Юлия Владимировна

Стоматолог и Алиса

Стоматолог и Алиса
Работа №87

Три сиамских поросенка, священник, рокурокуби сидели под виртуальным деревом и пили чай, любезно заваренный Алисой. Был приятный летний вечерок, небо постепенно темнело. Иногда его, словно ткань, протыкала огромная игла. Дырки были удивительно похожи на звезды.

Что ж, самое время поднять бокалы, — произнес священник, кряхтя вставая с места,—за наш замечательный план. За гуманизм и взаимопомощь! За единство…

Рокурокуби демонстративно зевнула, широко распахнув черную пасть. Младший поросенок хрюкнул от смеха.

—За успех взлома. От него зависят двенадцать жизней,—торжественно сказал средний.

Сросшиеся боками поросята с трудом поднялись на три ноги и звонко чокнулись маленькими фарфоровыми чашечками. От волнения их общий завитой хвостик подрагивал. Голова рокурокуби, парящая в воздухе на тонкой шее, склонилась к чашке священника и беспардонно отпила из нее.

И только Алиса сидела в сторонке, наблюдая за пикником. Когда все идет хорошо, обязательно что-то случается.

***

Байер и Лейла прогуливались по широкой улице, любуясь сиреневым садом. Сеть работала отлично, потому пейзаж выглядел очень естественно. Только хорошенько присмотревшись к теням, можно было заметить, как проступают очертания реального мира. Идеальный баланс.

Аккуратный белый забор отмечал безопасные границы, а каменная дорожка указывала рекомендованное направление движения. Так зазевавшиеся колонисты не врезались в углы и не сталкивались между собой.

Городская выставка дополненной реальности растянулась на три километра. Художники соревновались в искусстве визуального обмана. Казалось, будто в воздухе пахнет сиренью, на коже чувствовалось легкое дуновение ветерка, колышущего изумрудные листья. Но это была лишь иллюзия. Обманутый мозг услужливо подсовывал фантомные чувства. Ошибка восприятия, на которой паразитировал весь рынок виртуальной реальности. Байера это искренне восхищало. А вот его коллегу, Лейлу—нет.

Она шла рядом с кислой миной, лишь иногда посматривая по сторонам. Биоконсерваторы вроде нее, ценили только материальное искусство. А может дело было в устаревших электронных очках. В этом году вышла совершенно новая модель, и Байер как раз хотел предложить Лейле апгрейд, как вдруг дерево рядом с ними сморщилось. Грозди цветов пожухли, стали коричневыми и сбились в комки гнилых яблок. Они разлагались на глазах, а мозг услужливо снабдил их характерным запахом. На дереве повисла табличка: «Привет от уличных художников. Мир, не гребенный сад!»

—Это мемно, — усмехнулся Байер, но Лейлы рядом не было. Скинув электронные очки, она неслась по коридору, крича в микрофон:

— Преследую хакера! Он повернул на север, перехвати его на перекрестке!

— Ты серьезно? У нас же выходной, — возмутился Байер.

— Это приказ!

Сегодня Лейла была не в духе, так что лучше не перечить. Отключив дополненную реальность, Байер очутился в сером коридоре, полном людей. Они были похожи на зомби, ходили по невидимым тропам и что-то щупали, нюхали, рассматривали. Сомнительное зрелище.

Байер хмыкнул и бросился в коридор. Он ловко лавировал между зевак, стараясь никого не задеть. Это было непросто, из-за его крепкого телосложения. Не самое лучшее качество для Марса. Обычно люди расступались, завидев огромного полицейского, но в выходной предупредительный идентификатор отключался. Пришлось действовать без привилегий.

— Упустим! — скомандовала Лейла, — Шевелись!

Пришлось срезать дорогу, Байер вскочил на ленту траволатора, крикнул «разойдись!», включил турборежим на экзоскелете и рванул вперед. Из динамиков послышался механический голос: «соблюдайте скоростной режим. Переходить на бег запрещено!»

Наверняка за это нарушение придет штраф, но это были мелочи по сравнению с гневом Лейлы. Оттолкнув двух человек, Байер пробежал по линии и прибыл как раз вовремя. Из-за поворота на него вылетел мальчишка. Он не успел затормозить и врезался в Байера, как в скалу. От удара хакер потерял равновесие и упал.

Следом прибыла запыхавшаяся Лейла. Она ловко заломила руки паренька за спину и сковала пластиковым фиксатором.

— Ну вот и попался, — прошипела она и тут же схватилась за щеку.

— Ты чего? — спросил Байер, поднимая с пола рюкзак.

Потянув за шнурки, он раскрыл основное отделение и хмыкнул, увидев там стандартный набор юного хакера реальности.

— Нет, просто зуб болит, —отмахнулась она, — Так… что там? Достаточно, чтобы его прижать?

— Вполне, — ответил Байер, присел на корточки перед пареньком и сдернул капюшон с его головы и замер.

— Чего ты смотришь на него, как мопс на зеркало? Поднимай и тащи в участок!

— Зачем? Выпишем штраф, а еще он оплатит возмещение убытков, — сказал Байер, осторожно ставя хакера на ноги.

— Вот еще! Закатаем по полной.

***

Три сиамских поросенка, священник и Алиса сидели под виртуальным деревом. На этот раз без чая. Общее подавленное настроение отражалось на окружающем мире. Ткань неба переливалась, словно органза, имитируя северное сияние. В сказке заметно похолодало. Фантастические герои переступали с ноги на ногу, а поросенок спрятал хвостик в штаны.

— Они умрут, — мрачно произнес средний, — Рокурокуби посадят, нам придется всю жизнь прятаться в катакомбах.

— Это надо умудриться за такую мелочь попасть за решетку! — возмущался священник, — В наш век любое неповиновение трактуется, как бунт. Даже одиночный пикет…

— Мы теряем время, — перебил его старший поросенок. Его голова была больше, чем у братьев, а в пасти поблескивали клыки, — Нужно взломать сервер корпорации и вывалить в сеть данные об аварии и профили шахтеров, иначе нам никто не поверит и помощь не пошлют!

На минуту все умолкли. Был слышен только стук четок, в нервных пальцах священника.

— Я попробую вытащить его, — тихо сказала Алиса, — А вы поищите замену.

— Сомневаюсь, что у кого-то еще есть бэкдоры!

Девочка грустно вздохнула и посмотрела вверх. С тканевого неба начала падать снежная пыль.

***

Лейла сидела за рабочей станцией и что-то строчила, периодически морщась от боли.

— Ты заводишь дело? — Поинтересовался Байер, протягивая коллеге протеиновый батончик.

В это время дня в отделении было тихо. Полицейские занимались своими делами, готовились сдавать смену.

— Сначала отмажу нас от штрафов, а потом уже займусь хакером, — ответила она.

— Давай после стоматолога?

— У меня прием аж в среду! Ненавижу страховую, — пожаловалась Лейла.

— Ты просто не умеешь ее нагибать. Я поставил тикет острой боли, и тебя перезаписали на сегодня, — пожал плечами Байер.

Лейла удивленно посмотрела на экран смартфона и воскликнула:

— Вау! Точно. Это через полчаса! Спасибо, а то я весь день мечтаю о десерте Бо!

Схватив поясную сумку, она быстро чмокнула Байера в щеку и скрылась в дверях.

***

Потратив полчаса на возню с документами, Байер собрался выпустить хакера, но тут в дверях отделения образовалась Лейла. Тяжело дыша, она скинула сумку

— Ненавижу тебя! — крикнула она и пошла к рабочей станции, толкнув Байера плечом.

Байер удивленно уставился на нее. Лейла остановилась у кулера, налила в стакан воды и закинула в рот таблетку.

— Что случилось?!

— Что случилось? — Прошипела она, а потом сделала большой глоток воды, — Ты отправил меня в автоматизированную капсулу! Это бесчеловечно! Манипуляторы, словно паучьи лапы тянутся к твоему лицу, размахивая скальпелем и бормашиной, — негодовала Лейла. — А еще этот издевательский голос:«Расслабьтесь, подумайте о чем-нибудь приятном». Гадство!

Байер покачал головой и сложил руки на груди.

— Ты зря так. За лечением по камерам наблюдает дипломированный врач! Может ты просто стоматологов боишься?

Лейла вздрогнула и швырнула в Байера пустым стаканчиком.

— Ничего я не боюсь, трансгуманист хренов. Просто… мне нужно, чтобы кто-то был рядом, разговаривал со мной, улыбался.

Лейла села за стол, повернула к себе монитор и демонстративно включила его.

— Что у нас там? — Пробубнила она, — Ах да. Штрафы, а потом хакер. Думаю, что смогу пришить ему сто двадцать вторую. В назидание всем.

***

Три сиамских поросенка, священник и Алиса стояли под виртуальным деревом и грели руки у костра. Тканевое небо было серым. Оно напоминало мокрую простыню, которую ночью прихватило заморозком, такое же мятое и задубевшее.

—Я не смог найти замену. Слишком короткие сроки. Есть человек, но ему нужно дней пять на подготовку, — сказал младший.

Три сиамских поросенка тряслись от холода и негодования. Они натянули на себя тулуп, но у него было всего два рукава, а рук у поросят было шесть.

— У нас нет времени, шахтеры задохнутся! До астероида еще нужно добраться. У нас максимум сутки. А что с полицией, Алиса? — Обратился священник к девочке, зябко кутаясь в черную рясу.

—Все оказалось сложнее, чем я предполагала, — тихо ответила она, — У вас есть хороший стоматолог?

— Какой, к черту, стоматолог? — Пискнул младший поросенок, поджимая среднюю ногу.

— Терапевт. Желательно улыбчивый, — невозмутимо ответила Алиса.

— Стоматолога нет. Есть сантехник с добрым лицом. Подойдет?

— Нет, — вздохнула Алиса.

В шуршании виртуального дерева ей слышался плач детей, оставшихся без отцов. А в треске костра — хрипы задыхающихся людей. Нужно было что-то делать и срочно.

***

На экране рабочей станции Лейлы светился профиль хакера. Юного взломщика реальности звали Сато Катзе. К несчастью, он уже несколько раз попадался полиции.

— Отпусти ты пацана, видишь же, ничего серьезного, — взмолился Байер.

Лейла обернулась на него и поморщилась от боли.

— А чего ты за него вступаешься?

— Люблю уличных художников, — пожал плечами Байер, — они вне системы и умеют обратить внимание на проблемы общества. Для них ведь человек — ценность, а для корпораций функция!

— Ты романтик, потому не видишь правды. Год назад твоего безобидного маляра задержали вместе с Руби Пако, чего простой художник забыл в компании хакера-рецидивиста? Если удастся раскусить Сато…

— К слову, о «раскусить», — перебил ее Байер, — как зуб? Таблетка помогает?

— Хрен там, — Лейла поднесла руку к щеке, — Бесит, не могу. Готова уже сама выдрать чертов зуб!

— Я просто придумал, как попасть к стоматологу не по страховке. Сможешь умять свой десерт уже к вечеру!

Лейла с сомнением посмотрела на Байера:

— У кого-то появилось окно?

— Лучше. Знаю дока, у которого свободная очередь. Через две минуты у нас начнется смена! Махнем идентификаторами, скажем, что по делу и никто не помешает нам зайти. А дока я предупрежу.

— Использовать полицейские полномочия в личных целях —это…

Начала возражать Лейла, но Байер сунул ей под нос планшет с расписанием очных приемов по страховке. Ближайшая дата была через месяц. Лейла поджала губы и кивнула.

Кабинет доктора располагался в неблагополучном районе. Не то чтобы здесь было опасно, но на полицейскую форму Байера и Лейлы косились недобро. Воздух был спертый, сухой. Фильтры кондиционеров меняли редко.

— Куда ты меня притащил? — Ворчала Лейла, протискиваясь в узкий коридор. По одной стороне тянулся ряд стульев. На них сидели личности, которых комфортнее было бы видеть за решеткой. Здесь и идентификатором не нужно было махать, от Байера и Лейлы отодвигались, как от заразных.

— Может пропустим того парня, у него гной с губы стекает, — тихо спросила Лейла, становясь у двери с надписью «Стоматология Бела».

Байер едва сдержал рвотный позыв. К счастью, в этот момент дверь открылась и из нее вышла девушка. Она выглядела такой довольной, что Лейла осмелела и проскользнула в кабинет.

Кабинет был небольшой и очень чистый. В центре стояло стоматологическое кресло, на потолок проецировалось видео с пушистыми котятами. В воздухе пахло мятой и лавандой.

— Садитесь в кресло, я сейчас закончу дезинфекцию и приду, — из подсобки донесся мягкий голос.

— Бел, это мы! — Крикнул Байер.

Через минуту к ним вышел андроид. Он был похож на корейскую куклу. Большие синие глаза, фарфоровое лицо,легкая улыбка. Покрытые эмалью губы не шевелились, звук доносился из динамиков на шее.

— Ну, что у вас там случилось? — Спросил он, подходя к Лейле.

Медицинский халат и шапочка на механическом теле смотрелись комично. Бел приближался, надевая на запястье стерильную кисть со встроенным инструментом. Лейла замерла в оцепенении.

— Бел —лучший терапевт на планете. А еще у него никогда не дрожат руки, — сказал Байер успокаивающе.

Лейла вжалась в кресло и прошипела:

— Не приближайся.

— Мисс Лейла, я просто посмотрю, — сказал Бел и подошел к креслу.

Реакция последовала незамедлительно. Лейла оттолкнулась руками от подлокотников и ударила стоматолога ногами в грудь. Углаепластиковое тело было легким и Бел невольно отшатнулся, сгибаясь пополам.

— Не трожь меня, пародия на человека! Что б тебя на свалку забрали! Думаете, что можете заменить людей?! Стать копами, врачами, пожарными, а вот хрен вам! Что б вы все заржавели, твари оптокристаллические.

Лейла в гневе вылетела из кабинета. Рассыпаясь в извинениях, Байер побежал следом. Он смог догнать ее только у лифтов.

— Лейла?!

— Отвали, — девушка подняла на Байера глаза.

— Какого черта?! Ты ему панель на торсе сломала!

— Из-за таких, как он мой отец потерял работу. Весь его отдел заменили похожей куклой. Он был инженером, а превратился в пьяницу! Бил меня и мать. Нам повезло выбраться издерьма, а мой дядя повесилсяот безнадеги, — Лейла наступала на Байера так, будто онизобрел ненавистные машины, — Я никогда ни цента не отдам в эти холодные шарнирные пальцы. Но тебе же этого не понять? Весь такой толерантный, продвинутый трансгуманист с микросхемами в башке.

Приехал лифт. Лейла зашла в кабину и отвернулась от Байера. Он не пошел следом.

***

Три сиамских поросенка, священник и Алиса пилили виртуальное дерево на дрова. Крупные пиксели горели особенно хорошо, медленно превращаясь в угли. Тканевое небо обросло кристаллами льда. Иногда они отрывались и, словно копья, пронзали землю и тех несчастных, которые не успевали отскочить.

— Скоро здесь все замерзнет и мы тоже. Нужно уходить, ничего не поделаешь, — грустно сказал священник, растирая замерзшие руки.

— Мы столько ресурсов потратили, чтобы создать из себя Суперхряка, наши усилия не должны пропасть! — Заявил младший поросенок.

— Ах, так вы теперь Суперхряк! А где супергеройский плащ.

— Умолкни! Я свое дело сделал, а ты хакера так и не добыл!

— Думаешь это просто! Иди сам поищи! — Рявкнул священник.

— И правда, ни на кого нельзя положиться. Все нужно делать своими руками!

Алиса, которая все это время сидела на бревне, вскочила на ноги.

— Вовсе не обязательно, — воскликнула она, — всегда можно воспользоваться чужими! Вы гении!

— В каком смысле? — Спросил священник.

— Нам нужны всего лишь два человека: практикующий хирург и сантехник!

***

Лейла сидела в стоматологическом кресле и зло смотрела на Байера.

— Не знаю, как я на это согласилась!

— Я убедительно извинялся и умолял на коленях. Ну почти. Я и правда чурбан, из-за меня ты потратила столько нервов…

Отмахнувшись, девушка еще раз встревоженно глянула на дверь кабинета.

— Это точно будет человек?

Тут в комнату вошел пожилой мужчина. На его висках серебрилась седина, светлые глаза были добрые и капельку печальные. Сам он был невысокого роста, с небольшим пузом, на которое с трудом натянулся защитный костюм.

— Здравствуйте, мне тут сказали, что у вас поломочка?

Лейла настороженно кивнула.

— Ну давайте посмотрим, что у нас там, — сказал он, взял с подноса микрокамеру и сделал свет поярче, — Не бойтесь, я только взгляну.

Лейла неуверенно открыла рот. Доктор осторожно осмотрел ее, сделал снимок и вывел на экран.

— Все не так страшно. Канал прочистим, дырочку заделаем и можно эксплуатировать.

Он чуть виновато улыбнулся Лейла и девушка, наконец, разжала пальцы на подлокотниках.

— Ничего серьезного? — Переспросила она.

— Пустяки. Сейчас помажу десну обезболивающим, сделаю маленький укольчик и через полчасика будете довольная и зубастая, — ответил он, весело подмигивая.

— Хорошо, — впервые за день Лейла улыбнулась, — Байер, ты иди тогда…

Байер кивнул и удалился. Но прежде чем покинуть арендованный кабинет, он зашел в подсобку, где в полумраке стоял Бел. Андроид склонился над невидимым креслом и делал какие-то хитрые манипуляции.

— Спасибо, что согласился помочь, — тихо сказал Байер, — Ты точно не зарежешь ее, когда я уйду?

— Нет. Я даже рад, что все так сложилось, — ответил андроид, орудуя невидимым шприцем, — Нечасто выпадает возможность поруководить человеком.

Бел с улыбкой указал на датчики хирургического экзоскелета. Великолепное изобретение, позволяющее контролировать точность движений и направлять руку врача. Такие редко используют для операций, чаще для обучения. Мастер-класс, выведенный на новый уровень. Тончайшие сигналы от датчиков пересылаются на облегающий костюм, покрытый импульсной сеткой.

— Чувствую себя кукловодом. Это приятно, знаешь ли.

Байер усмехнулся: андроид играет сантехником в стоматолога.

— Представляю, — ответил Байер и вышел из комнаты.

Нужно было разрулить дело хакера до того, как Лейла освободится.

Через полчаса девушка вышла из кабинета с улыбкой. Из-за заморозки она выглядела чуть кривой, но это было даже мило.

— Ну как прошло? — Поинтересовался Байер.

— Прекрашно, — ответила Лейла и потянула коллегу на рукав, — Прошти, што вела шебя, как шука.

— Да ладно, главное, что все хорошо…

Лейла глянула начаты и поморщилась.

— На работу не шощу… Давай дощмотрим ту выштавку? А когда жуб пройдет, то пообедаем у Бо?

Байер кивнул и подал коллеге руку.

— Хорошо. Кстати, ты не злись, но я отпустил того хулигана. Смена заканчивалась, и я...

— Да и хрен ш ним, — перебила его Лейла, уставившись на экран своего смартфона, — пушть живет.

Они дошли до лифта и поднялись на двадцать этажей выше. Когда двери распахнулись, перед ними предстал сиреневый сад в полной красе. Только что прошел дождь и кисти цветов намокли и клонились к земле, поблескивая алмазными каплями. Ветер нежно касался лица, тихо жужжали золотистые пчелы.

Через несколько часов информационная сеть всколыхнулась. Новостные таблоиды пестрили видеообращениями шахтеров, общественные деятели призывали корпорацию к ответу, родственники рабочих штурмовали центральный офис. Федерация выслала спасательную бригаду, но это не успокоило людей, а наоборот распалило.

Лейла старательно игнорировала новости, высвечивающиеся на экране смартфона. Ей только что принесли десерт Бо, и обвинительные речи политиков ее мало интересовали. Взяв в руки воздушный колобок, посыпанный сахарной пудрой, она широко раскрыла рот и приготовилась откусить. И в этот момент им обоим поступил срочный вызов.

— Гадство, — ругнулась Лейла, — Что такое?!

— Подлинность данных подтвердилась и у офиса корпорации начались беспорядки, — Байер был уже на ногах и вынимал из кобуры тазер, — Пойдем спасать людей.

— На что они рассчитывали вообще? — Спросила Лейла.

— Собирались позволить шахтерам сдохнуть, лишь бы сделка о продаже активов не сорвалась, — ответил Байер, — как всегда. Бежим, оставь уже десерт.

— С ума сойти, ты спешишь на помощь корпоратам!

— Не, — ехидно усмехнулся Байер, — Я хочу посмотреть, как их бьют.

***

Три сиамских поросенка, священник и рокурокуби сидели под виртуальным деревом и молча пили чай, наслаждаясь рассветом.
День обещал быть жарким.

+3
13:07
518
13:48 (отредактировано)
+1
О, ну тут все как я люблю — сросшиеся поросята, киберсюрреализм, Алиса и Рокурокуби (за одну ее уже плюсую). Вернусь потом еще раз, для детального изучения.

Да, автор, тут потом при проверке, вам нужно посмотреть на предмет слипшихся слов — их много.
14:08
+1
Сразу два вопроса. На каких местах общий хвостик у сросшихся поросят и что за игла протекает небо, словно ткань. В смысле небо с тканью сравнили, а игла реальная вроде получается. Потом вернусь читать, когда будет не так жарко. Пока не воспринимаю.
Комментарий удален
Комментарий удален
01:31
+2
Я, кажется, не поняла суть истории. Ну то есть поняла, но со связью этих двух миров до меня доходит туго. Может, уже на ночь тяжело воспринимается. К тому же, текст не очень хорошо вычитан.
Что-то в этом есть, но лично мне не понравилось. Но спасибо за Рокурокуби — раньше не встречалось нигде, погуглила, узнала что-то новое.
Понравились переходы к миру «у дерева» — такие красивые сюрреалистичные образы. А вот главная героиня у меня вызывала скорее раздражение. У нее есть мотивация ненавидеть андроидов, но не хватило драматизма или глубины в ее высказывании по теме, мне почему-то слабо верится. как будто ситуация вся синтетическая, как и реальность этого рассказа.
08:40 (отредактировано)
+2
Я тоже мало что понял. Не любитель аниме, не понимаю, почему всякие эти «рукорукоби» идут без ссылки. Я вот первый раз вижу такую абракадабру.
Короче для меня — за гранью, а мне это еще оценивать…
08:15
+3
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 0
Угар – 2
Юмор – 1
Внезапные повороты – 1
Ересь – 0
Тлен – 5
Безысходность – 1
Розовые сопли – 0
Информативность – 0
Фантастичность – 2
Коты – 0 шт
Сиамские свиньи – 1 шт
Марсианский священник – 1 шт
Кукуруку – 1 шт
Алисы Селезнёвы – 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Метод взлома виртуального сада – пощёлкать пьезоэлементом в распаечной коробке.

— Ха ха ха, — засмеялся чёрный от марсианской сажи шахтёр, и опёрся на отбойный молоток.
Его поддержали остальные одиннадцать горняков, все как один кряжистые мужики в промышленных экзоскелетах, с жилистыми биопротезами рук.

Я снял очки вирутальной реальности протёр окуляры и снова надел, картинка стала чуть лучше. Даже появился дымок электронной сигареты, которую бригадир шахтёров поджёг обычной спичкой.

— Что не так-то? Вроде же хакеры благородно поступили, спасли людей.

Опять хриплый смех. Ответил тот самый шахтёр с отбойником.
— Родной, мы уже лет десять как только в виртуальной реальности херачим, а сами на удалёнке все. Андроиды всё роют. Если какой-то киборг может зубы лечить, то долбить мёрзлый грунт астероидов и подавно справится. Ладно, ребят, перекур окончен, пошли создавать видимость для туристов.

Я отключился от конференции. Курил сигару, стоя на балконе своей марсианской виллы и долго думал. Думал, какую же ахинею приходится читать и комментировать ради развития литературы. И ведь виртуальные шахтёры совершенно правы. Если андроиды отлично работаю руками и настолько технологически развиты, почему они не выполняют самую опасную и грязную работу? И вот на этом нелепом допущении и ещё куче других, и строится весь рассказ. А именно:

Городская выставка дополненной реальности растянулась на три километра. Художники соревновались в искусстве визуального обмана.

Может быть не дополненной а просто вуртуальной, а то там от реальности ничего же нет.

Сегодня Лейла была не в духе, так что лучше не перечить. Отключив дополненную реальность, Байер очутился в сером коридоре, полном людей. Они были похожи на зомби, ходили по невидимым тропам и что-то щупали, нюхали, рассматривали. Сомнительное зрелище.

Почему коридоры? Почему не большие ангары, где и эффект пространства лучше ощущается, и можно создавать динамичные маршруты или гулять между берёзок. А вообще, странный сад. Людей не видно, но слышен гомон сотен посетителей, от которого теряется весь эффект натуральности.

Наверняка за это нарушение придет штраф, но это были мелочи по сравнению с гневом Лейлы. Оттолкнув двух человек, Байер пробежал по линии и прибыл как раз вовремя. Из-за поворота на него вылетел мальчишка. Он не успел затормозить и врезался в Байера, как в скалу. От удара хакер потерял равновесие и упал.

Что это за хакер такой, который локально взламывает систему, которая транслируется только в очки пользователей, почему он не делает это как все нормальные земные хакеры, через цепочку прокси из интернет-кафе Дели?

И ещё один ляп. Для посетителей он не виден, а вот какую картинку видят охранники выставки через систему видеонаблюдения: пришёл парень без очков, сел в коридоре и начал там что-то химичить с проводами. Почему никто из охраны сразу не обратил на него внимания?

Следом прибыла запыхавшаяся Лейла. Она ловко заломила руки паренька за спину и сковала пластиковым фиксатором.
— Ну вот и попался, — прошипела она и тут же схватилась за щеку.


Слишком резко ты вводишь значимый элемент в историю. Сперва надо указать на то, что с самого утра выходного Лейла вела себя раздражено, Байер отметил это про себя но интересоваться не стал. Побег за хакером разозлил её ещё больше, и уже в отделении, когда она заполняла бумаги, изо всей силы долбя по клавиатуре, напарник спросил, какого лешего она встала не стой ноги. И вот тогда-то и надо было рассказать про зуб.

Три сиамских поросенка, священник и Алиса сидели под виртуальным деревом. На этот раз без чая. Общее подавленное настроение отражалось на окружающем мире. Ткань неба переливалась, словно органза, имитируя северное сияние. В сказке заметно похолодало. Фантастические герои переступали с ноги на ногу, а поросенок спрятал хвостик в штаны.
— Они умрут, — мрачно произнес средний, — Рокурокуби посадят, нам придется всю жизнь прятаться в катакомбах.


За что посадят, он ещё ничего не взломал. Если будет прикидываться дурачком, получит всего лишь срок за хулиганство — пять лет строгача. А в тюрячке его выхлопной коллектор взломает биохакер Косой

И ты излишне драматизируешь. Катастрофа с многочисленными смертями – это очень серьёзно, такое не скроешь, есть родственники, сотрудники проболтаются. Продажа активов – дело не одного дня, там аудит только месяц идёт. Поэтому любая космическая корпорация в этом случае втихоря отправит спасательную экспедицию, и постарается максимально уменьшить последствия аварии.

Откуда у команды фриков вообще сведения об аварии? О точном количестве попавших под завал шахтёров? Откуда такое точное время, после которого шахтёрам хана? Откуда??? Если у них есть инсайдер в корпорации, почему не попросить профили шахтёров у него и уже эти сведения обнародовать? Слить инфу в СМИ – вполне достаточно чтобы привлечь внимание к аварии.

Три сиамских поросенка, священник и Алиса стояли под виртуальным деревом и грели руки у костра. Тканевое небо было серым. Оно напоминало мокрую простыню, которую ночью прихватило заморозком, такое же мятое и задубевшее.

Абсолютно беспричинное изменение погоды к худшему в этой виртуальной реальности. Похолодание никак не связано с трудностями операции, а нужно лишь, чтобы надавить на чувства впечатлительных гуманитариев. Минус балл в копилочку.

— Ты зря так. За лечением по камерам наблюдает дипломированный врач! Может ты просто стоматологов боишься?
Лейла вздрогнула и швырнула в Байера пустым стаканчиком.
— Ничего я не боюсь, трансгуманист хренов. Просто… мне нужно, чтобы кто-то был рядом, разговаривал со мной, улыбался.


Зубные врачи во время работы носят маски, а в хороших клиниках ещё и защитные очки, чтобы жидкость пациента не летала им на слизистые, чтобы не подхватить от них какую-нибудь болячку. Так что с улыбкой стоматолога ты малясь лажанула.

Кабинет доктора располагался в неблагополучном районе. Не то чтобы здесь было опасно, но на полицейскую форму Байера и Лейлы косились недобро. Воздух был спертый, сухой. Фильтры кондиционеров меняли редко.

Самый лучших доктор на планете живёт в трущобах, ну-ну. Трубку возьми, тебе уже с Голливуда звонят.

Через минуту к ним вышел андроид. Он был похож на корейскую куклу. Большие синие глаза, фарфоровое лицо, легкая улыбка. Покрытые эмалью губы не шевелились, звук доносился из динамиков на шее.
— Ну, что у вас там случилось? — Спросил он, подходя к Лейле.
Медицинский халат и шапочка на механическом теле смотрелись комично. Бел приближался, надевая на запястье стерильную кисть со встроенным инструментом. Лейла замерла в оцепенении.


Зная отвращение Лейлы к технике он потащил её на приём к киборгу. А ведь он её напарник, вместе отработали много лет, дружат, вон, на выставки вместе ходят. Может быть и дружеский секс по субботам был. А нет, не был, чтож, минус балл за нереализованную оргию.

Байер кивнул и подал коллеге руку.
— Хорошо. Кстати, ты не злись, но я отпустил того хулигана. Смена заканчивалась, и я…
— Да и хрен ш ним, — перебила его Лейла, уставившись на экран своего смартфона, — пушть живет.


Вообще-то у них выходной, какая смена?

— Подлинность данных подтвердилась и у офиса корпорации начались беспорядки, — Байер был уже на ногах и вынимал из кобуры тазер, — Пойдем спасать людей.
— На что они рассчитывали вообще? — Спросила Лейла.
— Собирались позволить шахтерам сдохнуть, лишь бы сделка о продаже активов не сорвалась, — ответил Байер, — как всегда. Бежим, оставь уже десерт.
— С ума сойти, ты спешишь на помощь корпоратам!
— Не, — ехидно усмехнулся Байер, — Я хочу посмотреть, как их бьют.


Что интересно, драться будут обычные люди и офисные работники, которые просто выполняют задачи сверху и не принимают никаких решений, а по-настоящему виновные так и останутся живы здоровы. Спорю, они даже не на Марсе живут. Так что тут ты тоже прошляпила финал. А ведь Байер – полицейский, у него с самого начала была информация, что случилась авария и компания хочет оставить людей погибать, почему он сразу не сообщил эту информацию напарнице? Своему начальнику? Ведь он обязан охранять жизнь людей, он для этого и служит, чтобы предотвращать преступления законным путём. Почему он сделал тоже самое, нарушая закон?

Но есть в этой бочке перегноя и пара капелек липового мёда.

Рукорукоби – это аватар японского хакера Сато Катзе. Хоть иногда смотришь на мелочи. Гуд.

— Чувствую себя кукловодом. Это приятно, знаешь ли.
Байер усмехнулся: андроид играет сантехником в стоматолога.


Зачётная шутка.

И в целом, если закрыть глаза на все ляпы и подгон сюжета под допущения, то дело сделано, конец позитивный, поставленная задача решена, все герои вовлечены в развитие событий и взаимодействуют так, как это делают в жизни люди и роботы. Но глаза мы закрывать не будем, ибо кокурс у нас серьёзный. Идея и сюжет хороши, реализации на троечку с минусом. Троечку ставить не буду, а минус оставлю.

А вот был бы вместо Рукорукоби Бакэнеко, был бы плюсик, аха-ха-ха!!!

Критика)
16:12
+1
Да уж, рассказ действительно для узкого круга любителей такого исполнения и интерпритации!

В общем… не впечатлило :(
17:34
Как-то совсем не сдружился с этим рассказом. Хотя сюрреалистические моменты были неплохи.
Илона Левина

Достойные внимания