Эрато Нуар

Дерьмо и Вольдемар

Дерьмо и Вольдемар
Работа №99

Меня зовут Вольдемар.

Мне 42 года, семьи нет.

Я бы сказал, что я девственник, но…

Ладно, я мужик, у которого был контакт с девушками на сумму равную 24 минуты.

Обычно это происходило так: я проезжал на своём маленьком Вольдемаре через Пещеры Вагинального Правосудия, задерживаясь на 1,5-2 минутки, и за 42 годика смог осилить достаточно, чтобы быть почётным мужиком, который смело может сказать, что он МУЖИК, а не сраный девственник.

Но сегодня у меня есть шанс повысить планку до 25,5-26 минут суммарно, потому что я готов соблазнить Зинку, под кодовым именем «Шанель», которая готова на многое за 1500р в час.

— А Вы берёте полную оплату, или можно в рассрочку? — спросил я у Зинки.

— А шо такое, нема бабулеса, ковбой? Как просить помусолить пеструка, так «Гоу-гоу», а как оплатыты, то «а можно рассрочку», да?

Зинка была экстрасенсом. То есть она так сказала, когда я спросил её. Хотя мне казалось, что она могла быть кем угодно, лишь бы заполучить мои 1500р.

Было бы здорово, если бы нашлась та, кто поняла бы меня. Пришла бы такая вот женщина и сказала: «Вольдемар, я понимаю, что ты хочешь добить свой рекорд до 30 минут, и что тебе нужно всего 6 минут… Ты знаешь, я готова уступить тебе 54 минуты и взять не 1500р, а 150р, причём я буду ждать столько, сколько тебе нужно, чтобы восстановиться после двухминутного захода.» Вот такую женщину я бы хотел найти. Но мне попалась Шанель, которая говорит на шести языках, включая русский, диалектный, пьяный русский, русский для англичан, русский для чистых русских и белорусско-украинский.

— Ну так шо, ты платить будешь, чи шо?

— Извините, я сейчас подумаю. Мне нужно поговорить с мамой.

— Ладно, лялякай, а я пока на двир сбигаю покурыты.

* * *

— Мама, я знаю, что ты умерла пару лет назад, и что ты не одобрила бы Шанель, как объект для моих личных рекордов, но прошу тебя помочь мне сделать правильный выбор, — говорил я в потолок хрущёвской квартиры на первом этаже, пока её хозяйка курила у подъезда. — Дело в том, что мне практически не достались твои деньги, а теперь я вынужден самостоятельно договариваться со взрослыми тётями, чтобы они сделали мне скидку. Да, я не всё продумываю, как ты, но я очень стараюсь сделать хоть что-то ЭПИЧНОЕ в своей жизни, чтобы ты мной гордилась.

* * *

— Ну шо ты, поговорил?

— Вы уже покурили?

— Сынок, я уже успела рассказать своим подружкам про одного Дауна, который приехал на Панамере, но у которого нет трёх несчастных пятихаток мне на пиво с раками.

— С какими сраками?

— С… РАКАМИ… РАК — животное красного цвета, когда варишь, которое обитает в местных водоёмах нашей блевотни, где кишку можно подцепить.

— Вы подцепляли?

— Кого?

— Кишку.

— Я подцепила один раз алкаша, который хотел подцепить меня, а я хотела подцепить у него раков, которые вываливались из карманов.

Шанель — Зинка — очень удивительная женщина. Если она хотела, то могла говорить нормально… почти нормально, и даже на русском.

* * *

Я решил для себя, что Зинка отправится со мной в отель «Девственные поля», где я что-нибудь придумаю.

Понимаете, я ведь не всё о себе рассказал. Да я и не вспомню сейчас о себе всё… лишь малую часть, которую готов выдать прямо сейчас, чтобы Вы поняли, откуда у меня Панамера, этот странный разговор с Шанелью, а ещё номер Люкс в отеле «Девственные поля», но при всём при этом нет 1500р, чтобы заплатить Зинке за её… за её… ЗА ЕЁ ВНУТРЕННИЙ МИР.

И начну я (там же и закончу, наверное) о своём отчестве.

Меня зовут Вольдемар Еленович.

Да-да, именно Еленович.

Теперь очень легко догадаться, что мою маму звали Елена. И эта мама была очень страшной женщиной… духовно страшной, но не физически. Как раз физически она была красавицей.

Елена родила меня 44 года назад, но, когда мне исполнилось 2 годика, она переделала паспорт с неизвестного мне отчества, на своё — РОДНОЕ. Как Вы уже поняли, о папе мне известно лишь то, что НИЧЕГО.

После двух лет я стал Вольдемаром Еленовичем, и остаюсь им до сегодняшнего дня. К тому же по паспорту мне 42 года, именно Еленовичу, а тому Вольдемару, который родился на 2 года раньше с другим отчеством, сейчас 44 годика.

Мама создала многомиллионную империю, и говоря о многомиллионной, я подразумеваю не 10-20 миллионов, а сотни миллионов долларов. И это всё здесь, в родных пенатах.

Порностудия «ДокаЛена», сеть закусочных «ОбрыгаЛена», автосервис «Делаем на отЕлена», научный клуб «ВзрыЛена Елены Хокинговой» и многое другое, чего даже не вспомнишь. В общем, моя мама была занята ПОСТОЯННО.

А что было со мной?

Я сидел дома, потому что мама считала, что общение с пролетариатом — высшая степень деградации личности. Со мной занимались сертифицированные специалисты, но толку от них было меньше, чем от наших депутатов, потому что мама не проверяла мои результаты, а «спецы» сразу просекли эту фишку, поэтому говорили со мной, как с Дауном.

И знаете, когда пришло «мамино время», я остался со всем этим многомиллионным состоянием один… ну почти один.

Все эти «мамины помощнички» помогли маме быстрее уйти с этого мира, как мне кажется, а потом взялись за меня: они сказали, что если я хочу жить, то не стоит вмешиваться в мамин бизнес, а нужно подписать все бумаги, где власть переходит «помощничкам». Мне же досталась только её квартира.

Как потом оказалось, квартира и так принадлежала мне по наследству, так что я просто отдал им всю власть, которую мама строила полвека.

И это ещё не всё.

Мне потОм пришлось распрощаться и с квартирой, поскольку я не мог её содержать. Да, я снова обратился к помощникам, которые «помогли» мне с маминым бизнесом.

Жизнь меня ничему не научила.

Бизнес-мужики и бизнес-тётки отдали мне за квартиру новенький Порше и пару миллионов рублей.

Я не знал, как мне быть, поэтому снял себе квартиру в центре Москвы и просто жил. И вот в 2020 году, на дворе август месяц, я дошёл до той самой точки, когда денег уже не осталось, от слова «СОВСЕМ».

Я умудрился на последние 40 000р снять себе номер Люкс, и у меня в кармане осталось всего 200р.

То есть я осознал, что мне КРЫШКА, и решил последние сутки провести как король: вечером снял Люкс, а утром поехал на Порше к Зинке, которую нашёл на асфальте, где мелом было написано «Шанель» и номер телефона.

* * *

— А у тебя точно крутая хата? — спросила Зинка. Я как раз выехал на Тверскую.

— Мне нравится, — покраснел я. Мне не хотелось врать, поэтому я выкрутился так: — Это, если честно, номер Люкс в отеле «Девственные поля».

— О, я таки там была! — крикнула Шанель. У неё эмоционально-громкий голосок. — Меня там на прошлой неделе лишали девственности… да и на позапрошлой.

— А Вы сколько работаете шлю… любовью занимаетесь?

— Да там с 2000-х… Твоего отеля ещё в проекте не было, когда я маслала пацанам с района, ага-га-га, — заржала Зинка.

— У Вас очень приятный смех, мне нравится, — не знал я, что сказать.

— Да нема защо. — И Шанель хлопнула меня по плечу.

Вот здесь и произошло то, чего я точно не ожидал: я выехал, НЕЧАЯННО, а может, из-за удара в плечо, на встречную полосу, где меня ТЕПЛО И ОЧЕНЬ СТРАСТНО встретил автобус.

БАХ!!!

* * *

— Э-э, чувак, проснись, — кто-то пихал меня в бок. — Ну же, очнись, ты слышишь?

Я резко дёрнулся.

Вся машина изувечена, если можно так выразиться, а на мне ни царапины.

— Что произошло? — спросил я в никуда хриплым голосом.

— Шанель помогла мне вылезти наружу, — ответил кто-то, кто сидел справа от меня.

Я повернулся…

— Мамочки!!! — вскрикнул я, ибо на пассажирском кресле сидела не Шанель, а какой-то Мужель, что ли. То есть это был мужчина с дешёвым макияжем, как у Шанель, и в её одежде. — Вы кто?

— Не ВЫ, а ТЫ, — ответил Мужель. — И я не КТО, а ЧТО. Я Дерьмо — твой… твоё дерьмо, которое вышло из тебя во время удара. Ты обосрался, друг.

— Что… я… сделал?

— ТЫ… ОБОСРАЛСЯ… ДРУГ, — повторил с такими же паузами Мужель, или как он сам сказал — господин Дерьмо. — Я не знаю, как это произошло, но ты просил у своей мамы помощи, и ты хотел, чтобы она тобой гордилась. Ты же знаешь, что твоя мама была не самой приятной женщиной, потому что строить бизнес — значит наживать себе врагов и становиться дерьмом для окружающих, и посему она смогла сделать только ЭТО…

— Что «ЭТО»?

— Меня! — более строго сказал незнакомец. — Я — Дерьмо — твоё дерьмо. Мама, кстати, не одобрила Зинку, и вообще, она не одобряет твои рекорды. Скажем так, ты сильно влип. Мама послала меня с неба, чтобы ты изменил себя и свою жизнь, и начал, наконец, думать о том, как сделать деньги, и как вернуть могущественную империю Елены. Ты — Вольдемар Еленович, а не какой-то там Вовка из пятого подъезда.

— А где Шанель?! — испуганно спросил я.

Да, я ещё не пришёл в себя окончательно, и этот Господин меня пугал.

— Шанели больше нет, — спокойно ответил незнакомец, или уже «знакомец». — Не волнуйся, она бы так и так умерла на днях. Перед тем как слиться с её телом, я увидел её смерть от рук хулиганов, так что расслабься. Подумай лучше над тем, как мы сбежим от ментов, потому что твоя Зинка и твои страхи подставили водителя автобуса. — Дерьмо начал смеяться.

— А что смешного?

— Я поражаюсь тому, что на тебе ни царапины, а водитель автобуса, наверняка переломанный, лежит без сознания в разбитом автобусе. Повезло, что он ехал один и никто больше не пострадал, хотя автобус против Порше — такое себе. Ладно, нам нужно сваливать, причём срочно. — Мужчина выбрался с Порше через окно. — Ты идёшь?

Я кивнул.

* * *

Через десять минут мы шли по Тверской, будто обычные прохожие, которые непричастны к аварии.

— За что я люблю Москву, так это за людей, которым абсолютно насрать на аварию, — сказал мамин помощник. — Машины объезжают, люди проходят мимо, едва посмотрев в сторону разбитого Порше. Ещё бы этих блогеров поменьше, чтобы не снимали на камеру всякое дерьмо на улицах, так и вовсе можно было бы жить спокойно.

— Ты это про себя? — решил подшутить я, но вышло как-то не очень.

— Что «про себя»? — спросил какой-то парень, проходивший мимо.

— Это я не Вам, — ответил я, а мой дерьмовый «друг» посмеялся.

— Забыл тебе сказать: меня никто не видит кроме тебя.

— Что?!

— Да не кричи ты так, а то людей всех распугаешь. Да, им, может, и всё равно, но не привлеки к себе охрану или ментов. Говори тише, смотри в небо, либо на асфальт, либо возьми телефон или наушники: типа говоришь с кем-то по телефону. Фух!.. — вздохнуло существо. — Ладно, давай так, я буду тебя обучать по ходу дела, а ты слушай и мотай себе на ус.

Я приставил телефон к уху.

— Хорошо, мам, я всё понял.

— Отлично, — обрадовался мистер Дерьмо. — Так как я не всемогущий, а знаю лишь то, что знала твоя мама, и то, что она видела, пока ты жил без неё, я предлагаю отправиться в отель «Девственные поля», где продумаю с тобой наш план по отвоёвыванию нашего, РОДНОГО, хорошо?

У меня не было выбора: я находился в некоем шоке.

* * *

— Вольдемар Еленович, здравствуйте! — поклонилась администратор отеля «Девственные поля». — Вы вчера вечером арендовали на сутки номер Люкс. Через несколько часов проходит аренда. Скажите, Вы от нас съезжаете, или что-то изменилось?

— Повторяй за мной, — сказал мой помощник. — Слышь, ты, коза сраная, как ты со мной разговариваешь?!

— Й-я не могу так, — сказал я.

— Вы про что? — спросила администратор.

— Это я не Вам. — Я приставил телефон к уху. — Мама, ты не могла бы мне перезвонить, а то я занят сейчас. — Дерьмо ржёт с меня. — И перестань издеваться, хорошо?

— Ладно, я просто пошутил, — сказал мистер Дерьмо. — Анастасия, у меня сегодня намечается ужин…

— Анастасия, у меня сегодня намечается ужин…

— …и я хотел бы остаться ещё на одну ночь…

— …и я хотел бы побыть здесь ещё одну ночку…

— …У меня сейчас нет возможности оплатить Люкс. Вы не могли бы рассчитать меня завтра, когда я освобожу номер?

— …У меня нет денег… — Я понял, что сказал херню, поэтому быстро исправился: — То есть у меня нет денег С СОБОЙ, и я бы хотел уже завтра с самого утра…

— …просто «завтра»… — поправил Дерьмо.

— …просто завтра с самого утра с Вами рассчитаться, когда номер будет освобождён мною… мной.

Дерьмо ударил себя ладонью по лицу.

— Просто «ЗАВТРА», и без всякого «с самого утра»! — крикнул мой «друг».

— Хорошо, я Вам завтра вечером напомню. Удачного Вам ужина, Вольдемар Еленович! — И администратор ушла.

— Ты чего стоишь, придурок?.. Вали в свой номер! — подтолкнул Дерьмо.

* * *

— Срать-пересрать меня! — выдал Дружочек. — С неба этот номер смотрелся чуточку меньше, чем вживую. И ты здесь живёшь один?! То есть я знаю, что ты здесь живёшь один… это был риторический вопрос, и ответа не требует. Объясняю для особо тупых.

— Я знаю, что такое «риторический вопрос». И хватит эти слова: «срать», «обосрать», «пересрать», — меня уже тошнит от них.

— А мне от них срать хочется, — посмеялся Дерьмо. — Что? Я серьёзно. Ты думаешь, что если я Дерьмо, то мне не хочется срать? Если кто-то стрельнет в пустоту, где буду стоять я, то я тоже умру. Или если я спрыгну сейчас с окна, то тоже умру. Да, это увидишь только ты, но я всё равно умру. Короче, я это всё к тому, что я такой же человек, как и ты, и мне тоже хочется в туалет, так что я пошёл срать, а ты пока поотжимайся, чтобы подготовить себя к ночной спецоперации.

— Что ещё за операция?

— Елена, он меня вообще не слушал, что ли?! — крикнул Дерьмо в потолок. — Если я должен работать с таким дебилом, то мне проще выйти в окно, а ты выберешь другую кандидатуру на моё место. — И Помощник захлопнул дверь в туалет.

— М-да, мам, я не ожидал от тебя такой дерьмовой помощи. Спасибо, конечно, но я как-нибудь сам разберусь с деньгами и своей жизнью в целом.

— Нет, не разберёшься, — напугал меня Дерьмо. Он подошёл со спины. — Ты бы и номер не продлил ещё на сутки, если бы не моя помощь.

— Как ты… — показал я руками, мол, туалет в одной стороне, а «друг» подошёл с другой стороны, причём не прошло и минуты.

— А, ты про это… ну, я сел на унитаз и меня сразу же смыло, и я появился возле тебя, со спины. Сам в шоке, что так умею.

— То есть ты, если идёшь в туалет, то можешь якобы телепортироваться ко мне за спину?!

— Ты так удивляешься. Мне ЧТО… телепортироваться перед тобой, что ли? Ты хочешь, чтобы я под ногами путался? Конечно, мне лучше делать это у тебя за спиной, будто я выхожу из твоей жопы. Это же логично, понимаешь?

Я расширил глаза и молился, чтобы моё очко не расширилось на столько же.

— Ладно, давай перейдём к плану.

* * *

В час ночи мы вышли с отеля, то есть я вышел, если смотреть на камеры.

Дерьмо рассказал мне за вечер очень многое о тех «помощничках», что отравили еду, отправив маму на тот свет. С некоторыми из них я был знаком мимолётно, когда подписывал бумаги на передачу прав владения компаниями.

Нашей целью стал Георгий Павлович — главный «отравитель» моей мамы — лысый дядька, который являлся правой рукой моей мамы, и который занял её место в совете директоров.

Если мы сможем «переубедить» его, то контрольный пакет акций будет за мной, а значит, я смогу вернуть мамин бизнес и жить при деньгах.

Осталось совсем чуть-чуть — доехать до его апартаментов.

Мы вызвали такси.

* * *

Дерьмо попросил меня не указывать точный адрес, поэтому мы сели в такси и я выстроил круговой маршрут, который проходил бы через дом Георгия Павловича. Это сделано с целью, что у меня не было денег на такси, а Дерьмо должен был что-то придумать.

— И какой у нас план? — спросил я у своего помощника.

— Я не знаю, — ответил водитель. — Вы же сами попросили ехать по круговому маршруту, который составили.

— Когда будем проезжать мимо нужного дома, я сделаю так, что водитель нас выставит за двери, — сказал Дерьмо. Он решил пересесть на переднее сиденье.

Я-то уже привык к лёгкому запаху говница, а водитель…

— Вам не воняет дерьмом? — спросил он.

— Нет. Можете понюхать у меня, потому что на заднем сиденье всё хорошо.

Водитель открыл окно. Пару раз кашлянул.

По радио передали, что на Тверской сегодня была авария, но водитель Порше скрылся с места преступления. В общем, меня ищут, и будет судебное разбирательство, потому что водитель автобуса в реанимации.

— Вот урод, а?! — эмоционально подал водитель. — Чтоб его мать сдохла.

— Что брать с парня, которому 19 лет, и который недавно в такси, — сказал Дерьмо. — Видимо, он ещё в Доту 2 не наигрался, поэтому горит со всего, что… короче, опасный водитель. Ты ему отвечать будешь?

— Или чтобы подсыпали яд в её жратву и она отравилась, — поддержал я водителя.

— О, приятно, что со мной едет понимающий человек.

— А ты неплохо выкрутился, молодец! — похвалил меня Дерьмо. — Ладно, мы уже подъезжаем к нашему Георгию, поэтому смотри и запоминай, — похрустел мой друг пальцами и шеей.

Дерьмо набрал воздух, или что-то в этом роде, и как ОТРЫГНУЛ водителю в рожу…

— А-а! Что за… Твою мать, это что за смердёж?!

Водителю реально стало плохо.

Не прошло и двух минут, как водитель весь опух. Ладно, он просто высадил меня как раз напротив дома Георгия. Денег не брал, ещё и извинился, что отказался завершить круговой маршрут.

* * *

— Итак, наш парень живёт на 9-10 этажах — квартира в два уровня, — сказал Дерьмо. — Елена как-то была у него на вечеринке, там ещё бассейн на крыше с видом на Москва-реку. Мы сейчас зайдём в холл, где нас встретит старенький консьерж. Скажешь ему, что ты сын Елены, которая была боссом Георгия, и что ты хочешь передать ему документы. И ещё скажи, чтобы консьерж его не беспокоил.

Я так и сделал.

Консьерж мне, естественно, не поверил. Может, боялся, а может, ещё что-то.

— Извините, я не могу Вас пропустить, — сказал он. — Посетители в такое время — редкие гости у Георгия Павловича. Но Вы можете оставить документы у меня, а я утром ему всё передам лично, обещаю.

— Ладно, дедок, как хочешь, — сказал Дерьмо. Он выбил ключи с рук у консьержа. — Пока этот старый пердун поднимет ключи, беги на девятый этаж.

Старик нагнулся, чтобы поднять ключи, но Дерьмо их подбил ногой. Старик снова подошёл к ним, а Дерьмо снова подбил.

Я тем временем побежал на верхний этаж по ступенькам.

* * *

Дерьмо подошёл через несколько минут.

— Прислонись спиной к двери, а я найду сейчас туалет и телепортируюсь тебе за спину, таким образом я попаду внутрь квартиры.

Дерьмо ушёл. Я же прислонился к двери и ждал.

Ещё через несколько минут он снова пришёл.

— У нас проблема. Видимо, я не могу телепортироваться просто так. То есть мне нужно действительно хотеть срать, а не просто сесть на унитаз и представить, что я у тебя за спиной.

— А ты попробуй напиться воды с крана и поссать, может, тоже получится?

* * *

Мы проползли мимо консьержа: дед почти храпел.

Вроде бы богатый дом, а наняли какого-то… хотя правильно всё сделали.

* * *

В служебном туалете мне стало ясно, что Дерьмо телепортировался, но не за мою спину, а хрен пойми куда.

— Дерьмо! — «шёпотом кричал» я. — Эй, Дерьмо, дружище, ты где?

Снова «пробираться» через консьержа мне не хотелось, поэтому я решил подождать полчаса в туалете, и если мой помощник не появился бы, то я выпрыгнул бы через окно, — всё равно первый этаж.

Но Дерьмо не заставил меня долго ждать.

— Я понял, — сказал он. — Если я ссу, то телепортируюсь в туалет к незнакомцу из апартаментов с номером «восемь». Хотя стоп!.. Давай ещё разок попробую.

Дерьмо тужился-тужился, но пару капель всё-таки выдал. Даже этого хватило, чтобы снова исчезнуть.

И снова же, прошло пять минут, и мой друг пришёл ко мне.

— Теперь всё ясно. Значит, я, когда сру, телепортируюсь к тебе за спину, а когда ссу, то перемещаюсь в ближайший рандомный туалет.

— Почему рандомный?

— Потому что РАНДОМ — это случайный туалет.

— Я знаю, что это такое. Почему случайный?

— Потому что я переместился сейчас в туалет, что находился в апартаментах под номером «шесть».

* * *

У меня появилась новая миссия — накормить Дерьмо.

— Неподалёку есть «Магнолия», можешь там пожрать прямо с витрины, — предложил я.

Я знал только эту сеть продуктовых магазинов, которые работали круглосуточно.

Мы, через окно в туалете, направились именно в этот магазин.

Моему помощнику потребовался час, чтобы хорошенько обожраться.

Бедный охранник не понимал, куда исчезали хлеб и колбаса. Я же смотрел через окно и не мог сдерживать смех.

* * *

— Я объелся до усрачки, — сказал Дерьмо, когда вышел из Магнолии. — Бежим!

Я пытался бежать, но это, честное слово, давалось мне с трудом. Когда Дерьмо объедается до усрачки, очень тяжело не реагировать на это.

С горем пополам мы добрались до нашего окна в служебный туалет. Но и здесь меня ждал «старый» сюрприз.

— Мужчина, Вы собрались проникнуть в апартаменты Георгия Павловича через окно в туалете? — спросил консьерж.

— Вольдемар, я сейчас насру прямо здесь, так что БЕГИ! — крикнул мой друг.

Я рванул к дверям.

Дед на стареньких рефлексах хотел было погнаться за мной, но Дерьмо ему подножку «БРЭНЬК» — и наш пенсионер вышел на вторую пенсию. Надеюсь, что при падении, у него не случился приступ.

Я же добежал к дверям Георгия. Прижался спиной.

* * *

Дверь открылась.

— Фух!.. — вздохнул Дерьмо. — Какой же я всё-таки красавчик, а? Думал уже, что высру всего себя. Ты тоже молодец: добежал. Кстати, твой консьерж в порядке. Он даже ментов вызвал. Сам-то боится подниматься на девятый этаж, но прекрасно знает, где мы. У него камеры, так что он, как приедут менты, покажет им запись, и те направятся к нам. Плюс парни по записи поймут, что это ты — тот самый чел, что ушёл с места аварии.

— И какой у нас дальнейший план действий, раз менты скоро нагрянут?

— У него на компьютере хранится запись, которую он выкупил за огромные деньги, чтобы она не всплыла. Там запись с кухни Шефа, куда пришёл Георгий и передал яд. Потом видно, как эта еда направилась к твоей маме. Мы можем очень надолго посадить нашего парня, если это где-то всплывёт.

Нам потребовалось 15 минут, чтобы найти в папке «Докторская диссертация» кучу немецких короткометражных фильмов о дикой любви, а среди них папку «Для важных переговоров», где и хранились записи не только убийства мамы, но и многие другие неприятные видео для всех членов совета директоров.

— Теперь ясно, как он убедил совет сделать именно его главным, — сказал я.

Тут постучались в дверь.

— Откройте, милиция! — Голос усилился: — Открывайте, или мы вынесем дверь к чертям собачьим!

Тут ещё Георгий Павлович проснулся.

— Кто Вы такие?! — испуганно спросил он. — Я вызову милицию.

— Она уже пришла за тобой, урод! — сказал Дерьмо.

— Дерьмо говорит, что милиция уже пришла, — спокойно сказал я, пока искал флэшку. — У Вас нет флэшки, Георгий?

— Вольдемар, это ты? Что происходит?

— Мы будем выламывать дверь! — одновременно идут крики за дверью.

— А это кто? — спросил Георгий.

— Это милиция, которую Вы хотели вызвать. Так у Вас найдётся флэшка? — Пока я это говорил, то сам нашёл флэшку в шуфлядке. — Всё, не надо, спасибо!

Я подключил флэшку, но оказалось, что на ней уже была папка «Для важных переговоров», и в ней хранилась абсолютно вся информация, что и в папке на компьютере.

— Всё, мы вымалываем… выманываем… В жопу, мы выносим дверь!!! — разъярённый голос за дверью всё никак не успокаивался.

Послышались звуки «ударов с ноги».

— Долго они будут выносить Вашу дверь ногами, — посмеялся я. — Что ж, Георгий, спасибо Вам за флэшку, на которой есть вся информация, чтобы посадить Вас на очень долгий срок… Вас и вашу команду — совет грёбаных директоров, которые были не против, чтобы Елена, моя мама, покинула этот мир.

— Ну чего ты, Вольдемарчик! — ласково начал Георгий. Он даже встал на колени, правда, на своей кровати, но всё равно… встал же. — Вольдемарчик, миленький, давай договоримся? Хочешь, я верну тебе твою квартиру? Нет-нет, хочешь, я подарю тебе эту… эту квартиру, Вольдемарчик? Тут и бассейн есть на крыше, и он тоже будет твоим, а?

— Решать тебе, конечно, но я бы завалил его прямо здесь, — сказал Дерьмо.

— А я и не собираюсь с ним соглашаться, — сказал я своему другу. — Но и убивать его тоже не буду.

— С кем это ты говоришь?

— Со своей мамой, — решил именно так выдать я. — Её дух находится здесь, и именно она дала мне наводки на то, что это Вы убили её, и что у Вас на ноутбуке есть вся информация по этому поводу.

Я направился к выходу, чтобы сдаться ментам, которые так усиленно «ломились в хату».

— Стоять!!! — крикнул Георгий. — Я сейчас подорву тебя, себя и твою невидимую мамашу-призрака! — Георгий достал из-под кровати какой-то «взрывчатый переключатель». — Это «Вертикальная Бомба», слыхал о такой?

— Нет, — ответил я. — Но мне больше интересно не её название, а то, как она у Вас оказалась, да ещё и под кроватью?

Нет, мне действительно было интересно узнать.

— Ты думаешь, ты такой один, кто знает о моей флэшке? Вся эта мразь из совета директоров ненавидит меня, и хочет, чтобы и я покинул этот мир. И если ко мне заявится кто-то из них, то только через мой труп они отберут флэшку. Однако я пошёл дальше, и теперь, если они захотят через мой труп забрать флэшку, то взорвёмся все мы.

— Вы же разнесёте весь дом этой бомбой, — напрягся я. Да, мне было страшно, потому что хрен его знает, чего ожидать от этих пенсионеров. Один уже вызвал ментов. Может, второй разнесёт сейчас здесь всё. — Подумайте о людях.

— Я подумал, не волнуйся. Бомба, ещё раз повторюсь, ВЕТРИКАЛЬНАЯ, то есть она направленно взрывается. Я направляю на тебя и взрыв проходит в радиусе 15 метров по обе стороны направления, и 3 метра во все остальные.

— Беги, я его задержу! — неожиданно крикнул Дерьмо и прыгнул на Георгия.

Я рванул к двери…

Открыл её…

Прыгнул на двух ментов и…

БА-БАХ!!!

* * *

Очнулся я среди щепок, весь в опилках, пепле, пыли, даже воде… в общем, я не знаю точно.

В голове туман, в ушах неприятный гул, а перед глазами два мужика, которые стягивают с меня штаны.

Ну ладно, это уже слишком эротично выходит… я не того цвета рождён, чтобы было взаправду.

Мужчинами оказались работники скорой помощи. Им пришлось снять с меня штаны, потому что моя жопа слегка подгорела, в прямом смысле этого слова.

Чтобы не вдаваться в подробности, перейду к концу — тот, который в завершении всей этой истории, а не тот, что между ног.

* * *

Прошла неделя, с того момента как взорвались Дерьмо и Георгий Павлович.

Дерьмо поступил так, как не поступило бы ни одно дерьмо на свете. И я благодарен ему за это.

Я жив. Менты живы.

Парни подтвердили, что я — это я, мужчина, который скрылся с места ДТП, и который проник в апартаменты Георгия Павловича.

В суде мне вынесли приговор на сумму в «один миллион рублей» и «домашний арест» на полгода. Что уж сказать: судья у меня был «неподкупный».

Что касается погибшего Георгия, то его ошмётки, которые вынесло напором воды с бассейна на крыше в Москва-реку, так и не были найдены.

Зато я выставил на второй суд флэшку, где запечатлены все мрази из совета директоров и их действия по отношению к моей маме, особенно действие с Шефом на кухне и ядом от Георгия. Так что эти «мальчики» и «девочки» будут ещё очень долго видеть заборчик в клеточку и небо в сеточку.

Теперь я с гордостью сообщаю, что ВЛАСТЬ ПЕРЕШЛА В РОДНЫЕ РУКИ ЕЛЕНЫ — ВОЛЬДЕМАРУ ЕЛЕНОВИЧУ, то есть мне.

А иначе бы я не получил штраф в «миллион рублей» и полгода «домашнего ареста».

Вы спросите: а что стало с водителем автобуса?

С ним всё хорошо, просто сломана нога и два ребра.

Если уж на то пошло, то он даже не расстроен, потому что я прислал ему гостинец на сумму в десять миллионов рублей и открытку с пометкой: «Прости за автобус! Водитель Порше.»

* * *

И вот я иду по улице в сторону кафешки… и вижу Дерьмо.

— К-как?!

— Дерьмо не тонет… вот как, — улыбнулся мой спаситель.

— Ты же взорвался вместе с…

— Я обоссался вместе с… — перебил Дерьмо. — Когда я схватился за бомбу, я сам чуть не офигел со своей крутости. Но потом стало так страшно, когда на таймере оставалась секунда до взрыва, что я обоссался. Как ты уже понял, меня перенесло в случайный туалет поблизости. Но чтобы ты не ломал себе голову, то этим туалетом стал совмещённый санузел на 10 этаже в тех же апартаментах Георгия Павловича. Ещё одним везением стало то, что при взрыве, бомба находилась под диагональным углом, если можно так выразиться, поэтому основной удар пришёлся на диагональ десятого этажа с крышей, где расположен бассейн, и диагональ восьмого этажа, но там пострадала только гостиная.

— Боже, ты жив! — чуть ли не прослезился я.

— Ты дослушай, — со всей серьёзностью заявил Дерьмо. — Так как окна выходили на Москва-реку, а напор воды из бассейна снёс всё, что было ниже крыши, но выше восьмого этажа, кроме гостиной, ибо она тоже пострадала, то меня вместе с ошмётками Георгия Павловича вынесло именно в Москва-реку.

— Мужчина, оденьте что-то на тело, — сказала проходящая мимо женщина моему другу, потому что тот был в одной миниюбке от Шанель, но только не от бренда, а от Зинки, которая «Шанель».

— Тебя видят?! — удивлённо спросил я.

— Я на пару секунд выпал из этого мира, когда меня выбросило в Москва-реку. Твоя мама захотела вернуть меня в свой мир, но я попросился обратно в Москву. Как-никак, мы неплохо сдружились, и я решил, что ты не оставишь меня в беде. Ну и твоя мама решила дать мне второй шанс, поэтому вернула меня в эту жизнь, а как потом я допёр, то Елена одарила меня видимым телом.

— Тебе бы одеться, Дерь… А ты не хочешь себе выбрать новое имя, раз уж ты живой?

— Ты считаешь моё имя дерьмовым?

— Нет-нет, ты что… й-я… В общем, пусть остаётся это… я не против, — улыбнулся я.

— Мне бы немного денег, да и одеться не мешало бы…

— У тебя ещё остался мамин мозг?

— Конечно!!!

— Ты знаешь, я тут подумал… Может, тебе занять моё место, то есть взять контрольный пакет акций?

— Ты серьёзно?!

— Ну да. Ты бы имел 51 процент, а я всего 49. Мне бы и этого хватило. Дело в том, что я хочу продолжить ставить свой рекорд и дойти до отметки в 30 минут. А ты бы правил всякими порностудиями «ДокаЛена» и другими компаниями. К тому же я знаю, что на такое дерьмо, как ты, можно положиться.

КОНЕЦ.

0
13:39
500
Комментарий удален
14:03
А начало-то какое многообещающее laugh
Комментарий удален
14:21
+1
Или Паланик как минимум laugh(впрочем, это еще не повод читать рассказ)
Комментарий удален
15:28 (отредактировано)
Ну я не смогла дочитать. И угадать что-то тоже не выходит (вряд ли буду особо пытаться)
Комментарий удален
14:11
+3
Меня зовут Вольдемар.

Мне 42 года, семьи нет.

Я бы сказал, что я девственник, но…

Ладно, я мужик, у которого был контакт с девушками на сумму равную 24 минуты.

Кто-нибудь дайте ему Оскар laugh
14:17
На сумму равную 24 минуты… Неграмотно, раз не минутами, а деньгами расплачиваются. Это, видимо, то самое обещанное, второй главный герой. Я немного дальше, до Зинки за 1500, ещё прочитала и что-то пока отложила. Добровольно я это читать не буду.
15:11
Ох, ощущаю себя мухой, прилетевшей на аромат, кхым… Ну вы поняли ))) Типа – бзззз pardon.
Не абсолютный эксперт Паланика, но даже его «Кишки» более литературны и художествены, чем этот дневничок недодевственника ) Мелочи, конечно, но цифры… звездочки…
Ну, я, безусловно, сопереживал герою, ибо печально это все и грустно, когда у тебя к 42 годам вот такое. Я даже реалистичность не стану оспаривать – реал таких встречал. Хотя задался вопросом: Зинка – престарелая украинка-эмигрантка? Почему она так разговаривает? И почему милиция? Эт какие годы вообще?
Но вот тут я все больше убеждаюсь, что не люблю сатиру. Как-то что ли очень печально оно выглядит, беспомощно. Впрочем, ощущение, что автор вдохновлялся «Коровами», но подобные попытки эпатажа и им особую популярность не дали, а тут даже автор без имени. Обречено, так как логично выстроенный сюжет перечеркивается ставкой на героя — вряд ли тут много копрофилов. Впрочем, не исключаю, что автор решил всех потроллить, просто потому что ему это в каёф (либо доказать что-то самому себе, каждый развлекается, как может) laugh
Полагаю, что если переписать это всё менее вульгарно, то рассказ от этого только выиграл бы. А так жутко напомнило «творчество» Красной плесени. Удивляет еще что без мата. no
Вероятно, копро-панк с фантазиями… Психоаналитические выверты-сравнения мамы со словом из заголовка показались не очень интересными и на сюжет сыграли мало, хотя на своем месте прозвучали, простите за каламбур, свежей струей. Не уловил смысла для рассказа целого ряда иронических (или сатирических, или комических) фрагментов, связанных с диалектами, временем, будущим. То есть, метафора-то ясна, такие вот отношения, такое вот будущее, но едва ли автор затевал такой текст ради тропа, где первое слово «все», а второе — из заголовка.
13:11
Чувствуется, что автор хотел сделать рассказ смешным, и местами даже можно глуповато улыбнуться. Но из-за того, что текст пестрит всевозможными «дерьмо», «срать», «очко», «жопа» и так далее — больше всего это напоминает текст, который написали уволенные резиденты Comedy Club.
Подобные словечки только украшают литературу, если подаются в виде специй там, где их использовать действительно нужно. Но когда их тыкают в каждом предложении со всякими «чел», «офигел», «рандомно» — это уже не литература, а уровень второсортных постов в интернете.

Самое обидное, что рассказ и динамичный, местами даже интересно читать, и в сравнении с тем, что мне до этого попадалось, тут с грамотностью не все потеряно. Но все же… дерьмовенько получилось, уж извините.

-Бедному пенсионеру-консьержу поставили подножку… издеваются над старичком
-И даты лучше отсюда убрать, отели летом 2020 из-за пандемии переживают не самые лучшие времена)
-Возник вопрос — каким идиотом надо быть, чтоб доказательства собственного преступления хранить еще и на флешке. Что там было? Видео отравления? Рецепт яда и наблюдения по тому, как он действует? Логики-то нет… Наоборот первым делом нужно все следы заметать.
— ГГ какой-то тюфяк, не говоря уж о том, что его волнует только собственный спермотоксикоз. А вот мама его бой-баба, конечно… И с того света все проблемы бизнеса порешает, распределяет дерьмо между тем и этим миром + тщательно отбирает круг друзей сыночку)) кажется, она подавила в нем мужчину))

Если автор написал все это исключительно ради стеба — окей. А если нет… Ну что ж. Потенциал есть, но есть и то, над чем поработать.
Загрузка...
Империум