Светлана Ледовская №2

Цена здоровья

Цена здоровья
Работа №146

Зубов спрыгнул с последней ступеньки деревенского автобуса и огляделся. Табличка с названием «Каменки» обозначала место остановки автобуса, на обочине клубилась желтая пыль, а за обочиной узкая, в три ряда березовая роща, за которой виднелись нескончаемые луга, и только на самом горизонте темнели дома маленькой деревеньки. Пока парень оглядывался, за его спиной захлопнулись со скрипом двери, напряжно загудел старый движок, и автобус поехал дальше.

Зубов повернулся и посмотрел через двухполосную трассу, по которой с воем неслись автомобили. Напротив остановки под прямым углом уходила в поля грунтовая дорога, через пару километров виднелись домики, Макс говорил, что это деревня, а за ней возвышались зеленые холмы и леса. На остановке в разгар буднего дня было пусто, дачники и деревенские жители появятся ближе к вечеру.

Вздохнув, парень поправил на плечах лямки рюкзака, дождался паузы в потоке машин, перебежал трассу и зашагал в сторону деревни. День выдался жаркий, то и дело перед лицом пролетали пчелы и стрекозы, солнце пекло все сильнее, но городскому студенту, редко выбирающему за город, все было в диковинку и радовало новизной впечатлений.

Он осматривался по сторонам, постигая этот новый для себя Мир, и почти забыл о цели своего визита. Все привлекало его внимание, и душистый запах полей, и редкие порывы легкого ветра, несущие прохладу, и разнообразные цветы у обочины. Так, в состоянии легкой эйфории Зубов и дошел до деревни.

В центре деревни на дне неглубокого оврага из трубы струилась ледяная вода, заполняя большой металлический короб, шириной с небольшой автомобиль. Парень напился от души холодной воды из ладоней, пока не заломило горло и зубы. Прошел чуть дальше и зашел в деревенский магазин. Не по необходимости, а из любопытства, чтобы сравнить с привычными городскими торговыми центрами. Купив полтора литра питьевой воды, парень прошел дальше. Редкие деревенские жители, попадающиеся навстречу, смотрели с любопытством, но инициативы не проявляли, а только провожали взглядом.

Зубов бодрым шагом вышел из деревни и двинулся в сторону виднеющегося вдалеке леса. Макс описал все точно, даже нарисованная карта, спрятанная в рюкзаке на всякий случай, не понадобилась – куда идти и так понятно.

От мыслей о карте и Максе Зубов мысленно вернулся к прошлому вечеру. Всей компанией они сидели в кальянной, пили чай с какими-то пирожными и лениво переговаривались о пустяках. Бурную реакцию вызвал только спор Макса с его подругой о существовании в наше время мистики.

– Да пойми ты простую вещь, – горячился Макс, – нельзя все измерить приборами. Есть вещи, которые не поддаются логике. Ученые до сих пор не знают, как объяснить многие потусторонние явления.

Его подруга невозмутимо возражала:

– Ну и что? Это ничего не значит! Еще пятьсот лет назад даже простые удары молнии приписывали богам, люди до нашей эры о каждом шторме говорили – «Посейдон гневается», в каждом простом явлении природы видели что-то мистическое. А ведь тогда тоже были свои «ученые» и человечество считало себя крайне просвещённым.

– Вот ты сравнила, – хохотнул Макс. – Посейдона вспомнила. Я говорю про наше время.

– А какая разница?

– Да большая! Все поменялось, – Макс для убедительности схватил лежащий рядом на столе смартфон с подключенными наушниками и потряс в воздухе.

– Люди не изменились. Также все, чему нет пока объяснения – списывают на высшие силы. Пытаются объяснить с помощью каких-то высших сил, которые можно задобрить, которым можно принести жертву. Тогда не так страшно.

– Я бы так хотел, – вмешался Зубов. – Зарезал овцу на алтаре бога учебы и можно весь семестр на учебу не ходить.

Макс не обратил на его слова внимания, он ненадолго задумался и торжествующе заговорил:

– Ты вот смелая такая, потому что сидишь в центре города, в освещенном кафе, кругом люди, а закинуть тебя в лес ночью – мигом креститься станешь, да за каждым деревом вампиры мерещиться начнут.

– Или на кладбище, – поддакнул Андрей.

Макс вопросительно смотрел на подругу. Он, не торопясь допила чай и снова наполнила чашку из заварного чайника.

– Ну? – не выдержал первым Макс.

– Что «ну»?

– Не испугаешься ночью одна в лесу?

– Нет, – уверенно заявила его девушка.

– Да откуда ты знаешь!

– Недавно заблудилась. Отдыхали с родителями на базе отдыха, поехали кататься на велосипедах, я оторвалась сильно вперед, а на одном из лесных поворотов свернула не туда.

Девушка прервалась, чтобы сделать глоток чая, остальные ждали продолжения.

– Дело уже к ночи было. Мобильник там не ловит. Я вспомнила все, что знаю об ориентировании в лесу, нашла юг, мне это никак не пригодилось, но было интересно. Потом вернулась в развилке, изучила следы, пока было светло, выбрала самую наезженную дорогу, поняла, что смогу выехать к людям. Закрепила мобильник с включенным фонариком на руле велосипеда и поехала. Повезло, что выбрала нужную дорогу, через час приехала на свою базу отдыха. Главное не теряться.

Зубов восхитился смелой девчонкой и тому, как обыденно она об этом рассказывала, как будто о вчерашнем походе в кинотеатр. Сам он не был уверен, что в такой ситуации действовал бы также рассудительно. Парень тщательно скрывал ото всех, что ему очень нравилась девушка Макса. Он понимал, что ему тяжело конкурировать с сыном владельца сети автосалонов, поэтому мучился молча, ничем не выказывая своего интереса.

– В сумерках, в лесу, по которому катаются туристы…. Там не может быть ничего опасного, кроме опасности умереть от скуки. В доме, котором пропадали люди, заночевать не забоишься? – и Макс торжествующе оглядел компанию.

Его подругу невозмутимо подозвала жестом официанта и попросила заменить кальян на новый. И только после ответила:

– Не забоюсь. Только если мне это будет надо.

– Ага! – весело рассмеялся Макс. – Вот они отмазки. Могу, но не хочу.

– А что за дом? – спросил Олег.

– Моего прадеда. Он помещиком был до революции. Пока за бугор не свалил. У него дача была за городом в красивом месте. Отец ради прикола разыскал это место, выкупил, загорелся тогда идеей устроить дворянское гнездо, про династию заговорил. Да тут кризис грянул, ему не до этих приколов стало, надо было бизнес спасать. Вот дача и стоит заброшенной.

– А когда там люди пропадали? – спросил кто-то.

– Да до революции еще, – Макс заговорил «зловещим» голосом. – Существует легенда, что в ночь на полную луну, а иногда и в обычную ночь на даче и в окрестностях пропадали люди.

– Гроб с покойничком и тишина… – вставил Олег. Компания рассмеялась.

– Нет, серьезно. Там место неспокойное, вокруг несколько дачных товариществ в советское время построили, на остальных до сих пор люди живут, а вокруг нашего дома тишина. Ну или иногда приезжают на день, шашлыки пожарят и в тот же день обратно. Ночевать боятся. Собаки выть начинают, техника сбоит. Говорят, что там и в советское время люди пропадали. Сторож товарищества отцу что-то плел про то, что залезли несколько каких-то бродяг, так выжил только один и тот умом тронулся. Так что, переночуешь? – задиристо ткнул Макс подругу в бок.

– Неа, смысла нет.

Макс приподнял смартфон и положил его центр стола:

– А за мой мобильник?

За столом наступила тишина. Смартфон последней модели пока являлся необычайной редкостью в провинции.

– У меня свой есть, – также спокойно ответила девушка.

– Ну? Есть смелые? – Макс обвел взглядом друзей.

– А сколько мобильник стоит? – спросил Андрей.

– За сотку наверно, я не узнавал, отец не сказал, – как можно небрежнее ответил Макс.

– А куда ехать? – Зубов спросил просто так, но девушка Макса блеснула на него глазами из-под челки.

– Дорогу покажу. Все расскажу.

– А как доказать, что человек именно там ночевал? – спросил Олег.

– Хм…. Позвоню часов в девять вечера. Видеозвонок. В девять, в одиннадцать и рано утром. А еще лучше онлайн трансляцию организовать можно. Во! Точно идея.

Парни переглядывались. Каждый ждал, инициативы от других. Подруга Макса, изящным жестом поправила спадающую челку и заметила:

– Я же говорила, что люди не меняются.

– Ага, так все-таки верят в мистику, – согласился Макс.

– Я согласен, – вызвался Зубов. – Телефон плюс стол накроешь. На всю компанию. В следующий раз.

– Если вернешься, – захохотал Олег.

– Если нет – стол на поминки

И вот Зубов подходит к ржавым распахнутым, вросшим в землю воротам товарищества «Липограта». Чтобы добраться сюда парень прошел через два товарищества, состоящие из обжитых домиков, всюду виднелись припаркованные на участках машины, на дороге между участками играли дети. И очень вкусно пахло шашлыками, пробуждая аппетит. Переступив через границу нужного товарищества, Зубов как будто попал в другой мир: домики стояли жалкие, часто покосившиеся, давно некрашеные, на участках царили сорняки, и сразу бросалась в глаза заброшенность каждого участка. Не было слышно веселого гомона детей, казалось даже птиц и насекомых не видно.

Следуя инструкции, Зубов прошел по главной дороге до третьего поворота, свернул, отсчитал пятый дом и зашел на участок. Заборами здесь пренебрегали, считая достаточным посадить по периметру участка малину и кусты смородины. Зубов достал новый мобильный телефон, который авансом забрал у Макса, отодвинул ветки развесистого куста и сфотографировал номер на стене дома. Затем отошел на центр участка и сделал еще несколько снимков на всякий случай, вдруг придется доказывать, что не ошибся дачей. К тому же фотографировать на новый, теперь свой, смартфон было очень приятно.

После парень положил рюкзак на веранду и обошел свои владения, в которых он почти на сутки становился полноценным хозяином. Это участок казался чуть больше остальных, может потому что не был заполнен как другие сады посадками и теплицами. Несколько хаотично раскиданных по участку яблонь, вишен, несколько почти затоптанных грядок, будка дощатого туалета в дальнем углу сада и дом. Зубов медленно обошел участок по дорожкам, осмотрел дом издали и снова вернулся к веранде, чтобы изучить дом вблизи.

Основание каменное, белое, положено на века, сверху деревянный сруб, обшитый снаружи потемневшими досками. Заметно, что недавно дом пытались привести в порядок: выделяются светлые, новые доски, заменены почти все окна, установлена новая, современная дверь, но дом все равно навевал мысли о давно прошедших временах.

Зубов не стал тянуть, открыл два замка ключами Макса и зашел внутрь. На первом этаже смешались несколько эпох, старая швейная машинка с ножным приводом соседствовала с пыльным черно-белым телевизором советской эпохи и современным разборным мангалом. Зубов поднялся по замененной недавно деревянной лестнице на второй этаж и обнаружил там более современную обстановку, плоский телевизор на стене, гантели и даже приставку «Денди» – видимо здесь семья Макса проводила вечера и отмечала праздники.

Итого две комнаты наверху, гостиная и две комнаты внизу, плюс открытая веранда. Зубов хотел перекусить сразу, как придет в дом, но невольно заинтересовался старинным комодом, заглянул в пару ящиков и увлеченно разбирал почти час старинные вещи, пытаясь понять назначение каждого предмета. Удивительно, что за сто лет не растащили все эти вещи, а может брали только то, что представляет ценность.

Вспомнив об обеде, парень устроился в кресле на веранде, достал из рюкзака кефир, булку, сваренные дома сосиски и с аппетитом поел, разглядывая окрестности, как полководец перед битвой. В лучах яркого летнего солнца участок и дом казались мирными, хотелось установить мангал, позвать веселую компанию и весело провести выходные.

Зубов вздохнул, вспомнив родительскую дачу, на которой с утра до вечера приходилось копать грядки, что-то сажать, поливать, удобрять и другими способами добиваться качественного урожая.

После перекуса парень вернулся в дом и принялся изучать сокровища заброшенной дачи, стараясь после осмотра каждой вещи возвращать ее на прежнее место. Ближе к вечеру, его оторвал от археологических раскопок видеозвонок хозяина дачи.

– Здорово! Вижу ты уже на месте, – закричал вечно веселый Макс. – Ну как там?

– Да нормально! Хорошо у вас тут.

– Как добрался?

– Хорошо. Шашлыков захотелось, а там все бодрячком.

– Ну, ништяк. Не скучай там, я позже позвоню. Телефон зря не сажай. Там электричества сейчас нету.

И Макс отключился.

Зубов посмотрел на часы: 19-05. Копаться в старом хламе ему надоело, он хотел почитать что-нибудь с помощью смартфонов нового и старого, но опасался, что разрядит аккумуляторы. Поэтому Зубов поотжимался, еще раз обошел участок, в поисках знакомых ягод, но не нашел ничего и вышел на дорогу. Он обошел квартал кругом и вернулся на дачу, далеко уходить не стал, опасаясь заблудиться.

Зубов расстелил привезенное с собой белье на одной из кроватей второго этажа, проверил все ли окна закрытые, сходил в туалет на всякий случай, чтобы не бегать в темноте ночью.

Уже в сумерках позвонил Макс:

–Ты на месте? Еще не сбежал в город?

– Играюсь со своим новым телефоном на твоей даче? Кстати, что у тебя еще из техники есть? Я готов хоть на неделю остаться, мне здесь нравится, – отшутился Макс.

– Ты сначала первую ночь переживи, – захохотал Макс. – Заряжай трансляцию.

Зубов несколько раз пробовал эту процедуру дома, поэтому сейчас без проблем запустил видео и установил телефон так, чтобы было видно диван, на котором он сидит.

Они с Максом перекидывались несколько минут дурацкими шуточками, обсудили меню для проспоренного стола, потом Макс пожелал спокойной ночи и отключился.

Зубов побродил еще какое-то время по первому этажу, с телефоном в руках и забрел в угол, до которого раньше не добирался, в свете телефона он увидел на вешалке забавный головной убор с пером.

«Тирольская шапочка» – мелькнула в голове. Хотя, что такое «тироль» или кто это Зубов не знал. Он нацепил шляпу и пошел к громадному зеркалу, которое приметил на первом этаже. При ходьбе в свете телефона шевелились тени, появилось ощущение, что через окна за ним кто-то наблюдает. Чтобы прогнать неприятное чувство, парень встал напротив зеркала, приподнял свободной рукой шляпу и шутливо поприветствовал свое отражение:

– GutenАbend!

Отходя, Зубов заметил за спиной странный силуэт, он резко обернулся и понял, что испугался обыкновенных напольных часов в рост человека. Зубов видел такие только на картинках, поэтому облегчённо выдохнув, он изучил часы, сдул пыль, подергал безуспешно застывшие гирьки и потерял к часам интерес.

Послонявшись еще по дому, Зубов уже совсем было собрался идти спать, как вдруг услышал вой. То ли собаки, то ли волки, выли издалека, постепенно приближаясь. Парень запаниковал. Бросился баррикадировать окна на первом этаже, чтобы животные не могли попасть в дом. Потом сообразил, что свет смартфона может выдать его и погасил фонарик. Теперь ему стало очень страшно, если бы можно было – он вернулся бы домой, в свой крепкий панельный дом, подальше от лесов и черт с ним с новым телефоном. Но теперь самое безопасное место товарищества – этот дом. Поэтому парень еще раз обежал первый этаж, подвинул кухонный шкаф, так, чтобы, прыгая с веранды, бешенные животные не могли, разбить окно и попасть в дом. После парень начал рыться в вещах, вспоминая – не попадался ли ему днем топор, монтировка или любое другое оружие.

Вой приближался и вдруг пропал. Парень тоже застыл на четвереньках перед кучей барахла.

Теперь раздалось рычание. Совсем близко. Прямо у стены дома. Зубов хотел подняться на второй этаж, но пришлось бы проходить мимо окна, у которого рычал зверь, а привлекать его внимание не следовало.

Зверь стих и послышалось пение. Жуткое, замогильное пение на незнакомом языке. Оно постепенно становилось все громче и начало двигаться вокруг дома. Казалось десятки язычников собираются совершить человеческое жертвоприношение, чтобы призвать своего жестокого бога. Зубов забился в угол, зажав в одной руке отломанную палку с гвоздями, а в другой металлический прут. Так страшно ему никогда не было. Песнопение на секунду стало тише, раздалось сдавленное ругательство и снова зазвучали слова страшного языка.

Зубов понял, что сидеть всю ночь так выше его сил. Он решил добраться или до нового телефона, оставленного на кухонном столе или до старого телефона в рюкзаке на втором этаже и вызвать полицию, МЧС, кого угодно, только бы не оставаться одному. В голове мелькнула мысль о том, что его труп найдут завтра полицейские, и единственным вещественным доказательством будет выступать видеозапись. Он осторожно, на карачках, пополз в сторону кухни, схватил телефон и задом, также на коленях уполз в комнату. Там сел на диван и начал набирать номер, но вздрогнул, когда звонко начали бить удары старые ходики. Часы пробили двенадцать раз, и Зубов вырубился то ли от усталости, то ли от нервного напряжения.

Проснулся парень уже утром. Солнце светило через окна, освещая вьющуюся пыль. Хотелось есть. Зубов потянулся, и забытый новый телефон упал на пол. Парень поспешно подхватил его, заботливо протер экран, проверил наличие новых царапин, включил, убедился в полной работоспособности и только после этого спрятал в карман джинсов и пошел на кухню. Первым делом Зубов хотел съесть что-нибудь. Все равно что, лишь бы много, проснулся зверский аппетит.

Когда парень проходил мимо зеркала, события прошлой ночи вихрем пронеслись в голове, вызывая запоздалый страх. Зубов затравленно оглянулся, быстро обежал первый этаж, проверил – целы ли окна, проверил – заперта ли входная дверь и вернулся к зеркалу. Какая-то деталь вертелась по краю сознания, не давала покоя. Он присел у зеркала, провел пальцем по виткам узора на раме, сейчас, вблизи, и заметил, что причудливая вязь узора складывается в буквы, а буквы в слова. Язык походил скорее на немецкий. Зубов изучил ряды букв сверху до низу, случайно заметил по отражению в зеркале, что на его голове до сих пор тирольская шапочка. Парень отнес шляпу на место, вернулся к зеркалу и заметил издалека, что ножки зеркала привинчены к полу мощными болтами.

Зубов начал рассуждать, зачем такая расстановка мебели могла понадобиться, пришел к выводу о том, что кому-то надо было, чтобы отражалось одно и то же место. Холодея, парень медленно посмотрел на стену напротив зеркала и увидел часы. Сон, ночной сон, который он не хотел вспоминать, мигом восстановился в памяти.

Едва стихло эхо от двенадцатого удара часов, резко распахнулась входная дверь, и стремительно влетел высокий, почти под потолок, неизвестный в черном плаще, с просторным капюшоном, закрывающим лицо. Неизвестный остановился между зеркалом и часами, поднял руку, вытянул указательный палец в сторону Зубова и задал вопрос:

– Подтверждаешь ли ты жертву: три души в обмен на здоровье?

– Что? – переспросил Зубов. Он понимал, что дело происходит во сне и не боялся.

Плечи высокой фигуры слегка поднялись и опустились, как будто от усталого вздоха.

– Подтверждаешь ли ты жертву: три холопа в обмен на исцеление?

– Да, – на всякий случай согласился Зубов. Все равно это сон, а ему стало интересно, что будет дальше.

Не разворачиваясь, и не шагая, как будто паря на деревянным полом, фигура медленно улетела в открытую дверь. Та с грохотом захлопнулась за странным гостем сама, а Зубов снова заснул, на этот раз во сне.

От таких воспоминаний парню стало по-настоящему страшно. Он с огромным трудом заставил себя сходить на второй этаж за рюкзаком. Перед тем как снова спуститься вниз, парень заглянул в люк, убедился, что внизу никого нет, быстро семеня, сбежал на первый этаж, схватил ключи со столика у выхода и выскочил на веранду. Трясущимися руками Зубов запер дверь, суетливо, не стесняясь случайных зевак, выбежал на дорогу и понесся до первого перекрестка. Там он перевел дух, оглянулся, для того, чтобы убедиться, что его никто не преследует и быстро зашагал в сторону ворот. Теперь, даже в разгар солнечного дня товарищество не казалось безопасным. Местный мирок как будто жил своей жизнью, сюда не доносились звуки с соседних товариществ и даже, казалось, запахи шашлыков и затопленных бань не доходят сюда.

Выйдя за ворота, Зубов перевел дыхание. По дороге ему вспоминались самые страшные картинки из фильмов ужасов, и он опасался, что так просто покинуть пределы товарищества не удастся. Но шаг он все равно не сбавил, пока не дошел до остановки.

За следующие две недели Зубову пришлось раз десять давать показания в полиции, оказывается, чтобы разыграть его Макс отправил Андрея, Олега и еще одного своего знакомого на дачу вслед за Зубовым. Трое парней записали волчий вой, какую-то мессу, еще несколько пугающих записей, поехали вечером на дачу Макса, и за час до полуночи включили через мощную переносную колонку все эти записи. Но следующим утром в город они не вернулись.

Следствие нашло беспроводную колонку с севшей батарейкой среди грядок и многочисленные свежие следы кроссовок вокруг дома, но самих ребят или следы их тел так и не нашли.

Зубов осторожно пытался выведать у ставшего молчаливым Макса подробности жизни прадеда, но удалось выяснить только то, что он был долгожителем. Новый телефон Зубов оставил себе, записанное видео всю ночь показывало край его лица и стену дачи.

Через пару недель после памятной поездки на дачу, Зубов пошел на прием к врачу и с удивлением узнал, что у него полностью исчезла язва желудка. Он победил болезнь, от которой мучился всю жизнь его отец, от которой умерла бабушка!

Зубов, ошалевший от радости, зашел в ближайший сквер, недалеко от медицинского центра, сел на лавочку, хотел было закурить, но вспомнил страшную фигуру в черном плаще, его вопросы и ледяная дрожь сотрясла его тело. Он понял, о чем спрашивал ночной гость.

Зубов больше никогда не курил, почти не употреблял алкоголь, правильно питался и прожил долгую, счастливую жизнь. И он всегда помнил о цене здоровья.

+2
20:03
245
17:16 (отредактировано)
+1
Сама история мне очень понравилась, хотя концовка чуток скомкана. Сюжет классический, при этом есть новые детали и своя изюминка. Не верится, правда, что герой так быстро и спокойно уснул, если его напугали песнопения.
Еще хотелось бы узнать о том, что произошло с Максом и его девушкой (особенно если учесть, что ГГ был в нее тайно влюблен).
НО текст очень плохо вычитан + беспорядок по знакам препинания. Несколько примеров:
-Он, не торопясь допила чай
— его подругу невозмутимо подозвала жестом официанта
— «Тирольская шапочка» — мелькнула в голове (?)
Каждый ждал, инициативы от других. Подруга Макса, изящным жестом поправила спадающую челку — запятые в обоих случаях не нужны
— Если нет – стол на поминки (точки нет)
— Это (т) участок казался чуть больше остальных
— В доме, (в) котором пропадали люди

Еще немного смутили подобные обороты:
— Не ЗАБОЮСЬ (=не испугаюсь)
— Техника СБОИТ (=дает сбой)
— НАЕЗЖЕННУЮ дорогу (=изъезженную)

По тексту встречаются повторы, тоже лучше вычитать и исправить. Сюжет хорош, а над текстом и языком еще стоит немного поработать, чтоб избежать таких шероховатостей.
08:50
Напомнило анекдот:
Молодая симпатичная блондинка, с высшим образованием и знанием двух языков, ищет спутника жизни для своей дочери.

Рассказ вроде про Зубова, но тот нюхает цветочки, кушает сосиски и ходит в сельпо, поглазеть на витрины. Собственно всё с ним. Основная драма происходит с тремя парнями, которых в рассказе просто нет.
Девчонка — самый удачный персонаж рассказа — пропадает в самом начале и никак на сюжет не работает. То, что она нравится Зубову — аналогично.
Пишет что там переночевать — подвиг, и тут же показывает дом, полный современной техники. Стало быть, ночевали? И почему тогда призрак к новому барину не пришёл? Или таки приходил? ХЗ…
В общем, есть над чем работать.
20:51
История выигрышная, но вычитка определённо нужна. Сейчас же можно здорово посмеяться с рассказа (в хорошем смысле, мне правда было весело). :)

Ждите подробную рецензию после одинадцатого. ;)
Анастасия Шадрина

Достойные внимания