Нидейла Нэльте

Плач

Автор:
Ehnuvot
Плач
Работа №2

Зеркальный шкаф-купе расширяет пространство. Было б что расширять – студия, всего-то двадцать шесть квадратов. "Зато какой большой балкон!" - говорит хозяйка. Ну как большой - стандартный, как любой другой в этом доме. Скажете тоже, тётя.

В первую же ночь будит плач - грудной, надрывный. Острый. Режет со всех сторон. Черти что, слышу, и сама плакать начинаю. Вот, поди, разберись - где так страдают?

Может, сверху кто?

Может, снизу?

Слышимость тут, конечно, ого-го, вдруг это аж в соседнем подъезде?
Жалко, конечно, вдруг надо помочь.
Хотя как? Люди тут не здороваются - за солью не ходят, дружбы не ищут, в лифте при встрече глаза опускают. Даже неудобно за все свои неловкие "здрасти" - слетит с языка на автомате, а тебе в ответ кивают с перекошенным лицом, будто ругательство услышали.
Да и здесь столько народу - каждый день встречаешь новое лицо, и ни одного знакомого.
И только ночной вой стабильно узнаваемый.
Вторая, третья ночь, четвёртая и пятая.
Неделя.
Кто же плачет? Ребёнок? Родитель?
Фиг разберёшь.


Лифт гудит и не спешит закрываться, впуская внутрь жалобные вопли.
Висят объявления про выгул собак и выговор тем засранцам, которые оставили мусор на пролете, может повесить бумажку с предложением о помощи? Подать сигнал, оставить ниточку...
- Извините, а вы не знаете, кто ночами плачет?
Женщина только вошла, ещё не нажала нужную кнопку, а тут такие вопросы. Её передергивает хуже, чем от приветствия.
- Заявление надо писать, не дело это. Спать-то невозможно!
- Сначала бы... Узнать что вообще происходит.
- Ясно, что дело нечистое. Если так орёт.
- А если болеет?
Она кривит губы - почти сворачивает их в восьмёрку, и уходит на свой этаж.


Надо походить по площадкам, послушать - где будет громче.
Спустилась на первый - слышно так, что ребра вибрируют. Неужели в цоколе? Незаконные мигранты? Замурованные строители?
Всякая муть в голову лезет, смешно будет, если это просто... Что-то. Вдруг, кто-то петь пытается и не подозревает, как ужасно выходит? Хотя, почему сразу ужасно – слезу-то у случайного слушателя пробивает, чем не успех?
На всякий случай поднялась на шестнадцатый - так там грудная клетка от услышанного чуть не разорвалась.
Уши заложило, и где-то, в какой-то неосязаемой части тела (так и хочется сказать «в сердце») стало невыносимо тяжело, как будто гирю вручили. Неподъемная ноша, с которой никак не справиться и ничего не сделать. С места не сдвинуться, руки не поднять, только плакать.
Очнулась, вытерла глаза и побежала к себе.
А плач несётся вдогонку и пинает свеженькую гирю в сердце, на, говорит, прочувствуй.

Отчего так плачут? От чего так воют?
Болезнь? Нападение? Избиение?

На луну?
Откуда такие гири?
Как с ними живёт этот несчастный?
Что с этой гирей делать мне?

Внизу кого-то забрала скорая и умчалась в ночь, а плач все продолжается.


Почему же он молчит днем?


Ночью плач просачивается сквозь потолок и нависает над кроватью.
Слов не разобрать, но все понятно, все, как на пальцах: понимаешь, говорит, мир большой и страшный, а я - маленький и покалеченный.
Очень страшно, очень больно.


Голова от недосыпа раскалывается, а перед глазами, словно в бреду, висит картинка: на вершине горы легонькие облачка, а в центре сидит металлический человечек и не может двигаться. И крылья ржавые отпали, и ноги в землю вросли, и руки тоже ни туда, ни сюда. Закрываю глаза - человечек передо мной.
Села рисовать. Рука, конечно, подзабыла, но главное мысль поймать.
Нарисовала - полегчало. Только уже светает, пора вставать, выспаться не получится. Нет, ну картинка, конечно, интересная, хоть и нарисована так себе.
Выставила в инстаграме, подписала: "вспомнила, что немного рисую". И счастливая такая, что наконец-таки отпустило.


А вечером, в подъезде, опять плач. Как звон тарелок, как леденящий душ - горло зажало и все, дышать нечем.
«Понимаешь, - разливается плач по стенам, - понимаешь, я же задыхаюсь. Я ничего, ничего не могу. Нельзя ничего делать, если тебе дышать нечем, и я не могу. Не могу, не могу, ничего не могу».

Ладно, ты не можешь. Меня-то за что?
Я ведь тоже теперь не могу.
Села рисовать, потому что невозможно, лезут гадости в голову. Рисовала рыб в небе, рисовала птиц под водой - которые не там и не здесь, которые не на месте и в тупике; тех, которые ещё чуть-чуть и отмучаются, только все никак.
Глупость такая, а людям нравится. Подписчики появляются. Пишут: «ты талант». Говорят - глубоко.
Глубоко! Скажете тоже, ребята.
Была б моя воля - я б не выставляла. Да я бы и не рисовала, только вот кто-то посмотрит, пускай даже промолчит - а мне дышать легче, и плач по ушам не так бьёт и сердце не раскалывается.
Еще и хвалят. Спрашивают - а что вот это, а как это придумалось?
Это крик о помощи, тут ничего не думалось.


В какую-то ночь так накатило, что руки не слушались. Ещё б чуть-чуть и сама бы заорала так, что проснулись бы все, кто ещё не.
Пошла бродить по этажам, потому что невыносимо.
По всем поворотам и по ступенькам; почтовые ящики проверила, ниши для счётчиков - все обошла, везде побывала, и вдруг … нашла.


Сидит, скрючившись, трясётся, и легонько бьёт по полу руками - сил ломать стены нет, вот и бьётся в символически конвульсиях.
Создание оказалось жалкое. Грязное, вонючее, неказистое.

Зато вся та боль, которая ночами ощущалась как моя собственная, вернулась к владельцу, и стало ясно: оно ничего не чувствует, пока его хоть кто-нибудь слышит.

Всё просто.
Как с картинками в инстаграме - меня просто подключили к эстафете.
Жалеть расхотелось, но перестать не получилось.
- Ты чего ревешь?
Создание подняло голову. В зарослях грязной свалявшейся шерсти светились глаза - чистые прозрачные, очень большие.
Оно пропищало что-то невнятное, но сразу стало ясно - "чего". И все в этих глазах было такое знакомое и понятное.

Я ведь каждую ночь тебя слушаю, я ведь все про тебя знаю, чтоб тебя! Ведь твоя беда уже давно и моя беда. Ведь…


- Ну, пошли.
И оно пошло. То ли пошло, то ли поползло. Почти радостно.
Поселила это чудо-юдо на балконе. Хозяйка, конечно, против животных, так это и не… Ох, не знаю кто это.
Отправила в ванну, а оно не знает, как мыться. А как его мыть? Не собака ведь, что-то почти человеческое, что-то сознательное. Девочка это, мальчик? По глазам - так не ребенок. Короче, неловко его стирать, а вонь ужасающая.

Посадила в тазик с водой, облила из душа. Не отмылось, но подчистилось, терпеть можно. На голове рожки поступили, на спине – крылышки. На ногах копытца, а глазки – голубенькие.


- Минотавр ты мой, несчастный минотавр! Миня.

Еду не ест, воду не пьёт, только знай себе рыдает. Иногда вслух, иногда беззвучно.
Иногда так и сидим ночами - он слёзки, роняет, а я рисую.
Смотрит на мои картнки и кивает, одобряет. Мол, да, это оно самое. А потом люди в интренете кивают - им тоже нравится. Говорят – больше постов, больше рисунков! Ну уж нет, я тогда окончательно умом тронусь.

Со мной Миня меньше плачет, а я в тишине и сплю лучше и видений этих ужасных поменьше. Еще немного – и заживем. И его подлечим, и страницу мою раскрутим, все будет хорошо.

А иногда бегаю за ним, как за взбесившимся котенком. Ведь прошу же – ты при мне, главное, не ори, не вой. Я все прочувствую, все нарисую, только тише, пожалуйста, потому что тяжело все-таки. И тебе тяжело и мне тоже как-то нелегко.

Мне ведь с каждым разом все больнее. Как будто тропинка между нами стала короче, и все теперь напрямую, как по ниточке, от него ко мне. Поэтому, когда Миню заносит, я его на балконе закрываю. От звукоизоляции одно название, но так и он уже не орет в полный голос. А мне надо иногда прятаться от его огромного холодного мира, в котором ничего нельзя сделать. А он хоть и кивает, хоть и понимает, но все равно – иногда тайком проберется в шкаф, пока я не вижу, и как внезапно завоет. И…

Я, конечно, потом рисую, потом оно проходит, но как же изматывает! Ловлю, несу на балкон, а он царапается, изворачивается и убегает в шкаф и подвывает; перепрыгивает через меня и в ванну. А там - акустика! Отскакивает от кафеля и в раковину, а из раковины, как вода, во все стороны. И я сижу как под обстрелом.

За что? Меня-то за что?

На балконе не спрятаться – тоже слышно. Если он разошелся, то никакие бируши, никакие одеяла – ничего не спасает. Сижу под дверью и рыдаю в унисон, как человеческий приемник.

Не выдержала.

- Скотина, да заткнешься ты когда-нибудь?! Да сфигали ты вообще тут что-то делаешь? С чего я терплю твою боль? И вой твой слушаю, и вонь нюхаю и ещё и для тебя место оставляю? А?!


Он на секунду замолчал, а потом завыл ещё громче и жалобнее. Голову пронзили острые иглы и зудящие виски как будто бы прошептали: "мне казалось, мы друзья".
Эхо его неведомого мира стало ещё холоднее и ещё пустынней, ещё страшнее, а потом – исчезло.

Хлопнуло окно на балконе.

Плача в этом доме больше никто не слышал.


Бывает, меня так мучает совесть, что я просыпаюсь посреди ночи и иду гулять по дворам. Прислушиваюсь к звукам унылых многоэтажек - вдруг где-то плачет мой грустный минотавр?
Но это случается не так уж часто.
Инстаграм забросила - все сочувствуют, говорят, нельзя останавливаться, такой шанс упускаю. Какой? Нет, правда, я не знаю, какой. Подписчиков тысяча насобиралась, а дальше реклама нужна, вложения. Глупости. И так неплохо.
Главное, что голова не болит и сон здоровый.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+16
1129
10:25
+1
интренете, истаграмм, беруши. Вроде как. Круто. Особенно в том месте, где она рыб в небе рисовала, я прямо песню рыб вспомнила, как продолжение. Чем он царапался только, не поняла, про ручки ничего не было сказано, я их обычными человеческими представила.
23:06 (отредактировано)
+1
Хорошо написано, затягивает и все чего-то ждешь. А вот он и конец рассказа. И что? О чем это? Ничего не понял. Кто плакал, почему, зачем… Пока плюс за хороший слог, умение создать атмосферу. Пойду читать остальные работы.
Вернулся. ГОЛОС сюда, за хорошую интригующую атмосферу.
09:41
+2
Трогательно и эмоционально.
К середине где-то затягивает, увлекает.
Хотелось бы внятности, но всё чаще убеждаюсь, что здешние авторы её чураются. Мода!
Однако эмоции притягивают и находят отклик, — значит, автору удалось задеть за живое.
Да и написано хорошо, только незначительные грамматические ошибки.
15:22
Честно говоря вместе с ГГ страдаешь от беспросветного постоянного плача. Ну улетел и улетел. Сон здоровый и всё такое.
19:05
Как по мне — перебор. Много повторов, одно и тоже, надоедает. От критики равнодушия соседей, через воющую музу, к такому же равнодушию. А в чем идея? А гдерост, то терпела, то не стала терпеть, а причины? Даже накоплением не обьяснить
00:40
+1
Атмосферно очень. Плач прям до печенок достал и меня тоже. Сцена купания, почему-то очень тронула. Есть в нем что-то человеческое. Но до конца так и не поняла — что? Улетел? Упал и разбился? Как-то все в одном существе сошлось: и рога, и крылья, и копыта. Я, честно говоря, думала, что существо должно, в конце-концов, перестать плакать. Его и пригрели, и поговорили с ним по-человечески…
Как-то неопределенно многое в рассказе.
Но написано хорошо
06:21
+1
Монолог, который напомнил рассказ «Приворот» из прошлого тура (наверняка ошибусь, и автор будет другой pardon). Есть очень хорошие моменты — например: «понимаешь, говорит, мир большой и страшный, а я — маленький и покалеченный», но в целом — не мой стиль, не мой сюжет, всё не моё. Одна рефлексия, не слишком понятная, совсем не близкая.
10:30
+1
Странный текст. Пронзительный, как тот самый плач, что тексту в плюс. Только опять же — к чему? Плакал, плакал, плакал, обиделся и ушёл. Эээ, ну ок.
18:05
Ммм… Тут какой-то поток сознания и эмоций… К середине я от него устала.
Я обычно после пары суток такое пишу некоторым людям в вк. Бедные. (теперь не буду).
20:34
+2
Интересно, большой дом как лабиринт. Хотя, так оно и есть, встречаешься/сталкиваешься и ни кого не видишь, как будто один. Проходишь равнодушно сам, проходят равнодушно другие, проходят равнодушно все, никого не волнует плачь, крики, стоны, ругань, если только не мешают конкретно тебе и вызываешь различные службы, чтобы разобрались и успокоили. Нет дворовой, соседской взаимовыручки, помощи, общения.
А тут еще и муза, вернее, муз, Миня. Но наверное скорее Пан, чем Миня — минотавр. Непостижимой волею судеб, оказался в России, в городской среде, поневоле завоешь. Но все-таки это был знак. Искусство рождается когда есть страдание/сострадание, когда сердце на разрыв и душа стонет от боли, когда не можешь не творить и тогда происходит магия и волшебство взаимодействия и взаимопонимания автор — зритель/читатель/слушатель.
Но.
Плача в этом доме больше никто не слышал.

«Она ушла, — исчезло вдохновенье
И — три рубля: должно быть, на такси.» ©
Ну что ж, зато здоровье, зачем нам слава…
Показалось немного затянуто и изматывающе, но наверное таков эффект и добивался автором. На мой взгляд есть история, есть лабиринт (что в доме, что в душе. что в голове), есть магия (чуткость души и творчество).
ГОЛОС.
22:41
Очень хорошо. «Второе дно» ясно, чу-у-уть покороче можно. Но прилично.
19:37
Оставлю здесь свой Голос. Я подозреваю, что это её талантик с рожками подвывал ночами и был слышен только ей. Она с ним не справилась и прогнала, чтобы облегчить себе жизнь, ведь талантливым быть нелегко и голова болит часто… rofl
13:23
Рассказ хорош. Но мне показался растянутым. ГГ (который орал) мне Аркадия Пафнутьича (автор — А. Лакро) напомнила. И не зря напомнила. Сюжеты этих двух работ схожие. Но вот у А. Лакро текста раз в десять меньше, а действий и динамики во столько же раз больше. Сюжет незатейливый: непонятно кто орал, потом его нашли и приютили, а потом он свалил. Полагаю, что негоже читателя его ором столько времени мучить.
17:08
Всё сказанное — лишь слова одного читателя, ни больше, ни меньше. Не претендую на истину, пишу как увиделось и услышалось.

Работа скребущая и свербящая.
Я здесь побуду субъективной. Мне жуть как не нравится, когда мне навязывают эмоции и включают слезодавилку. Но. Тут это не самоцель, не средство, потому что вот это вот всё – оно под плачем, оно – источник плача. То чувство, возникающее, когда фотограф ловит свой кадр там, где другие пройдут мимо, когда художник приметил падающий лист, который больше никого не заинтересует, когда писатель хватает и раскручивает сюжет из самого обычного слова. Это тот плач, который заставляет творить, сказать самому себе – это должно быть сделано. Плач – лишь декорации, и я соглашаюсь, что они тут нужны.
Отличный образ, интересное решение, выписанная, прочувствованная атмосфера. Жиза)))
18:06
Мне понравилось. Местами прям очень.
18:23
Очень тревожный рассказ. Эмоциональный. Творчество = боль.
19:31
Голос
Атмосферно, красиво и по-хорошему странно.
Aed
19:36
Рассказ понравился, но сложилось впечатление, что автор недожал. Хотелось больше, а не простого «пуф» в конце.
19:50 (отредактировано)
Мне кажется, из смысла слов
оно ничего не чувствует, пока его хоть кто-нибудь слышит
построен весь сюжет. Сложная задача — раскрутить такую идею. Хороший рассказ, да, эмоциональный.
Поиски музы, борьба с талантом, испытания славой. Жаль, не выдержала. Внятный, с развязкой, рассказ.
Голос.
Игорь Иванович Мишустин
06:28
Удивляюсь я вам, литераторы. Читаю вас, а никакого движения души не происходит. Что такое литература? Это работа над душой читателя. А работа, это когда душа из точки «А» приходит в точку «Б», а не возвращается в точку «А». Работа души литератора должна вызывать работу души читателя. Скажите же что-нибудь вечное и бесконечное, например, «жизнь неиссякаема». Так и хочется либо понять, либо спорить, либо учиться.
Загрузка...
Михаил Кузнецов

Достойные внимания

Тоска Эрии
SoloQ 20 дней назад 31
Туннель
Водопад 28 дней назад 26