Юлия Владимировна

Предел Мечтаний

Предел Мечтаний
Работа №172

Игровое пространство состояло из четырех комнат. Друг от друга их отделяли прозрачные бронированные стены так, чтобы каждый участник мог видеть остальных игроков. Внешние три комнаты – для «судей», центральная – для жертвы. Для первых - приготовлены металлический стул, бутылка с питьевой водой «Изумрудный лотос», пачка сигарет, пепельница и коробок спичек.

Камеры настроены и ждут первых участников.

***********

Ведущая аккуратно поправила громоздкую прическу, визуально напоминавшую птичье гнездо. По крайней мере именно такая ассоциация пришла в голову участнику под номером три с армейской стрижкой.

Он, как и остальные игроки, уже поставил подпись на всех документах и теперь, согласно условиям, должен был пройти интервью. На нем красовался темный костюм, поверх дорогой голубой рубашки. Он решил, что выглядеть в телевизоре нужно презентабельно, поэтому оделся так, несмотря на то что на улице стояла тридцатиградусная жара.

Когда в студии, напичканной камерами, микрофонами, проводами, светоотражателями и прочими техническими принадлежностями, прозвучала команда «Начали!», ведущая развернулась сперва в сторону оператора справа и произнесла отрепетированные фразы, после чего перешла непосредственно к гостю.

- Николай, добрый вечер! Расскажите нам пожалуйста о ваших ощущениях! Что вы сейчас чувствуете? – ее, намазанные ярко красной помадой губы, растянулись в улыбке. Она чувствовала и вела себя уверенно. Для нее это было просто работа.

- Добрый вечер, - мужчина замялся, потому что не мог вспомнить ее имя. Он почесал указательным пальцем бровь, давая себе время собраться с мыслями.

«Впрочем какая разница, как ее зовут? Никто на это даже не обратит внимание. Просто подыграй ей и все».

- Вы знаете… ощущения смешанные: с одной стороны я рад, что оказался здесь, с другой – есть некоторые вопросы, на которые хотелось бы получить прозрачные ответы.

- Я думаю, Николай, всем будет очень интересно узнать, что вас беспокоит, - поправляя в очередной раз «гнездо», женщина покосилась на камеру и кивнула гостю.

- Когда я подписывал бумаги, там был один пункт, в котором говорилось, что организаторы шоу снимают с себя всяческую ответственность за то, что может произойти с участниками.

- Да, все верно! Чем больше вы в неведении, тем интереснее зрителям наблюдать. Это новый формат шоу.

Мужчина ухмыльнулся и покачал головой.

- Яснее от вашего ответа не стало.

- Напротив, теперь все знают, о чем вы больше всего переживаете! – пауза, - Николай, очень интересно услышать, что же вас привело на шоу?

- Вы знаете… я …

- Николай?

- Да?

- Мы все вас ждем, Николай. Зрителям не терпится узнать, как вы здесь оказались.

- Ах, это. Да… дело в том, что я убил человека.

— Вот это да! Какое шокирующее признание! – ведущая повернулась в сторону объектива и обратилась к телезрителям, - мы обязательно продолжим разговор после рекламы! А если у вас перехватило дыхание или пересохло в горле от шокирующего признания, то лучше всего поможет с этим справиться питьевая вода «Изумрудный лотос». «Изумрудный лотос» - получи заряд волшебной силы! Не переключайтесь!

***********

Максим Валентинович перекрестился, поцеловал разбитыми в кровь губами деревянный крестик, после чего спрятал его обратно под рубашку. Уперевшись руками о раковину, опустив голову вниз так, чтобы его немытые волнистые волосы до плеч спрятали лицо от окружающих, он почти беззвучно нашептывал молитву. Благодарил Бога за очередной шанс исправить ошибки, просил о помощи в предстоящих испытаниях.

Потертые ботинки, которым на вид больше десяти лет, помятый коричневый пиджак поверх серой рубашки, торчащей из-за пояса, - Максим Валентинович верил, что после шоу жизнь наладится, что он, наконец, сможет спокойно закрывать глаза перед сном и не прислушиваться к шагам за дверью или шуму за окном.

Спустя три молитвы «Отче наш», «Символ веры» и «Да воскреснет Бог», он еще раз перекрестился и поцеловал крестик. Когда поднял голову, краем глаза заметил справа от себя юношу в инвалидном кресле. Тот остановился перед дверью, но все попытки открыть ее не увенчались успехом.

- Позвольте я помогу, - Максим Валентинович дружелюбно улыбнулся и подошел к парню, - судя по номеру на бейджике, вы тоже участник.

Молодой человек кивнул и сложил газету. На первой полосе красовались броские заголовки: «Репликанты тоже имеют душу!», «Серийного убийцу приговорили к смертной казни!».

- Александр, можно просто Саша, - парень протянул руку, которую мужчина пожал, представившись в ответ.

- До начала шоу всего несколько минут. Нервничаешь?

- А разве это поможет?

- Ну-у, мне кажется, волнение живет своей жизнью. Ты можешь лишь снизить градус, но, если переживаешь, то будешь переживать, независимо от осознания того поможет тебе это или навредит.

- Прошу прощения за бестактность, но где вы так ушиблись?

- Ты об этом?

Максим Валентинович указал пальцем на зашитую бровь (от удара о край унитаза), заклеенную пластырем переносицу (от удара об стол) и темные круги под глазами, - последствия очередного визита ночных гостей. Тяжело вздохнул, придумывая ответ поизящней, ведь он не мог просто сказать, что его отметили три мордоворота.

- Дело в том, что много умничать тоже бывает вредно. А ты здесь какими судьбами?

- Разве не очевидно? – юноша развел руками, как бы обращая внимание мужчины на инвалидное кресло.

Максим Валентинович кивнул, поджав губы.

- Хорошая цель. Посмотрим, что для нас приготовили устроители.

Они продолжили двигаться по пустому коридору в тишине, погрузившись каждый в свои мысли. Юноша понравился Максиму Валентиновичу. Он не мог сперва понять, чем именно, ведь они только познакомились и успели переброситься буквально парой фраз. Но, когда они дошли до комнаты ожидания, он понял – дело в глазах. В них отчетливо читались решительность и целеустремленность. Парень твердо знал, что ему нужно и был готов ко всему, почти ко всему…

************

По условиям шоу никто из участников не имел и малейшего понятия о том, чего ждать. Когда их развели по разным комнатам, и они увидели друг друга уже через стекло, из динамиков прозвучал холодный неживой женский голос:

- Дорогие участники, подойдите, пожалуйста к стеклу поближе и посмотрите на центральное помещение.

Николай снял пиджак и повесил на спинку стула, после чего заправил торчащий край рубашки в брюки. Сквозь стекло он сперва увидел двух мужчин, находившихся в такой же комнате. Один был старше него лет на десять, а другой, что в инвалидном кресле – больше походил на студента.

После голосового сообщения Николай подошел чуть ближе к прозрачной стене. Кругом было темно и только от центральной комнаты исходил ярко белый свет. Через пару мгновений пол в той комнате раздвинулся и через него на круглой платформе, словно на лифте, поднялась светловолосая девушка в розовой юбке и белой футболке. Она с улыбкой поприветствовала каждого участника, помахав рукой, после чего устроилась на своем стуле.

- Привет! – помахал рукой в ответ Максим Валентинович.

Девушка повернулась к нему что-то произнесла, но никто ничего не услышал.

- Тут, по всей видимости, какая-то техническая неполадка. Я вас не слышу. А вы меня?

Участница утвердительно кивнула.

- Я тоже ее не слышу, - произнес «студент».

- Получается мы слышим друг друга, она – нас, а мы ее нет, - подытожил Николай, - У кого-нибудь есть мысли на сей счет?

Максим Валентинович посмотрел по сторонам. На двери, через которую его сюда привели отсутствовала ручка, стул привинчен толстыми болтами к полу, на стене слева висели электронные часы, а под ними красовались две сенсорные кнопки в виде синей и красной ладоней.

- Какая интересная штуковина, - он тыкнул в них и повернулся в сторону прозрачного стекла, чтобы увидеть реакцию остальных.

- А у девушки таких нет, - заметил юноша.

- У нее и бутылки-то с водой нет, не то, что настенной живописи, - Николай с тревогой глянул на участницу. Ничего хорошего от шоу он уже не ждал.

- Дорогие игроки, - вновь прозвучал голос из динамиков, - теперь, когда вы немного освоились, настало время познакомить вас с правилами. В «Битве за мечту» у каждого участника есть роль. Максим, Николай и Александр – вы судьи. У вас есть ровно шестьдесят минут, чтобы решить судьбу жертвы – Людмилы. Если все судьи нажмут на красную кнопку, жертва погибнет, а вы получите то, за чем пришли. Если же хотя бы один из судей нажмет на синюю кнопку, то мечту получит только Людмила. Через полчаса вас ждет сюрприз – на случай, если не сможете договориться. Удачи!

Повисла пауза. Девушка испуганно искала поддержку то у Николая, выглядевшего самым уверенным из присутствующих, то у Александра, закрывшего лицо руками, то у Максима Валентиновича, чей взор был устремлен в потолок.

- Ну есть и плюсы, - решил нарушить тишину Николай, - мы хотя бы в безопасности.

- Да!? Как…как…я просто слов подобрать не могу, как это…- возмутился Александр, размахивая руками.

- Вот как подберешь нужные слова – дай знать. А пока лучше сиди в своем кресле молча и не мешай другим думать. Воплями тут кашу не сваришь.

- Господа, не будем конфликтовать между собой. Нам прежде всего нужно успокоиться, - сказал Максим Валентинович.

- Ага, я, пожалуй, выпью воды, а то стало невыносимо жарко.

- А ты, милая, сядь пока на стул. Все равно мы тебя не слышим.

Вода по вкусу ничем не отличалась от других брендов, просто на ней красовалась волшебная надпись «Изумрудный лотос», - этого было достаточно, чтобы продавать бутылку не за десять рублей, а за двести. Николай расстегнул еще одну пуговицу и сделал пару глотков. Сейчас вода пришлась как нельзя кстати.

Перед глазами мелькали события той злосчастной ночи. Сперва счастливое лицо младшего брата, довольные приятели и подружки, алкоголь, ночная улица, мелькающие огни. Затем лицо того, парня, который подошел к девушке, спор, стычка, драка…

Мужчина посмотрел на Людмилу, сидевшую на полу. Обхватив руками колени, та раскачивалась из стороны в сторону.

«Еще одна смерть?» - пронеслось у него в голове.

Максим Валентинович стоял на коленях напротив часов, держа крестик обеими руками. Он не молился. Собирался с духом. Он тоже считал себя жертвой, просто этого никто не понимал… никто кроме него. Тот, кто не нажмет красную кнопку, очевидно, приговорит его к смерти, ведь прошлое предупреждение - последнее. Осталось понять, как убедить в правильном решении остальных.

«Интересно, зачем они поставили стул, у меня и свой есть?» - попытался отвлечься от неприятных мыслей Саша.

Он уже смирился с мыслью о том, что остаток жизни придется провести в инвалидном кресле, поскольку не задумываясь подъехал к кнопкам и нажал на синюю.

Из динамиков снова послышался стальной голос:

- Александр проголосовал за «жизнь». Вы можете в любой момент поменять свое решение. Для этого достаточно нажать на красную кнопку.

Николай посмотрел на часы – прошло десять минут.

Максим Валентинович поднялся с колен и подошел к прозрачной стене.

- Послушайте меня внимательно! Есть несколько причин не нажимать столь опрометчиво синюю кнопку. Сейчас поясню свою позицию, - он старался говорить как можно более убедительно, жестикулируя руками и подкрепляя слова кивком головы. – Во-первых, мы не знаем, что произойдет через двадцать девять минут. Ведь так? Николай высказал очень интересную позицию – сейчас мы трое в безопасности. Но кто знает, что произойдет, если мы не придем к единому мнению через двадцать минут?

- Разве это столь важно? – спросил Александр.

- Разумеется! Сейчас нам дают право выбора, нам ничто не угрожает и…

- Простите, но я не вижу смысла продолжать спор! Лучше я с чистой совестью уеду отсюда на инвалидном кресле, нежели уйду на своих двух с осознанием того, что мое выздоровление – это чья-то смерть.

- Допустим, - Максим Валентинович почувствовал, как земля уходит из-под ног. Он расплылся в нервной улыбке. – В таком случае я продолжу развивать мысль. Во-вторых, мы выяснили, что девушка не может нам ничего сказать. И это сделано организаторами шоу намеренно. Мы не знаем о ней совершенно ничего: не знаем кто она, как сюда попала и какая у нее мечта.

- К чему вы клоните?

- А к тому, Саш, что наша жертва вполне может оказаться отъявленной преступницей. Например, террористкой, которая сейчас очень убедительно отыгрывает роль бедной овечки! И выбирая между электрическим стулом и шоу, разумеется, она выбрала второе!

- Ваши слова – не более, чем домыслы, - парировал юноша, не желая менять решение.

- Допустим так. Тогда почему нам не дают с ней поговорить?

- А что здесь не ясно? – вклинился в разговор Николай, - она б трещала без остановки. Мы бы с вами друг друга не услышали.

Максим Валентинович нажал на красную кнопку.

Из динамиков в очередной раз послышался женский голос:

- Максим проголосовал за «смерть». Вы можете в любой момент поменять свое решение. Для этого достаточно нажать другую кнопку.

- Я думаю теперь всем ясна моя позиция. Ну а что вы, Николай? На чьей стороне вы? Или может я зря тут распинаюсь? Тогда давайте все нажмем на синюю кнопку и закончим весь этот балаган!

- А что я? Здесь ничего уже не поделать. Домыслы – слабый аргумент против совести Александра. Он ведь у нас правильный парень. Теперь остается лишь ждать обещанного сюрприза, - с этими словами Николай отправился вглубь комнаты.

Он никогда не считал, что курение сигарет помогает привести мысли в порядок или хоть немного успокоиться. Но сейчас, в отсутствии альтернативы, чиркнуть спичкой и немного подымить – казалось лучшим занятием. Мужчина закатил рукава до локтя и стал смотреть на часы.

До «сюрприза» оставалось меньше двух минут.

- Кстати, Николай…просто ради интереса. Почему вы здесь? Мне нужны деньги, юноше –пара здоровых ног. А вам?

Мужчина выдержал паузу. Сделал пару затяжек, после чего ровным голосом произнес:

- А я на прошлой неделе человека убил.

- Ха! – вырвалось у Максима Валентиновича, - и теперь пришли за амнистией?

- Что-то вроде того.

***********

Когда часы достигли отметки в тридцать минут, из динамиков раздался знакомый голос:

- Уважаемые участники. Вам не удалось прийти к единому мнению. Сейчас каждый из вас получит возможность исключить другого судью из шоу. Для этого сперва возьмите обещанный «сюрприз» из ящика.

Максим Валентинович, не раздумывая, направился к стене откуда выдвинулась ячейка. Он не хотел терять ни секунды. Однако сюрприз заставил его остановиться. Внутри лежали жгут и ножовка.

- И что вы прикажете нам с этим делать!? – проорал он в камеру. Затем швырнул металлический ящик с содержимым на пол. Пнул ногой. Все разлетелось по полу.

Николай даже не стал притрагиваться к инструменту, а Александр попытался задвинуть ящик обратно, но тот не поддался. Людмила продолжала раскачиваться взад-вперед, словно заведенная кукла.

Из динамиков послышалась очередная новость:

- Чтобы исключить одного из участников – отрежьте кисть и положите ее в ящик. Исключенный игрок умрет, если только он, конечно, не умеет дышать под водой. За пять минут до конца шоу вас ждет еще один сюрприз. Удачи!

Нервный смешок, хлопок в ладоши. Максим Валентинович скинул пиджак, небрежно бросил на пол. Затем пришла очередь рубашки. И вот он уже стоит, упираясь лбом о прозрачную стену, намереваясь сказать, то, что должен.

- Минуточку внимания! – он постучал несколько раз ладонью по стеклу, - Саш-а-а-а-а! Ты меня слышишь? А?

Парень с ужасом уставился на мужчину, глядевшего на него исподлобья.

- Отвечай! Слышишь или нет!?

- С-с-с-лышу, - тихо ответил юноша.

- Чудесно! Так вот, слушай пожалуйста внимательно! Я буду считать до десяти. Если ты не изменишь свое решение, я отпилю руку и исключу тебя! Жми красную кнопку!

Александр в ужасе замотал головой.

- Один!

- Остановитесь! Неужели деньги стоят чьей-то жизни?

- Два! Уж, поверь…стоят!

Николай, стоявший все это время в стороне, наконец выкрикнул:

- Послушай меня, парень!

- А? – юноша развернулся к Николаю.

- Три!

- Хватит нюни распускать! Либо ты хватаешь ножовку и начинаешь резать себя наперегонки с ним, - он кивнул на Максима Валентиновича, - либо меняешь мнение, и мы втроем убираемся отсюда с кушем. Да, девушка погибнет, но…

- Четыре! Красиво поете, Николай!

- Но…тебя никто не осудит. Поверь мне. Есть и третий вариант – гордо сидеть со своим мнением и смотреть, как Максим Валентинович препарирует свою руку.

- Пять! Все верно! Николай, убедите его сделать правильный выбор. Я не хочу калечить себя, но у меня нет иного выхода. Мое положение ничуть не лучше нашей жертвы в розовой юбке! Шесть!

Юноша переводил взгляд от Максима Валентиновича к Николаю по мере того, как каждый из них говорил, затем посмотрел на ящик, на руку…на ящик…на руку…

- Семь!

- Николай, у вас хорошая позиция. Вы неплохо устроились, стоя в сторонке и раздавая советы направо и налево. Если останусь я – ваш голос ничего не будет значить, если Максим Валентинович - вы получите то, за чем пришли.

- Восемь! Не забывай про очередной сюрприз за пять минут до конца!

- Кстати, а почему бы нам не дождаться его! Вдруг всем позволят уйти с призами? Может от нас этого и ждут? – встрепенулся юноша.

- Ага, разумеется, очень на это похоже! Девять!

- Решайся, если не хочешь остаться здесь навсегда! - бросил Николай.

Саша резко откатился назад к ящику, после чего расстегнул рубашку, закатил рукав, положил левую руку на подлокотник и, перетянув предплечье жгутом, конец которого ухватил зубами, достал инструмент.

- Десять! - Максим Валентинович сел на пол и с ножовкой в руках посмотрел в камеру на потолке. - Прошу заметить - это не я обезумел, мне просто иначе нельзя, но меня ведь никто не понимает.

Из динамиков громко зазвучала музыка «Времена года. Лето» Антонио Вивальди.

*********

Людмила сидела в небольшом помещении в окружении множества различных приборов. Из ее головы торчал провод, подключенный к компьютеру. Ее глаза были устремлены в потолок. Девушка ни разу не моргнула за те несколько часов, что находилась здесь. Рядом, уткнувшись в монитор беседовали два человека в белых халатах. Один барабанил по сенсорной клавиатуре, другой, выкуривал очередную сигарету.

- Нам нужны яркие эмоции.

- Да, сейчас-сейчас. Се-е-й-час.

- Люди должны ей верить, - клубок дыма, - наша малышка – настоящая жертва. Ее могут убить в любой момент. Значит она должна вызывать сострадание. Ведь туда придут не просто в картишки перекинуться!

- Прекрасная метафора, Анатолий Анатольевич.

- Более того, она должна уметь плакать. Пусть хоть затопит там все слезами, но ради нее кто-то должен пойти наперекор собственным желаниям.

- Еще нужно отрепетировать финальную речь.

- Ну, разумеется! Ведь наша малышка может стать первой в своем роде! Ты представляешь какой фурор вызовет эта история?

- Анатолий Анатольевич, даже не представляю. Вы гений.

- Лизоблюд несчастный, давай программируй нашу малышку, посмотрим на нее в деле.

**********

На часах оставалось двенадцать минут. Николай выкурил подряд еще несколько сигарет. Он не мог спокойно слушать отчаянные стоны других участников. Их не заглушала даже музыка.

Максим Валентинович сидел на полу в луже крови, спиной к остальным, широко расставив ноги. Брюки местами пропитались кровью, зажатый в зубах крестик готов был треснуть в любую секунду. Мужчина рычал, продолжая резать руку. По его спине стекали струйки пота, длинные волосы липли к лицу.

Саша краем глаза поглядывал в сторону противника. Хотя накатывающие слезы смазывали картинку. Ему оставалось совсем немного, буквально пара усилий и…

Максим Валентинович победоносно закричал. С трудом он поднялся, прижимая культю к груди. Обрубок положил в ящик, так и оставив на полу.

Он шел к стеклу пошатываясь, весь бледный, словно покойник. Музыка перестала играть.

- Я…хочу-у-у-у…искллл…искл…исключить Алекс.с..андра! – Максим Валентинович, совершенно обессилевший, сполз по стеклу на пол и прикрыл глаза.

Но ничего не произошло. Испуганный Саша остановился и покосился на Николая. Тот в свою очередь тоже искал причину «неудачи».

- Продолжай пилить! – рявкнул он.

Юноша сделал решающий рывок, закинул кисть в ящик и непроизвольно задвинул его.

- Я-я-я… исключаю Максима, - он сам не поверил в то, с какой легкостью произнес фразу.

- Принято! – голос из динамика, - Максим, с сожалением, вынуждены сообщить, что вы исключены из шоу.

В следующие минуты его комната постепенно заполнилась водой. Оставшиеся участники наблюдали за предсмертной агонией Максима Валентиновича, совершенно позабыв о времени.

Тем временем оставалось меньше минуты до следующего объявления.

Юноша тяжело дышал и плакал. Николай с усилием тер виски, сто раз пожалев, что согласился на участие в шоу. Девушка, словно, получив команду извне поднялась с пола и встала посреди комнаты.

Динамик вновь зашипел.

- Уважаемые участники. Осталось всего пять минут до конца шоу. Теперь вы можете, наконец, поговорить с жертвой. Удачи!

Николай облегченно выдохнул.

- По крайней мере не придется убивать друг друга. Ну рассказывай, - кивнул он девушке.

Людмила откашлялась.

- Мое настоящее имя R-134L95. Я робот. И моя мечта стать человеком. Если вы поможете осуществить ее, то я стану первым «бывшим репликантом».

- Да, ла-а-адно! Это шутка какая-то? – ухмыльнулся Николай, - Александр, ты был прав, нужно было дождаться объявления.

Мужчина подошел стене и нажал на красную кнопку. Времени оставалось чуть больше трех минут.

- Николай проголосовал за «смерть». Вы можете в любой момент поменять свое решение. Для этого достаточно нажать другую кнопку.

Саша истерически засмеялся. Николай в недоумении развел руками.

- Что…что смешного?

- А вы сами не видите? Я так хотел спасти девушку, что убил человека. У меня будут здоровые ноги, но при этом я лишился руки. Просто какая-то злая ирония! Простите, Николай, но мне не совсем ясна ваша роль в данном шоу. Мне очень хочется иметь здоровые ноги, я недолюбливаю роботов, которые отнимают работу у обычных людей, но вы…вы просто фееричный паразит! Вы ни черта не сделали, чтобы получить мечту. Просто стояли в сторонке, пока другие калечили себя! Скажите, почему я сейчас должен нажать на красную кнопку?

Николай покосился на часы. Оставалось полторы минуты. Перевел взгляд на ящик с ножовкой. Если поторопиться можно успеть. Но тогда он докажет всему миру, что является убийцей.

- Я пришел сюда не для того, чтобы избежать правосудия. Точнее и поэтому тоже. В общем… моя мечта – это вернуть убитого человека с того света. И ты сейчас можешь спасти жизнь, как и мечтал.

- Саша, - к стеклу юноши подошла Людмила, - ты можешь подарить жизнь. Это гораздо лучше! О тебе будут писать в газетах! Ты навсегда войдешь в историю…вместе со мной!

- А что, если вы меня обманываете? – не обращая внимания на робота спросил юноша, - Что, если вы обычный преступник, серийный убийца, который просто хочет спасти свою шкуру?

- В таком случае, я бы уже давно отрезал руку и исключил тебя. Смертнику нечего терять. Ведь так? - Николай кивнул в сторону Максима Валентиновича.

Оставалось тридцать три секунды…

*********

В газетах на следующее утро появились следующие заголовки: «Репликант, который не смог!», «Инвалид вернул человека с того света!», «Колясочник лишился руки, но взамен получил здоровые ноги!», «Убийца избежал наказания, но не избежал общественного порицания!».

Другие работы:
+1
19:11
249
54 по шкале магометра