Юлия Владимировна

Темнота

Темнота
Работа №155

День 1. (записей, а прошло недели две)

Нашел большую пачку бумаги, для принтера или что-то в этом роде. Тут же рядом были и всякие ручки с карандашами – отдел канцелярских товаров, наверное. Пишу крупными буквами. Вслепую, естественно. Надеюсь, можно будет разобрать мои каракули, хотя одному Богу известно, дойдут ли мои записки когда-нибудь до кого-то, кто сможет их прочитать. С того момента, как я перестал видеть, прошло уже примерно пару недель, и я до сих пор не встретил ни единой живой души.

С другой стороны, внезапное загадочное исчезновение человечества доступной мне на данный момент части мира вселяет в меня некоторую надежду. Быть может, это не я ослеп, а что-то произошло со светом, как бы безумно ни звучало такое предположение? Раз уж произошел один невероятный катаклизм, то почему бы на пару с ним не произойти и другому?

...Удивительно, за какие нелепые соломинки порой склонно хвататься наше безнадежно тонущее в бездне отчаяния сознание.

В любом случае, я уже вторую неделю живу в абсолютном одиночестве и абсолютной темноте. Никакой разницы – открыты мои глаза или закрыты. Я чувствую на лице ветер, солнечное тепло, и капли дождя, но не вижу совершенно ничего. Еще одно, что дает мне повод на фантастическую надежду – исчезновение электричества. Его нет не только в сети (это мне, при полном отсутствии людей, как раз кажется вполне логичным), но и в любых других формах. Конечно, я не могу видеть, работают ли карманные фонарики, но я проверял так же и разные другие приборчики, питающиеся от батареек – мобильные телефоны, игрушки, радиоприемники и тому подобное. Все мертво. Никаких объяснений этому я придумать не могу, но отношусь теперь к этому (после двух недель, проведенных словно в горячечном бреду) спокойно, потому что мир, в котором мне, видимо, суждено теперь существовать, отрицает саму возможность логических объяснений чего-либо.

Уже устал. Очень тяжело писать вслепую. Постоянно приходится проверять, расстояние между строкой и верхним краем листа (чтобы писать горизонтально), а также расстояние до правого края – чтобы вовремя переходить к новой строке. Конечно, начинаю потихоньку приноравливаться, но все равно процесс крайне утомителен. На сегодня хватит.

Завтра снова пойду в супермаркет – надо пополнить запас продуктов.

***

День 2.

Чуть не заблудился.

К ориентированию вслепую я, в принципе, уже привык, но все равно, стоит забрести в малознакомый район – и ситуация резко осложняется. Хотя, строго говоря, в моем нынешнем положении заблудиться не так уж страшно – можно зайти в любое помещение и любой магазин и там заночевать или поесть, если есть что. После первых мгновений паники я успокоился, поразмыслил, и понял что свернул на сто метров раньше чем следовало, и оказался во небольшом дворике, о существовании которого раньше даже не подозревал. Мысленно восстановил свой маршрут, прошел обратным путем, и вскоре очутился на привычной территории.

Свежих продуктов в супермаркете практически не осталось. На лицо приходится наматывать пропитанный одеколоном или духами шарф – овощи, фрукты, а особенно - мясо и рыба активно гниют, вонь стоит ужасная. Из-за этого не переселяюсь ближе – запах чувствуется в радиусе доброй сотни метров. Плюс еще мешает некоторая атавистическая стеснительность – как-то неловко вламываться в чужое жилище. Кажется, в дни моего помешательства я делал это несколько раз, но не могу с уверенностью припомнить, какие тогда мною владели чувства.

И слава Богу, что не могу.

***

День 3.

Очень не хватает музыки (про книги даже упоминать больно). Пытаюсь вспомнить, не было ли где поблизости антикварных магазинов – может, повезет найти патефон и пластинки.

***

День 4.

Беспричинно (во всяком случае, без определенного конкретного повода) ужасающе плохое настроение, ведь мне казалось, что я начал привыкать к царящей вокруг меня фантасмагорией. Пишу, чтобы хоть как-то отвлечься. Не помогает.

Неужели ад выглядит так нелепо – пустой город с одиноким растерянным слепцом в качестве жителя?

***

День 5.

Приступ депрессии отпустил, после похода за продуктами и еды провел некоторое время, стараясь систематизировать скудные сведения о то бредовом мире, что меня окружает.

Моя внезапная слепота (пока решил оставить версию увечья в качестве рабочей – за неимением методов проверки) – далеко не единственное и безусловно не самое диковинное изменение из всех, отправивших привычную мне вселенную в разряд воспоминаний.

Прежде всего – необъяснимым образом исчезли все живые существа, кроме меня. Не умерли внезапно, а именно исчезли. Пока я не нашел ни одного тела, и склонен сомневаться, что найду, разве только на кладбище – из похороненных до наступления Забвения. Очевидно, люди исчезли вместе со всеми личными вещами, что были при них – во всяком случае, я не нашел никаких ворохов одежды или брошенной на улице обуви или аксессуаров. Неясно, как обстоит дело с машинами – все-таки очень сложно вслепую исследовать такие обстоятельства – но несомненно, исчезновение обошлось без аварий. Я специально обшарил – в буквальном смысле – несколько оживленных в прошлом перекрестков, и не обнаружил никаких последствий столкновений. Сначала я полагал, что люди просто исчезли вместе с автомобилями, однако спустя некоторое время оказалось, что машина остались – как припаркованные, так и на проезжей части. Именно тогда я начал открывать, что электричество тоже больше не существует – не только в городской сети, потому что не работал вообще ни один электроприбор, и не заводилась ни одна машина. Правда, даже если все автомобили остановились в момент исчезновения людей, это не объясняет отсутствия столкновений – ведь они должны были продолжать двигаться по инерции. Впрочем, к этому времени я уже начал привыкать к подобным парадоксам... Тем более, что у меня не было иного выбора.

Птицы и животные тоже исчезли. До сих пор я не слышал ни лая собак, ни кошачьих воплей, ни пения или щебета птиц. Несмотря на изобилие тухлятины в супермаркете, мух тоже нет.

Интересно, где лежит грань исчезновения живых существ? Сохранились ли черви? Микроорганизмы? Бактерии? Вирусы?

Хотя, если я правильно припоминаю, моя личная микрофлора и микрофауна должна быть в порядке – иначе я бы уже страдал от жестоких расстройств пищеварения, а, может, и вовсе бы помер.

В общем, все больше и больше непонятного.

Устал писать, продолжу завтра.

***

День 6.

Опять экспериментировал с электроприборами, скорее для порядка – уже ясно, что ничего не работает.

Нашел в отделе спорттоваров примус и газовые баллоны к нему. Находка порадовала, потому что холодные консервы с сухарями уже порядком надоели. Сварил на пробу овсянку на консервированном молоке – немного подгорела, но все равно показалась мне просто манной небесной.

Надо попробовать сварить завтра суп.

***

День 7.

Чуть не поджег дом. Поставил примус на журнальный столик, а прямо над столиком, оказывается, висела книжная полка – совсем невысоко. Зажег горелку, пошел за водой (я натаскал с два десятка пятилитровых бутылей из супермаркета и поставил их на кухне), и не прикрутил пламя, а, пока я ходил, полка успела заняться огнем. Хорошо, я сразу ощутил запах дыма, и понял, что что-то неладно.

Надо быть осторожнее.

Не перестаю искать свидетельства тому, что мир, в котором существуют еще какие-либо живые существа кроме меня – не мой шизофренический бред, и не ложные воспоминания. Никаких прямых доказательств пока не нашел – то есть ничего живого. Хотя нашел сегодня на ощупь на газоне засохшее собачье дерьмо и ужасно обрадовался. Значит, собаки когда-то действительно существовали. Возможно, они еще где-то есть, хотя мне сложно представить, где может находиться это «где-то».

Кстати, надо бы прикинуть, какой сейчас месяц на дворе. Пока вроде бы по-летнему тепло, но все же – июль или август? Или начало сентября?

Это я к тому, что надо будет найти зимнее жилье. Центральному отоплению, ясное дело, кранты, значит надо начинать подыскивать себе что-то с печным. Лучше всего небольшой домик... Только вот сохранились ли еще такие? Будем надеяться, что мне повезет. Если память не изменяет, был примерно такой дом где-то в нескольких кварталах от моего нынешнего жилища, вот только смогу ли я его найти – неизвестно. Завтра отправлюсь на поиски.

***

День 8.

Бродил сегодня по супермаркету и сделал вывод — очевидно, момент великого Исчезновения наступил днем, потому что почти все магазинчики второго этажа и разные киоски открыты. Если бы это случилось ночью, то были бы опущены железные шторки. Зашел в туристический магазин, взял себе удобный рюкзак, ботинки и запас газовых баллонов для примуса. Странно даже, что не додумался до этого раньше.

Пока шарил по полкам в поисках газовых баллонов, под руку попалась какая-то странная штуковина нечто вроде рукоятки на пружине — чем сильнее сдавливаешь, тем туже поддается, и издает отчетливое тихое механическое жужжание. Подумал было, что это кистевой эспандер, но на торце нащупал нечто вроде стеклянной линзы, и меня осенило — это же фонарь-жучок, с маленькой динамо-машинкой вместо батарейки! Тут же поставил эксперимент — направил себе в лицо и активно заработал рукой.

Ничего. То есть совсем ничего. Хотя логика и принцип Оккама бесцеремонно подсказывают мне, что причина, скорее всего, в том, что я ослеп, меня все же не покидает абсурдная мысль: в мире полностью исчезло электричество. Тем более что фонарик фонариком, но другие электроприборы тоже не работают, и машины не заводятся. Кажется, я об этом уже писал, но проверить не могу, потому что не могу перечитать написанное.

А хорошо, пожалуй, что собаки исчезли вместе с людьми. Одичав, они могли бы напасть, а я бы до последнего мгновения ничего не подозревал.

***

День 13.

Были большие планы на сегодня, но вместо этого я практически весь день просидел, тупо пялясь в стену. Ну то есть, если бы я стену видел, это можно было бы назвать именно так. Причина — перестали работать все механические часы. Возвращаясь из супермаркета с новым рюкзаком и газовыми баллонами, я нашел то, что искал — небольшой частный дом с печным отоплением — просто вспомнил из прошлой жизни, где он расположен, и нащупал калитку в высоком деревянном заборе. На следующие три дня я превратился в настоящего Робинзона Круза после крушения — обшарил весь супермаркет в поисках провианта и других полезных припасов, делал по несколько ходок в день, перетаскивая их в дом и складируя в двух комнатах. Одну я оставил себе под жилье. Наполненные трудом дни немного освежили меня и даже заронили маленькую искорку оптимизма в измученную душу.

Однако, проснувшись сегодня, я обнаружил новое изменение в моем странном мире.

Еще в той квартире, где я обитал, едва выйдя из умопомраченного состояния первых недель, я нашел старый будильник с пружинным заводом. Конечно, точное время я никак угадать не мог, но мне нужна была хоть какая-то привязка к реальности, какой-то стержень, который удерживал бы меня от погружения в черный мальстрем отчаяния. Поэтому я аккуратно разбил стекло на циферблате и еще аккуратнее выставил стрелки на восемь часов. Дождавшись своего «вечера» (мой организм все-таки соблюдал смену условных «дня» и «ночи», и спал я обычно в то время, когда, выйдя на улицу, нельзя было почувствовать тепло солнца на лице), я завел будильник, и с тех пор каждый день повторял эту процедуру, не забывая заводить это простое устройство, а потом блаженно слушал его тиканье, казавшееся мне прекраснее самых возвышенных и утонченных симфоний.

Теперь будильник остановился, и молчал, невзирая на все попытки завести, встряхнуть или еще как-то его запустить. Я решил, что просто случайно перенапряг пружину вчера, и она лопнула (хотя был готов поклясться, что вечером после завода будильник исправно тикал), но когда у меня категорически отказался зажигаться мой драгоценный примус, и даже зачем-то прихваченный с собой фонарик-жучок при сжатии перестал издавать характерное жужжание «динамки», я понял, что мир продолжает меняться, и, к моему глубокому сожалению, не в лучшую сторону.

Интересно, дойдут ли все эти метаморфозы в какой-то момент до ситуации, когда перестанут вырабатывать энергию мои митохондрии? И как будет ощущаться такая смерть?

***

День 19 (я думаю).

Несколько дней после происшествия с будильником и другими механизмами снова провел в полузабытье. Помню, что пытался поджечь дом, но ни зажигалка, ни спички не давали пламени. Потом я плеснул на забор бензин, слитый из бака одной из брошенных машин, и стал бить молотком по лежавшему рядом с ним гранитному валуну, надеясь высечь искру, но в итоге только ушиб колено неудачно отскочившей от камня чертовой железякой. От боли и отчаяния я разрыдался, но начавшийся вдруг холодный дождь загнал меня обратно в дом.

Без будильника я быстро утратил чувство времени, перестал обращать внимание на солнечное тепло (или оно пропало тоже? Теперь уже не могу понять), а от стресса потерял и сон и аппетит, поэтому счет дней теперь приходится вести практически наугад.

Впрочем, это мало меня волнует. Когда я немного пришел в себя у меня осталось только два чувства — голод, и интерес: что будет следующим?

***

День 24

Сегодня опять плохо как ничего обычно господи я больше не могу

***

День 27

Нашел доказательства того, что процесс продолжается. Ходил сегодня по проторенному маршруту за водой, на склад супермаркета. Кстати, там уже почти не воняет. До меня наконец дошло, что можно не обходить каждый раз все здоровенное здание по периметру к главному входу, а открыть изнутри дверь склада и подпереть чем-нибудь, чтобы можно было потом попадать внутрь через него. Мне повезло — механизм в щеколде оказался простеньким, и сработал (все сложные механические устройства окончательно вышли из строя). Но, выйдя из двери, я сразу понял что что-то не так. Под ногами был не ожидаемый асфальт парковки, а незнакомая гладкая поверхность, прохладная и немного упругая на ощупь. Пройдя пару десятков шагов, я больно ударился лбом о преграду, которая при детальном изучении оказалась той же природы, что и поверхность под ногами. Потратив еще немного времени, я понял, что нахожусь в «пузыре» радиусом в те самые два десятка шагов. То, что преграда уходит и наверх, я выяснил, несколько раз швырнув в небо связку ключей, которую непонятно зачем таскал в кармане — каждый раз она со стуком ударялась во что-то и падала вниз, хотя по моим расчетам я должен был закинуть ее на крышу склада.

Что самое удивительное, обойдя снова здание, я беспрепятственно подошел к двери склада, но когда хотел вернуться обратно к главному входу, снова врезался в пузырь. Невидимая преграда оказалась непреодолимой только в одном направлении.

Объяснения этому я найти не смог, впрочем, и сил уже на удивление у меня не оставалось.

***

День 30

Не уверен точно, когда это произошло, но теперь пропало солнце, или тот источник тепла, что я принимал за солнечное. Несмотря на охватившую меня апатию, я немного расстроился, потому что исчез последний внешний способ отделять ночь от дня и, соответственно, один день от другого. Впорчемкакаярзнца. Будь все проклтяо.

***

День 34

Пузырей стало больше. Куда ни ткнись, то упираешься, то идешь. Головоломка хождение по мукам то есть пузырям. Отчаяние бьет по нервам с каждым новым пузырем как молотком по пальцам устаю устаю а надо.

***

Днь 37 незнаю.

Шелшелшел везде пузяри, пузыри пузрииии… Еда еще есть есть еду.

***

День 43.

Сегодня легче, могу думать и писать. Было плохо. Вся округа (а может и мир) в пузырях. Анизотропный лабиринт.

Больше нет никаких звуков.

Ветер, дождь - тихо. Кричал молча ааа Теперь горло болит, выпил много воды, все равно.

***

День 53 можтбть

Ветра больше нет даже тихо дождь нет листья нет деревья нет нетнетнетттт. Я есть. Илинет больно думать.

***

Деньньнчоь

У меня нет волос и левая рука ушла по локоть просто нет кровинет страшно не думал что еще могустрашно божебожежбеже, не думал чтотакмогу страшнноооо… нететететенетт

***

Комиссия по итоговой проверке

Исходящий/служебный №26794/123а.

Начальнику отдела утилизации

Копии — старший инспектор службы контроля, заместитель главного управления по хозяйственной части, начальники линейных секторов 3-14.

Настоящим доводим до вас, что при утилизации отработанного сегмента Е-418 были допущены серьезные промахи, в результате чего утилизация была проведена в неполном объеме. В частично редуцированном сегменте остался один объект категории 22-к. Объект продолжал независимо существовать на протяжении пока не установленного времени, в то время как редукция сегмента развивалась естественным, неконтролируемым путем. Просьба принять немедленные меры по окончательной утилизации сегмента. Полный отчет с выводами о вопиющей халатности при проведении утилизации будет направлен в соответствующие инстанции для принятия решения о судьбе ответственных лиц, о результатах каковых решений будет до них доведено на ближайшем общем собрании. Со своей стороны надеемся, что вплоть до означенного момента все утилизации будут проходить согласно разработанным и утвержденным протоколам, без повторения подобных катастрофических промахов.

Председатель комиссии по итоговой проверке.

+2
20:30
214
00:01
Хороший рассказ, с подобным стилем время от времени встречаюсь на конкурсе — и каждый раз цепляет. В некоторых местах сложно поверить, что он выжил (например, если он не видит, а полка загорелась — довольно тяжело погасить ВСЕ языки пламени, чтобы полностью погасить огонь). Ну и что-то там было примерно в 100 метрах — слепой вряд ли смог бы точно определить это расстояние. Конечно, другие чувства активизируются и работают сильнее, но все же.
А следить за событиями было очень интересно!
— Робинзон КрузО (фамилия не склоняется)
— что машина остаЛИСЬ
Мясной цех

Достойные внимания