. Он винтик винтика, шестеренка шестеренки огромной машины по переработке людей. Отто Брудер боролся за идеалы, но потерпел поражение, осознав, что борьба его преследовала цели его врагов. Возможно и его, Дитриха работа нужна не для защиты граждан, а служит во благо крупных корпораций. Ведь именно в руках корпораций все ископаемые богатства, орудия труда, производство товаров, технологии. Именно корпорации начали войну против марсианской республики ради кремниевых шахт, построили тюрьмы на Луне, чтобы заключенные добывали руду из недр лунных кратеров. Кажется, он достаточно выпил.

Дитрих допил из стакана и погрузился в сон.

Его разбудил звонок на коммуникаторе. Номер ему был неизвестен. Было два часа ночи.

- Алло! – сквозь сон процедил он.

- Дитрих, это Полли! Мне нужна помощь. Меня преследуют, - тревожно говорила девушка.

- Кто? Какого черта, Полли! Что ты несешь?

- Детектив! Я в мотеле «Валенсия» в Латинском районе. Комната 23. Приезжайте скорее, пожалуйста! Мне страшно. Я не знаю к кому еще обратиться.

- Хорошо! Это недалеко от моего дома. Буду в течении получаса. Держись, Полли!

Через двадцать пять минут Дитрих стоял перед придорожным мотелем на окраине города в бедном районе. Дитрих позвонил ей на коммуникатор, и она открыла дверь в свою комнату. Он вошел в комнату и запер дверь. Полли была очень напугана.

- Меня преследуют, - начала она поспешно. – Вчера после вашего ухода я посидела немного в баре, допила свое пиво и заметила джетмобиль, который показался мне знакомым. Я убедилась, что где-то видела эту машину, когда она поехала за такси, в которое я села. Ехала она недолго и отстала, когда я подъезжала домой. Но сегодня эта машина снова увязалось за мной, когда я выходила из архива. Я побоялась ехать домой и приехала сюда. Мне показалось, что мне удалось оторваться от хвоста, но я ошиблась. Я собирала данные о Томасе Паскале. Он был одним из тех, кто финансировал оппозиционные группировки. Мне кажется, Марина Каплан что-то знала, и от нее решили избавиться. А теперь, видимо избавятся от меня!

Дитрих взял ее за руки.

- Так! Успокойся, пожалуйста! Сейчас мы с тобой поедем в участок, где ты будешь в безопасности. Хорошо?

- Да, - сказала девушка и успокоилась.

В дверь комнаты постучали. Дитрих приложил палец к губам девушки и показал рукой в сторону ванной, чтобы Полли там спряталась.

- Кто там? – спросил Дитрих.

- Полли, открой дверь или я вышибу ее к чертовой матери!

Дитрих открыл дверь. На пороге стоял промокший Коммерфорд.

Полли сделала всем кофе. Джон сидел на кровати с поникшей головой. Когда он набросился, Дитриху пришлось хорошенько врезать ему в живот. Дитрих попил кофе и ждал, когда кто-нибудь начнет первым разговор. Джон поднял голову и посмотрел на Полли.

- Ты отказалась идти со мной на свидание, но пошла с ним бар, - начал он с упреком в голосе. – И ты туда же, - обратился он уже к Дитриху. – И давно вы спите?

- Что ты себе позволяешь? – взорвалась Полли. – Ты меня преследовал. И с ума что ли сошел?

- Да, я схожу с ума по тебе. Я люблю тебя!

- О господи, опять ты за свое! Я тебе говорила, что ты не в моем вкусе, Джон.

- А кто в твоем вкусе? Он?

- Я позвала его для защиты потому, что ты чертов маньяк меня преследовал. Я думала, что меня хотят убить!

Дитрих допил кофе и обратился к Коммерфорду:

- Мне кажется, нам надо оставить Полли одну и дать прийти в себя. Завтра на свежую голову еще поговорим. Пойдем-ка мы с тобой выпьем, я угощаю!

В джетмобиле Джон ехал молча.

- Ты хотел меня убить? – спросил Дитрих.

- Нет. Даже если бы вы были любовниками, к тебе претензий было бы мало. Мужчину соблазнить легко. Но я бы не смог смириться с тем, что она может быть с другим мужчиной. Я стоял там под дождем и потерял голову от ревности. Если и хотел кого-то убить, то ее.

- Ясно. Как ты думаешь, Полли, если бы она была влюблена в тебя, и она застукала тебя с другой женщиной, она захотела бы тебя убить?

- Я думаю, что она захотела бы убить ту, с кем она меня застукала. Мужчину легко соблазнить. Женщины тоже это знают. Поэтому злость и ревность направлены на соблазнившую. Куда это мы едем? Я думал к Старику Рону.

- Мы едем навестить Паскаля.

Дитриху показалось, что Томас Паскаль постарел на несколько лет. Старик был подавлен.

- Это моя вина. Я не предусмотрел. Мне стыдно признать, но мне было приятно осознавать, что молодая и красивая девушка влюбилась в меня и порвала с молодым ухажером. Мне это льстило.

Он тяжело вздохнул и спросил:

- Насколько ее посадят?

- Это решится в суде. Но как минимум пять лет ей обеспечена.

- Она всегда была молчаливой и послушной, и какой-то отчужденной. Она больше десяти лет работает на меня, но за все это время я мало что о ней узнал. Я не люблю дроидов за отсутствие эмоций, но и Ирэн за все время не выдала ни одной эмоции. Она была всегда закрыта и холодна, как высокая гора, и так же неприступна.

Скорее, как айсберг, подумал Дитрих, но не стал озвучивать эту мысль, уж слишком она банальна.

- Как вы поняли, что это она? – поинтересовался Паскаль.

- Женская ревность может быть мотивом для убийства. Ирэн сказала, что она любила Марину и хорошо относилась к ней. А ваша дочь сказала, что Ирэн часто спорила и ссорилась с Мариной. Когда я в прошлый раз приходил сюда и сказал, что убийца совершил тактическую ошибку, Ирэн выдала себя. Я наблюдал не только за вашей реакцией. Ну и самое важное, убийца не оставил следов в квартире жертвы. А у нас всегда идет дождь, и следы должны были остаться. Значит, убийца прибрался в комнате после преступления. И расставил книги на полках по-своему. Книги в квартире Марины были расставлены в алфавитном порядке, но вперемешку по жанрам. Трактат по философии стоял между сборником комиксов и любовным романом. Точно так же, как книги в вашей гостиной.

Дитрих уходя увидел, как дочь Паскаля рьяно барабанит пальцами по клавишам пианино. Она улыбнулась ему, он помахал ей и вышел в вечный дождь. Закурив он сел в джетмобиль. На коммуникатор пришло сообщение от капитана о новом убийстве. А еще он напоминал ему о нераскрытом деле об угоне электроциклов. Впрочем, ничего нового!

+2
11:39
303
12:24 (отредактировано)
+2
Первый открытый рассказ.

Ну… Не скажу, что мне повезло. Больше повезет тем, кто любит классические детективы. Хотя честно, возможно претензии возникнут и у них.

Минусы:
— Тут настолько много детективных штампов, что я засомневалась, не попадалось ли мне это раньше. От имен до манеры поведения героев — все слишком уж стандартное (а я детективы читаю крайне редко, и обычно они исторические).
— Кто убийца понятно еще в начале (ее сдает девочка, фразой о реальных отношениях героинь). Это не прям явное указание, но конец уже не столь неожиданный…
— Где фантастика? если убрать редкие упоминания Марса и джетмобилей — ее тут нет.

Плюсы:
— Написано достаточно ровно, грамотно. Рассказ легко читается.
— Нуарная такая атмосфера… (возможно под нее все так старательно и подгонялось). Но она тоже на любителя.

По итогу — читается-то читается, но не цепляет. Ничего яркого и запоминающегося мне не попалось. Не было напряжения от распутывания загадочного убийства, внезапных поворотов…
Справедливости ради, пусть кто-нибудь из любителей детективов напишет свой отзыв.

Хе, слушайте. А название я увидела уже после отзыва (открывала просто то, что попадется). Автор-то ироничен. И сам все знает, что я там выше писала. И делал это видимо, намеренно.
Это уже интереснее, уже практически ответ: «знаю, знаю, все это было, и вы мне это десять раз напишете, но вот я хочу писать и буду».

Ну и правильно :)
13:35 (отредактировано)
+1
Нет двух запятых вокруг деепричастного оборота. Всегда кажется, что раскроешь это дело и поймаешь убийцу, как люди перестанут убивать др… Не хватает слова если, или как только. Дважды папаня говорит, что не любит дроидов, Дитрих обедал у него каждый день, за исключением тех дней, когда не мешала работа. Не лишнее ли тут не? убийство следов посторенного человека не обнаружены. Дитрих, а у тебя что? Нет запятой и буквы переставлены. Сендвичи пишутся не так, кажется. Информацию которые… И вообще, мне надоело ожидать мистику.это просто детектив?
20:17
+1
Прикольная игра с жанровыми штампами. По крайне мере, так это вижу. Еще и написано вполне грамотно, что уже немало и разом превозносит рассказ над многими соседями.
03:35
«Я считаю, что читатель принимает участие в убийстве персонажей. Он знает, что произойдет что-то плохое, но продолжает читать, и тем самым, приближать это самое плохое. Он мог бы захлопнуть книгу и спасти персонажа от гибели. Раз за разом читая книгу, читатель убивает.»

Понравилась мне эта мысль очень! Надо запомнить)))

Вообще хороший детектив с «элементами» фантастики. В кавычках, потому что она не присутствует, а лишь проскальзывает. Но именно сейчас я под впечатлением детективов, поэтому получил удовольствие от прочтения данного рассказа.
Людмила
09:58
Я обожаю детективы. Но в данном произведении мне не понравились названия техники будущего: джетмобиль, дроид-гувернер. При колонизации Марса в детективе эти данные уже устарели, т. к. они существуют в наше время. Больше всего резало слух «социалисты Сахалина». Мое мнение: если русским автором пишется зарубежный детектив, лучше оставить в покое историю отечества. В целом прочитала с интересом. Оценка хорошо.
Империум