Юлия Владимировна

Тьма внутри Скалы

Тьма внутри Скалы
Работа №131

Она ассоциируется с камнем. Также она ассоциирует себя со сколопендрой... 

Скала Пендра…

* * *

Юноша шёл по ночному хвойному лесу на одинокий звук колокола. Он был в сером лёгком кафтане-камисе и бело-серых штанах, протянутых до щиколоток. Его коричневые, будто перья орла, расчёсанные по бокам волосы сияли на свете полной Луны. Казалось, она следила за молодым парнем, идущим на протяжный, отдающийся эхом средь деревьев, второй низкий звон колокола. По лицу юноши было видно, что он знает, куда идёт.

Ели расступались перед ним, тропа ширилась — и они вместе отводили в сторону мокрую траву, как обычно стражники освобождают путь для знатного человека.

А впереди был храм, чей минарет восседал над деревьями, стремясь к возвышенной Луне. Многочисленные ветви скрывали его, но третий удар колокола ясно давал знать дорогу.

Юноша улыбнулся.

Пройдя ещё немного, он наконец смог разглядеть во мраке древесный и величественный дом. Его врата оплетала на удивление яркая зелёная трава, а его стены окружали деревья, так сильно напоминая детишек, обнимающих ноги своей матери. А вершина башни словно соприкасалась с Луной, которая как будто уютно присела при встрече гостя, свесив два луча, как ноги.

Взглянув на Луну, юноша подошёл к воротам — и распахнул их.

Прихожая была маленькой. В ней была разбросана обувь. Три ступеньки были покрыты зелёным ковром, ведущим куда-то вперёд.

Прищурившись от света горящих на стенах бра, юноша снял с себя ботинки, аккуратно положил их рядышком с валяющимися перевёрнутыми тапками, запер ворота за собой и окончательно зашёл внутрь храма.

В воздухе витало величие, что отражалось в древних стенах, идущих вперёд и к середине: небольшой двери.

Юноша прошёлся по мягкому зелёному коврику и наконец, отворив дверь, прибыл, куда хотел.

Молельный зал, где отсутствует какая-либо мебель, но всегда присутствует группа самых разных людей, сидящих вокруг бритого и лысого старца в длинном светло-зелёном одеянии с длинными рукавами. И вот эта самая группа с любопытством обернулась на звук открывшейся двери.

— Мир вам! — с доброй улыбкой поприветствовал их юноша.

— И тебе мир! — ответили сидящие хором, а старец встал, подошёл к гостю и обратился по имени: — Рад тебя видеть, Отражение.

— Я Вас тоже, Хаким, — ответил тем же юноша.

— Какими судьбами? Давно тебя не было у нас, — вежливо спросил мудрец.

— Я хотел кое-что рассказать… — юноша задумчиво опустил взгляд. — Очень важное, касающееся множества Миров, мне известных. И спросить кое-что.

Старец насторожился. Понимающе кивнул и вернулся на своё место в кругу. Юноша также присел рядом:

— Кто-то хочет открыть все Двери в Миры. То есть хочет захватить их.

Все, кто был в этом небольшом, но разнообразном, кругу: дети, старики, взрослые и молодые, с пристальным вниманием принялись слушать Отражение. Но старец Хаким спросил:

— Как ты об этом узнал?

— Ходят слухи в одном городишке — Кейвмут. Славное место, где происходят всякие чудеса, хоть и большинством мрачные... — Отражение ненадолго задумался и сказал: — Поэтому я и хотел спросить, замешан ли в этом Тьма. Знаете ли вы что-нибудь об этом? — юноша с надеждой осмотрел людей.

Один из них, небритый седой старик с вытянутыми чертами лица, серьёзно высказался против:

— Я из Кейвмута. И наслышан об этих бреднях, что рассказывают в кабаках после хорошей попойки. Их недостаточно, чтобы вещать о конце света.

— Да, но у меня плохое предчувствие после попытки убийства моего друга: нападение совершила та сущность, которая нарушала природные законы Мира. Я думаю, что в этом замешан этот парень, — Отражение, не поднимая взгляд, указал пальцем на оконную мозаику, находящейся вверху и позади него: большое изображение мужчины в чёрном плаще и соломенной шляпе, опирающегося подбородком о трость с рукояткой в виде черепа ворона. И улыбка того была широка и мерзка.

Все сидящие прошептали в страхе: «Тьма...» А Хаким молвил:

— Разве Тьма мог выбраться из пещер Скалы Пендры?

— Как раз об этом я и хотел спросить. Это всего лишь мои догадки. Нападающий был большим белым змеем или же в его облике. К счастью, мой друг жив. А змей исчез.

Старик из Кейвмута спросил, недоумевая:

— Чем же нападение змейки так Вас испугало, молодой человек?

— Тем, что никто совершенно не знает, что это за сущность. Хозяин страны, где произошло это преступление, уверен в том, что Змея пробралась извне.

— И кто же этот «хозяин»? — не верил старик.

Отец Чуда, — намекнул Отражение.

Сидящие вспомнили давнего гостя, мальчика из далёкой Страны Крепостей, где заправлял Нечистый, рогатый и козлоногий чудотворец. Мальчик был сыном Нечистого, а он хорошо знал о том Мире, где правил. И был почти единственным, кто знал не хуже и о других Мирах.

— Сам Чёрт… — удивился старец Хаким.

Отражение кивнул и тяжело повторил вопрос:

— Известно вам что-нибудь об этом? Вы — Гости Храма: из самых разных мест и Миров... — смотрел он на лица задумавшихся людей. — Если вам что-то известно, то не молчите. Разве не было случая, когда на Город накинулась тьма?

Старик из Кейвмута согласился, перестав спорить:

— Да-да, было такое…

Один мальчишка сказал:

— Я не знаю.

— Тоже ничего такого не было у нас дома, — добавил мужчина с другого конца.

— И у нас всё спокойно, — произнёс другой.

Так по очереди высказались все. Все сказали, что у них дома всё в покое. Только в Кейвмуте слухи ходят.

— Хорошо, спасибо, — улыбнулся Отражение, и, немного помолчав, твёрдо произнёс: — Теперь я отправлюсь на Скалу Пендру, — и встал.

Старец Хаким удивился:

— Пойдёшь к Тьме в пещеры Скалы?

— Да. Не волнуйтесь. Я не первый и не последний, кто с ним говорит, — уверенно сказал Отражение и направился к выходу. — Расспрошу его, пусть это нам поможет узнать истину.

— Амин, — улыбнулся Хаким.

— Амин, — хором произнесли Гости Храма.

— Амин, — прошептал Отражение. — Мир вам!

— И тебе мир!

Отражение закрыл за собой дверь и вышел из храма.

Тёмный лес встретил его. Юноша осмотрел его. Сделал пару шагов. И побежал.

Мгновенно окружающее расплылось перед ним в чёрном, как чернила, вихре, оставляя полый бесконечный путь для быстрого и стремительного бега. Стремящийся по этому пути Отражение наблюдал, как округа полностью растворялась в густых завитках, и в середине показался ворон, быстро летящий вперёд. Опрометью бежал за ним Отражение, но совершенно не приближало это ворона. И вдруг чёрный проводник взлетел вверх — вихрь тотчас рассеялся. И Отражение прекратил бег.

* * *

Камень. Серый камень. Возвышенный. Мёртвый. Из-под него растёт цветистое дерево.

* * *

Скала Пендра высилась неприступным камнем перед ним, окольцовывая свою разрушенную центральную часть, будто девушка, которая обнимает и держит обломки чего-то любимого. На пыльных валунах рос зелёновато-жёлтый мох. Из-под камней стремились к небу цветы. Скала напоминала тиару, украшенную драгоценностями. А на её вершине росло ветвистое дерево сакура. Стояла приятная солнечная погода.

Отражение улыбнулся Солнцу, озаряющему все окрестности. И хорошенько посмотрел на ветви далёкой сакуры: там сидит Ворон, хранитель и житель Скалы Пендра.

— Ворон Педрийской Скалы! Ворон Пендрийской Скалы! Эй! — кричал Отражение, приложив рёбра кистей рук к щекам.

С дерева ввысь взлетел Ворон, исчез в небесах и резким падением оказался перед Отражением, сохранив положение над землёй крыльями:

— Приветствую тебя, Отражение, — тяжёло, медленно и размеренно произнёс глубоким, расщеплённым и хриплым голосом Ворон.

— Приветствую, Ворон, — улыбался Отражение.

— С чем пожаловал? — вопросила птица.

— Ни с чем. Я хочу поговорить с Тьмой.

Ворон замолк.

— Поговори. В этом нет страха, — и в большом махе крыльев взмыл Ворон ввысь, чтобы вернуться к своему древу.

Отражение кивнул в знак благодарности и направился к середине обломков. Пробираясь по теснинам гигантских камней, он приближался к большой трещине, напоминающей полуоткрытый глаз. Добравшись, он взобрался на лежащую плоскую глыбу и замер, смотря внутрь огромного пролома.

Мрак отразился в его глазах. И он, вздохнув, прыгнул вниз.

Как пикирующий орёл, юноша долго летел через продолговатую дыру, будучи окружённым темнотой. И резко приземлился на согнутые ноги.

Пещеры предстали перед ним. Проходы и коридоры, что сияли странным свечением: не было видно никакого источника света. И огромный зал, полость вокруг. «Самая глубокая часть Скалы. Здесь находится её сердце», думал Отражение, рассматривая это место. И ждал.

В глубине послышался радостный смех. И он быстро приближался сразу из всех коридоров и проходов, наполняя каменный зал и кружась вокруг Отражения.

— А-а, Отражение! КАК ЖЕ Я РАД ТЕБЯ ВИДЕТЬ!!! — появился из тьмы парень в чёрной кожанке и шляпе соломенного цвета. Его руки в чёрных перчатках без пальцев держали рукоять в виде черепа ворона. И он улыбался страшной и широкой улыбкой.

— Ах-ха-ха, братец! Ты не представляешь, как мне здесь чертовски скучно! Ха-ха-ха! — безумный парень встал перед Отражением, радостно раскинув руки для объятий.

Отражение лишь слегка улыбнулся.

— Привет… Я…

— О, да брось, как старые друзья не обнимуться? — перебил Отражение парень, с надеждой и ярким желанием не опуская руки.

Отражение поднял ладонь, как бы отказываясь, и произнёс:

— Тьма, белый змей — твой?

Парень с глубокой досадой опёрся руками о трость:

— Так вот ты зачем пришёл…

— Твой или нет? — не унимался Отражение.

— Боже, Отражение! — обиженно ответил Тьма. — Не знаю я никаких белых змей! Я вообще ничего, кроме этих проклятых стен, не знаю! Сижу здесь и страдаю! — Тьма отвернулся и пошёл куда-то прямо. — Оставь меня!

— А змей считает иначе, — скрестил руки на груди Отражение. — «Я пришёл закончить то, что начал Тьма», сказал он.

Парень замер.

— Вот и верь своей змеюке… Кстати, о змеях! — вдруг без капли обиды он обернулся, широко улыбнувшись. — Как там поживает дракончик Третий? Давно не виделись! Пригласишь его сюда?

Немного промолчав, с улыбкой Отражение твёрдо сказал:

— Нет.

Тьма выдвинул нижнюю челюсть вперёд и кивнул головой:

— Ну конечно! — и повернулся, чтобы пойти в глубь мрака. — А помнишь, как Третий привёл сюда твоего друга, чтобы полюбоваться на эту дивную красотку? — внезапно из глуби мрака засветился кровавым свечением алый купол. Отражение с неизменной улыбкой подошёл к нему, и разглядел внутри очертания стоящей девушки с чёрными волосами, которая будто спала. — Ну так помнишь или нет?

Отражение, не отрывая взгляд от девушки, ответил:

— Нет. Меня же здесь не было.

— Ах да, ну да... — Тьма, поняв ошибку, закатил глаза. Затем улыбнулся: — Но ты же точно помнишь, что ваш любимый Городок стал Тёмным Городком? — он скорчил рожицу и сатирично начал говорить, подражая манере какой-нибудь важной шишки: — Это было как раз в сопутствие так называемым событиям непревзойдённой Скалы Пендра. Ах да, она же больше не Пе-е-ендра! — с подколом парень приблизился локтём к Отражению.

А тот лишь сказал:

— Ты, как я понял, много общался с Третьим.

— И не только с ним, — подмигнул Тьма и засмеялся.

— Это интересно, — дружески улыбнулся Отражение.

— Ой, спасибо! — поклонился парень, прижав правую руку к груди, а левую с тростью оставив за спиной.

— И тебя… — задумался юноша.

— Слушай, Отражение, а расскажи-ка, что там происходит в мире. — с широченной улыбкой Тьма опёр голову на скрещенные пальцы, лежавшие на рукояти трости. При этом сама трость находилась в воздухе.

— Я пришёл, чтобы ты ответил на мой вопрос, — напомнил Отражение.

— Так я же ответил, — не прекращал безумно улыбаться Тьма.

— Соврал. А «старые хорошие друзья» так не поступают, — юноша с улыбкой помотал головой.

— Эй! — расстроился парень. — Использовать трикстерские приёмчики — это моя работа!

— Ну так работай, — скрестил руки на груди Отражение. — Кстати, а как ты выбираешься из Скалы Пендра?

— Где это ты видел меня за пределами Скалы? — как на дурака, Тьма посмотрел на Отражение, опёршись о трость.

— Не знаю… — иронично взглянул Отражение наверх. — Может, в Кейвмуте?

— Что это ещё такое? Какой-то смазливый городишко? — приподняв бровь, недоумевал парень. — Ты плохо несёшь чепуху, Отражение.

— Ну хорошо, тогда что насчёт змея? Разве твое появление в ином Мире — бред?

— Ой, ещё какой! — засмеялся Тьма. — А может и нет, — хитро взглянул он на Отражение.

— Ты что-то замышляешь, Тьма. Чего ты хочешь натворить?

— ЧЕГО Я ХОЧУ?! — внезапно взорвался в вопиющем гневе Тьма. — Я хочу выбраться отсюда! ВОТ, ЧТО Я ХОЧУ! — он провёл тростью над собой. — Из этих треклятых стен, что уже ОЧЕНЬ ДАВНО мозолят мне мои глаза!

— Поэтому ты решил убить моего друга?

— Что? Убить? — гнев растаял, мгновенно став удивлением. — Это было обыкновенное послание, — Тьма скромно закатил глаза.

— Но что ты хотел передать?

Тьма широко улыбнулся и сказал таинственным голосом:

— Что я хотел передать? А вы не поняли? Ха. Ха. Ха.

Ряды зубов превратились в клыки, рот увеличился в размерах, одежда разорвалась, кожа побледнела, шляпа спала — и Тьма накинулся гигантской белой змеёй на Отражение в попытке того проглотить, но… прошёл насквозь, как призрак. А Отражение улыбался и даже не дрогнул.

Они молчали. Тьма в облике змеи полз вперёд, а Отражение задумчиво стоял. Вдруг последний сказал:

— Болтун ты.

— Что? — шипящим голосом спросил Тьма.

— Болтун. Прощай, — и Отражение пошёл в один из проходов: он знал, как выйти наружу.

А Тьма наблюдал за ним, не молвя ни слова.

Юноша исчез в проходах каменных пещер. А Тьма продолжал смотреть широкими змеиными глазами.

Вдруг он хихикнул. Потом ещё раз. И ещё.

Эхом отдался непрекращающийся смех по всем пещерам Скалы Пендра...

* * *

И есть в ней что-то тёмное. А ведь мы видим в ней свет, облекающий тьму. А вот она в себе — тьму, обволакивающий свет… 

Другие работы:
0
19:08
386
16:21
+1
Мне понравилось, хотя я не поняла, где тут история. Получился диалог-притча, возможно, я не уловила какой-то тонкой связи, но у меня много вопросов:
1) К чему эта девушка в рассказе и кто она? Почему она заключенная?
2) Почему Тьма зовет героя другом и почему его заточили?
3) Какова роль друга, на которого совершено покушение?
4) Почему герой успокоился и оставил Тьму? Я вообще не поняла, чего он, собственно, хотел. То ли это действительно Тьма нападал, то ли — нет.

В начале рассказа очень много «был», «была», «были» — лучше заменить какими-нибудь другими словами.
Как старые друзья не обнимутЬся — мягкий знак не нужен
После попытки убийства моего друга — в контексте получилось непонятно, то ли кто-то пытался убить друга, то ли герой сам пытался это сделать. Возможно, стоит обыграть что-то в стиле «После того, как моего друга попытались убить»
С надеждой и ярким желанием — возможно, это специально выбранный эпитет, но мне кажется, что все-таки лучше заменить на «ярым желанием»

Но читалась легко и было интересно. Создалось ощущение, что история незавершенная, а я бы с удовольствием прочитала ее до конца.
Комментарий удален
Комментарий удален
08:03
Корявостей в повествовании хватает… «Волосы расчесанные по бокам?» — по смыслу понятно, но звучат эти волосатые бока странно. И такого много. Написано с претензией на красивость, но все эти обороты нужно выравнивать и четче подбирать формулировки, тогда и правда получится хорошо. Та же скала Пендра… Ну как-то не особо звучит.

Повествование ведется так, будто читатель уже знает местный сеттинг. Там выше уже писали, что это часть истории, а не полноценный рассказ. На это и ощущение недоконченности в конце настраивает.
Анастасия Шадрина

Достойные внимания