Нидейла Нэльте

Грешник

Утро в горах выдалось настолько туманным, что за пару шагов было трудно разглядеть хоть что-то. Камни, покрытые росой, блестели, и приходилось ступать осторожно, чтобы не подвернуть ногу. Путь предстоял неблизкий, а времени было не очень много. Хромать всю дорогу - непозволительная роскошь, а Боги так нетерпеливы.
Ранним утром из тихо спящей деревни вышло два путника: мужчина, давно забывший, что такое молодость, и девушка, еще только начавшая познавать её. Оба укутаны с ног до головы в теплые плащи, в руках палки, за спиной мешки с провизией. Никто не обернулся на посёлок, хотя дорога ещё долго поднималась так, что можно было разглядеть маленькие дома, жмущиеся друг к другу. Все они примыкали к речушке, блестевшей в предрассветной заре.
Первым нарушил молчание дед,
– Ты не жалеешь, что пошла со мной, дочка?
- Ты сам меня выбрал, моего мнения никто не спрашивал.
- Верно. Мало того, что я сам вызвался идти, так еще и обязан выбирать, кого тащить с собой. По-моему, несправедливо,- ворчливо проговорил дед.
- Как долго нам идти? Видно было, что девушка волновалась, и поэтому ей хотелось отвлечься разговором.
- К вечеру следующего дня мы должны быть на вершине Жертвенной горы, поэтому идти будем так быстро, как сможем… Как я смогу. - поправился он.
- Мне бы хотелось в пути побольше узнать о Грешниках и Жертве. Мне еще нет 17 и многое от нас утаивают. Ты можешь мне поведать о старых временах, до прихода Богов?
- На самом деле не боги пришли к нам, а мы явились в эти земли очень и очень давно. Насколько я знаю, наша долина – единственное место, где почва и воздух не отравлены, а люди и животные могут не опасаться за чистоту потомства. Община образовалась из группы людей, кочевавших по измученным землям в поисках нового дома. В те времена повсюду бесчинствовали банды злых людей, забывших о своей человеческой природе. Их существование сводилось к бесконечным грехам и порокам. После долгих скитаний измученные люди, потерявшие всякую надежду, нашли эту долину, девственно чистую, непотревоженную никем и словно ожидавшую прихода человека. Место для нового дома было так прекрасно, что людей охватила безудержная радость. Долина стала для них новым ковчегом, частичкой рая на земле. И действительно, в первое время ничто не предвещало беды, злые люди обходили поселение стороной, никто из них нашим предкам так и не попался. Земля давала богатый урожай, голод и страдания последних лет начали постепенно забываться. Dсе шло привычным чередом до одного дня, когда деревня была разбужена громким ревом исполинской трубы. Сонные и испуганные люди выбежали на улицу, а рев становился все громче и громче. Он был слышен в каждом уголке деревни, и не осталось в долине человека, который бы не закрыл в страхе голову, желая остановить это безумие. Внезапно рев смолк и люди услышали голоса Богов. Тогда люди услышали то, что впоследствии назовут «Небесным договором». Суть договора была проста Боги-покровители чудесной долины давали людям защиту, оберегали природу от скверны Внешнего мира. Взамен жители долины должны пообещать через каждые десять лет приносить в жертву самого грешного человека. Список грехов таков: не убей, не навреди ближнему, не укради, удержись от блуда, не лги. Если в нужное время жертва не будет принесена, Боги обещали жестокую кару. Первую жертва должна быть принесена в течение двух дней. Как только голос затих люди поняли, что их жизнь изменилась навсегда.
Пока старик говорил солнце незаметно опустилось к горам, время близилось к вечеру и закатные лучи все бледнее просвечивали сквозь вершины, теряясь в облаках. К этому моменту путники приблизились к большому камню правильной формы. Он стоял возле дороги так, что невозможно было пройти мимо, не заметив надписи, выдолбленной на ровной поверхности. «Грешник, помни для чего ты вступил на дорогу» - гласил текст. Старик, бегло пробежав глазами по камню, вздрогнул, будто очнувшись, и еще ниже опустил сутулые плечи.
- Здесь мы и заночуем сегодня. Дальше идти в темноте смысла нет, да и устал я, ноги не держат. – произнес дед.
Девушка коротко кивнула и, скинув с плеча небольшой мешок, стала разводить костер. Дрова для него, как и само кострище, были уже кем-то заботливо заготовлены и аккуратно сложены. Ели возле костра спутники молча. Как только с ужином было покончено, Дед встал и на дрожащих ногах подошёл к девочке. Та, украдкой взглянув в его глаза, сразу все поняла. Ее не удивило, когда старческая сморщенная рука неуклюже ударила по лицу. Бил старик неумело, не было у него никогда подобного опыта, удары сыпались на девушку равномерно как в каком-то ритуале. Когда девушка уже не могла терпеть боль и начала тихо подвывать, дед остановился и тяжело опустился рядом с ней на землю. Неуклюже обняв худое тельце, он вперил взгляд в огонь костра, витая мыслями где-то далеко за пределами видимого мира. Сон в эту ночь к обоим спутникам не шёл.
Утро встретило путников ласковыми лучами, проклюнувшимися из-за вершин гор. Костер понемногу дотлевал, запаса древесины как раз хватило на всю ночь. Несмотря на это путники кутались в теплую одежду, вероятно сказалась бессонная ночь и общее настроение витавшее между ними. В полном молчании, перекусив на скорую руку, они тронулись дальше в путь. Первым заговорил дед, не в силах и дальше терпеть эту тишину нависшую над ними словно меч,
- Путь Грешника тяжел, но не менее труден он и для спутника. Ты уже большая девочка и все понимаешь, цена покоя Общины очень велика и одному ее не дотащить.
- Послушай, дедушка, а тебе никогда не хотелось вернуть все назад, в старые времена, до прихода Богов и Небесного договора? – внезапно спросила девушка. Лицо ее было пунцовым от синяков, опухшим, но глаза горели огнем, на какой способна только бесшабашная молодость.
- Я не знаю другой жизни кроме как по рассказам предков и мне трудно судить о том как было раньше, но то что я знаю пугает. Весь наш мир, живший во грехе, погрязший в нем и потерявший защиту Богов не стоит тех соблазнов, что он может предложить. Наша община живет с мире и покое уже много поколений, ценой одного единственного Грешника в десятилетие.
- Но ты же сам сказал, что не знаешь другой жизни, истинная правда, передаваясь из уст в уста могла затеряться, позабыться в очередном пересказчике.
- Затеряться могут детали, истина всегда останется таковой – в долине мы нашли свой дом, дорого заплатили за право жить здесь и постоянно платим хозяевам, - старик начал распыляться, бурно жестикулировать и размахивать палкой, - я вчера не закончил историю, послушай же дитя и подумай хорошенько.
В то утро голос из ниоткуда конечно произвел впечатление, но это не значит, что все принялись выполнять указания. Люди пошумели,обсудили услышанное и разошлись каждый по своим делам. Трудно в одночасье изменить свою жизнь без начального импульса, этим толчком послужило то роковое утро спустя два отпущенных дня. В предрассветных сумерках тишину сонной деревни прорезал отчаянный крик, ему почти сразу же вторил другой, далее крики начали сливаться в один ужасающий хор. Виной этому послужили мертвецы, почти каждый житель деревни обнаружил его у себя дома. Кто-то продолжал обнимать во сне жену, не подозревая, что лежит в обнимку с трупом, другие не могли разбудить своих детей. Все это было настолько ужасно, что многие в то утро поседели. Одна несчастная женщина обезумев от горя выбежала из хижины на ходу вырывая клочьями волосы с головы, разум к ней так и не вернулся. Тихая смерть настигла каждого третьего жителя общины не щадя ни взрослых ни детей. Боги собрали свою дань, как и было обещано.
Заканчивая свой рассказ старик уже видел, что они приближаются к следующему камню, как две капли воды похожему на тот возле которого ночевали. «Грешник, встав на дорогу, иди до конца». Увидев камень девушка вздрогнула, но не испугалась, взгляд её был решителен.
- Ты знаешь что делать, дед, так не тяни, вечер уже близко а до вершины ещё прилично шагать, - несмотря на напускную храбрость голос её дрожал.
- Так надо, дочка, так надо… - сказал старик. "Не навреди ближнему" сорванный плащ полетел в сторону, "Удержись от блуда" дед начал неуклюже сдирать одежду с оцепеневшей жертвы, "Не лги" губы шептали невнятно о том, что все будет хорошо и ей нечего бояться. Девушка не знала вырываться ей или подчиниться, поэтому просто закрылась внутри себя, как бы со стороны наблюдая над своим терзаемым телом...
И снова в путь, вверх по склону к вершине Жертвенной горы. Воздух здесь более разреженный и дышать становится труднее. Несмотря на это спутники оживлены, старик болтает без умолку, изредка отдуваясь и глотая воздух. Девочка хоть и выглядит неважно, внимательно слушает собеседника, понимая, что скоро конец пути и истории закончатся.
- Расскажи мне побольше про общину, как все начиналось, и что происходило дальше после того ужасного утра.
- Хорошо, девочка, я расскажу тебе как появились грешники, об этом никто не знает из молодых и немногие будут посвящены в эту тайну, тебе же я откроюсь, пусть это будет моим прощальным подарком.
Община долго шла к тому виду, в котором ты её знаешь. После того ужасного утра люди, не забывшие еще греховной жизни протянули всего несколько лет. Злость, обида, зависть копилась в людских сердцах и не так просто было её искоренить за столь малый срок. Однажды двое соседей что то не поделили и произошла драка, к ней присоединилось еще несколько человек, которым тоже хотелось дать волю гневу. Итог был ясен, совершён грех и кандидаты известны. Страх общины перед карой богов был настолько велик, что всех участников заперли в клетку. Любой из них мог быть следующим Грешником, оставалось только выяснить кто именно. Тогда кто-то вспомнил про Крысиного волка, когда ловилось несколько крыс, их сажали в закрытый сосуд и ждали пока не останется только одна, съевшая всех остальных. Теперь эта крыса охотилась только на себе подобных и не знала другой пищи кроме как крысиное мясо. Так и здесь было решено подождать пока не останется только один, Грешник, отягощенный убийствами и людоедством. За клеткой постоянно велся надзор, и ни у кого, даже у членов семей несчастных не возникало желания помочь. Именно тогда все поняли какова истинная цена мирной жизни общины и жизней каждого из её членов в частности. Цена эта ужасна, она в криках и мольбах о прощении запертых, в их яростном желании жить, когда убьешь ты или убьют тебя. Последнего выжившего, полу безумного держали всё оставшееся время на дурманящих отравах, поддерживая подобие жизни. Каждый знал, что будет если Грешник умрет раньше положенного срока.
Старик остановился, тяжело задышал. До конца пути оставались последние десятки метров, уже видна вершина и край ровной площадки из тесанного камня.
- Уфф, как же я устал подниматься, не для моего возраста этот поход. Вот ты меня спрашивала, не хотел ли бы я вернуть старые времена и порядки? Я отвечу так, может жизнь у нас не самая сладкая, но до тех пор пока находятся такие как я, что готовы взять на себя роль Грешника, община будет жить и процветать. И взял я тебя с собой в путь в первую очередь для того чтобы ты поняла эту простую истину. Крепость цепи измеряется прочностью слабейшего звена. Когда закончится ритуал и ты вернешься назад, надеюсь приложишь все усилия чтобы донести это до каждого жителя. А они тебя послушают, теперь точно послушают, ведь ты испытала то, чего им не увидеть никогда в их мирной и спокойной жизни.
И старик уверенной походкой направился к середине каменного алтаря, что ровным кругом венчал вершину Жертвенной горы. Не было в нем ни тени страха или сомнений, прожил он жизнь долгую и спокойную. Девушка медленно приблизившись к краю площадки с замиранием сердца следила за тем как над алтарем начали сгущаться тучи, сверкнула молния, другая и громовой голос с небес возвестил: «Ты конечно же грешен, но не настолько, чтобы принимать твою жертву. В общине был совершен грех убийства, но убийца не предо мной». Девушка вспомнила как прошлой весной не вернулся один из пастухов, его напарник сказал, что тот упал с обрыва в поисках потерявшейся овцы. Его словам тогда поверили, не было причин пастуху врать. Тем временем голос продолжал: «Время принесения в жертву Грешника истекает, не испытывайте более моего терпения, община будет наказана за непослушание». Не понимая что делает, девушка бросилась к недоумевающему старику и протянула ему старый каменный нож.
- Не притворяйся, что ничего не понимаешь, - кричала она сквозь вой ветра и грохот грома – ты убьешь меня и тогда тебя примут Боги, это единственный выход. Община в большой опасности и мне пора тоже решить на что я готова ради тех кто остался внизу. Я не слабое звено!



Дед смотрел на эту маленькую девочку не в силах принять жестокую правду. Стала понятна еще одна причина по которой Грешника до самого конца кто-то сопровождал - страховка на крайний случай. Но тут внезапная мысль пронзила сознание старика - есть еще одна возможность, последний шанс все закончить. Хуже убийства может быть только убийство, совершенное с особой жестокостью. Что старик, всю жизнь проживший в общине, может знать о жестокости? Кое-что может, ведь за время их путешествия Дед много понял о ней, ощутил на своих руках, что значит настоящая жестокость, прочувствовал её, впитал в себя и теперь был готов управлять ей.
Нож был тупым, грубо сделанным и не знал человеческой крови, поэтому входил в плоть неохотно, тяжело. Но уверенность старика придавала ему сил, не зная пощады лезвие кромсало и резало плоть, нанося страшные раны. Дед убивал с особой ненавистью, теперь он знал что это такое, убивал человека который посмел обидеть маленькую девочку. Он убивал себя и Боги ему свидетели, не было ничего, что могло бы сравниться с ЭТОЙ жестокостью.
А напротив Деда сидела та, что не могла отвернуться или хотя бы закрыть глаза, только билась в истерике, глотая слезы, текущие ручьем по щекам. Сознание, словно сжалившись над ней, подарило забвение и девушка упала на землю. Очнулась она когда вокруг все стихло, тучи разошлись не оставив ни следа на небе. Алтарь тоже был пуст, тело мертвого старика исчезло, кровь будто впиталась в его каменное покрытие. Только одиноко лежащий нож напоминал о недавних событиях. Маленькая фигурка тяжело поднялась с камней и побрела вниз по дороге к деревне. Нужно будет обязательно сообщить совету общины о случившемся, никто не должен был вернутся и тогда преступнику сойдут с рук три невинные жизни.
Огромная цепь сильно натянулась но выдержала, мир и покой сохранится в долине еще на какое-то время.

0
09:03
709
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Империум

Достойные внимания