Нидейла Нэльте

Кэй

Кэй
Работа №66

***

Мы приземлились на К-18713 21 октября 2077 года. Ровно в 12:00. Посадка была мягкой, почти не трясло. В принципе, неудивительно, нам говорили, что Кэй дружелюбна, почти как наша Земля. Но в это все равно сложно верилось. Особенно после всего того, что мы повидали за последние 20 лет экспедиций. До Кэй мы добирались дольше всего. 3 года. За это время я успел возненавидеть каждого на борту. Джемму с ее нервными кудряшками особенно сильно. Она все не прекращала попыток залезть в мою койку. Не то, чтобы она совсем была непривлекательной, но, черт подери, не на работе же. В какой-то из вечеров, месяцев 6 назад, она надралась как свинья, ввалилась ко мне в каюту и сообщила, что не уйдет пока я не сделаю этого. Я же лежал выжатый как лимон и думал о том, что через пару лет возможно стану самым известным человеком на Земле. Хотя бы на час. После того как во всем мире победоносно объявят о том, что мы, наконец, ступили на новую Землю. Когда ты двадцать лет пашешь как лошадь, годами не видишь дома (я и забыл уже, откуда я родом), скитаешься от одного безжизненного камня к другому в поисках земли обетованной, ради мечты, которая все больше кажется несбыточной, а потом вдруг приближаешься к этой мечте, тебе больше ничего и не нужно. Лишь лежать в перерывах между работой и пролистывать прожитые годы с удовлетворением осознавая, что все было не зря. А тут она, в самый разгар моего торжественного выступления на заседании ООН. Или на вручении нобелевской премии. Или на церемонии Оскар - лучший байопик. Снесла к чертям собачьим все мои декорации. И вот я вновь в тесной каюте в консервной банке на краю вселенной.

Мне хотелось вышвырнуть ее вон, но это ничего бы не изменило. Лишь усугубило бы и так сложную атмосферу на корабле. Я пообещал, что займусь ею, как только мы развернемся на Кэй, потому что сейчас, мне якобы надо быть сосредоточенным. К моему удивлению, это сработало. Последние 6 месяцев она просто подмигивала и даже перестала так сильно раздражать. Но вот в момент приземления она решила отыграться за все полгода и вытворяла своим языком такое, глядя на меня в упор с соседнего кресла, что мне даже стало немного страшно - не сожрет ли она меня?

Впрочем, очень скоро, возник вопрос не сожрет ли нас что-нибудь другое на этой планете? Когда мы после приземления бросились к иллюминатору, побелел даже Кирк - двухметровая детина с инкрустированным металлическими пластинами черепом. Кэй была живой. Не в смысле, на ней была жизнь. Нет, сама планета как-будто была каким-то живым существом. Ее поверхность, влажная, с сочной темной почвой, покрытая то ли мхом, то ли плесенью, дышала - вздымалась и опускалась. На вдохе заглатывала верхние слои, на выдохе возвращала их на место - рыхлыми и мягкими. Наш корабль качнуло. Едва заметно, но после увиденного, у меня сердце ушло в пятки. А что, если Кэй и нас вот так вот пропустит через себя?

- Что это за хрень? Вы это видели? - Кирк прервал молчание. Он был самым молодым на борту. Второй рейс. Первый был тоже под моим крылом. Я его заприметил на выставке робототехники пять лет назад. Крепкий, узко-заточенный, полный идиот во всем, кроме машин и кода. Пытался продавать какую-то бесполезную штуковину - интерактивную подставку под пиво - пилит тебя как жена, для ходоков на дальние расстояния. Но «хватит пить, свинья» это последнее, что ты хочешь слышать в безжизненной черноте. Выпивка - тут необходимость.

- За сколько отдашь? - рассмеялся я. Думал подарить штуковину Сане - он уходил от меня, на дальний рейс по гослинии. Но я не держал на него зла. Саня 10 лет отработал со мной плечом к плечу, не ноя и не клянча, но сейчас у него жена и пара белобрысых спиногрызов, и мне не нужно объяснять, что он хочет для них лучшей жизни. Саня говорил, это последний рейс, смотаюсь на пять лет и вернусь уже в Москву, а не в матьегоневыговоришь сибирский городок. Знал бы я тогда, что Саня больше не вернется никогда ни ко мне, ни в свою Москву, ни за что не разрешил бы ему уехать.

- Сколько дашь, столько возьму.

Можно было бы конечно отделаться мелочью, но я решил заглянуть внутрь штуковины и отдать больше, если это того стоит. Не люблю наживаться на дураках.

Работа была безупречной. Только это было похоже на спользование ядерного оружия против мирной демонстрации. А я всегда умел направлять энергию в нужное русло.

- Ты правда хочешь делать такое дерьмо?

Вот так и случился наш союз. С выставки мы ушли вместе, а через два дня отправились в первый полет. За 5 лет совместных странствий я никогда не видел Кирка напуганным. Удивлённым, настороженным - да. Но не напуганным. Он стоял у иллюминатора, комок нервов, готовый вот-вот взорваться.

- Что эта за хрень?!

Если боится Кирк, значит дело и правда дрянь.

- Миа!

Миа словно прилипла к своему креслу.

- Я никогда не видела ничего подобно…

- Мне плевать, что ты видела или не видела. Что это может быть?!

- Я не знаю.

- Так открой свою долбанную базу.

- Я знаю базу наизусть, там ничего и близко похожего нет.

Наш корабль снова качнуло. За стеклом Кэй переварила дерево.

- Я бы свалила отсюда… - Дана вцепилась в меня глазами. Она первоклассный пилот. Досталась мне почти за бесценок. Тренировала на симуляторах избалованных богатеньких детишек и безуспешно пыталась пройти по гослинии. А потом встретила меня и я увидел в ней настоящий талант.

- Что значит, ты бы свалила? - Джемма. Одно из самых неудачных приобретений. Рекомендовали как топа по навигации, но ее паршивый характер перекрывает все профессиональные достижения.

- Не нравится мне тут… - Кирк вышел. Наверняка направился в бар, опрокинуть пару банок пива. Я никогда не запрещал ему пить на работе, потому что Кирка не берет ничего. Он как-то при мне проглотил две бутылки водки и продолжил работать. Киборг, не человек.

***

Кэй немного успокоилась. Где-то на горизонте были заметны волны, идущие по ее поверхности. Но у нас все было тихо. Миа принесла портрет планеты. Практически полное совпадение с тем, что мы уже знали. Атмосфера, требующая минимальной интервенции, среднегодовая температура - 5 градусов выше ноля, идентичная сила тяжести, сутки длятся 28 часов, годовой оборот вокруг светила 425 дней. Хо содрал за нее в пять раз больше чем обычно. И то каждый раз не забывал напоминать мне, что продешевил.

- Хо ни в одном из отчетов не сообщает про сейсмическую активность. А она настораживает, тем более после того, что мы видели.

- Подробнее, - я закинул ноги на панель и посмотрел на Кэй на экране компьютера.

- Это планета постоянно движется. Она словно пережевывает саму себя. Я не уверена, что нам тут что-то светит.

- Что ты имеешь ввиду?

- Виктор, ты.., - Миа посмотрела мне прямо в глаза, - ты правда не понимаешь?

Я отвернулся. Не люблю, когда пялятся мне в душу.

- Миа, я устал. Мы все устали. Говори, если есть что сказать.

- Тут не безопасно. Эта планета - хищница.

- Ты поняла это по тому короткому эпизоду с деревом?

- Я чувствую это, Виктор. Я знаю. Здесь что-то плохое.

- И ты предлагаешь уехать?

Как же я устал. От всей этой жалкой трусости. От этой необходимости прислушиваться к чьим-то мнениям. Да кто ее на хрен спрашивает?!

- Я хочу, чтобы ты обладал полной информацией, прежде чем принимать решение.

- Какое решение? Не надо говорить со мной намеками. Ты хочешь, чтобы мы уехали?! Миа сжалась, но продолжала смотреть на меня в упор.

- Да.

- Ты хочешь, чтобы мы взяли и уехали, просто потому что тебе кажется, что тут что-то плохое?

- Да.

- Иди отдыхай.

- Но …

- Иди отдыхай, Миа! - мой крик эхом прошелся по всему кораблю. И не успела Миа выйти из моей каюты, как объявилась Джемма.

Змея. Извивается и шипит. Она села ко мне на колени и положила руки вокруг шеи. Силищи в ней на трех боевиков и если она решит свернуть мне шею, я ничего не смогу с этим поделать.

- Она боится, да? Миа?

Джема прочесала мои волосы пальцами, от затылка к макушке. Это было чертовски приятно. Я расслабился и уткнулся лицом ей в шею. Она обхватила мою голову руками, вжимая в себя.

- Да, боится. Все боятся своей первой альтернативы. Кто из нас не боялся? Ты ведь тоже боялся, Виктор?

- Еще как.

Ее запах успокаивал и убаюкивал. Я все таки чертовски устал.

- Не бери ее всерьез. Мы не просто так проделали весь этот путь. Мы не можем уехать отсюда с пустыми руками.

- Я знаю, я знаю… завтра утром запустим протокол и если что-то пойдет не так…

- Да. Завтра все станет ясно…

Она гладила меня по голове, мысли мои потихоньку расползались в разные стороны, что-то внутри меня кричало, чтобы я выкинул Джемму из каюты, как в прошлый раз. Потому что нельзя, нельзя сближаться с женщинами ее породы. Они опасные, хищные, истеричные. Они выпивают людей и вышвыривают как только те перестают давать им нужные эмоции. Вышвырни ее, Виктор. Вышвырни…

- Кого вышвырнуть? Здесь никого нет, - от затылка до макушки, - спи, Виктор, спи. Нам всем надо отдохнуть.

***

Когда я проснулся Джеммы уже не было. О ней напоминал только запах на подушке. Может это и к лучшему. Я встал с кровати и направился на мостик. Весь корабль спал, только бортовой компьютер шипел и жужжал - лучший член экипажа, выполняет команды и не задает лишних вопросов. Малыш Кирка - маленький робот-скаут, собранный Кирком пару лет назад, - стоял на подзарядке. Интересно, когда он вернулся? Я подошел к компьютеру и просмотрел записи. 4 часа назад. Радиус его интервенции составил 2 км. Ничего аномального или необычного или просто заслуживающего внимания. Джемма права. Миа попросту в ужасе от своей первой альтернативы. Все мы через это проходили. Всем нам страшно ступать в неизвестность. Я сел за панель управления и отключил оконные шилды. В помещение сразу ворвался свет, на Земле не бывает такого утреннего света - желтый, яркий, наглый, так и норовит высветить тебя как рентген, обнажить все твои тайны и уязвимые места. Прищурившись, я подошел к иллюминатору. Кэй как океанская гладь в мертвецкий штиль. Лучи ее беспощадного светила подхватывают едва заметные колебания. И ты понимаешь, что под этой видимой твердью - вязкая и мучительная бесконечность.

Что она такое? Земля обетованная? Или кровожадный монстр, вязкая паутина, беспощадно перемалывающая случайных жертв? Сумеем ли мы выбраться отсюда, если захотим? И если не сумеем, сможем ли мы тут выжить?

Километры пульсирующей почвы смотрели на меня с призывом, с вожделением. Уговаривали меня выйти из корабля и утонуть в них.

- Ты нашел свой дом, - шептали они, - больше ничего не нужно. Не нужно ничего искать. Ты все нашел. Достаточно просто выйти сюда и больше никогда не возвращаться.

Я протер глаза. Это все усталость, и стресс, и страх. Такое случается. Все просто наложилось. Одно на другое. Такое бывает. Скоро мы исследуем Кэй. И если она подтвердит наши теории, через пару лет сюда устремится все человечество, а если она вдруг окажется непригодной к жизни, что очень маловероятно, мы умотаем отсюда в ту же секунду.

Что-то внутри меня сжалось и сердце застучало сильнее. А что если, мы не сможем улететь? Ужасная тоска разлилась по телу и я четко осознал, что если мы задержимся тут еще хотя бы на пару часов, то никогда, никогда больше не выпутаемся из Кэй. Нужно уезжать. Сейчас же. Ни минутой позже. Я посмотрел на переговорное устройство, но рука не послушалась. Рука продолжала лежать в кармане. Я чувствовал свои пальцы, но они перестали мне подчинятся. А эта мысль, это осознание, оно сидело настолько глубоко во мне, что никак не могло достучаться до моего языка. Казалось, мои инстинкты и мой разум вошли в конфликт. И этот конфликт полностью парализовал меня. В горле пересохло. Я сглотнул, хотел повернуться, дотянуться до воды, но Кэй как-будто загипнотизировала меня. Океанская рябь - сколько всего в ней можно разглядеть. Кажется, вот, перед самым кораблем, под влажной рыхлой почвой просвечивается широкий проспект, а чуть правее обрывок пыльного спальника с выцветшими высотками. Один в один как тот, в котором я вырос. Как это вообще возможно?

Джемма! Она словно появилась из неоткуда. И вытащила меня из грез.

- Какого черта ты там делаешь? - я, наконец, наклонился к переговорному устройству.
Но она не ответила мне. Развернулась лицом к кораблю и медленно сняла шлем.

- Какого черта ты делаешь, Джемма?! Ты что свихнулась?

В капитанскую рубку вбежали Кирк и Миа и сразу же кинулись к окну.

- Она с ума сошла! - Миа затараторила в трубку, - Джемма! Срочно надеть шлем, срочно вернуться на корабль! Джемма!

- Она тебя уже не слышит, - я снова прилип к иллюминатору. Джемма бросила шлем и пошла прочь от корабля. Хотя вернее будет сказать - поплыла. Словно сама почва несла ее вперед, а Джемма лишь покачивалась из стороны в сторону, то и дело поднимая лицо к небу.

- Что она делает? - Миа встала около меня.

- Она…она не в себе, - я нащупал в кармане сигареты. Покупал их еще три года назад. Так и не выкурил ни одной из пачки. Дал себе слово, что не закурю, пока не отыщу вторую Землю.

- Я говорила тебе, - Миа повернулась ко мне, ее лоб прорезали морщины, губы искривились, а глаза заблестели, - я же тебе говорила, чертов ты сукин сын.

Она подошла ко мне вплотную и вцепилась пальцами в ворот моей рубашки.

- А ты меня не послушал, ты меня не послушал, Виктор. Ты даже не стал меня слушать! Это ты во всем виноват. Ты во всем виноват!

Она повисла на мне и стала колошматить меня руками. По голове, по лицу, по шее. Я чувствовал как ее ногти вонзаются мне в лоб и соскребают кожу вниз до самого подбородка, ее пальцы хватаются за волосы и выдирают их, ладони сжимаются вокруг ушей и ломают их, я попытался отшвырнуть ее, но ничего не вышло, казалось, она увеличилась в несколько раз, стала тяжелой как гранитная плита, как груз на сердце. Наконец, Кирку удалось отодрать ее от меня и вколоть успокоительное. Она обмякла у него на руках и закрыла глаза.

- Отнеси ее в медотсек, - я вытер кровь с лица.

Джемма уже исчезла из поля зрения. То ли ушла слишком далеко, то ли…

- Дана! Подготовь малыша, необходимо отыскать Джемму.

Я повернулся, но Даны не было. Я вдруг осознал, что ее не было все это время. Неужели она до сих пор спит? Я взял трубку.

- Дана, срочно жду на мостике, - во мне нарастала тревога, но я отгонял от себя плохие мысли. Все будет хорошо. Что вообще может пойти не так? Это же элементарное предприятие, я это проходил десятки раз, - Дана!

- Капитан! - на мостике появился Кирк, - Ты должен это увидеть.

***

Кусок окровавленного мяса - руки переломаны в нескольких местах, скрюченные ноги, шея неестественно вывернута, грудная клетка выступила вперед… Меня стошнило. Я отвернулся от того ,что осталось от Даны и повис на руке Кирка.

- Она… как будто, как будто что-то вырвалось из нее.

- Она сама.

- Что?

- Она сама вырвалась из себя. Посмотри…

С трудом сдерживая рвотный рефлекс я снова посмотрел на Дану и увидел то, о чем говорил Кирк. Дана казалось высохшей. А к вентиляционному отверстию от ее тела тянулась тонкая струйка красного цвета. Но это была не кровь. Точнее, не только кровь. Это были все 63,5 процентов жидкости ее тела. Это утекала она сама.

Я закурил. Табачный дым с непривычки обжог легкие, но мне все равно полегчало. Хоть что-то реальное в череде этих странных, страшных событий.

В каюту вкатил клинер, упаковал то, что осталось от Даны в небольшой металлический контейнер, протер пол и запустил дезинфекцию. Кирк и я молча наблюдали за его выверенными манипуляциями. И мне в какой-то момент захотелось тоже стать машиной, математическим алгоритмом в железном корпусе. Роботом, не человекам.

- Мы вернем ее домой? - Кирк прервал мои размышления. Его лицо было мрачным, тусклым. Обреченным. И взгляд такой, словно он сам не верил в то, о чем спрашивал. Я кивнул.

Он молча настроил программу на клинере. Машина запульсировала огоньками, точными движениями стальных рук смяла контейнер в сферу, и, загрузив его в раскрывшуюся спиралью воронку, выкатила из каюты. Полторы минуты, чтобы стереть человека из жизни. Полторы минуты, чтобы смять его в десятисантиметровый шарик и засунуть в безжизненную утробу.

- Что за чертовщина творится…, - сказал я, почти что про себя, а потом, во мне как будто что-то надорвалось и я выкрикнул, не жалея легких, - Что, блять, тут происходит?!

Кирк сжал кулаки и посмотрел на меня в упор. Я впервые разглядел его самого за его взглядом. Не такой он уж и большой, не такой уж и отбитый. За этими серыми глазами скрывались страх и потерянность.

- Это планета, капитан, - произнес он глухо, выдерживая паузы между словами, - она как-то влияет на всех. Посмотри на себя, капитан. Ты уже сам наполовину увяз в ней.

Я хотел возразить ему, но не смог. Слишком сильным был шум ветра. Там, за бортом. Он нес меня по взрыхленным черным волнам, прочь от холодного корабля к теплым стенам серой двадцатиэтажки, в квартиру номер 381, пропахшую никотином и сыростью.

- Капитан! Виктор!

- Да, да, ты прав…

- Нужно уезжать.

Неожиданно корабль пошатнуло. Не сильно. Так, будто под ним прошла легкая волна. А спустя пару секунд последовал более сильный толчок. За ним еще один и еще. Я чувствовал, что корабль погружается вниз. Я знал это чувство, потому что и сам уже погружался. И, черт подери, как же тут хорошо. Мое тело стало помехой. Оно держало меня взаперти. Тюрьма, изрытая паразитами. Мне нужно было вырваться на свободу. Я ощутил, как мои мышцы стали тянуться подо мной, как мои кости захрустели, пытаясь удержать меня внутри, как мои руки скрутились в жалкой попытке сопротивляться… осталось совсем немного и я смогу, наконец, сбежать…

Тяжелые ладони Кирка вцепились в меня, он силой оторвал меня от пола и взвалив себя на спину, выскочил из сжимающейся под тяжестью Кэй каюты.

- Очнись, Виктор! Очнись! - Кирк швырнул меня в кресло на мостике и плеснул в лицо стакан воды, - Нужно улетать отсюда, сейчас же!

В иллюминаторе росла огромная волна, черная и пульсирующая. Ее чернота сожрала весь свет.

- Мы не сможем улететь, - я словно услышал себя со стороны, - нам не улететь отсюда, Кирк. Мы нашли ее, нашу Землю. Вот она. Вот наш дом…

Кирк включил двигатели. Корабль загудел.

- Неужели ты не видишь? Неужели ты не чувствуешь ее? - я попытался встать, но тело не слушалось. Оно ныло и болело.

Взвыла аварийная сирена. По кораблю прошла вибрация.

- А ты не хочешь проверить как там Миа? Ты не хочешь узнать жива ли она? Вдруг она тоже утекла?

- Она спит, капитан. И к тому моменту, когда она проснется, мы уже будем далеко от этой чертовой планеты.

Вибрация усилилась. Меня прибило к креслу.

- Остановись, Кирк. Остановись ты, бестолковая дубина. Выпусти меня от сюда. Выпусти меня, а потом делай, что хочешь. Возвращайся в свой бестолковый, потерянный мир. Отпусти меня!

Кэй улыбалась мне из своих рыхлых недр. Мои губы тоже скривились в подобие улыбки и я заплакал.

Кирк оторвал корабль от земли. Волна почвы рассыпалась на множество тоненьких линий, они извивались и словно змеи, обрушивались своими раздувшимися капюшонами на корабль.

Мое тело расползлось по креслу, казалось, что-то тянет его вниз. Я чувствовал каждую молекулу. Каждый атом своего существа. Чем выше мы поднимались, тем невыносимее становилась боль.

Кирк никогда не отличался способностью пилотировать, а потому просто летел вверх, напролом, принимая удар за ударом. Отсек за отсеком выходили из строя. Аварийка не переставала орать. И я, с трудом открыв рот, заорал вместе с ней.

***

Когда я очнулся, мы уже были в открытом космосе. Корабль скользил в бесконечности. О, я знаю это движение как никто другой. Мягкое, плавное, едва ощутимое. Такое бывает только в нулевом тоннеле, словно скатываешься по влажной надувной горке вниз, чтобы плюхнуться сразу в затхлую предопределенность наскучивших измерений. И вместо плавности появляется напряжение, а вместо мягкости - сопротивление.

- Ты в порядке? - Кирк склонился надо мной.

- О, этот ублюдок точно в порядке, - Миа швырнула мне в лицо лист бумаги, - с такими никогда ничего не происходит.

Я присел на койке. Мы были в моей каюте.

- Что это? - я взял листок в руку.

- А ты прочти, - Миа встала надо мной. На ее лбу красовалась огромная ссадина, щека была рассечена, - Аптечка впечаталась, пока я была в отключке. Ты читай, не отвлекайся. Я пробежал глазами по тексту. Комментарий Хо, который я не включил в профайл планеты.

- И что?

- А то, что ты скрыл от нас, что планета опасная.

- Да что ты такое несешь. Тут всего лишь написано, что «Эльвира-Сиэттл» пропала после того, как отправилась на Кэй. Откуда я мог знать, что дело в планете?

- И поэтому ты убрал этот комментарий из профайла?

- Чтобы ни у кого не возникало не нужных сомнений.

- О, это у тебя прекрасно получилось. Почему ты молчал, когда все началось?

- Да я и не вспомнил про этот комментарий. А если бы вспомнил - это уже не имело бы смысла.

- Какой же ты ублюдок.

Миа вышла из каюты.

- Кирк, что с кораблем? Доложи характер повреждений.

- Я только запустил малыша. Но мне уже очевидно, что мы потеряли как минимум четверть площади. Багажный отсек полностью уничтожен. Гидролиз модуль сильно поврежден. Мы сейчас на запасном. Как раз хватит до «Вирал-10». Но там придется швартоваться и либо пересаживаться на пассажирку, либо ремонтировать.

- Нужно сообщить о случившимся. Чтобы Кей занесли в стоплист.

- Миа уже подготовила отчет. Отправим как только выскользнем из нулевки, - Кирк направился к выходу.

- Спасибо Кирк, - слова сами вырвались, —за все.

Он посмотрел на меня, поджав губы, и вышел.

***

Я снова лег на койку. Конечно же Миа права. Это была моя жадность, алчность. Кэй была слишком сладкой. Я знал это с самого начала. Но, черт подери, я так давно ищу альтернативу. Сколько я их уже облетел. Сколько раз я разочаровывался. Терял деньги, команду, надежду. Неужели нужно было все бросить и пойти по гослинии? Или превратиться в одного из цифровых хиппи, бесцельно блуждающих по сети? Что мне оставалось делать? Конечно, я должен был поднять корабль сразу после того как Кэй сожрала дерево. Я должен был сложить два и два и принять единственно верное решение. Но как бы я тогда узнал, что не ошибся? Всю жизнь я бы пожирал себя и упрекал себя и ненавидел себя за то, что так и не дал Кэй шанса. Себе шанса.

Надо мной что-то треснуло. Я поднял голову и увидел, как потолок покрывается сеткой мелких трещин - от центра к периферии. Видать, повредился при перегрузе. Ничего удивительного. Хорошо, что совсем не обвалился. До Вирал, говорит, дотянем? Я встал на кровать и попытался поближе рассмотреть повреждения. Возможно пострадал лишь декоративный глянец.

Что-то черное глядело на меня из-за трещин. Рыхлое и влажное. Я в ужасе слез с кровати и попятился к двери. Потолок заскрежетал и обвалился под тяжестью почвы. Она была живой. Она двигалась. Волнами бежала ко мне.

- Кирк! Миа! - я закричал не своим голосом и понесся к капитанской.

Кирк и Миа стояли, склонившись над монитором, транслирующим глаза малыша.

- Что вы сидите! Там, там Кэй, земля, эта … - я подошел к ним шатаясь, - что вы смотрите?!

- А там везде земля, капитан, - Кирк нервно ухмыльнулся, - везде. В каждом из поврежденных модулей.

- Как она тут оказалась? - я не мог поверить своим глазам. Так много…

- Уже не важно, - Миа прикусила губу, - уже, на самом деле, не важно…

Кирк встал и подошёл к черному металлическому ящику, вмонтированному в стену «славы» - фотографии членов экипажа и Кирк единственный не улыбался со стены. Зато как блестела его металлическая броня на черепе.

- Идите в капсулу. Я сам все сделаю.

Миа с удивлением посмотрела на меня.

- Пойдем Кирк. Пойдем. - она подскочила к нему и потащила его за руку, словно боялась, что я передумаю.

Когда они вышли, я снова закурил сигарету. На этот раз было по-настоящему хорошо. И зачем я три года отказывал себе в таком удовольствии? Кирк и Миа отпрыгнули, когда я выкурил вторую. Я встал и подошел к активатору. Кэй уже подползала ко мне, влажная и черная, уговаривала меня отдаться ей, довериться, не делать этого. Она говорила, мы вместе доберемся до Вирала, а потом и до Земли. Ноги увязли в почве по колено. А она ползла все выше и выше. И она была такой мягкой, теплой. Мысли мои путались, моя воля слабела… Возможно, она права. Вся моя жизнь - бесцельное странствие. Ты права, Кэй, ты права.

- Я слишком долго скитался… Пора бы, наконец, вернуться домой.

Последним усилием воли я открыл крышку активатора и нажал на кнопку. 

0
17:08
97
Светлана Ледовская №2