Юлия Владимировна

​Ночной трамвай

Автор:
stas
​Ночной трамвай
Работа №6
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

За окном уныло моросит летний дождь, и в темноте позднего вечера, размытые огни ещё не уснувших многоэтажек, кажутся футуристическими кораблями пришельцев, медленно плывущими в неизвестность. Мерный перестук колёс и тревожный звон трамвайного сигнала вырывают Степана из состояния полусна, и он с трудом осознает окружающую реальность.

Последний рейс ночного трамвая. Полупустой вагон. Только несколько пассажиров, застывших в своих иллюзорных мирах. И он, внезапно вырвавшись из глубокого полузабытья, растерянно оглядывался, наполненный тревогой и состоянием тоскливой безысходности. Редкие пассажиры и далёкий голос кондуктора об очередной остановке, воспринимались иррациональной реальностью. А вот недавний кошмар, реалистичный и страшный, продолжал удерживать его в состоянии подавленности и обреченности. Еще минуту назад, исполинский каменный монстр неторопливо, капля за каплей, высасывал из него жизнь. А Степан, обездвиженный и беспомощный, не мог даже пошевелиться.

Степан стряхнул с себя наваждение недавнего сна и погрузился в воспоминания. Все началось с той первой поездки ночным трамваем, когда после окончания школы в далёкой сельской глубинке он приехал в этот город. В такую же, как и сегодня теплую ночь, с вокзала уходил последний трамвай. И в нём Степан, совсем юный, только окончивший школу, полный надежд и веры в другую жизнь в новом мире. В мире совсем не похожем на тот патриархальный, сельский, неторопливый, где время давно остановилось, где дождь и облака так низко, что кажется, они появляются в поле за лесопосадкой, и оттуда внезапно накрывают село дождливым куполом на несколько бесконечных унылых дней, и тогда наезженная пыль дорог превращается в непроходимую грязь. Часто, именно в такие слякотные дни, он сидел у окна и смотрел как дождь, уж в который раз пытается смыть эту ползучую безнадёгу и тосковал по дальним мирам, вычитанным в книгах. С нетерпением ждал взросления в надежде познать другой мир, скрытый за далёким горизонтом, наполненный автомобилями, самолетами, огромными домами, площадями. Где нет грязи, пыли, и главное, там нет скуки. Нет растянутого до бесконечности времени.

Воспоминания, волна за волной, накладывались на равномерный перестук трамвайных колес. Шли годы, Степан растворился в городе: окончил институт, работал, женился, растил детей, но в то время, в редких поездках ночным трамваем, он ещё не слышал Его. Был наполнен радостными хлопотами в семье, на работе, и потому короткие сны-кошмары последнего трамвая быстро забывались. Прошли годы, дети выросли и жили своими семьями, а Степан вдруг начал болеть. Он не мог полноценно работать, а дорога в офис выматывала и лишала его последних сил. Ему предложили операцию, но шансы пятьдесят на пятьдесят, с возможным исходом полной парализации, ему не хотелось даже обсуждать. Каждый год он менял врачей и способы лечения, но положение только ухудшалось. Он угасал. Казалось, жизнь закончилась. И однажды, тяжело больной, измученный лекарствами и больницами, потеряв последнюю надежду выздороветь, он услышал Его.

Он везде: во сне, в этом трамвае, в каменных глыбах, нависающих над ним жилых высоток, в летящих навстречу автомобилях, и даже в глубине подземных тоннелей канализации. Он силой удерживает жителей города в общем порядке бесконечного движения, не имеющего ни смысла, ни цели. Циничный и равнодушный монстр, созданный людьми как убежище от самих себя, взымает высокую плату за свое существование. Но главное, – питается горожанами, и жадно поглощает их страхи, переживания, зависть, гордыню.

Днём Он недоступен, занят собой. Громкий и агрессивный, наполненный спешащими по своим, только им ведомым, делам жителей, он наслаждается душными испарениями раскаленного асфальта и выхлопами вездесущих автомобилей. И только к ночи, насытившись, утомленный и умиротворённый, уставший за день, становится тихим, покладистым, и, на время, но только до утра, отпускает горожан из своих цепких объятий.

Размеренное перестукивание стальных колес успокаивает Степана. Он слушает. Вернее, подслушивает, ведь к нему лично никто не обращается. Вокруг все заняты нескончаемым бегом, навязанным каменным монстром и только он, Степан, в плывущим в ночь трамвае, слушает Его. Где-то там, в центре города, кипит, бурлит, насыщенная пороками ночная жизнь. И только здесь, на дальнем жилом массиве, усталый монстр засыпает, останавливает свой бесконечный бег. Расслабленный, Он не контролирует свои мысли, и они как туман наполняют город. И услышать их можно только в особом состоянии полусна в потерявшемся на дальних жилых массивах трамвае. И слышал Степан не слова, а переполнялся пугающими образами тревоги и тоскливой безысходности, попавшей в капкан жертвы.

Однажды, Степан приехал в село к родителям, вышел вечером в поле, и там, среди звёзд, понял, что Он его покидает. Набирал полную грудь воздуха и выдыхал остатки угнетающей власти. Земля тянулась к нему теплом прохладного вечера и наполняла желанием бежать полевой дорогой. И уже в спину ударил мощный поток воздуха. Над селом кружила буря. Он почувствовал её первозданную мощь, доверился ветру и устремился к далёкому горизонту, сверкающему хищными зарницами молний. Летел над полем, и капли, предвестники ливня, взрывались на его лице! Он не касался земли, буря приняла его, и защищённый ветром, Степан ощущал свою неразрывную связь с окружающими полями, посадками, ветром, дождем, полевой дорогой. Счастье переполняло его. И вернулся домой мокрый, усталый, но счастливый.

Тогда он ещё не понимал коварность и опасность монстра. Он был молод, и стремление к заманчивому новому миру была сильнее. Ведь там другая жизнь! Состязание. Желание быть первым. Где каждый день – новое движение, и рядом с тобой такие же, как и ты, сотни тысяч не дающих усомниться в правильности выбранного пути. И он, каждое утро, врывался в этот безжалостный муравейник забот, обязанностей, долга и прочего, навязанного ему невидимым правителем. Люди не замечали этого, и каменный исполин забирал у них самое ценное, забирал время. Так пятьдесят лет городской жизни Степана пролетели как один день. День безудержной гонки за ложными целями.

Только ночью Его можно услышать, нужно только захотеть. И Степан, в каждой поездке ночным трамваем, все больше и больше погружался в мир мыслей спящего монстра. И однажды он понял, почему потерял крепость тела, почему бодрость духа могла поднять только рюмка водки. И когда ему стало совсем плохо, в одну из поездок, монстр поведал ему причину его проблем. Нет, не потому, что он какой-то особенный, просто Степан наконец-то понял суть Его мыслей. В тот раз, измученный болезнью, потерявший надежду, он ехал в последнем трамвае и слушал как в монотонном перестуке колес Он шептал ему: " Беги, беги, беги".

Он отпустил его. Почему? Почему не поглотил, не растворил в себе, как многих его друзей, знакомых? Может потому, что он Его слушал? Да, он успел, вырвался. Вернулся в свое село, в родительский дом. Этот шанс ему предоставил монстр, тихо простучав колесами трамвая.

Прошло уже два года как Степан уехал из города. Только иногда, раз-два в месяц, бывал в нём короткими наездами на пару дней. И сейчас ехал последним ночным трамваем, вспоминал и слушал каменного правителя города.

После полувекового перерыва, жизнь в родительском доме была живительный бальзамом для его уставшего тела. Он уехал один. Уехал с надеждой. И первые месяцы, с трудом передвигаясь подворьем, преодолевая сопротивление немощного тела, выполнял необходимую для выживания работу. Усталость и боль выматывала, и поработав полчаса, падал в отцовское кресло и проваливался в беспамятство. Отходил. И опять упрямо колол дрова, чистил снег, таскал воду из колодца. Боролся с собой, со своим телом, и гнал прочь соблазн вернуться в город, в тёплую квартиру, ванную, на диван у телевизора. Нет, он не может поддаться, он сможет, выдюжит!

А вечерами стоял у забора, смотрел в поле и просил ветер помочь ему. Ветер налетал злой, холодный, и наотмашь бил ветками в лицо, отгоняя мысли сдаться и уехать. Степан смотрел на далёкий горизонт и призывал предков помочь ему. Он ждал бурю.

И как-то весной она пришла. Он это понял ещё днём, когда небо с юга окрасилось черной пеленой и мрачная стена понеслась к селу. Соседи с тревогой смотрели в небо. А Степан обрадовался, это ведь его буря, и она идёт, чтобы дать ему силы! Только она, напитанная духом предков, ведомая праматерью его народа, даст ему необходимую силу. И когда буря ворвалась в село, ломая деревья и круша заборы, он восторженно поднял руки, пошел навстречу, и оглушенный громом, что-то кричал, плакал, растворялся в дожде. Был в гармонии с этой землей, ветром, звёздным небом и связью в тысячу лет, дающей силы жителям села, выбравшим этот край. Рядом неслись обломанные ветки, сорванные листья, и уже не буря, а вечная, пока существует земля, праматерь человечества кружила и ласкала давно забытым танцем единения. Тысячи поколений предков кружили вместе с ним, наполняя смыслом жизни и осознанием своего предназначения. Его обнимал Ветер, его обнимала Праматерь, сила предков наполнила его, и он побежал навстречу буре. Теперь все будет хорошо. И уже нет времени, нет земли, нет неба — только он и буря. И опять, как полвека назад, вернулся под утро мокрый, но счастливый. Он выздоравливал. Монстр больше не властен над ним, его мрачные остатки смыла буря.

Полвека он отдал городу, где потерял не только время, не только здоровье, потерял главное – смысл жизни. И теперь здесь, в родительском доме он вернул себе утерянное. И ему не жаль потерянных лет. Ведь это были прекрасные годы. Была интересная работа, семья, дети. У него было всё, чтобы быть счастливым. И хоть за всё это он заплатил высокую цену, оно того стоило.

Звенит знакомый сигнал, укачивает движение, и Степан, под мерный перестук трамвайных колес, уткнувшись лицом в окно, пытается вернуть себе давно забытое ощущение восторга перед вступлением в новую жизнь. Так нужен ли был ему город? Он так и не решил. А сейчас он прощается с городом и завтра вернётся в село, ведь там его буря, и силой предков наполненный Ветер. 

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+8
22:35
978
23:53
+1
Если отвлечься от литературных критериев (и я имею ввиду не только пунктуацию), выражаю автору сочувствие и признательность, тема близка и понятна. Если же говорить о литературных навыках, то предстоит много работы. Например. Было бы неплохо показать (не рассказать) или хотя бы намекнуть, что это за сила, которая возвращает жизни потерянный смысл. Ветер, Праматерь, Буря, сила предков – это все хорошо, но что за ними стоит? Одни названия. Они напоминают этикетки. Покажите, в чем их сила и истина. И почему именно трамвай – порождение города, питающееся страхами – отпускает свою жертву, свою, можно сказать, пищу, и побуждает ее бежать?
08:50
+2
Мне не понравился стиль. Я не люблю такое изложение. Гуляние по временам то в настоящем, то в прошедшем, отсутствие действия, диалогов, бесконечные описания. Не зацепило.
10:21
+1
Постою рядом с Викторией. Я не смог погрузиться в текст. Стилистически слишком не моё.
10:25
+2
пошли пешком до автобуса
10:28
+1
Может, такси, м?
10:29
+1
может
10:31
+2
— Сначала в Пермь… — тихо говорил Чечевицын… — оттуда в Тюмень… потом Томск… потом… потом… в Камчатку… Отсюда самоеды перевезут на лодках через Берингов пролив… Вот тебе и Америка…
10:34
+1
Какое соблазнительное предложение.
10:37
+1
Да… Чехов умел… практиковал)))
11:17
+2
Будете в Перми, заглядывайте на огонёк)
11:29
+2
Спасибо, но Ветер уже ведет переговоры с самоедами
11:49
+4
Хотела бы я на это посмотреть



Шутка дохлого мишутки
21:45
+3
Жду в Америке :)))
Сильно жду :)))
21:46
+1
Лучше до трамвая :)
22:17
+2
Мы в процессе))
03:36
Спасибо за отзыв. Было бы скучно, если бы все писали одинаково. Мне тоже многие стили наших авторов не нравятся, не потому что они слабые, просто не мое. И что еще меня огорчает, так это наша одинаковость, наши работы не отличить друг от друга. Нет индивидуального взгляда на мир. Вот это огорчает больше чем скучные тексты.
10:31
+1
Должен признать, что такой стиль мне не близок. При том что я сам люблю лить воду. Но здесь её не то чтобы много… просто она безвкусная. Длинные предложения, пространные рассуждения, вялое развитие сюжета. Рассказ-разглагольствование. Было скучно, только ближе к концу немного заинтересовало.
А когда скучно, то лишние и отсутствующие запятые особенно бросаются в глаза. И от этого становится ещё неинтереснее.
При этом сама история героя вполне может быть интересной, если написать её живее, ярче, грамотнее.
02:08
+1
Я увидел за длинными предложениями, пространными рассуждениями и лишними запятыми монотонность ночной поездки на трамвае. Думаю, так задумывал автор.
03:38
Так задумано, создать атмосферу, тягучую, липкую иррациональную. Наверное мне это не удалось. Но я старался. Вам спасибо.
21:44
+2
Полвека он отдал городу, где потерял не только время, не только здоровье, потерял главное – смысл жизни

Как же это? Как потерял время и смысл? Учился, женился, детей родил, работал. На трамвае, в конце концов ездил. Просто к старости многие начинают брюзжать.
Нет живости в рассказе. Топтание на месте. Сплошные рассуждения. Ни одного диалога. Мне такое повествование читать скучно
02:10
+1
В этом, полагаю, и замысел.) Встать на место сидящего в ночном трамвае и — без слов — долго и внимательно слушать дребезжение колёс, таких мёртвых, но вместе с этим и живых…
03:41
+1
Вы правильно ставите вопрос, тут моя вина, выложил рассказ в сокращенном варианте и наверное многое стало непонятным. Сейчас я выложил полный текст в новинках. Думаю там есть ответы на ваши вопросы. Спасибо.
00:21
+1
Рассказ был бы хороший, если бы не был такой занудный. Очень тяжело читать банальную биографию, в которой происходят банальные вещи. Небольшие вставки по теме магического реализма вот именно что небольшие, и пока до них дойдёшь успеваешь устать от текста. Если бы существенно сократить, то было бы куда лучше.
02:12 (отредактировано)
В этом и суть, как я вижу. Для кого-то покажется скучным звук колёс трамвая, а кто-то внемлит им и забудет обо всём на свете. Поэтому и рассказ написан в подобающем стиле.
03:43
На вкус и цвет товарищей нет. Есть такая поговорка. «Занудность» и была моей целью для погружения во внутренний мир ГГ. Вам спасибо.
21:41
Уважаемый Стас, если вы пойдёте на проза.ру, то увидите там чудовищную массу вот таких вот биографических заметок. Выделить, какая из них интересная, просто невозможно. Есть погружение во многие внутренние миры, но у меня свой есть, и зачем тогда мне чей-то, если это просто жизнь? Один известный писатель, отсидевший в лагерях, как-то говорил, что его самое сильное произведение — это прошение то ли о пересмотрении дела, то ли о помиловании. Потому что он представил, что сидит где-то этот толстый равнодушный бюрократ, и перед ним тысячи таких писем. И чем он может остановить его взгляд на одном из этих прошений?

Есть разные приёмы авторов, которые позволяют захватить внимание читателя и удержать его хоть какое-то время.
02:18
+2
ГОЛОС

Рассказ и есть ночной трамвай. Я сидел в нём, прижавшись к оконному стеклу. Один-одинёшенек в тёмном салоне. И слушал звук колёс, проникаясь… закрыв глаза… растворяясь в той истории, что они шептали.

Если и автор только подслушивал эту историю, то, будучи его читателем, я её выслушал и оказался тронут.

Даже лишние запятые, что, как полагаю, поставлены ради пауз, задавали тон этой поездки. С начала, что мне казался заключением, до конца, что мне казался вступлением.

Так и раскрылисись с отдающимся скрежетом двери трамвая, когда я проснулся на конечной остановке…
03:44
Спасибо, Ахмад, вы все верно подметили.
09:18
ВАМ спасибо за волшебный рассказ!)
07:49
+1
Не люблю запятые после слова однажды. А читала ровно до слова Он. Я заметила, что в последнее время резко обрываю чтение в таких случаях, чтобы не травмировать свою психику и не портить себе настроение. Начинаются рассуждения на околорелигиозные темы, и мне сразу тяжело читать. Хотя переход к мыслям о вечном для человека, потерявшего смысл жизни и находящегося перед дилеммой жить или не жить логичен.
03:45
Извините, Мария, но здесь ни религии ни околорелигии нету. Только магреализм.
06:47
Может быть. Я ж не читала после слова Он. Это уже условный рефлекс.
11:29 (отредактировано)
+1
Никто вроде не сказал про магреализм (поправка — кроме Сони Эль)… и я не буду. laughНо да, автор, я вас понимаю (думаю, что понимаю) — вот это такое особенное смешение реальности и потустороннего, нереального. Тут и монстр, и буря, и полёты.
Хорошо бы сделать более четкую структуру, а то сплошное топтание на месте и возврат в прошлое. Это запутывает читателя, а он и так заморочен стилем, в смысле морока, наваждения.
13:30
+3
"— Город — это злая сила. Сильный приезжает — становится слабым. Город забирает силу. Вот и ты пропал…" — сказал Немец.
Кстати. На одной этой фразе и построен рассказ. Мне так кажется. Но, к сожалению, нет объяснений почему. Ведь сам Немец силу не потерял. А можно было развернуть…
03:46
Немец был мудр однозначно.
15:54 (отредактировано)
+3
А мне понравилось. thumbsupМожет, публика и скучала без прямой речи и цветных иллюстраций в «Мурзилке», но мысли, идеи автора мне близки, и он до меня их донёс. Человек, действительно гоняется за жар-птицей моды, авторитетных мнений и устоявшейся чужой реальности. Как будто это имеет для него реальную цену. А потом это оказывается пустышкой. И дай Бог, как в данном случае, человек возвращается к Себе. Пусть через 50 лет… Это малый срок. Я подозреваю, что этот срок измеряется даже не годами, а жизнями.
ГОЛОС Выше моих сил оставить эту работу без голоса. Кура и чёртик, несомненно тоже заслужили. Но вот незадача, один он, голос-то — очень жаль!!!
03:47
Спасибо, Эдди. Вы правы, эти проблемы в рассказе однозначно в приоритете. Спасибо.
14:39
+1
Это круто. Будь это частью романа, я бы непременно продолжил читать. Подобного рода рассуждения свойственны большой форме. Вода — скажут многие, но я считаю, что именно в эту воду необходимо погружать читателя для принятия мира произведения. Меланхолично, дождливо, мудро. Рассказу пятерка.
Спасибо.
ГОЛОС
03:50
Спасибо, Александр, вы заметили главное. К романам я пока не готов, но и этот рассказ выложен в сокращенном виде, полную версию я выставил сегодня в ленте прозы. Интересно ваше мнение.
19:27
+1
Когда я чувствую, что потерялась, тоже еду к родителям.
Рассказ сложный, совсем не мой, но усталость героя и его тяга к переменам выписана сильно.
21:56
+3
Всё сказанное — лишь слова одного читателя, ни больше, ни меньше. Не претендую на истину, пишу как увиделось и услышалось.

Работа о месте, которое можно назвать домом.
История повествует о ГГ, который услышал и прочувствовал звуки, царящие в сердце города. Этакое чудище, поглощающее энергию горожан. ГГ отказался от зримой, материальной стороны города (работа, уют) в пользу незримого умиротворения родной деревни. Но он не сбежал. Время от времени он возвращается, словно для того, чтобы убедиться – вот оно, чудище, здесь ещё. И читатель понимает, что бороться с такой громадой бесполезно, но сам факт возвращения ГГ время от времени показывает, что он город понял и больше не боится. Он просто нашёл своё место в жизни.

Что сделало бы работу ещё лучше в моих глазах? Более тонкая работа с текстом. Он хорош, он чудесен своей человечностью, но сейчас мне видится очень тяжёлым для прочтения из-за длинных фраз. Не музыкально, не течёт рассказ как ручей.
03:51
Спасибо, Аня, буду работать.
Мясной цех

Достойные внимания