Валентина Савенко

За короля!

За короля!
Работа №105. Дисквалификация

Боб, немного седой, аккуратный мужчина, подошел к дверям своего трактира. Он осмотрелся и вошел внутрь. День только начинался и не было еще ни одного посетителя. На кухне начинал побулькивать огромный чан с бульоном из летучих мышей, пришедший повар принялся резать овощи.

Маленький мальчишка, разносчик еды, сидел и ковырял в носу, в ожидании посетителей.

Вошел Петр. Светловолосый, широкоплечий мужчина. Попросил тарелку похлебки, Боб принес её сам.

- Петр, в случае чего, - Боб покосился на окно, - нужно будет уйти. Петр значительно кивнул и начал есть очень быстро. Но это его не спасло. В трактир вплыл высокий юноша с длинными кудрявыми каштановыми волосами, которые спускались ниже плеч. Он осмотрел трактир, скорчил рожу и сплюнул на пол,

- А это еще кто такой? – крикнул юноша, - Боб! Я оказываю тебе высокую честь, а ты позволяешь черни хлебать своё дерьмо в моем присутствии!?

Боб начал часто кланяться и извинять.

- А ну пошел вон! Не видишь, здесь благородный человек! – Боб схватил Петра за шкирку и сделал вид, что тащит его по трактиру. Но даже если бы Боб действительно хотел бы это сделать у него ничего бы не вышло, этого крепкого молодца не смог бы поднять такой хлипкий владелец трактира. Петр волочился за Бобом и изо всех сил делал вид, что его выгоняют. Боб открыл дверь, незаметно шепнул Петру «Извини», сунул ему в карман золотой и поставил ногу на зад бедного человека. Сдвинуть его с места, разумеется, Бобу бы не удалось. Петр сам оттолкнулся своими мощными ногами, пролетел пару метров и плюхнулся в дорожную пыль,

- Пошел вон! – крикнул вдогонку Боб и вернулся к своему новому гостю. Боб раскланивался, и благодарил высокую особу, за столь почтенный визит. После подобного шоу и тысячи облизываний благородный гость успокоился.

- Ну что, Боб, ты сделал то, что я просил? – и юноша приподнял одну бровь.

- Ваше величество, разве можно здесь, средь бела дня?

- Это я решаю, где можно, а где нельзя. Это я выбираю, куда мне ходить, а куда мне ходить не стоит, это я выбираю можно средь бела дня или нет, - он ткнул в себя указательным пальцем. Боб очень низко наклонился и произнес,

- Только во блага Вашего величества, только во благо Вашего величества. Ведь вас могу увидеть здесь, в нашем районе, Вас, человека столь благородных кровей, - Боб не поднимал глаз.

- Не бойся за меня, добрый Боб, - человек улыбнулся, - поднимись. Показывай, подводы уже на другой стороне улицы.

Боб крикнул мальчишку, сказал, чтобы тот никого не пускал, а сам, вместе с высокой особой, отправился в подвал. Огромная, тяжелая железная дверь подвала, которую нельзя было прострелить даже пушкой, выходила прямо на улицу, для удобства доставки грузов.

Боб сдернул с ящиков холщовую ткань и низко наклонясь произнес,

- Вот.

Молодой человек достал из ящика один из мечей, примерил его к руке,

- Хороший меч, даже без камней. – Он повернул рукоять, два синих камня соединились, из них вырвались электрические разряды. Клинок разделился на две половины. Теперь вместе их держали только молнии. – Какое оружие! Великолепие! Эх, Боб, твой скудный ум никогда не сможет оценить по достоинству всю прелесть этого оружия, - он махнул мечом в воздухе, подвал осветили синий искры. – Но твоя шея сможет оценить всю прелесть этого меча, - человек поднес острие к шее Боба. Боб покорно склонил голову,

- Если Вашему величеству будет угодно….

- Не для тебя этот меч, не для тебя… – Он повернул рукоять и положил меч обратно. – Надеюсь, мой батюшка, достопочтенный король Бескрайних земель оценит его по достоинству. Он не сможет не оценить. – Боб накидывал на ящики ткань, - и совсем скоро, Боб, совсем скоро не только ты будешь называть меня «Ваше величество». Вся Бескрайняя земля, а за ней и весь мир, благодаря тебя, моему верному оружейнику,

- Спасибо, за такие слова, - и Боб еще сильнее склонился, почти до самой земли.

- А что у тебя в тех ящиках? – спросил принц. Боб замельтешил, начал суетиться и хотел было что-то сказать, - Плевать. Ты в мои дела не лезешь, и я в твои дела не лезу. Открывай двери.

Боб подошел к воротам, повернул несколько рычагов и огромные ворота начали открываться.

- Демонические ворота, - сказал принц, - даже если кто-то захочет у тебя что-то украсть, у него ничего не выйдет.

- Стараемся для Вас.

Подошли люди принца. Перетащили ящики на подвозы. Лошадь фыркали и стучали копытами. Принц хотел уходить.

- Извините, Ваше величество, - очень тихо сказал Боб и замер.

- Ах да! – сказал принц. Он снял с пояса три мешочки и бросил их к ногам Боба.

- Спасибо, спасибо. – Боб упал на колени и начал хватать деньги. – Если вы позволите, один вопрос.

- Валяй, будущий царский оружейник, - сказал принц и сделал красивый жест рукой.

- А что будет с горожанами? – Боб указал рукой на соседний дом.

- С чернью? Я продолжу дело своего, в будущем покойного, отца, загоню их всех в подвалы! Чтобы носа не высовывали в присутствии достойных людей. – Принц помрачнел, - о новой партии скажу позже. - Принц сел на коня и подвозы с оружием двинулись вдоль по улице.

Когда Принц совсем исчез, Боб выпрямился, сплюнул на пол, и подумал: «отцеубийца, подлец, мерзавец, как таких земля носит». Боб посмотрел на солнце, до полудня было еще несколько часов. Можно успеть накормить еще с десяток простых людей.

Боб вернулся и открыл дверь в таверну. Столы начали заполняться людьми. Похлебка из летучих мышей с картошкой разлеталась на ура. Таверна Боба было единственны местом в Бескрайней земле, где чернь могла набить пузо и заплатить за это ничтожно низкую цену. Здесь всегда готовили вкусно несмотря на то, что похлебка была из летучих мышей.

Изодранные, чумазые люди входили, плюхались на скамейки, и жадно хлебали похлебку. Они обсасывали перепончатые крылышки, рыгали, и им становилось лучше. Как мало нужно человеку для счастья, просто не испытывать чувство голода.

«Как было бы хорошо, если бы можно был накормить всех. Если бы принц не скупал оружие, чтобы устроить переворот, а заботился о своих подданных».

Мысли Боба прервал пинок в дверь. На пороге показалось два стражника, во главе с начальником царской охраны. Горожане прижались к стенам. Боб подбежал к гостям, он уже не кланялся до пола, держался ровно, но проявлял к гостям уважение.

- Жратвы нам, - сказал начальник стражи.

- Сегодня похлебка из летучих мышей, - сказал Боб и тихонько улыбнулся.

Начальник стражи попытался подвинуться поближе, но у него это не получилось, при наклоне он чуть не опрокинулся вперед из-за своей огромной массы. Пришлось подходить. Он повернул сначала левый бок, затем правый, попытался приблизиться к уху Боба, но у него ничего не вышло, тогда он поманил Боба рукой, тот поднес ухо ближе.

- Может быть, в виду нашего дела, - шептал начальник стражи, - найдется еда достойная короля? – Боб уважительно кивнул, и пригласил гостей садиться за столик. Очень быстро на столе военных появилось жаркое из говядины, вина, пиво, курица, хлеб, закуски. Боб виновато смотрел на горожан, и подносил еду военным.

Набив свое пузо и изрядно захмелев. Начальник стражи решил заговорить о деле. Они с Бобом прошли в тот же самый подвал, прошли через огромные двери, и оказались перед теми ящиками, на которые указывал король. Боб сдернул ткань с ящиков. Начальник стражи уперся руками в коробки, и начал разглядывать топоры блестящими глазами.

— Вот так топорики, - сказал он, затем отклонился чуть назад и начал громко смеяться, - Ах-ха! Вот это да! Вот это да! Ах-ха-ха, - он ржал, будто бы хрюкала огромная свинья, - порубим! Всех порубим! Ах-ха! Ай да Боб, ай да молодец! Ни один стражник не устоит.

Начальник стражи взял один из топоров, повернул рукоять. Молния ударила из камней из острия топора раздвинулось в электрическом свете. Он взял второй топор, и он начал сиять в тьме подвала. Начальник стражи постучал лезвием об лезвие, посыпались искры, и он стал даже облизываться от удовольствия.

– Щиты. Сказал Боб и сдернул тряпку с соседней коробки. – Защита от мечников короля. Топор и щит, нет ничего надежнее и… смертельнее.

Тут же стояли ящики с металлическими пластинами.

- Боб! Боб! Я тебя не забуду! Я дам тебе место в самом центре! Ты будешь кормить достойных воинов, Боб! Ты больше не будешь кормить эту чернь! О! я не забуду про тебя, старый добрый Боб! – он перешел на шепот и пьяным голосом пробормотал, - пусть это останется между нами, но кошелек короля набит слишком туго, самое время поделиться. Да и в золоте он ничего не соображает, ведь с черни можно драть в два раза больше! А то и в три! вот увидишь, я тебя озолочу Боб!

– Кстати на счет золота.

– А, да. – Доблестный воин начал бить себя по карманам, нащупал мешок и сказал, – здесь половина, остальное будет после того, как в моих руках будут все деньги Бескрайних земель.

Ворота открылись, солдаты погрузили щиты и оружие в повозки, и уехали. «Ага, как же, - думал Боб, - за еду даже на заплатил, остальное потом… не будет остального потом… у самого карманы трещат от золота, а он скупится заплатить за обед… Нет. Не бывает такого. Ведь если бы он просто думал о безопасности простых людей, не хотел набить карман, а… хотя без него ничего бы не вышло».

Боб крепко закрыл подвал и вернулся в трактир. Он снова разносил блюда, снова приветствовал посетителей. Сегодня было особенно много людей. Приходили и кузнецы из дальней половины города, и кожевники с этой стороны. Простые рабочие, крестьяне из семи соседних деревень, все они садились, радостно жали Бобу руку, и пропускали пару-тройку добрых словечек с человеком, который так вкусно их кормит.

Принцу можно бродить по городу в любое время, все привыкли к дурости вельмож. Военный патруль, особенно рядом с лавкой тоже не вызывал удивления, потому что военные могли содрать с бедного лавочника деньги, или, если денег нет, шкуру. А вот священники, средь бела дня, ходить по городу не должны. Они должны усердно молиться в своих кельях, служить господу. По сути, они вообще не должны выбираться из своих монастырей, а если они и выходят, то только после всех молитв, ближе к вечеру, и то, за продуктами, в лавку, или, если сумеют договориться, в трактир.

Вечером в трактир вошел человек в рясе. Он двигался спокойно, степенно, подошел к Бобу и тихо кивнул. Боб кивнул в ответ.

– Во имя Господа, - сказал священник и приложил указательный и большой палец правой руке к левому плечу.

- Во имя Господа, - ответил Боб. – Ваша снедь готова. Я раскладывал эти ящики с самого утра, самые лучшие приберёг специально для вас.

– Это просто замечательно. – Ответил священник.

В третий раз за день Боб двинулся по тому же самом маршруту, мимо тяжелой двери, в подвал. По дороге священник говорил,

– Боб, Вашему терпению и усердию можно позавидовать. Ни каждый монах может жить так, как Вы. Изо дня в день, готовить похлебку этим… людям… Может быть уйдете к нам, в монастырь?

– Я бы и рад, святой отец, но не могу. Что-то держит меня в этом месте. Но, я думаю, когда Господь даст знак, я найду свое истинное призвание в служении ему, – Боб положил два пальца на плечо.

– Вы мудры, Боб. Меня всегда удивляла такая мудрость простого трактирщики. Но не спешите с Господом. Грядут перемены. Король грешен, вся паства прогнила, нужна новая вера. Этим людям нужен истинный Господь, который поведет их во спасение, и мы укажем им путь. Король не понимает, не видит, я много раз говорил ему об этом, но он слеп! Дьявол ослепил его душу, и занял его тело. А если дьявол в теле человека, значит его можно убить. Грядет новая вера Боб, новая вера! Когда король перестанет нам мешать, настанет великое крещение! Мы будем приобщать к вере верха, Вы, Боб, будете нашим соратником, и научите новой вере чернь.

– А если они не захотят? Вы думаете, что в их головах хватит мозгов, чтобы что-то понять? Они как тупые бараны будут упираться, всеми четырьмя ногами, даже если толкать их в рай? – Они подошли к ящикам.

– Тогда они придут к господу через кровь. Прольется столько крови, сколько потребуется.

Священник вынул из ящика арбалет. Он повернул рукоять, соединил камни, и болт в арбалете начал вращаться и испускать белые искры.

– Пробивает любую броню, даже щиты. Думаю, монахи не так сильны духом, чтобы идти в рукопашную.

– Да, Боб. Вы правы. Сложно найти лучшего соратника.

Монахи походили и брали мешки с продуктами и ящики с оружием. Никто не мог заподозрить монахов, несущих продовольствие. Поэтому они благополучно принесли оружие в храм.

Темнело. Боб сидел один, в трактире, и хлебал картошку с летучими мышами.

«Что такое вера, – думал он, – зачем она нужна? Господ желает всем добра, какой бы он ни был. Он не хочет, чтобы фанатичные монахи проливали реки крови во имя его, ему не нужно, чтобы все называли его каким-то одним называнием, ему не нужны обряды, ритуалы, ему не нужно ничего этого. Ему нужно только, чтобы люди жили как люди. Фантики. Новая вера. Старая им чем не угодила? Реки крови…, и они туда же. Все хотят растоптать, унизить, отобрать, обобрать, оскорбить, унизить простого человека. Все… и ни один из них не пришел ко мне для того, чтобы я сварил еще один чан вкусной еды и раздал его бедным. Ни один…» Боб вынес на улицу огромный котел, развел гигантский костер и начал сбрасывать в него все, что было.

Все началось ночью. Улицы были особенно пусты, окна и двери были закрыты особенно плотно, света не были ни в одном из домов. Будто бы кто-то предупредил людей, что грядет буря, и что нужно беречь свои жизни. Ни армия принца, ни солдаты начальника охрана, ни даже монахи, не пощадили бы никого. Но им никто и не попался, они прошли по улицам города, каждый из своего направления.

Первым в замок вошел принц. Электрические мечи его солдат разрезали метал, плоть и камень, охрана быстро пала. Лично принц отсек голову своему отцу и провозгласил себя новым королем. Совсем скоро в замок ворвались солдаты начальника охраны. Они увидели кровь и тела, и поняли, что опоздали. Завязалась драка. Теперь все шло на много сложнее. Противники видели, что у них похожее оружие и обе стороны проклинали Боба. Обе стороны думали, как будут спускать с него шкуру, как только все это закончится.

По залам дворца разлетались искры. Мощное молниевое оружие разметало колонны, пробивало стены и оставляло от людей мокрые лужи. Один из залов дворца полностью обвалился. В другом появилась огромная дыра в стене. На ступенях, в обеденных и холлах лежали оторванные руки и ноги, обугленные со стороны отреза. По всем залам стоял запах горелой плоти, но бой только разгорался.

В этот момент в замок ворвались монахи и принялись расстреливать всех из арбалетов. Болты пробивали людей насквозь, разряды молнии ударяли в грудь, ломались кости, а внутренние органы лопались в ту же секунду. Все три силы дрались до последнего, пути назад не было. Карты были вскрыты, и если даже сейчас никто из них не одержит верх, то на утро, всех повяжут, и признают предателями короны. Если ни сегодня, то завтра голова слетит с плеч.

Время шло. Камни лопались, люди в искорёженных доспехах падали на пол, все меньше оставалось тех, кто может стоять на ногах и все больше становилось тех, кто стонал, держась за обрубки конечностей. Хуже всего пришлось монахам. В дальнем бою им не было равных, но, если войны подходили вплотную, рясы разлетались в разные стороны по кусочкам, вместе со своими хозяевами.

Когда сил оставалось мало у каждой из сторон в замок вошла еще одна группа людей. На них были латы, которых не было у других. По верх людей были, будто бы живые доспехи, и жизнь в них вдыхали те самые камни и те самые разряды молнии. В руках они держали мечи, которые светились ярким голубым светом, намного мощнее чем оружие остальных. Во главе шел тот самый, высокий, светловолосый, широкоплечий мужчина, Петр. За ним шли кожевники, портные, мясники, простые жители, люди из семи близлежащих деревень, и прочие чумазые, худые, но сытые. Боб всех накормил перед боем, очень хорошо.

Люди принца, солдаты и монахи увидели, что на них движется четвертая, более мощная сила, и сомкнули ряды по принципу, враг моего врага - мой друг. Они подняли мечи и топоры, закрутились арбалетные болты, но вдруг, по мановению волшебной палочки, их оружие перестало искриться и превратилось в обычные мечи. Но даже сейчас эти безумные ослепленные гордыней люде не стали сдаваться, они пошли на людей в сияющих доспехах, держащих в руках сияющее оружие, и были перебиты.

На следующий день Боб собрал всех жителей города и взял слово:

– Люди. Простые люди. Я говорю от вашего имени вам. Все вы меня знаете, я такой же простой человек, как и вы. Я ем с вами из одной миски, я делю с вами свой хлеб. Грядут перемены. Нет. На этот раз это будет не смена господ и не повышение налогов. Сегодня мы, собрались вместе и показали, что мы достойный народ. Мы достойны памяти своих предков. Мы показали, что мы можем бороться за своё будущее и будущее наших детей. Больше не будет царей, больше не будет угнетения. Наступает новая эра – эра Человека! 

0
14:35
209
10:45
+1
Идея хорошая. Сказочная фабула с хитрым трактирщиком, трижды обманувшим алчных господ, ради справедливости и счастья бедняков. Правильный посыл. Но воплощение ну очень слабое.
23:53
Сюжет:
Рассказ показывает день перед переворотом в некоем королевстве. Главный герой — трактирщик — снабжает волшебным оружием ВСЕХ участников конфликта. А их оказывается немало. В один и тот же день, не зная о планах других, решают провести вооруженный переворот 1) принц, 2) военные взять власть в свои руки, 3) священники переделать светское государство в теократическое. Трактирщик при этом оказывается лидером повстанцев от низов/черни/простолюдинов. И здесь я уже не верю: ни в то, что все стороны независимо выбрали один и тот же день для переворота (ведь в рассказе не указано, что этот день хотя бы чем-то выделяется); ни в возможность того, что «революционные» настроения одних ни капли не известны другим; ни в то, что оружие закупают в трактире. Чтобы реализовать такой сюжет, нужно тщательно прописать хитроумный план, который не может заключаться только в продаже оружия всем сторонам.
Прорисовка персонажей при этом тоже крайне упрощенная, шаблонная, неправдоподобная. Трактирщик: по мыслям — просто святой, по действиям — безэмоциональный робот. Принц — высокомерный злодей, стражник — жирный злодей, священник — религиозный злодей. Все герои при этом говорят как куклы словами автора. Нужно больше жизни, больше воображения, больше красноречивых деталей.
Стиль:
Рассказ не вычитан:
1) много близкостоящих однокоренных слов (Рассказ только начинался и сразу близкостоящие однокоренные:
«День только начинался и не было еще ни одного посетителя. На кухне начинал… » И дальше по тексту.
«Но даже если бы Боб действительно хотел бы это сделать у него ничего бы не вышло, этого крепкого молодца не смог бы поднять такой хлипкий владелец трактира.» — 4 «бы» это уже совсем перебор.),
2) опечаток (Только во блага Вашего величества, только во благо Вашего величества)
пунктуационных ошибок, («произнес, — Вот.» обратите внимание на правила оформления прямой речи)
3) смысловых неточностей («почтенный визит» почтенный обычно возраст.
«После подобного шоу и тысячи облизываний» — ну, можно ведь было взять в ковычки «облизываний»),
4) бессмысленных повторов (Похлебка из летучих мышей привлекла внимание еще в начале рассказа, не стоит повторять одно и то же двадцать раз, особенно если это не сюжетообразующие вещи.).

В целом, язык сухой, ему не хватает красочности, описаний, сравнений, эпитетов, метафор и других средств выразительности.

По мелочи:
«и оказались перед теми ящиками, на которые указывал король. » — королем он был еще только в мечтах.
«ослепленные гордыней люде не стали сдаваться, они пошли на людей в сияющих доспехах» — люди, люди, люди — есть много слов, ищите подходящие и конкретные, например, благородные и простолюдины, верхушка против низов, и другое.

Тем не менее, в рассказе чувствуется потенциал.
Успехов в дальнейшей творческой деятельности!
Анастасия Шадрина

Достойные внимания