Илона Левина

Ловец душ

Ловец душ
Работа №95

«...Воссоздавать сотворенное не нами, но разрушенное нами или разрушившееся по нашему неведению или по нашей вине – мы должны, иначе мы не будем подобием Творца...»

"Творение и воссоздавание",

Николай Фёдорович Фёдоров,

русский философ-космист (1829—1903)

«...Информация (т.e. душа) может быть излучена в виде электромагнитных волн. Эти волны со световой скоростью распространяются по всей Вселенной и могут путешествовать в ней миллионы лет достигая самых дальних ее уголков... Это значит, что наша бестелесная душa может существовать в виде электромагнитного излучения во Вселенной и воскреснуть в самых далеких ее уголках через миллионы лет...»

(«Наука, душа, рай и Высший Разум»,

Александр Болонкин, д.т.н., США)

***

Это было похоже на сон. Всё это. Сон, в котором кружились, цеплялись друг за друга обрывки воспоминаний.

Вот такой тёплый, уютный свет от настольной лампы. Вот горячее молоко на ночь. И сдержанные голоса, музыка за стеной...

Иногда к звукам и образам добавлялись запахи. Весенней, только начинающей оттаивать земли. Или, наоборот, морозного, хрусткого снега под торопливым каблуком. Или вкусный, манящий аромат горячей сдобы: поджаристых бубликов, ситного с изюмом…

Порой же всё вдруг перебивал несносный, въедливый запах карболки. И чего-то ещё, названия чему она не могла – да и, не хотела! – вспоминать.

Также, как она не хотела вспоминать и собственную смерть. Совсем не хотела. И практически не помнила. Только при мыслях об этом становилось как-то по-особенному холодно. Не так, как бывает холодно в плохо протопленной гостиной или, когда озорник ветер пробирается под воротник кургузого пальто. А так, как бывает холодно в промерзающем (до ледяных натёков по стенам) бараке. Когда уже нет сил встать и пойти за дровами для давно потухшей буржуйки… И ещё откуда-то, словно издалека, слышится грубый, прокуренный голос: «Сдохла наконец с-сука интеллигентская!»

Может, она умерла от холода? Или от какой-то инфекции? На этапе? В лагере? Или это была война? Нет, не вспоминается. Ну, и не нужно...

Лучше она будет помнить только хорошее. Маленькие, приятные обломки её прошлого. Её личности. Порой ускользающие, словно опавший лист в речном омуте. Или странно смешивающие с этой новой, такой чудной, не похожей ни на что реальностью.

Впрочем, временами ей уже было трудно отделить ту минувшую – первую! – жизнь от этой: бестелесной и, в то же время, наполненной множеством ощущений. И множеством новых знаний, от которых иногда захватывало дух.

И лишь собственное имя оставалось в этом водовороте неизменным и желанным островком постоянства – Софья, Софа, Софочка, Софья Андреевна. В своём имени она была абсолютно уверенна. В остальном же...

***

Он выключил двигатели и прислушался. В отсутствии помех сигнал стал более явственным. Слабый, затухающий. Но это определённо был именно тот сигнал, что он заприметил ранее – короткий рваный всплеск. Не более чем осколок, диссонанс в сложной полифонической мелодии, излучаемой Вселенной. Мелодии, которую он – возможно чересчур патетично, – именовал про себя «музыкой сфер».

Про музыку сфер Шестой вычитал как-то в архивах Ушедших. И хотя, если честно, так и не понял до конца что именно имели в виду сами Ушедшие, но словосочетание понравилось юному Ловцу душ. Казалось, что оно как нельзя лучше описывает то изменчивое многоголосье, в которое он готов был вслушиваться бесконечно. То тихое и лёгкое, словно шорох пылевых частиц по обшивке или протяжный стон солнечного ветра. То резкое, с мучительным надрывом – когда вдруг в слаженную симфонию электромагнитных колебаний врывался предсмертный крик коллапсирующей звезды...

Шестой любил вслушиваться в эту вечную музыку. Ведь именно для этого он и был создан!

Чувствительные сенсоры улавливали малейшие колебания электромагнитных полей, безошибочно отыскивая среди всеобщей разноголосицы слабые, затухающие сигналы уже почти утерянной индивидуальности. Того, что когда-то было одним из Ушедших: богом, человеком, личностью... Электромагнитная волна, на последнем издыхании пронзающая пространство и время. Память о жизни, которая давно уже истлела.

Вот и сейчас, уловив лишь слабый намек на искомое, Шестой осторожно уменьшил площадь паруса. Вновь просканировал пространство. Подпрограмма распознавания вернула истинный результат. И Ловец душ тут же поспешил послать соответствующее сообщение ближайшим товарищам — Пятому и Семнадцатому.

Вообще-то, Шестой вполне в состоянии был самостоятельно выполнить весь комплекс работ по «поимке» новой души. Но их создатели предпочли избежать даже минимального риска. Поэтому инструкции предписывали задействовать не менее трёх Ловцов.

Это не только упрощало первичную триангуляцию и локализацию сигнала, но также позволяло объединять ресурсы в момент окончательного извлечения. Тем самым увеличивая разрешение и чувствительность антенн каждого Ловца по принципу радиоинтерферометра. Да, и случись что с Шестым, сохраненные в памяти остальных двух Ловцов данные всё равно будут доставлены по назначению.

Впрочем, ещё ни с одним Ловцом душ не случалось ничего такого, чтобы ему стоило беспокоиться.

И уж тем более ни один Ловец душ не позволит себе потерять волну. Вот и сейчас Шестой не намерен был упускать потенциальную «душу».

Как только были получены подтверждения от Пятого и Семнадцатого, Шестой, выступавший сейчас в качестве ведущего, – ведь это именно он первым "стал на след"! – отстрелил ботов и начал развертывание антенной системы.

Подчиняясь заложенной в них программе, боты быстро выходили на заданные позиции и раскрывали собственные, пусть и небольшие, антенные сети. Шестому оставалось только встраивать их в общую схему. Тем же были заняты и Семнадцатый с Пятым. В итоге полезная площадь их совокупной антены-уловителя возросла на 2,45318 порядка.

Наконец, когда всё было готово, он отдал команду начать захват.

***

Захват был произведен с требуемой точностью и строго в соответствии с протоколом. Шестой мог бы гордиться. Конечно, если бы ему были свойственны подобные эмоции. Хотя электромагнитные потенциалы в его нейросетях после отлично выполненной работы вполне можно было бы описать как гордость. Или, по крайней мере, как удовлетворение.

Обменявшись с Пятом и Семнадцатым завершающими подтверждениями успешного извлечения и сравнив напоследок контрольные суммы полученных друг от друга пакетов, шестой попрощался с коллегами и начал сворачивать антенны.

Параллельно – но только после того, как Пятый и Семнадцатый окончательно разорвали контакт, – он активировал процессы первичной расшифровки. А также отдал команду внутренним алгоритмам запустить программную эмуляцию ещё одной, новой личности.

За этим занятием его и застал прилетевший по внутренней сети пакет. Он ощутил словно бы дружеское одобрительное похлопывание по несуществующему плечу и «услышал», как Софья Андреевна выражает восхищение сложностью и точностью только-что проведённой операции.

Получить похвалу от одного из Ушедших, – а тем более конкретно от этого его «гостя»! – оказалось весьма приятно. Конечно, Софье Андреевне (в силу базового объёма прижизненных знаний) не были доступны все тонкости процесса. Но после небольших пояснений Шестого сам принцип фазированной антенной решетки она все же уловила. И теперь с интересом наблюдала за происходящим.

Так же как и другие его «гости», которым всем был выдан доступ уровня R.

– Интересно, – произнёс Олаф, – кого на этот раз прибило к борту? Должно быть, достойный человек, раз Бог даровал ему свою милость и допустил к вратам Валхаллы.

Матрица личности этого «гостя» в свое время оказалась на удивление цельной и хорошо сохранившейся, что позволило Шестому воссоздать Олафа одним из первых. И матрица эта среди прочего содержала не только такие параметры, как воинственное бесстрашие и силу духа, но и какую-то радостную, всепоглощающую религиозность.

Поэтому, как только Шестой произвел реконструкцию личности Олафа в рамках соответствующей программной эмуляции, бывший викинг тут же окончательно уверовал в истинность христианства (обратиться в которое он успел еще при жизни). И вполне обосновано, как ему казалось, решил, что попал в Рай. Странный, конечно, но всё-таки Рай.

А что? Из всех объяснений Шестого Олаф понял следующее: Во-первых, он, Олаф и все его спутники находятся где-то на небесах. Очень высоко на небесах. Во-вторых, они все представляют собой некие бестелесные сущности. А в-третьих, всем им в будущем обещано воскрешение. Уже вполне телесное и полноценное.

В конечном счете, – как и многие новообращенные, – Олаф стал даже более верующим, чем, возможно, обратившие его проповедники. Вот только, частенько по привычке называл христианский рай Валхаллой. Чем приводил в бешенство еще одного «гостя»: брата Игнассио.

– Еретик! – негодующе прошипел брат Игнассио и в этот раз. Тщетно пытаясь осенить себя крестом.

Увы, но в отличие от жизнерадостного и открытого Олафа, этот «гость» был довольно мрачным типом. Большую часть времени он бормотал какие-то кодированные тексты, называемые им «молитвами». Эти молитвы (как считал сам брат Игнассио) должны были спасти его из «Чистилища», за которое он почитал заточение в глубинах программного кода Шестого.

Возможно, такое не слишком адекватное поведение было вызвано незначительными повреждениями его матрицы. Электромагнитная волна бывшего брата Игнассио была уже довольно слабой к моменту её обнаружения. Однако это не мешало тому регулярно донимать Олафа, других гостей и даже самого Шестого проповедями. И угрозами какой-то «гееной огненной».

Шестой даже запрашивал биологические архивы Земли. Но найти информацию и таком животном так и не смог. Правда выяснилось, что до сих пор вроде бы существовало животное, которое в некоторых божественных языках называли гиеной... Но это было вполне обычное, а вовсе не огненное или, например, плазменное, существо.

– Сам ты! – огрызнулся вспыльчивый Олаф. Но закончил уже почти беззлобно, – Собачье дерьмо.

– Мальчики, не ссорьтесь, – послышался чуть капризный тоненький голосок третьего гостя.

Точнее гостьи. Эльвира, как она просила себя называть. Особа хотя и довольно незамысловатая (матрица ее занимала места меньше многих других), но отлично уживающаяся со всеми остальными «гостями». Даже с братцем Игнассио. И даже с Не-Пойми-Кто-Что.

А уж Олаф... тот частенько нашептывал ей по шифрованному каналу нечто, от чего Эльвира кокетливо хихикала и повизгивала. Да, и Софья Андреевна — весьма учёная дама, профессор из какого-то там N-надцатого столетия, — относилась к Эльвире вполне терпимо.

И, конечно же, несомненным достоинством Эльвиры являлась способность если не полностью, то хотя бы частично сводить на нет постоянные склоки Олафа с братом Игнассио. Вот и теперь, стоило только прозвенеть голоску этой милой бывшей представительницы женского пола (хотя, как говорится, бывших в таком деле не бывает), и Олаф – уже примеривающийся было, как бы поточнее шандарахнуть ненавистного братца Игнассио ма-а-аленьким таким элекро-магнитным импульсом, – только махнул рукой (фигурально выражаясь). И уже беззлобно заметил: «Дурак ты, братец!»

Брат же Игнассио, послав в сторону Эльвиры небольшой пакет с извинениями и благословениями, решил более не снисходить до ответа этому примитивному питекантропу. (О питекантропах и прочих не слишком удачных экспериментах Творца, брат Игнассио уже успел вычитать в обширной библиотеке Шестого).

И лишь упомянутый выше Не-Пойми-Кто-Что предпочёл ни во что не вмешиваться. Впрочем, как и всегда. Тем более что, несмотря на общность алгоритмов программной эмуляции, установить полноценный контакт с ним так никому и не удалось. Шестой даже поначалу сомневался: «Не произошел ли, случайно, сбой в подпрограммах распознавания? И, действительно ли этот Не-Пойми-Кто-Что является остаточной волной кого-нибудь из Ушедших?» Но при повторном сканировании данные подтвердились: сия сущность вполне разумна (в общем, бионическом смысле данного термина) и обладает всеми признаками сложной энерго-полевой структуры. Хотя эта самая структура и имеет некоторые отклонения от среднестатистических показателей так называемых «людей».

А когда Шестой как-то поделился своими сомнениями с остальными «гостями», то Эльвира тут же нашла повод похвастаться собственной образованностью, как она это называла. И выдала целую серию весьма насыщенных разнородной информацией импульсов, поведав всем о «зеленых человечках» и прочих «пришельцах».

Софья Андреевна также не исключила вероятность подобного объяснения. Так как теория о множественности миров (и следствие этой теории в виде возможного существования так называемых «братьев по разуму») имела определённые научные истоки. Хотя по поводу конкретного внешнего вида и, в особенности, цвета кожи Не-Пойми-Кто-Что, она высказала некоторые сомнения.

На злобное же шипение брата Игнассио и упоминание каких-то «бесов» все попросту обратили внимания.

В итоге этой небольшой дискуссии Шестой решил на всякий случай внести новую для него информацию (о «зелёных человечках») в банк данных. Пометив необходимость выращивания для Не-Пойми-Кто-Что тела с хлорофилльным кожным покрытием.

***

Надо сказать, что достаточно цельные и хорошо сохранившиеся «души» попадались нечасто. Гораздо чаще удавалось поймать только какую-то малую часть, обрывок информации. Битые байты, как их называл Шестой. Всё-таки во Вселенной слишком много помех и искажающих факторов. Да, и не каждая «душа» обладает в момент своего излучения достаточным по силе импульсом, чтобы сохраниться на протяжении нескольких тысяч или даже миллионов лет.

В основном Ловцам достаётся разрозненный, обрывочный шум. Бессвязное электромагнитное излучение, бывшее когда-то живым, мыслящим существом. Но и эти обрывки Ловцы душ, как они себя называли, тщательно собирали, запоминали и, периодически, загружали в общую базу данных.

А уже другие разумные, – чей обязанностью и предназначением было обработка и тщательный анализ, –без устали индексировали растущую день за днём базу данных, сортировали, сравнивали... Выискивая среди разрозненной на первый взгляд мозаики нечто общее, что позволило бы собрать и воскресить хотя бы несколько целых «душ».

Поэтому, когда Ловцу ещё на этапе сканирования и фиксации удавалось наткнуться на почти неповреждённую целую «душу», удовлетворение от такой редкой удачи было просто огромным!

И не удивительно, что Шестой как-то не удержался... Впрочем, его создатели ничего не говорили о запрете на реконструкцию пойманной души прямо на борту Ловца. Возможно им это просто не приходило в голову, как говорится.

А вот Шестому пришло. Недаром его модель была снабжена дополнительными риск-процессорами и улучшенными алгоритмами принятия решений.

Конечно, на полную реконструкцию – с выращиванием подходящего для данной личностной матрицы бионического тела, с полноценным слиянием и тому подобное, – у Шестого просто не было нужных ресурсов. Но сделать ещё одну виртуальную копию нужных параметров и создать на этой основе программную эмуляцию... Почему бы и нет? Тем более, что пока внутренних ресурсов Шестого вполне хватало.

Вот и сейчас результатов очередного «лова», помимо самого Шестого, ожидало довольно разнородное и своеобразное общество таких реконструированных личностей. «Гостей», как их называл Шестой.

А когда алгоритмы наконец закончили обработку данных, и стало ясно что им опять невероятно повезло... То тут уж всё разумное население серверов, можно сказать, затаив дыхание (если бы оно у них было!), сконцентрировалось вокруг области, где предполагалось развёртывание личности нового члена их электронного сообщества. Даже в импульсах затаившегося в своем углу Не-Пойми-Кто-Что в данный момент ощущалось некоторое затаенное любопытство. И, возможно, надежда.

***

Как было известно Шестому, Ушедшие частенько любили порассуждать на тему «первого вздоха» или так называемого «первого крика» новорождённого. И сейчас им предстояло услышать что-то подобное — первый z02broadcast только что реконструированной личности.

0
13:35
350
14:25
+2
Ну… да, неплохо. Идея скрестить религиозные представления о душе с научной фантастикой весьма интересна.
Однако то, что мы тут видим это не рассказ, а отрывок. Без конфликта, без основной части и развязки… Сигналы «удовлетворения» после такого в нервную систему уж точно не поступят :)

МiрЪ автора непонятный. Кто эти ловцы душ, зачем им воскрешённые? Почему душа то просто так, то в кавычках? Так душа это или всё же нет?

Псевдонаучный «птичий язык» раздражает и усугублён перлами типа — «2,45318 порядка». Не порядка, тогда уж, а степени. Порядок — целое число. К тому же «птичий язык» не придаёт атмосферности рассказу! Вот «предсмертный крик коллапсирующей звезды» — да! Вкупе с «протяжным стоном солнечного ветра». Это же худлит! Я вот атмосферой дальнего космоса вполне пропитался, пока читал. Быть может потому и до конца дочитал, что это хорошо получилось :)

В общем, скорее плюс чем минус. Но есть над чем работать. Как минимум завершить до чего-то целого.
14:41
Согласна с автором коммента выше. Скорее понравилось, чем не понравилось. Но и хотя дочитала до конца, потерялась еще на середине и стало непонятно, зачем это все и почему. Сюжета нет, а написано не так уж и плохо. Идея интересная, ее бы развить да придать форму)
16:33 (отредактировано)
Довольно интересная последовательность фрагментов. Связи фрагментов почти нет, о сюжете говорить я бы не стал. В целом, аккуратный язык изложения.
Подумал, и убрал про бублики. И ладно, и пусть будет как есть…
18:37 (отредактировано)
Как математик, я очень советую обратиться к эксперту в данной области. Меня терзают смутные сомнения, что можно говорить «возросла на 2,45318 порядка». Во-первых, словарь предлагает поправить возросла на выросла. Не знаю, важно ли это. Но, во-вторых, я точно уверена — порядки должны быть целые. Выросла на два порядка — в сто раз. Обычно это величина приблизительная, и округляется до целого. Никогда не встречала порядки с дробной частью.
только-что. Понятно. какая ошибка.
Мне очень понравилось начало, и я ждала, что личность Софьи себя проявит. Но пошли флуктуации, шестые, семнадцатые и религия. Я загрустила и рассказ дальше читать не стала.
20:43
Не сомневайтесь okпорядок всегда целое. Автор его со степенью перепутал. Это я вам как эксперт говорю glass
Автор предложил неплохой набросок. Может доведёт дело до полноценного произведения.
Я б почитал…
Анастасия Шадрина

Достойные внимания