Светлана Ледовская №2

Так зарождается день

Так зарождается день
Работа №168

Через стекло, покрытое толстым слоем пыли, пробивался тусклый солнечный свет. Из-за пыли в окне едва можно разглядеть очертания многоэтажных домов, тянущимися в небо до бесконечности, с такими же запыленными окнами. Амма даже не пыталась привести его в порядок и стереть пыль, все равно через полчаса стекло вновь покроется слоем песка. Светловолосая Амма с чуть спутанными кудрями нетерпеливо постукивала по стеклу указательным пальцем, украшенным красной замысловатой татуировкой.

Телевещатор на стене навязчиво транслировал агитационные ролики:

«Идеальная семья, это семья без детей!» - твердила молодая, якобы супружеская пара.

«Нужно жить для самих себя» - манящим лилейным голосом призывала роковая брюнетка за рулем красного электрокара последней модели.

«Нет детей, нет проблем» - уверял успешный бизнесмен.

Призывающие ролики сменились чередой устрашений:

«За одного ребенка вы обязаны заплатить штраф в размере десяти тысяч дриенов, а также один из супругов будет сослан на каторжные работы сроком на десять лет».

Амма сделала глубокий вдох и отвернулась от окна, взмахнула рукой, и телевещатор смолк, все равно из динамиков давно не доносилось ничего хорошего. Вдох давался нелегко в жарком и душном помещении. С каждым днем дышать становилось тяжелее даже в собственной квартире, оснащенной генераторами воздуха и современной системой фильтрации.

Мысли и без телевещатора были крайне неспокойные, а напряженное ожидание с каждой минутой становилось невыносимее. Уверенность Аммы таяла на глазах, и принятое с мужем решение уже не казалось таким правильным, как в начале. Из размышлений вывела открывающаяся входная дверь. В это мгновение нервные клетки, казалось, вытянулись в тугую напряженную струну.

На пороге стоял супруг в тяжелой кислородной маске, полностью закрывавшей лицо.

- Ну что там? Как прошло? – нетерпеливо спросила Амма.

Рам снял маску, от которой запотела голова, пот стекал тонкими струйками по худощавому лицу, а он, уставший и вымотанный тяжелым днем вдруг широко улыбнулся своей любимой голубоглазой жене, ждавшей ответа. Глядя на него, она все поняла без слов по радостным серым глазам и улыбнулась в ответ.

Поначалу идея, предложенная мужем, показалась совершенно безумной и глупой. Но чем больше идея существовала, чем больше о ней рассуждали, тем глубже она прорастала корнями в сознании. Спустя несколько лет, идея полностью поглотила супругов, став чрезвычайно важной, может, главной в их жизни.

Амма и Рам мечтали создать настоящую семью, где будет много детей и какой-нибудь домашний питомец. Конечно, все это лишь фантазии, но еще семь лет назад, когда они только-только поженились, у них были все шансы завести хотя бы одного ребенка, заплатив символический штраф. Они не успели, и мечта стать настоящей семьей умерла. Собрать непомерные десять тысяч дриенов невозможно, даже если они распродадут себя на органы, а десятилетняя ссылка на непосильные каторжные работы все равно, что смертный приговор. Супруги приняли жизнь такой, какой она есть, главное, что они были друг у друга, любили и были любимыми, раз не дано в этой жизни им завести детей, так тому и быть. Но в одно мгновение все изменилось. Они стали участниками эксперимента. Благо генетика не подвела! Целеустремленность мужа помогла выбиться им в первые ряды. Что ж, они сделали свою часть… Вот оно, мечта осуществилась хотя бы отчасти, надо радоваться и жить дальше… но Амма не могла.

«Ситуация в мире стабилизируется! По последним данным статистики за последний год на свет не появилось ни одного ребенка. Такого прогресса удалось достичь благодаря сознательности граждан…»

Ни одного ребенка за год. Во всем мире. Наверное, были и те, кто отважился завести ребенка в тайне… Рам не любил вещатор, но пока не пройдут утренние обязательные к просмотру новости выключить его невозможно. Он перелистнул галограмную газету.

Последнее время Амма совсем притихла, в глубине души Рам понимал, почему. С одной стороны да, их мечта осуществилась, но с другой… он чувствовал тоже самое, что и она, ту острую нехватку, пустоту, которая требовала заполнения.

- Опять голова болит на пылевую бурю? – как бы между делом поинтересовался он, надеясь услышать в ответ правду.

- Нет…

Рам отложил газету, взял Амму за руку и посмотрел в печальные глаза:

- В чем тогда дело?..

- Мы должны его увидеть.

- Ты представляешь, как это опасно?

- Скажи, что ты этого не хочешь.

- Конечно, хочу! Больше всего на свете.

Они приняли еще одно важное решение в жизни. Рам отдал огромную сумму денег, всех сбережений едва хватило. Пришлось ждать несколько месяцев, прежде чем раздался долгожданный звонок от старинного школьного приятеля, согласившегося принять участие в их безумной авантюре.

Амма и Рам явились в Центр Технологических Инноваций в назначенные двадцать семь часов, семьдесят минут, пришли к служебному входу, когда раскаленное солнце давно скрылось за горизонтом. Словно какие-то ночные воры они стояли у дверей, но для воров были слишком уж неуверены, переминаясь с ноги на ногу и покорно дожидаясь приглашения. Служебный вход плохо освещен, в отличие от парадного с яркими вывесками, приходилось напрягать глаза, чтобы разглядеть хоть что-то через окуляры кислородной маски, закрывавшей лицо. Хотя и разглядывать здесь особо нечего: дверь и бесконечно тянущаяся стена двух или трех этажного здания, сложно определить высоту без привычных окон. Дверь в здание без окон открылась ровно в семьдесят минут, на пороге Амму и Рама встретил доктор, с которым они договорились, и которому на счет была перечислена внушительная сумма.

Войдя в помещение супруги с облегчением сняли маски. На удивление здесь оказалось непривычно легко дышать, помещение оборудовано мощной системой генерации воздуха, гораздо мощнее, чем в их квартирке. От насыщения кислородом закружилась голова, наверное, здешние сотрудники никогда не знали проблем с дыханием.

Доктор сурово молчал, жестом позвал следовать за ним, к счастью, пока что супружеская пара не задавала вопросов, а покорно следовала указаниям.

Длинный коридор с бесконечным количеством дверей, запертых кодовыми замками, считывающими чипы. Посторонний человек просто не сможет сюда попасть. Даже не все сотрудники имели доступы к дверям, скрывавшими за собой бесконечные тайны государственной важности.

Доктор быстро провел «туристов», как он сам их назвал, в свою лабораторию, и немного отпустил панический страх, тщательно скрываемый под деловой маской. Так ли им нужна эта авантюра? Впрочем, поздно размышлять над правильностью принятого решения. Он пустил их в цитадель науки и теперь на молодого доктора ложился колоссальный груз ответственности.

Недалекие люди даже не представляют, в какой фантастический мир технологий попали! Озираются по сторонам, среди незнакомого оборудования и чужих стен. Они ведь даже не знают, что справа стоит новейшая разработка по перемещению в пространстве, пока возможно перемещать лишь неживые объекты и на короткие расстояния, но еще несколько лет, и люди смогут совершать путешествия по всему миру, не выходя из собственных квартир. Что ж… они пришли сюда не за чудесами, а лишь за одним… чудом.

Доктор вздохнул, покачал головой, и набрал на панели код, после чего из длинного стола выдвинулся небольшой ящик.

- Я вживлю вам чипы двух стажеров. Пропуска активированы с сегодняшнего дня. После посещения лаборатории я извлеку чипы.

Пропускные чипы были помещены в два шприца, один маленький укол, после которого Амма и Рам стали ненадолго сотрудниками Центра. Теперь в белых халатах их не отличить от настоящих, разве что больше волнения в глазах.

- Пожалуйста, ведите себя тихо. Я иду на огромный риск, разрешив этот визит.

- Конечно, доктор, мы все понимаем и очень вам благодарны!

Сердце Аммы трепетало и готово было выпрыгнуть из груди, когда они спустились на лифте на несколько уровней. Еще совсем чуть-чуть!

Ночные коридоры пусты и тихи, но внезапно на их пути возникла фигура в тяжелой черной форме, с лазерным пистолетом на бедре, и радостное сердце Аммы разом ухнуло в пятки, напрягся и доктор, и Рам.

- Доброй ночи, - доктор кивнул охраннику.

Сотрудник службы охраны посмотрел на доктора, потом на двоих позади него.

«Обычная проверка, это просто проверка» - твердил про себя Рам.

Доктор нервничал не меньше супругов, может, даже больше, чем они. Ведь, в худшем случае, их исключат из программы и вышвырнут из эксперимента, ну, заплатят штраф, возможно, проведут годик на каторге и все, потом можно вернуться к прежней жизни. А что будет с ним? В первую очередь его уволят, во вторую - лишат лицензии на работу, с конфискацией имущества и влепят не меньше десяти лет на рудниках. И даже если он продержится эти десять лет, если посчастливится дожить до дня освобождения, то что от него останется? Жалкий старик, едва способный передвигаться на собственных ногах. Возникает вопрос, а стоили ли деньги таких рисков… Возможно, не слишком оправданный риск. Но ведь не только деньги были причиной.

- Ваши документы, - строго и холодно произнес сотрудник службы охраны, доставая из кармана портативный сканер.

Перед глазами Аммы все поплыло, ноги стали ватными, а сердце выпрыгивало из груди от испуга. «Вот и все» - успела подумать она, протягивая руку для сканирования, но при этом на лице оставалась деловая приветливая улыбка.

Охранник приложил сканер к протянутому запястью, потом повторил процедуру со вторым сотрудником и молча пошел дальше. Амма едва не лишилась чувств, словно бы их едва не захлестнуло смертоносное цунами, но в этот раз беда обошла стороной.

На лбу доктора выступила холодная испарина, которую он спешно вытер салфеткой. Надо скорее избавляться от «туристов» и дать зарок больше в жизни не заниматься подобными делишками. Доктор раздраженно вставил ключ в замок двери, ведущей в засекреченный экспериментальный отдел, приложил к панели отпечаток пальца, после чего заветная дверь наконец-то открылась и все трое вошли внутрь.

По правде, доктор пошел на этот шаг не только из-за денег, главной причиной, по которой пошел на риск было то, что он видел в глазах Рама. Когда к нему пришел старый школьный приятель с просьбой… глаза его были полны мольбы и отчаянья. Этот волевой рабочий человек, всю жизнь со школьной скамьи вкалывающий как проклятый, и тут такое отчаянье во взгляде, от которого стало не по себе. По сути, история этой семьи не слишком-то отличалась от других, но что-то щелкнуло в глубине сердца самого доктора. Ведь сложись судьба немного иначе, и он сам мог вот так стоять на коленях перед другим лаборантом и умолять.

Доктор и сам хотел принять участие в эксперименте, но генетикой не вышел, и склонность к сердечным заболеваниям стала причиной отбраковки материала.

Помещение представляло собой четыре одинаковые серые стены. Хорошо освещенное, с прекрасной фильтрационной системой.

Все происходящее казалось Амме нереальным, словно бы творилось не с ней, а с какой-то другой женщиной, случайно попавшей в чужой мир. Сердце готово разорваться в любое мгновение то ли от счастья, то ли от боли. Она крепко сжала руку Рама, их пальцы переплелись, словно бы говоря друг другу, что они одно целое и пройдут через это вместе. Ему ведь тоже нелегко, наверное, и он сейчас испытывал неоднозначные чувства, глядя на огромную стену, похожую на серые пчелиные соты, одинаковые, на первый взгляд не отличимые друг от друга. Ориентироваться здесь мог только специалист.

Доктор подошел к одной из ячеек, нажал на переднюю стенку соты и из нее выдвинулся небольшой полупрозрачный серый контейнер.

Внутри него было что-то непонятное и едва различимое.

Впервые за все время доктор улыбнулся, едва заметно, самыми уголками губ.

- Этот ваш.

Амма не могла оторвать взгляда от маленького контейнера, помещавшегося на ладони.

- А можно его… подержать?

- Да.

Амма осторожно взяла контейнер дрожащими руками и едва сдерживала слезы. Рам обнял ее за плечи, он и сам готов был заплакать.

Доктор прочитал данные на сотовой панели:

- Ваш эмбрион номер девяносто семь в мужской группе, мои поздравления.

- Слышал? У нас будет мальчик, - улыбнулась Амма.

- Всегда хотел мальчика.

- Мы ведь даже не думали над именем!

В этот момент доктор сочувственно положил руку на плечо Аммы и покачал головой:

- Мой вам совет, не стоит. Не надо.

Амма понимающе кивнула, чуть прикусив губу и просто произнесла вслух, с каким-то глубоким внутренним чувством и трепетом, которого никогда прежде не ощущала:

- Номер девяносто семь.

Вот он, их ребенок, их будущее. Пусть это, наверное, единственный раз, когда его удалось подержать на руках, пусть, возможно, они никогда не увидятся, а он не узнает о существовании настоящих родителей… Амма и Рам до конца своих дней будут помнить этот трогательный момент и знать, что у них получилось сделать что-то очень важное. Даже когда ситуация с воздухом станет еще хуже, когда все деньги придется отдавать на покупку новых фильтров, а вода станет дороже золота. Даже когда полностью изменится их суровый и неприветливый мир.

Все продолжало идти своим чередом. Доктор усердно работал, экспериментировал не покладая рук. Ему предлагали взять небольшой отпуск, отдохнуть как следует, но доктору это не нужно, работа поглотила целиком. Вскоре он уже и не вспоминал глупую авантюру с «туристами», закончившуюся благополучно.

Амма и Рам вернулись к привычной жизни, обретя некоторое спокойствие. И сейчас, они оба с трепетом и ожиданием слушали последние новости.

Телевещатор сегодня работал громче обычного, торжественно разносился женский голос, освещавший последние события:

- Сегодня настал знаменательный день!

Амма и Рам держались за руки, сидя за кухонным столом и слушали, с улыбками, волнением и, самое главное, с надеждой глядя друг другу в глаза. Да, они правильно поступили в этой жизни.

Телевещатор продолжал репортаж:

- Межгалактический лайнер отправляется в далекое путешествие к новым планетам. Сто эмбрионов отправлены на полностью автоматизированном корабле в далекий путь к третьей планете от Солнца. Возможно, это последняя надежда человечества на выживание.

Благополучный старт корабля, миллиарды людей, следивших за запуском через телевещатор. Корабль стремительно набирал высоту, оставляя позади задыхающуюся планету с высыхающими морями и реками, стремительно теряющую свою атмосферу. Люди смотрели в небо, которое с каждым днем становилось все чернее, провожая корабль в бескрайний космос.

Время шло. С каждым годом космический корабль отдалялся от родной планеты, и никто не знал, что стало с ее обитателями. Планета не смогла сохранить атмосферу. Вода окончательно испарилась с поверхности. Несмотря на весь прогресс, человечество оказалось не способно справится с наваливающимися катаклизмами. В конце биологическая жизнь на планете прекратилась спустя пятьдесят три года с момента запуска корабля в космос.

Двести тридцать один год корабль бороздил космические просторы, неуклонно двигаясь к цели, повинуясь заданной программе. Много всего успело произойти за бортом корабля, это были красивейшие вещи: хитросплетения туманностей, рождение новых звезд, пестрящие хвостатые кометы, мчащиеся к своей, только им известной цели. Были и страшные, пугающие события: всепожирающие черные дыры, в безднах которых тонули могучие звезды, оказавшись бессильными перед пожирающими их монстрами, метеоритные дожди, обрушивающиеся на молодые еще не сформировавшиеся до конца планеты, оставляя на них глубокие памятные шрамы. Все шло своим ходом, двигалось жило, рождалось и умирало.

В одно мгновение что-то пошло не так. Один из миллиардов астероидов не прошел мимо, он вскользь зацепил проносящийся мимо корабль. Повредился один из топливных баков. Автоматике быстро удалось локализовать пожар и потушить возгорание. К сожалению, повреждения оказались слишком серьезными, и большая часть оборудования вышла из строя, но произошло это в тот момент, когда до цели оставались считанные километры!

Корабль стремительно вошел в плотные слои атмосферы. Его окутало страшное пламя, жаждущее поглотить и пожрать все живое. А потом, внезапно все исчезло: пропал огонь, не стало титанической перегрузки. Сработала антигравитационное система стабилизации, не позволившая космическому кораблю разбиться при падении, и корабль опустился на мягкую траву, принявшую уставшего странника словно в колыбель в его последнее пристанище. Анализаторы атмосферы показали наличие допустимых для жизни элементов. Сработала последняя заложенная программа, открыв шлюзы, после чего корабль превратился в груду мертвого железа, не сумев завершить всего, о чем мечтали построившие его люди, больше не было автоматики, которая должна позаботиться о самом главном.

Свежий, насыщенный кислородом воздух, чистое голубое небо с бегущими барашками облаков. Гармоничный природный мир, где в достатке и растений и животных. Но гармонию нарушил громко и надрывно плачущий младенец в кювезе. Крик не мог остаться без внимания. Крик пугал и притягивал голодных обитателей планеты. Они никогда такого не слышали. Подходить было и страшно, и интересно.

Внезапно младенец перестал плакать и безотрывно смотрел в темные глаза незнакомому мохнатому существу, нависшему над ним, без страха, но с каким-то проницательным любопытством. А существо смотрело на него как-то по-доброму, по-родному…

От родной планеты мало что осталось, лишь безжизненный каменный шар продолжал вращаться вокруг умирающего солнца. Но на другой, далекой-далекой планете, напротив, расцветала новая жизнь.

Горный ручей стремительно бежал в скалах, неподалеку от пещеры, ставшей пристанищем неземным существам, нуждавшимся в защите, у которых не было густой шерсти, способной спасти от суровых морозов, не было и острых клыков. Большая пещера в скале оказалась прекрасным домом, она укрывала своих обитателей от непогоды, огонь спасал от диких зверей и дарил тепло.

Высокий широкоплечий мужчина научился выживать в диком и не всегда приветливом мире. О его подвигах говорило множество шрамов от когтей и клыков, и сильные, натренированные мышцы. Мужчина измазал ладонь в красной глине и приложил ее к стене в пещере, оставив отпечаток руки. Это был его след, немое свидетельство о том, что он жил, что он был здесь и прожил жизнь не один, ему было кого защищать на этой планете. К нему подошла женщина, остановилась рядом, обмакнула свою руку в красную глину и оставила на стене их дома такой же отпечаток. 

+3
21:09
330
22:33
+2
Любопытное начало, идея особенно актуальна в современном мире с его «чайлд-фри» постулатами. Рассказ читается легко, при этом в нем заложена определенная философия и драматизм. Момент, где описывается как супружеская пара обманом проникает в научный центр и сталкивается с охранником — здесь я почувствовала учащенное сердцебиение и прочувствовала их страх. Тема не новая, но представлена отлично, интересно.
Понравился момент с вещатором, где всех призывают не рожать. Как говорится, и задница бабуина станет популярной и модной, если каждый день показывать ее по телевизору))) хотя не совсем понятно — там человечество уже планировало просто доживать и погибнуть? И только нескольким избранным с хорошей генетикой позволено сделать вклад в будущее?
Если пройтись по тексту, то много где не хватает нужных запятых (да что ж я за зануда такая, я под половиной рассказов это написала))) ну и такие моменты:
— очертания многоэтажных домов, тянущимися в небо до бесконечности
— он чувствовал тоже самое, что и она (=то же)
— человечество оказалось не способно справится (=справиться)
Рассказ понравился, удачи в конкурсе!
01:03
Спасибо большое) ох уж эти «ться» «тся»… вечная невнимательность) Рада, что работа Вам понравилась) rose
13:48
+4
Чёртовы инопланетяне — заразили здоровую планету своим потомством непрошенным, а теперь леса исчезают, животные вымирают, в океанах пластик и нефть, озоновый слой дрявый, а у Греты украли детство!
01:04
Хех) Самый-самый злой читатель) И все же, спасибо за потраченное время)
03:38
+1
Замечательный рассказ! Всё, как мне нравится в данной фантастике. От меня плюс))
01:04
Спасибо большое!)
16:29 (отредактировано)
+1
Интересная история межпланетного маугли
01:04
Спасибо за прочтение) Рада, что понравился рассказ)
Илона Левина

Достойные внимания