Нидейла Нэльте

Оскар

Оскар
Работа №2

- Доктор, у меня рак! Я нуждаюсь в госпитализации. Прошу назначить мне немедленное лечение, - настойчиво твердил сорокалетний мужчина с тяжелыми темными мешками под глазами и небрежной щетиной, находясь на втором этаже в кабинете главврача частной онкологической клиники. На нём были грязные высокие берцы, потертые джинсы, рваная футболка, поверх которой кожаная куртка со сломанной молнией.

Врач и посетитель сидели друг напротив друга, один - в комфортном мягком кресле, другой - на жёстком деревянном стуле. Между ними стоял письменный стол. Посетитель часто ёрзал задом, от этого стул противно поскрипывал. Врач морщился, но терпел. Время приёма уже закончилось. Оба знали это, но продолжали общение тет-а-тет.

- Дорогой мой Оскар, - спокойным голосом проговорил доктор, закинув ногу на ногу. - Вам уже несколько раз проводили диагностику. Обследовали все внутренние органы. Проверяли анализы. Результаты говорят об обратном. Серьёзной патологии не выявлено. Поставить диагноз «рак» в таком случае невозможно. Злокачественную опухоль мы не нашли.

Врач взглянул на мужчину так, как смотрят родители на ребенка, когда он не понимает решения простой задачи - терпеливо и снисходительно.

- Плохо искали! - выпалил Оскар.

Он резким движением достал из кармана куртки бумажник. Открыл его, засунул внутрь длинные худые пальцы.

- Вот, пять тысяч баксов, - Оскар бросил деньги на стол. - Обследуйте меня ещё раз! Более тщательно! Примените самый глубокий и современный подход из существующих. Если потребуется, вскройте череп, засуньте в анал трубку с камерой, что угодно, доктор, но прошу вас, помогите мне вылечиться от рака. Оскар сложил ладони вместе и умоляюще добавил:

- Пожалуйста!

Он благоговейно посмотрел на доктора, словно перед ним был не человек в белом халате, а ангел с белоснежными крыльями за спиной.

- Всё, что могли сделать, мы сделали, - вздохнув, сказал врач. - Трубку вставляет проктолог, а не онколог. Здесь лечат больных людей, а не здоровых. Я не возьму деньги.

Доктор встал, подошел к окну, бросил взгляд на улицу. Стекло облепили желтые листья, которые неистово срывал ветер с деревьев. Они кружились в каком-то безумном танце за окном, потом, изменив направление резко устремлялись на доктора и оказывались приклеенными дождём к поверхности стекла. "Взять бы сейчас клей... - вдруг подумал врач, - и заклеить мерзавцу…"

- Но, - сказал Оскар, прервав шальную мысль доктора.

- Никаких «но», дорогой Оскар, - обернувшись, вежливо перебил врач, улыбнулся и добавил:

- Поезжайте-ка лучше домой. Выпейте бокал красного вина, съешьте сочный стейк и хорошенько выспитесь. Идёт? - врач весело подмигнул.

- Сделайте это, док! В последний раз! Умоляю! - не унимался Оскар. Лицо его скривилось в страдании. Он задрал футболку, оголил живот.

- Здесь, док. Он тут! Я чувствую. Иногда он шевелится, а сейчас притаился. Нужно сделать разрез и удалить его. Вот, посмотрите, - Оскар тыкал указательным пальцем в пупок.

Глаза его округлились, белки в красных прожилках бешено завращались.

- Нет. Я ничего не вижу, кроме волос. Оскар, вы переутомлены. Езжайте домой, - врач обошёл стол, приблизился к мужчине.

Тот тяжело поднялся со стула. Доктор обнял его.

- Всё будет хорошо. Внизу вызовут такси.

Оскар склонил голову и заплакал.

- Доктор, - рыдал он. - Я скоро умру. Этот чёртов рак сожрёт меня.

- Ничего, - успокаивающе произнёс врач. - Вот что мы сделаем. Сейчас вы поедете домой, а завтра придёте снова. Я назначу вам обследование. Самое лучшее, самое современное и самое эффективное.

- Да? Правда? - хлюпая носом, сказал Оскар.

- Правда. Вы же этого хотите? - доктор погладил мужчину по спине.

- Да, я именно этого и хочу. Может быть, ультразвук, инфракрасное излучение или лазер уничтожит его, - Оскар преобразился. Лицо засияло радостью. Доктор кивнул.

- Конечно.

- Ха-ха! Прикончим гада, док!

- До завтра, Оскар, - доктор открыл дверь, отсчитывая в уме секунды: «Один, два, три, четыре, пять...»

- До завтра! - хлопнув врача по плечу, Оскар вышел.

«Десять. Фу», - подумал доктор, выдохнул и захлопнул дверь.

После посетителя в кабинете остались пачка зелёных купюр, неприятный запах пота, грязные следы ботинок.

- Вот ублюдок, - ругнулся доктор, рассматривая запачканный пол. Он был педант и любил чистоту.

Врач подошёл к столу, брезгливо взял деньги и положил их в карман халата, затем нажал кнопку вызова.

- Слушаю, сэр, - раздался голос регистраторши.

- Нэнси, у меня к тебе чрезвычайно важное поручение. Я больше никогда не хочу видеть этого сумасшедшего в моей клинике.

- Вы имеете в виду Оскара Мэллоуна?

- Да. Мне неважно как ты это сделаешь, но он не должен переступать порог моего кабинета. Завтра он придёт снова, поэтому придумай способ избавиться от него.

- Хорошо, я постараюсь.

- Отлично. Премиальные получишь сегодня в конце дня. Пять тысяч долларов.

- О, сэр, - смутилась регистраторша. – Спасибо.

- Пожалуйста. В противном случае, я тебя уволю, - серьезно и спокойно проговорил доктор.

Нэнси работала в клинике давно, ей нравилось это место, устраивала зарплата, и скользящий график подходил. Она не хотела потерять работу. Услышав неприятное предупреждение, Нэнси поняла, что это не пустые слова. Босс не шутит. Сначала у неё были сомнения, но после того, как доктор на её глазах сломал о раковину, которая протекла на следующий день после установки в операционной, нос сантехника, приехавшего устранять неисправность, все сомнения рассеялись, как туман. Сглотнув слюну, Нэнси сдавленно спросила:

- Что-нибудь ещё, сэр?

- Да, такси этому психу и уборщицу ко мне в кабинет.

- О’кэй.

- Спасибо, - доктор выключил связь.

***

Оскар вышел из лифта, как начищенный пенни. Регистраторша ему натянуто улыбнулась, прижимая трубку телефона к уху. Она только что набрала номер и ждала соединения с оператором.

- Сэр, я вызову вам такси. На улице ужасная погода. Не желаете ли кофе?

- Нет. Спасибо, - Оскар направился к туалету. Открывая дверь, он услышал голос регистраторши:

- Да. Гринроуд, десять. Клиника доктора Генриха Ульберта. Сколько? Десять минут? Спасибо.

Оскар зашёл внутрь, закрыв дверь на защёлку. Встав перед унитазом, он поднял стульчак и расстегнул ширинку. Он думал о завтрашнем дне. Завтра его снова обследуют. Наконец обнаружат рак, уничтожат его, и он станет здоровым и счастливым человеком. О чём ещё можно мечтать? Оскар представил себя выходящим из клиники. Светит солнце. Над ним голубое небо. Послеоперационный шрам не болит. Он шагает с высоко поднятой головой. Уверенно и смело. Вперёд. В будущее. К своим мечтам. Справив нужду, он застегнул ширинку, нажал на кнопку слива, повернулся и сделал шаг.

- О, Боже! - вырвалось у него.

Стоя у зеркала, Оскар испуганно смотрел на своё лицо. В правом глазу под зрачком торчали две пары усиков - короткие и длинные. Они двигались в разные стороны, время от времени прикасаясь к слизистой оболочке глаза. Чтобы не моргать, он раздвинул оба века указательным и большим пальцами. Непроизвольно потекла слеза, смешанная с кровью. «Нет, нет, нет!» - Оскар вцепился в умывальник свободной рукой, словно не держащийся на ногах алкоголик.

- Опять! - вскрикнул он, напрягаясь всем телом. На лбу выступил пот. Оскар смотрел на своё отражение и с ужасом ждал что будет дальше. Усики продолжали исследовать окружающее неизвестное пространство. Они осторожно дотрагивались до верхних и нижних ресниц глаза и резко отдёргивались, видимо, почуяв опасность.

- Грёбаные струны! – выругался Оскар. Он прекрасно знал, как назывались эти органы осязания и кому они принадлежали. Если быть точным, то две пары усиков именовались антеннулами и антеннами. И принадлежали они животному, тип которого позиционируется как членистоногое класса ракообразных. Оскар называл его одним коротким словом - рак. После того как он вытащил первую подобную тварь год назад из своего носа, стал набивать себя знаниями об этих существах. Не прошло и месяца, а он уже знал о них всё - внешнее и внутреннее строение, рацион питания, половое развитие, размножение. Мог наизусть рассказать об эмбрионе и о взрослой особи. Единственное, что ему было непонятно, так это то почему, чёрт-побери, раки обитают в его собственном теле. Ведь согласно науке, они преимущественно живут в природе: на суше, в воде - реках, озёрах, океанах. Это была страшная загадка, ответ на которую он не мог найти ни на просторах глобальной сети, ни в печатных изданиях. Никто не знал почему они поселились в нём, чем они там питаются и почему выбрали именно его. Оскар относил их к паразитам. Но информация, которую он черпал из источников, указывала на то, что членистоногие паразиты самые маленькие в своём роде. Их длина тела составляет меньше 1/32 дюйма. Их хозяевами выступают беспозвоночные и рыбы. Нигде не упоминается и слова о том, что они могут обитать внутри человека. «Я - единственный, - думал Оскар в минуты отчаяния, - кто носит их в себе, время от времени наблюдая как они выползают наружу».

Усики, торчавшие из глаза Оскара, принадлежали к раку, длина которого составляла примерно 1,18 или 1,57 дюйма. «А может и все два дюйма», - прикинул в уме Оскар, со злобой и отвращением следя за ними. Он всё ждал, словно охотник в засаде, чтобы не спугнуть животное. Это была уже шестая «членистоногая мразь». Оскар вспомнил как это было. Первую он вытащил из носа, проснувшись утром. Она была в багрово-зелёной слизи. Он скинул её на пол, прихлопнув сверху тапком. Вторая выползла сама, из уха, когда он сидел за столом и обедал. Резкая боль пронзила его, стол забрызгало кровью. Она прыгнула ему прямо в тарелку. Мерзкая тварь. Стала пищать и извиваться, разбрызгивая суп. Он не вытерпел, его стошнило. Она захлебнулась, так и не выбравшись из тарелки. Третья появилась изо рта ночью. Ущипнула за губу. Он проснулся и раздавил её в кулаке, как муху. Четвёртая побеспокоила его, когда он был в магазине. Он быстро выбежал на улицу, оставив пакет с продуктами внутри. Перебежал через дорогу на красный свет. Ему что-то кричали. Он не слышал. Прижимая зад руками, он прыгнул в канаву и рывком снял штаны. Сел, сжал зубы и стал тужиться. Было больно. Мразь вылезла из заднего прохода, повредив оболочку прямой кишки. Он сплющил её камнем, собрал остатки в носок и положил в карман. Пятая, самая мучительная, непостижимым образом смогла выбраться наружу через мочеиспускательный канал. Такой боли он ещё не испытывал. Он сжёг её, бросив корчиться в стеклянную банку. Теперь настал черёд для шестой. Оскар внимательно наблюдал за усиками. Они вдруг вытянулись, и Оскар заметил кончик клешни.

- А-а-а, чтоб тебя! - заорал Оскар, скривившись от боли, но всё ещё выжидая.

Показалась вторая клешня.

- Давай уже, сволочь! - Оскар вцепился в керамическую раковину с такой силой, что, казалось, она рассыплется под его крепкими напряжёнными пальцами. Но вот появилась верхняя часть головогруди или, говоря языком биологов, тагма. Оскар оторвал руку от раковины, схватил пальцами за тагму и хватательные органы членистоногого существа, резко дёрнул, крикнув, и вытащил тварь из глаза. Он с остервенением швырнул её вниз, на керамическую плитку, и расплющил армейским ботинком. Неприятно хрустнув, рак превратился в лепёшку малинового цвета. Слизь и кровь, перемешавшись, растеклись в разные стороны.

- Гадина! - выпалил Оскар и принялся промывать глаз водой из-под крана.

- У вас всё в порядке, сэр? - за дверью уборной послышался женский голос.

- Да, всё хорошо. Соринка в глаз попала, - сказал Оскар, остановив на миг водные процедуры.

- Такси у входа, - сообщила регистраторша.

- Спасибо. Я скоро.

Оскар ещё раз промыл глаз, закрыл кран, вытер лицо, затёр след на полу, завернул раздавленного рака в салфетку, убрал в карман куртки, открыл дверь и вышел.

Приехав домой, мужчина, по совету доктора, налил себе выпить. Только вместо красного вина он взял пиво. Стейк он заменил пиццей. В последнее время Оскар не мог себе позволить такие дорогие удовольствия, как вино с утончённым вкусом и сочное нежное мясо. Деньги приходилось экономить. Чтобы попасть в клинику доктора Генриха Ульберта для обследований, Оскар продал коттедж и купил маленький домик с одной комнатой. Кэтрин, неофициальная жена Оскара, была в бешенстве, но ни ссоры, ни уговоры не помогли ей вернуть прежнюю жилплощадь. Оскар был непреклонен. Коттедж перешёл ему в наследство после смерти родителей. Жена не имела на него никаких прав. Поняв, что находиться рядом с «больным на всю голову эгоистом и дебилом» бессмысленно, а временами и опасно (неадекватное агрессивное поведение мужа, его крики по ночам, бессвязные слова пугали её), она ушла, оставив Оскара одного. Детей у них не было. Оскар понятия не имел где она и с кем. Да он и не интересовался, были дела поважнее - рак. Его диагностика и профилактика. Деньги таяли, как снег на солнце, а результаты обследований ничего не выявляли. Доктор показывал листки бумаг, где говорилось, что в теле Оскара нет очага болезни, что злокачественных образований не установлено, что количество раковых клеток не превышает нормы, что механизмы биохимического контроля в порядке, что иммунная система справляется.

- Но ведь я их вижу! Вот они, - Оскар окидывал взглядом стеклянные банки, стоящие на полках шкафа в его комнате. Там лежали убитые им раки, выползшие наружу из его организма. Да, они есть! Но почему их никто, кроме меня, не замечает? Сколько раз он приносил их в клинику, чтобы доказать существование рака. Но доктор лишь удивлённо осматривал банки и говорил:

- Оскар, для чего эти пустые склянки? Для анализов?

Никто ему не верит. Но сдаваться он не собирается. Завтра представится возможность ещё раз обследоваться. Они должны распознать рак и извлечь его, чтобы он больше не смог размножаться. Никогда. Нужно покончить с ним раз и навсегда. Оскар сел на диван, открыл пиво. Тарелка с подогретой в микроволновке пиццей лежала на подносе рядом с ним. «Последний раз, док», - подумал Оскар, щёлкая пультом от телевизора. Ради последнего осмотра он продал машину, мебель и бытовую технику. Оставил только самое необходимое: табурет, стол, диван, шкаф, где хранил одежду, которую изредка стирал мылом в раковине, электрочайник, холодильник, набитый упаковками пива и пиццы, микроволновку и телевизор на тумбе. Из посуды он имел кружку, ложку, вилку, нож и тарелку. Всё в одном экземпляре. В туалете на крючке висело полотенце, которым он вытирал и тело, и руки, и лицо. Брился он электробритвой, подаренной ему Кэтрин на день рождение. Имелась ещё одна вещь, купленная им недавно. Пистолет. Он приобрёл его, когда почувствовал странные движения в животе. Они напоминали шевеление плода во время беременности. Но это был не ребёнок, толкающийся внутри, а нечто отвратительное и ужасное, нечто поистине дьявольское. Это был монстр, имя которому рак.

***

Оскар смотрел бейсбольный матч, посасывая пиво. На улице стемнело. Небо было затянуто тучами, с бешеной скоростью проносившимися над убогим жилищем Оскара. Дождь лил не переставая. То и дело вверху трещала крыша. Оскар потянулся к выключателю. Комнату наполнил тусклый свет от лампочки, висевшей под потолком. Бледно освещаемое окно, без занавесок, словно маяк для нечисти, призывало в дом укрыться от непогоды и полакомиться свежей человеческой плотью. Двигающиеся тени от кривых веток, росших рядом с домом деревьев, смотрелись зловеще на голых стенах комнаты и напоминали костлявые скелеты, пытающиеся ухватить за горло мужчину на диване.

В голове у Оскара кружился рой воспоминаний. Одно из них, вырвавшись, нарисовало чёткую картину. Фрагмент за фрагментом. Оскар стоит в большом помещении. Это склад. На нём рабочий комбинезон. Рукава в тёмных багровых пятнах. Левая рука вытянута вперёд. Ладонь растопырена. Из обрубка указательного пальца льётся кровь. Оскар переводит взгляд на правую руку. Она висит, словно под кожу залили свинец. Вместо предплечья и кисти зазубренная обтянутая твёрдыми пластинами клешня рака. Капли крови, стекая по ней, падают на бетонный пол.

- Помогите! Кто-нибудь! Мой палец! - кричит Оскар. Он вертится на месте, ища на полу свою часть тела. Заметив под ногами окровавленную фалангу, он наклоняется подобрать её и теряет равновесие. Падает. Лежа на животе, Оскар поворачивает голову. Обрубок перед самым его носом. Он тянется к нему, пытается схватить, но у него ничего не получается.

- Да помогите же, чёрт бы вас побрал!

Прибегают люди в комбинезонах. Поднимают Оскара на ноги.

- Я отрезал его, - объясняет Оскар столпившимся вокруг него людям. - Сам. Я сам! Вот этой клешнёй. - Он кивает на свою отяжелевшую левую руку.

- Видите?

Они начинают смеяться.

- Оскар, ты обкурился? - спрашивает один из толпы, гогоча, как гусь.

- Пить меньше надо, - констатирует второй.

- Идиот, - восклицает третий и, потеряв интерес к произошедшему, поворачивается, чтобы уйти. Остальные следуют его примеру.

- Подождите, - не понимает Оскар. И тут он замечает, что клешни нет. Она исчезла, как будто её и не было. Он нагибается за отрубленным пальцем, но в пыли у его ботинка лежит болт. «Не может быть! Что за бред?» - он удивлённо смотрит на пальцы. Все десять. На месте.

- Где кровь? - недоумённо спрашивает Оскар. - Где обрубок и клешня рака? Я клянусь, что видел…

Никто его не слышит. Все ушли. Он стоит один посреди большого склада и изумлённо оглядывает комбинезон, руки и пальцы. Появляется человек в костюме, рубашке и белой каске. Он уверенным шагом направляется к Оскару. Оскар поднимает на него глаза. Взгляд у приближающегося мужчины суровый.

- С меня хватит! - изрекает он. - Оскар Мэллоун, ты уволен!

***

Утолив голод и немного захмелев, Оскар сложил пустые пивные банки в прозрачный полиэтиленовый пакет. На диване и на полу лежали остатки пиццы. После ухода Кэтрин, Оскар практически не следил за чистотой и гигиеной. Раз в неделю выкидывал мусор и мыл посуду. Как следствие, в доме появились тараканы. Оскара они не беспокоили. Он даже их полюбил, так как они скрашивали его одиночество. Оскар достал сигарету, чиркнул зажигалкой, прикурил. Сизый дым рассеивался по комнате и медленно поднимался кверху. Бейсбольный матч закончился, теперь по телевизору шёл какой-то фильм про ковбоев. Оскар сделал несколько глубоких затяжек, затушил окурок в пепельнице и откинулся на спинку дивана. Приятное тепло разлилось по телу. Он прикрыл глаза и погрузился в дрёму. Облако сигаретного дыма под потолком скрыло лампочку, и в комнате стало ещё темнее. Затем оно расширилось во все стороны и через некоторое время наполнило всё помещение. Оскар сидел на диване, окутанный туманом и погружённый во мрак. Его глаза были закрыты, дыхание было мерным и спокойным. Из кухни послышался слабый звук. Тук-тук-тук-тук. Он постепенно нарастал. Словно кто-то бежал по полу, переставляя тонкие металлические ножки. Какое-то маленькое существо. Вот оно приблизилось к дивану, ловко на него забралось. На первый взгляд могло показаться, что это таракан, так как у него имелись крылья и пара усиков, но присмотревшись, спереди угадывались две маленькие, но острые клешни. Существо не спеша переставляло лапки, опираясь на хвостик, похожий на раскрытый веер. Облако скрывало плоское тело насекомого, но звуки, издаваемые им, выдавали его местонахождение. Оно ползло уже по спинке дивана, шурша по ткани телом. Полагаясь на постоянно двигающиеся усики, существо уверенно подкрадывалось к сидевшему на диване. Оказавшись рядом с головой жертвы, тварь с клешнями остановилась. Оскар сидел не шелохнувшись. Вена на его шее вздулась. Определив источник пищи, кровожадное существо, выставило вперёд клешни, расправило крылья, взмахнуло ими и взлетело. Едва только волосатые лапки прикоснулись к шее мужчины, как тут же острые, как бритва, клешни, вспороли вену. Брызнула кровь. Тараканоподобная тварь раскрыла мощные жвалы и с наслаждением стала пить тёмно-красную жидкость.

Оскар встрепенулся, словно от укола, и раскрыл глаза. Тело вздрагивало. Сердце бешено стучало в груди. Он осмотрелся. Телевизор по-прежнему работает. Лампочка сверху льёт скудный свет. Потушенная сигарета лежит в пепельнице. Дождь закончился. Небо прочистилось. Обрывки туч уносятся прочь, освобождая место королеве тьмы - Луне. Оскар встал, включил чайник, заварил кофе. «Очередной кошмар. Кофе и сигареты, и всё будет хорошо», - успокаивал он себя. Отпив горячего напитка, к нему вернулись спокойствие и уверенность. «В конце концов, всего-то нужно одну ночь переждать», - он сел на диван, поставил кружку с кофе на стол, достал сигарету, закурил. На экране грудастая блондинка в короткой юбке рекламировала зубную пасту.

- Каждый день я чищу зубы этой пастой. Два раза. Утром и вечером. Результат на лицо, - она широко улыбается. Зубы блестят, как жемчуг.

- Я б тебя трахнул, - сказал Оскар, смотря на выпирающие бугорки. - Два раза. Утром и вечером.

Он почувствовал напряжение в трусах. Когда он занимался сексом последний раз? Месяц назад? Два? Он не помнил. Ему нестерпимо захотелось женского тела. Вызвать проститутку? Почему нет? Завтра всё закончится. Больше не нужно тратиться на обследования. Он достал из кармана мобильный. В контактах было два номера - доктор Генрих Ульберт и интим-агентство "Красный петух".

- Алло! Чем могу помочь? - раздался в трубке приятный нежный голос.

- Здравствуйте! Мне бы девушку на час.

***

Оскар открыл пиво, предвкушая прекрасную ночь. Он прилёг на диван. Расслабился, усталость прошедшего дня навалилась на него. Телеканалы прекратили своё вещание, и телевизор протяжно запищал. Оскар нажал кнопку, экран погас. Наступила тишина, прерываемая звуками ветра за окном. Оскар устроился поудобнее, положил руку под голову и согнул ноги в коленях. Его веки сомкнулись. Сон опять навалился на него, как лавина в горах. Он мгновенно уснул. Через некоторое время в его животе что-то заурчало, задвигалось. Сначала тихо, слабо, потом всё быстрее и быстрее. Оскар заворочался. Кожа ниже пупка натянулась и лопнула. Оскар резко вскочил на ноги, прикрыл ладонью живот. Сквозь пальцы потекла кровь. Тяжело дыша, он подбежал к шкафу. Открыл ящик, нащупал пистолет.

- Тварь, я прикончу тебя, - Оскар направил дуло к кровоточащей ране. Из рваного отверстия выглянула острая раздвоенная конечность рака. Она потихоньку вытягивалась наружу, делая отверстие ещё больше. Оскар положил палец на курок, готовясь выстрелить, но тут он заметил, что телевизор спрыгнул с тумбы и, обрастая лапками и веероподобным хвостом, движется к нему. Оскар вскинул руку с пистолетом вперёд и, не раздумывая, нажал на спусковой крючок . Раздался выстрел. Комнату слегка заволокло дымом. Экран телевизора разлетелся вдребезги, брызнув осколками в разные стороны. На мгновение всё стихло. Но когда дым после выстрела рассеялся, на месте телевизора стояла ракообразная тварь, покачивая своими несимметричными клешнями. Она повернулась задом и стала пятиться, подступая всё ближе к Оскару. Мужчина выстрелил ещё раз. Пуля отрикошетила от брони рака и впилась в стену. Следующая пуля, также отскочив от защитного покрытия, угодила в окно. Осколки со звоном полетели на землю. В четвёртый раз Оскар не смог выстрелить. Его ноги подкосились, и он упал на колени. Постояв немного, он завалился на бок, словно остановившаяся после кружения монета. То, что было в его животе, выбралось наконец на свободу, сломав рёбра и залив пол кровью и внутренностями. Огромная дыра зияла в теле Оскара, обнажив позвоночник. Вылезшее из человеческого тела зеленовато-бурая ракообразная тварь замерла в ожидании. Пятившийся рак приблизился к ней. Она потрогала усиками его большое и крепкое тело. Он ловко перевернул её сильной клешнёй и залез на неё сверху.

***

Энергично жуя жвачку, проститутка уже несколько минут стояла на крыльце маленького невзрачного домика. Палец давил на кнопку звонка, но дверь никто не открывал. Ругнувшись, она обошла здание и увидела разбитое окно. Встав на выступ стены и подтянувшись на руках, она заглянула в комнату. На полу в луже крови лежал труп мужчины. Проститутка громко закричала, спрыгнула на землю, поскользнулась, упала в грязь, быстро поднялась, отбежала на некоторое расстояние и посмотрела в черноту, изрезанную оконными осколками. Ей показалось, что по подоконнику скользит большая окровавленная клешня. Проститутка медленно попятилась, словно рак, снова истошно заорала, повернулась и побежала к машине, которую оставила на обочине. Открыла дверь, села и достала ключ, с третьей попытки вставила его в замок зажигания, провернула, двигатель завёлся, она надавила на педаль газа. Машина, взвизгнув шинами и вильнув в разные стороны, скрылась за поворотом.

+1
21:02
298
15:04
+1
Закос под Кафку? Только там был жук и сумасшествие. А тут рак и… что? Тоже сумасшествие, что ли? В принципе-то, и написано вроде неплохо, но фишка с раком, кстати, предсказуема была. Еще по моменту с животом. Я-то уж думал, выведете к чему-то неявному. А вывели к тому же, к чему и вели?
23:47 (отредактировано)
Не любитель я таких вещей. Но сам стиль хорош.
Концовка раздвоена, понимай так и так, но предыстория показывает, что Оскар всё же сбрендил. А отсюда как-то нет к нему особого сострадания.
Пистолеты и револьверы же у авторов, позоже, нужно просто забирать. Уже третье повествование в этой группе, и везде появляется огнестрельное.
В целом повторюсь, слог хорош. Удачи автору!
15:25
Вначале показалось «чужой» завёлся. Автор честно держал интригу, намекая на нечто в животе. Но, потом все же сумасшествие победило. Это моя версия. Последовательность повествования четкая ясная. Концовка простая- выстрел и все. Спасибо ставлю+.
22:09 (отредактировано)
+2
а где фантастика? У пациента однозначно шизофрения, странно, что его не направили к психиатру. Врач непростительно груб, особенно для частной клиники, к тому же платежеспособный клиент. Слишком явно и просто, хотя написано хорошим языком. Больше фантазии, автор, больше!
Такое смакование процесса в туалете, куда до него какому-то раку.
Нецензурщина. В топку.
05:24
Стиль хорош?
Отпив горячего напитка, к нему вернулись спокойствие и уверенность.
ну-ну…
18:10
Прошу прощения у автора. В отзыве неправильно написала про оформление диалогов) У вас всё правильно) Если что, мой отзыв четвёртый сверху) Ещё раз прошу прощения) Успехов автору в творчестве)
Империум

Достойные внимания