Нидейла Нэльте

Огненная волчица

Огненная волчица
Работа №25. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

В детстве я была не самым уверенным в себе ребенком. Не самой красивой девочкой в классе. Не самой веселой. И точно уж не самой яркой, несмотря на огненно-рыжий цвет моих волос.

Как-то в выпускном классе моя руководительница сказала, цитирую: "Ты серая, как та мышь". Я тогда ничего не смогла ответить – только неловко попятилась назад, опустив глаза. А дома – расплакалась. Я была и правда тихим подростком.

В школе мне не раз разбивали сердце; в подростковом возрасте я десятки раз влюблялась безответно в парней. Я проигрывала олимпиады не по глупости, а по своей застенчивости; боялась сказать ответ, когда на самом деле он оказывался верным. Я тысячи раз сомневалась в себе, и сотни тысяч – позволяла себе проигрывать. Моя жизнь никогда не была столь яркой, как мои волосы. Но с тех пор многое изменилось.

Я выросла, с успехом окончила юридический факультет. Запаслась нужной долей уверенности – как-то само собой пришло. Будущий адвокат; как раз прохожу стажировку. Еду в контору, по пути заезжаю в супермаркет – выбрать подарок племяннице на день рождения.

Выхожу из пестрого отдела игрушек; кругом меня пляшут голографические котята и щенки, розовые, голубые и салатовые – обступили меня и упорно втираются в доверие, чтобы я их купила. Перешагиваю животных и стремлюсь на улицу. Там все вокруг серо-голубое после дождя. Бесцветное. Зато пахнет приятной свежестью. Но у меня портится настроение, когда на улице морось – я становлюсь какой-то меланхоличной, и мне вспоминается детство.

Но сегодня это ни к чему.

Потому что я приезжаю в контору, и моя шеф говорит, что для меня есть важное задание. Я изо всех сил стараюсь сосредоточиться.

Она кладет папку передо мной на стол, и я понимаю, что это оно – самое настоящее дело. Для меня!

– Мне?

В моем тоне неподдельное удивление. Одновременно я осчастливлена и огорчена. Волнение почти сбивает меня с ног, но я держусь естественно.

Шеф надменно улыбается и говорит, что у меня получится. Это почти что ободрение. К тому же у меня нет выбора – она собирается на съемки на телевидение, и если я не возьмусь за дело, то лишусь хорошей отметки за стажировку.

Дает мне время ознакомиться, и я вижу, что дело прямое, у нас говорится – как доска – мы каждый месяц таких пять-семь разбираем. Про такие я часто думала, что смогла бы сама справиться. Но есть небольшая проблема: я еще ни разу не выступала в суде.

Не то, чтобы я чувствую страх, но какой-то ком застрял в горле и немного мешает дышать. Однако, я уверенно киваю:

– Все будет в лучшем виде.

Неустанно, то с восторгом, то с ужасом, повторяю в мыслях, что она со мной сегодня не едет. Мне придется быть супер-самостоятельной! И мне интересно, смогу ли я по-настоящему хорошо разобраться, хотя меня несколько тревожит фамилия защитника, написанная в углу страницы. Знаю, что он очень сильный. Несколько раз видела его выступления на слушаниях.

Сгребая папку со стола, я покидаю контору и двигаюсь к парковке. Снова оказываюсь в своем мобиле. Ставлю его на автопилот, пока спешу в суд. И включаю "тишину" – нужно сконцентрироваться, пока читаю дело.

Когда подъезжаю к зданию суда, откладываю страницы и собираю в строгий высокий хвост волосы. Еще раз смотрюсь в зеркало – собственное отражение придает мне уверенности. Уже давно не ненавижу себя.

Захлопнув дверцу, натыкаюсь на припаркованный черный мобиль защитника. Затем вижу его самого в холле, рядом с помощником судьи. Защитник выглядит довольно внушительно – идеальные блестящие волосы и надменная улыбка. На нем очень хороший костюм.

– Я вижу, вы сегодня в новом составе, – говорит он мне, когда иду мимо. – В одиночку.

Не останавливаясь, бросаю через плечо:

– На Вашем месте я бы тоже занервничала.

Не могу поверить, что я это сказала.

В зале заседания вижу потерпевшую. В глаза мгновенно бросается длинный грубый шрам под левой ключицей. Вот оно – смертельное ранение. Шершавая и длинная полоса, олицетворяющая ужас от пережитой боли.

Я стараюсь не смотреть, из вежливости, но это хорошо, что она надела блузку с таким глубоким вырезом. Остальные должны видеть. Остальные должны понимать, что именно произошло.

Все уже собрались в зале. Мы ждем, когда в зал слушаний приведут обвиняемого и когда судья займет свое почетное место. Затем садимся, и начинается разбирательство. Я ощущаю, как холодеет в животе, пока судья проводит формальности, исследуя материалы дела. Но когда с речью начинает выступать государственный обвинитель – меня отпускает. Мне легче от того, что есть еще кто-то на моей стороне.

Прокурор сухо квалифицирует деяние. Потерпевшая рядом со мной вздрагивает каждую секунду. Смерть – страшное явление. Опасное, если не для жизни, то для психики. Говорят, здорово застревает в мозгах. Я не могу себе представить, сколько раз за ночь ей снится момент собственного убийства. И что же, интересно, она все-таки увидела на том свете?

Потерпевшая обвинила своего бывшего сожителя в том, что он ее убил. Но предварительно прочитав дело, я уже знала, что это не так. В нем было полно доказательств, говорящих о его невиновности. Но все они не действовали, потому что действовала суперпрезумпция виновности.

Не знаю, как, но мне все-таки удается забыть о том, что поступок потерпевшей аморален. Я вдруг смело отбрасываю все предрассудки, мешавшие мне до этого, и принимаюсь защищать ее в попытках выступить лучше защитника. В один момент победа становится моим ориентиром.

Эта женщина жертва. Она имеет право указать на виновника случившегося. И ее слово – закон. Никаких разбирательств. Ведь это оскорбительно. Кто посмеет не верить тому несчастному человеку, который пережил самое страшное: собственную смерть?

В моей папке лежит одно единственное доказательство – допрос этой женщины – которое связывает мне руки. И еще адвокатская тайна, из-за которой я должна молчать. Хотя какая там тайна… Как будто бы, когда начнется речь защитника, он не выплеснет всю правду наружу.

Но разве нужно гадать, кто из нас победит?

Я заявляю всевозможные гражданские иски. Эта женщина прописалась в кабинете психиатра. Сколько таблеток она пьет – неясно. Образно, конечно, не ясно. А у нас в заявлении они все подсчитаны. И еще огромная сумма морального ущерба. И после судебного заседание нужно убрать шрам. К тому же она пила таблетки для профилактики болезни Болла после процедуры затяжной реанимации. Во сколько, по-вашему, нынче ценится смерть? Когда прокурор меня спрашивает, я сообщаю сумму.

– Протестую! – доносится голос защитника.

Этого я и ожидала.

Я смотрю на него, не отводя взгляда. Я уже знаю, что он скажет. То же самое, что говорят все они по делам, где убитый имеет возможность смотреть в глаза своему убийце.

– Нельзя предъявлять материальные требования к тому, кто не виновен!

Я чуть приподнимаюсь и почти перебиваю его:

– Виновность или невиновность устанавливается только судом. – Я удерживаю показательную паузу. – А не вами.

Нам обоим делают из-за этого замечание.

Защитник задерживает на мне суровый взгляд. Он что, рассчитывал, что я совсем буду сегодня молчать?

Он просит прощения у судьи.

– Тем не менее, в деле имеется множество доказательств, указывающих на невиновность моего подзащитного.

Судья кивает ему, и защитник едва заметно расправляет широкие плечи, и начинает палить словами, как из автоматной очереди.

­Подзащитный хороший семьянин, и прекрасный отец, верный муж, исполнительный работник. Он никогда не привлекался ни к какому виду ответственности, у него даже нет ни одного штрафа за парковку. Его участковый психотерапевт характеризует его как эмоционально устойчивого, неагрессивного человека. Кроме того он прошел испытания на ментографе, где не было выявлено воспоминаний, указывающих на совершение им убийства. В конце концов, по показаниям этого же ментографа и допросу семьи подзащитного, он был совершенно в другом месте в момент совершения преступления. В ходе предварительного расследования установлено, что потерпевшая досаждала ему и шантажировала раскрытием их отношений перед женой. Но никаких отношений на самом деле и не было, много лет. Она находилась не в себе, есть справка от ее участкового психотерапевта.

– Что Вы хотите этим сказать? – спрашивает судья.

– Убийца – другой человек, и она указала на моего подзащитного лишь из мести. И умышленно воспользовалась суперпрезумпцией виновности.

Мне лишь на миг становится не по себе. Я опускаю глаза в документы и не могу их поднять на защитника. Его слова сковали меня.

Лучше бы на моем месте сейчас сидела шеф. Я никогда не понимала того, как она справляется в такие моменты.

Я медленно встаю и хладнокровно прерываю его реплику. Не смотря на свою панику и возникшую вдруг неуверенность.

– Хотите обвинить моего клиента в преследовании? Нужно было делать это раньше. До того, как ваш клиент решил ее убить. И довел задуманное до конца.

Защитник смотрит на меня с яркой ненавистью. Он знает, что ему нечего возразить. А я знаю, что лишь повторяю слова своей шефа. И мало ли кто еще в зале заседания об этом догадывается.

Судья вопросительно смотрит на меня. Я продолжаю, обращаясь теперь к нему:

– Можно сколько угодно говорить о том, какие факты подлежали проверке на предварительном следствии, но за правду следует считать лишь заключение.

Я медленно сажусь. Холод кружится в животе.

Заключительная речь защитника была сильна и душещипательна. Он сказал:

– Весь костяк доказательств стоится на том, что потерпевшая указала на моего подзащитного, как на убийцу. Высокий суд, я прекрасно знаю, что по данной статье действует суперпрезумпция виновности. Эта женщина прошла через нечто действительно ужасное. И мне искренне жаль. Но я хочу выступить за справедливость. Это деяние было совершено не тем человеком, который сейчас находится за решеткой. Она умело воспользовалась ситуацией, и назвала неверное имя человека умышленно. А настоящий убийца сейчас разгуливает на свободе. Вы это прекрасно знаете, я это прекрасно знаю. Она сама знает. И даже эта смело выступающая представитель знает. Прошу учесть в приговоре сказанные мной слова и применить наименьшую меру наказания.

Но эти слова его не спасут…

Судья кивает, помощник судьи записывает, и меня спрашивают о последнем слове.

Я поднимаюсь, откидываю хвост назад и прошу прощения за то, что суд был вынужден рассматривать такое простое по квалификации дело в полном составе с представителями и прокурором. Прошу вынести наказание, строго соответствующее совершенному деянию.

Выходим из зала суда. Потерпевшая благодарит меня. И я сама думаю о том, что выступала не плохо. На улице пошел дождь. Из окна я уже вижу, что мой мобиль отбуксировали. Медленно выдыхаю, не ощущая раздражения.

Когда выхожу на улицу и двигаюсь к дороге, рядом со мной тормозит черный мобиль. Открывается дверца, и я вижу защитника.

Неприятное подозрительное чувство словно бьет меня током. Или это большие капли дождя?

Он говорит:

– Сядете?

– Нет, конечно, – отвечаю я.

– Не бойтесь, я не идеалист.

Отступаю на шаг назад и бездвижно смотрю на него.

– Что-то Вы слишком бурно выступали в суде для не идеалиста.

Он вдруг начинает смеяться. И меняется в лице. А я настораживаюсь.

– Наверное, гордитесь своим выступлением? – спрашивает он.

– Да.

– А я думаю, вы выступили ужасно

Мои глаза хищно сузились, и я внимательно вслушиваюсь в каждое его слово.

– Вы полностью провалились, – говорит он. – В борьбе за правое дело, конечно же.

Я не знаю, что ответить.

Но он даже как-то дружелюбно улыбается.

– Бросьте. Я спорил больше с судьей, чем с Вами. Мне нужно убедить его написать прошение в парламент для принятия изменений в законодательство. А Вам в первый раз выступить, верно?

Дождь усиливается.

– Сядете? – повторяет он.

Я молча мотаю головой из стороны в сторону.

Он понимающе улыбается и отъезжает, оставляя меня под крупным дождем. Я прощаюсь взглядом с потерпевшей и иду к полицейскому участку, чтобы узнать о судьбе своего мобиля. С волос сильно капает.

Домой вернулась вся мокрая, поздно вечером и без сил. Максим встретил меня и обнял. Не выдержав, я расплакалась.

Когда утром просыпаюсь, умывшись, подхожу к столу и листаю снова дело. За окном солнечно, но комната увязает во мраке. Яркий луч пробивается через щель в шторах, подсвечивая край папки. Глаза сами находят нужную строчку. Я провожу по ней пальцем "…в другом месте в момент совершения преступления". Конечно, он этого не совершал. Не совершал и все тут. Защитник прав ­– невиновность на поверхности, она прозрачна, как дождевая вода. Прозрачна для людей. Но не для абсурдного законодательства.

Потерпевшая действительно лукавит. Холодно и бесчеловечно. А я так же безжалостно отправляю невиновного человека в тюрьму. И, видимо, у меня хорошо получается.

– И кто же ты? – раздается голос за моей спиной.

И я вздрагиваю, словно в испуге. Теплыми руками мой жених касается моих дрожащих плеч. И я с облегчением выдыхаю. Меня наполняет какое-то непривычное для последних дней теплое чувство. Всего на одно мгновение.

– Волчица, ­– тихо говорю я, незаметно закрывая дело, и поворачиваюсь к нему.

– Только рыжая, – добавляю, смотря на свое отражение в зеркале за его спиной. На волосы, ярко подсвеченные солнцем.

– Огненная, – говорит он, улыбаясь. – А я поначалу думал, что ангел.

И он прав. Я стала совсем другая. Я снова не знаю, нравлюсь ли я себе. Как скоро я перестану нравиться Максиму?

Мы едем каждый в свои конторы – он тоже стажер, такой же, как и я, а может, немного успешнее. А к обеду я снова встречаюсь с защитником в зале судебного заседания. Делаем вид, будто со вчера ничего не изменилось. А может и не менялось, а мне лишь показалось? Ждем, когда судья зайдет в кабинет и объявит приговор.

Огненная, повторяю про себя я, возвращаясь мыслями к далекому детству. Серые безрадостные картины восстают передо мной. Как много уже изменилось, как много еще изменится?

Но мантия судьи громко шуршит по полу и прерывает меня.

Мы садимся, и заседание открывается. По осуждающему взгляду, которым смотрит на меня помощник судьи, я ясно понимаю, что мы с моей потерпевшей выиграли.

Объявляют приговор – и я чувствую, что мне невыносимо стыдно. После заседания защитник подходит ко мне и снова приглашает в свой мобиль. На этот раз, я, совершенно без колебаний, соглашаюсь.

-2
21:25
693
17:01 (отредактировано)
Рассказ — талантливая зарисовка на тему фильма «Адвокат дьявола». Написан хорошо и грамотно. Почти без ошибок. Автору — уважение.
И опять вопрос: а где фантастика? Суперпрезумпция виновности? Это фантастический элемент? Такое уже было в истории нашего шарика и будет еще. Возьмите для примера деятельность тех же Пиночета, Сомосы и Дювалье.
Ладно, не буду дальше, а то сейчас сюда набежит гоп-компания из «Юбилея» и устроит здесь чад кутежа.
Рассказ этот будет интересен тем, кто любит смотреть передачи о судебных процессах.
Ну а к автору предложение: если назвать наставницу ГГ не «шефом», а начальницей (или еще как-нибудь в женском роде) — будет намного лучше. Повествование продолжит идти плавненько, не разрушая красоту хорошего слога.
И еще — вот такой отрезок текста: «Смерть — страшное явление. Опасное, если не для жизни, то для психики. Говорят, здорово застревает в мозгах». Вот это да! Даже не знаю, что сказать.
Итого — хорошая работа! А фантастика это или нет — пусть судят те, кому положено. Успеха автору!
22:10 (отредактировано)
+1
С интересом почитала.
Ну, для непросвещенного глаза, может, и пойдёт. Вон, выше
Vottebevot пишет, что написано «грамотно и хорошо».
А для просвещённого глаза, читать это всё — мучение.
Во-первых, я лично не поняла, какое дело слушается и в каком суде — уголовное?
Если слушается уголовное дело — это как это адвокат отправляет за себя стажёра выступать в последний процесс, на котором будет выноситься приговор? Она вообще «ку-ку»? Там человека могут посадить на дцать лет, а она стажёра посылает… который в процессе ни разу не был и в папке один документ принёс.
Выше человек искал в тексте фантастику — так вот же она! Самая настоящая фантастика.
Во-вторых, менять в уголовном процессе защитника можно только с определения или постановления суда, а не просто так. Это целая процедура, невозможно просто послать кого-то за себя от фонаря. Нужно как минимум ходатайство в суд с мотивацией и объяснением причин, почему предыдущий адвокат не справился и его надлежит заменить на другого. Потому что потом произойдёт перерасчёт судебных издержек… в общем это тоже фантастика. Вот она и тут есть.

Высокий суд, я прекрасно знаю,

Уважаемый суд. Моей подзащитной известно, что… Нам известно, что… Мне, как защитнику известно, что…
По всему тексту… я, мне, моё, моя, я, я, я.
Когда в процессе выступаете, вы не якаете, а выступаете в защиту стороны.

Ждем, когда судья зайдет в кабинет и объявит приговор.

Ожидаем оглашение приговора судьёй в зале судебного заседания.

Блин…

Эта женщина прошла через нечто действительно ужасное.

Моя подзащитная, а не «эта женщина».

Мы садимся, и заседание открывается.

Судья просит садиться, заседание продолжается после перерыва.
По осуждающему взгляду, которым смотрит на меня помощник судьи, я ясно понимаю, что мы с моей потерпевшей выиграли.

Что делает помощник судьи в судебном заседании?! Там должен быть секретарь судебного заседания! И ни на кого она не смотрит, она смотрит в монитор, где отображается аудиопротколирование, и ведёт протокол судебного заседания.
Объявляют приговор – и я чувствую, что мне невыносимо стыдно. После заседания защитник подходит ко мне и снова приглашает в свой мобиль. На этот раз, я, совершенно без колебаний, соглашаюсь.

Так… а приговор-то был каков?))) Кульминация рассказа где?
Оправдали? Осудили? Апелляция будет?
Где эмоции, где накал страстей, где что почему и как?
З.Ы. Если это было уголовное дело, то приговор может зачитываться несколько дней. Что-то у вас там всё как-то по-быстрому. Раз-два и готово. Чувака-то на зону через телепорт доставят или всё-таки выведут из зала суда с конвоем? laugh
Или ему штраф с конфискацией? Или в колонию строго режима на пятьсот лет? Можно было хоть что-то написать! Зачем же тогда было всё это писать, если приговор сокрыт от читателя автором?

Весь костяк доказательств стоится на том,

Nicht verstanden. unknown

Но я хочу выступить за справедливость.

… материалы дела содержат достаточно доказательств невиновности моего подзащитного.
За справедливость — это тост, когда бухают.
Защитника в утиль.

Блин… ну, в общем, тут надо всё полностью переделывать. Но, в целом, лично мне всё равно было интересно, я до конца прочитала :)
18:01
Неужели так совпало, что у Вас есть юридическое образование и Вы углубленно изучали сравнительный анализ англо-саксонской правовой системы и роман-германской, и точно знаете когда в англо-саксонской применяется аннуляция процесса при смене защитника? smileИли все-таки Ваши суждения стоятся на знаниях из фильмов, которые Вы смотрели о юристах?) Думаю, что второй вариант. Да, я понимаю, в фильмах так же не рассказывают, что есть кабинеты судьи, и что в них не просто могут оглашать приговоры, но и вести целые процессы. Вот новости-то! А стажёр имеют право выступать в суде… Для кого пишутся законы?) Так же следует погуглить должность помощника судьи и его должностные обязанности, прежде, чем утверждать, чем именно он занимается (представьте себе, есть даже должность «секретарь судебного заседания — помощник судьи»). Обращение к судье «Высокий суд» прописано в упк как минимум одной страны (из которой родом автор) и разрешено обращаться к судье только данной фразой. Любой адвокат, который скажет «Уважаемый судья», как Вы предложили, будет выглядеть в глазах судьи глупым и не образованным. Так же не следует переписывать предложения за автора — тренироваться развивать литературный язык можете на своих работах. Надеюсь, у Вас получится достигнуть удовлетворительного уровня. В любом случае, я так же верю, что Вы не будете больше неопрометчиво высказывать неверные суждения о вещах, в которых не сильно разбираетесь. Читайте разносторонние книги, используйте гугл по назначению — в интернете вообще очень много полезной информации. Спасибо за уделённое внимание) Каждый читатель важен для меня! ) Приятно)
11:10 (отредактировано)
Ну, в тексте непонятно, ни о какой стране речь, ни о каком суде, я уже это писала в комментарии. Так как конкурс в РФ, я предположила, что события происходят где-то в РФ. Если тут исходить из текста, что правильное обращение «Высокий суд», то теоретически процесс может проходить в Беларуси или Англии, или ещё фиг знает где — приговор не оглашался читателю, понять ничего невозможно. Хотя в Англии уголовные дела рассматривает Королевский суд, а не Высокий, и там должны сидеть присяжные. Присяжных в тексте нету. Опять непонятно, где процесс происходит.
И я не писала «уважаемый судья», а «уважаемый суд», как прописано в УПК РФ.
Если в Высоком суде автора рассказа можно просто так в уголовном процессе заменить адвоката на стажёра без оформления судом и мотивации — очень интересно, что же это за суд такой? Напишите, если вы в курсе дела, что за суд, я с интересом погуглю этот момент.
З.Ы. В кабинетах судьи ведут процессы везде, но не уголовные, потому что обвиняемый находится в клетке. У каких судей, простите, клетки находятся в кабинетах? Доставка обвиняемого проходит с соответствующим регламентом, по которому конвоировать его можно только по определённой дороге, где не ходят граждане, а это специальные залы судебного заседания, а не кабинеты.
А к обеду я снова встречаюсь с защитником в зале судебного заседания. Делаем вид, будто со вчера ничего не изменилось. А может и не менялось, а мне лишь показалось? Ждем, когда судья зайдет в кабинет и объявит приговор.

То зал судебного заседания, то тут же кабинет судьи… перелёт магическим способом?
11:40
Изучайте судебные процессы англо — саксонской правовой системы. Вы даже удивитесь, но суды присяжных используются не во всех делах. Очень рада, что Вы заинтересовались этой темой. И да, обвиняемый не всегда находится под стражей. Есть другие меры пресечения. Я повторюсь, Вам очень сложно будет спорить на такие темы, не имея юридического образования. А если хотите, чтобы я объяснила Вам очевидные моменты, то платите деньги за репетиторство что-ли) Или идите в университет за знаниями smile
11:52 (отредактировано)
В тексте обвиняемый за решёткой находится, какие другие меры пресечения?)) Это же УБИЙСТВО. Вы читали данное произведение? smileКак интересно.
Присяжные не во всех, а в особо тяжёлых — убийство — да.

Объяснять мне ничего не надо, спасибо, уровень проработки текста мне предельно ясен. Даже если предположить, что дело слушалось в каком-либо суде Великобритании, лично я сомневаюсь, что возможна такая замена адвоката в процессе, типа кто хочет, тот и ходит. А издержки как делиться будут с шефиней? Типа суд вынесет определение: этому за 10 процессов столько то, а этой (без адвокатского ордера) ничего, она просто мимо крокодила?
12:06
Так надо объяснять или нет? :)) а то говорите, что не надо и с вопросами все равно лезете)
Вообще сомневаться — это хорошо. Если за сомнением следует развитие и поиск истины, конечно же. Многие вот сомневаются, что земля круглая. Говорят, плоская)) Каждый имеет право на свое мнение, но есть же законы физики, наука, юриспруденция, медицина)) хотите — ставьте под сомнение. Хотите — узнавайте больше. Вот сейчас мы с Вами с помощью моего рассказа Вам кругозор расширили. Я очень довольна, полезную миссию выполнила)) почти доказали с Вами «теорему», что книги читать полезно))
12:10 (отредактировано)
Вы так не переживайте, я даже плюсик поставлю за рассказ.
В плоскости-сферичности Земли я не сомневаюсь, я сомневаюсь в замене адвоката в последнем процессе. Мне это кажется занятным, странным и нелогичным. Удивлюсь, если такие чудеса происходят в реальных судах.
Но, так как конкурс фантастики — может в фантастических судах это и происходит, но к этому тогда надо было автору рассказа подвести, указать какой-нибудь суд фантастический, и что там такие правила. А расписано как фактически реализм-то, значит текст рассказа опирается на существующие порядки.
12:24 (отредактировано)
Просто вот даже с точки зрения обвиняемого, хоть он в тексте и безымянный человечишко, мы о нём ничего не знаем, но вот положа руку на сердце — замена адвоката в самом решающем процессе на непонятную девочку, которая первый раз в жизни пришла в заседание с одной бумажкой… Это ли не нарушение прав обвиняемого? На его месте любой бы просто офигел от случившегося. Как так — адвокат не пришёл, а прислал вместо себя непонятно кого… Я бы на месте родственников обвиняемого устроила бы апокалипсис. Обалдеть так обвиняемого подставить, у которого жизнь на волоске висит… У меня прям всё переворачивается от таких процессов фантастических laugh
А как репутация после этого у шефини, не захромает на обе ноги? Кажется, даже в РФ бы захромала…
12:33
+1
Каждый читатель важен для меня! ) Приятно)

Хотите — узнавайте больше. Вот сейчас мы с Вами с помощью моего рассказа Вам кругозор расширили. Я очень довольна, полезную миссию выполнила))

Уважаемая, я стесняюсь спросить — Вы так за накатившим приступом гонора свое авторство раскрыли? Вы правила вообще читали?
12:35
Извинения принимаются.
Вообще знаете, по сути, Вы правы в препоследнем сообщении. В фантастических мирах могут быть любые фантастические допущения. Стругацкие вообще использовали приём «сожженного мостика», даже не объясняли, почему в будущем все так, а не иначе. Просто излагали факты. И авторы имеют на это право. И особо не оспоришь. И я использую такие фантастические допущения в своих других работах, кстати. Но тема моей дипломной работы «Институт адвокатуры в зарубежных странах». Так что если мне и обсуждать эту тему углублегно, то с преподавателями моей бывшей кафедры)). Нужны аргументы по существу, с фактами, с исследованиями.
П.с. Мы говорим о замене адвоката потерпевшей как бы. Не путайте. Адвокат обвиняемого на месте))) даже если мыслить из вашего объёма представлений о судах, то ужасное нарушение его прав случится, если заменят именно его защитника. Я же говорю, это долгая и сложная тема, требующая квалификации. А вообще у меня не научно-прикладная литература. Рассказ немного о другом. Жаль, что вы не внимательны. :(
12:38
Я читала правила и уже в середине месяца заведомо знала, что не выполню условия конкурса. Нет времени прочитать чужие рассказы, к сожалению. А дискуссию развела, потому что обязана развеять заблуждения. Человек заинтересовался наукой, решила немного объяснить.
12:38 (отредактировано)
А, пардон, потерпевшей же меняли, точно) Я уже забыла об чём там было. Так что, это в Высоком суде допустимо? Это не нарушение прав человека на надлежащую защиту? У судьи ничего внутри не крякнуло от такого поворота событий?
На месте обвиняемого я бы очень возражала по данному поводу, а сторона защиты должна была, в случае принятия данного ходатайства, заявить вообще отвод суду. Потому что в процесс вступило ненадлежащее лицо. Ненадлежащее лицо допущено судом в судебное заседание! Нонсенс! laughА, ну да, фантастика же. Ну, пускай так будет. Допустили в судебное заседание за огненно-рыжие волосы. Так согласна laugh
Но тема моей дипломной работы «Институт адвокатуры в зарубежных странах».

Главное в ней не делать фантастических допущений, не перепутать.
12:47
+1
Очень бы хотелось знать мнение организаторов на этот счет.

3.8 Все работы должны оставаться анонимными до завершения конкурса и объявления результатов. В случае, если анонимность работы будет нарушена разглашением авторства, явным указанием на авторство, комментарием или любым другим образом, работа будет снята с конкурса.

Пусть тогда работу снимают. А дискуссию Вы и в личке продолжить можете.
12:47
Коротко — нет. Но я так понимаю, у Вас следующий вопрос будет «почему?».
12:50
+4
Будет снята — и слава богу.
12:52
Пусть снимают. Я же говорю, что не планировала продолжать участие в конкурсе) работа и так не пройдёт дальше, потому что я не оставила отзывы о работах другой группы. Не волнуйтесь, все по-честному) если Ваша работа на конкурсе, то из-за моего инцидента для Вас никаких последствий не будет. Желаю Вам удачи, если участвуете! smile
12:56
+7
Да, просто, жаль тех добросовестных комментаторов, которые тратили время на эту работу.
Комментарий удален
13:04
Наконец-то у меня появился первый хейтер. Думаю, это очень хороший знак))
13:08
Да, Вы абсолютно правы. Раскаиваюсь. А возможность снимать работы самостоятельно предусмотрена? Думаю, людям была бы полезна эта информация где-то на водном месте в описании конкурса)
13:45
+1
Хейтер? Ваше вот это вот мелковато для хейта. Тут таких, простихосспаде, рассказов четверть от общего количества как минимум.
13:47
Понятно, вот второй)) вы мне определённо нравитесь)
13:55
+1
Что вам понятно?
14:13 (отредактировано)
+1
Не, тут нечего хейтерить. Мне просто было интересно его читать с точки зрения профессиональной. А слог поранил глаза.
Хейтерить тут совершенно нечего. Даже Ваши наезды и апелляция к глупости и недалёкости читателя — неинтересны.
В целом, удачи в будущих рассказах.
14:22
Ну ладно уже, не оправдывайтесь smileчто было — то было. Главное побольше раз повторите, что хейтерить нечего и я обязательно пойму, что Вам все равно)))))
19:39
+1
Милая(ый) автор! Ну зачем вы затеяли все это? Может, этот рассказ прошёл бы в следующий тур только за счёт грамотности. А может, и понравился бы кому? Выдержка тоже хорошая штука.
22:33
Не-не. Это же рассказ о будущем. Вот так и будет там проходить процесс. Хорошо хоть не списком на форуме. Как проскрипции. Автор знает толк в фантастике.
22:39 (отредактировано)
+1
Где там будущее? Вы определили будущее по слову «мобиль»? ))
В будущем походу отменили УПК. И дела слушаются на коленке от фонаря, и в процессы ходят дилетанты, не могущие связать двух слов.
Это ужасное будущее laugh

З.Ы. это прошлое, а не будущее. В тексте там «помощник записывает», тогда как уже сейчас всё пишет аппаратура, а потом из этого составляется автоматически текст. Либо набивается на клаве компьютера секретарём судебного заседания.
Записывали тридцать лет назад.

З.Ы.Ы. мне подумалось, что мобиль — это просто автору было лениво писать автомобиль. Сильно долго. Поэтому просто мобиль blush
22:44 (отредактировано)
Не, в будущем, описанном выше, секретарь занят своим делом. Он сразу же приводит приговор в исполнение. Дверью плющит голову преступнику. Вот как надо додумывать за автора!
22:44
Блин, надо срочно выпить чаю laugh
14:51
+2
Ни… я не понял, но очень интересно. Автор хорошо управляется с русским языком и происходит что-то интересное. Мне понравилось.

Вижу, в комментариях рассказ продолжается: пошли какие-то судебные тяжбы. Лично мне же наплевать, я один хрен не разбираюсь в юриспруденции (смешное слово, пруденция, типа маленький пруд).
12:46
Это слово действительно смешное. Пока не столкнешься со сферой его применения. И тогда все вокруг становится грустным. А бывает, что и убийственно-мрачным.
12:40
+2
Оценивать рассказ с точки зрения соответствия законам РФ глупо, как предъявлять автору за мельчайшие исторические неточности. В рассказе нет речи о том, что действие происходит в РФ. Тем более это фантастика, где и когда, в каком мире и каком измерении все происходит неизвестно. На этом дискуссию можно было и прекратить. Художественный рассказ и диссертация разные вещи и буквоедство при оценке худ. произведения как минимум не уместно.
19:20 (отредактировано)
Дело не в буквоедстве, а в том, что таким языком никто нигде не разговаривает, тем более в судах. Что за «костяк доказательств стоится»? Что за «И даже эта смело выступающая представитель знает»?
Это набор слов, никто так не разговаривает. Кровь из глаз. «Холод кружится в животе»… ну ё-моё…
Я с автором не спорила о «неточностях». Я спорила о том, что в тексте ничего не понятно, где и что происходит, и каков финал судебного заседания. Поэтому в самом первом предложении моего отзыва и написано, что для непросвещённого глаза — рассказ покажется сносным. Там про рыжую тётку без чести и совести, которая решила, что «она отправила человека в тюрьму» лишь за 1 заседание, в котором налепила три малограмотных предложения, и в которое её направила шефиня непонятно по какой причине. При этом неизвестно, сколько длилось дело, и кто в нём какие доказательства выдвигал до этого. А может, вообще оно не длилось, а в данном фантастическом суде рассматривается уголовное дело день в день на коленке судом при ком попало в качестве адвоката?
Потому для просвещённого глаза — ни*я не понятно, что происходит и почему, как. Юридический маразм. Вам нравится такое — вот и ешьте. А мне нет, и имею право об этом написать. Уместно или не уместно — решать Слону, а не вам.
19:41
+1
Вы имеете право и я имею право, и автор имеет право. Речь ведь не об этом. Я как просвещенный человек (каждый день бываю в суде) не заметил того, что вы называете «так люди не разговаривают». В суде разговаривают намного проще чем вы думаете или в рассказе должны быть сплошь канцеляризмы и юр. термины? Но ведь это рассказ не про процедурные особенности судебной системы. И словосочетание «костяк доказательств» не является стилистической ошибкой буквально, так говорят юристы. И с автором вы спорили именно о неточностях в сравнении с вашими представлениями о суде. Сюжет я не обсуждаю, потому что высказаться хотел именно по поводу соответствия реалиям. Еще добавлю, на мой взгляд это важно, что художественное произведение не обязано копировать реальность досконально, а уж фантастика и подавно.
19:47 (отредактировано)
+1
Вы хоть раз в суде слышали «весь костяк доказательств стоится?». Это даже русским языком сложно называть.
Или «Я хочу выступить за справедливость?»

Я надеюсь, Вы бываете в реальных судах, а не в Высоких фантастически выдуманных.

Да и… фантастика — фантастике рознь. Пытаться оправдать любой бред фантастикой… знаете, народ даже когда фантастические фильмы смотрит про космос, он всегда оценивает всё с точки зрения логики и критично воспринимает происходящее на экране. Нормальный народ.
Есть группа лиц, которая ходит погрызть попкорн и ей всё равно, что впаривает режиссёр, и что там человек в космосе летает на куске обшивки радара в скафандре из поролона и летит в нём через кольцо астероидов на тяге из собственной задницы. И многим это заходит, потому что «а фильм не про то, а про любовь!»…
А тем, кто хотя бы немного разибрается в астрономии — тем кровь из глаз.
Кто себя к какой категории причисляет. Кому нравится такое — ради бога. Мне нет.

Оценивать рассказ с точки зрения соответствия законам РФ глупо,

А с какой не глупо? Просто интересно… я начинаю читать рассказ, в котором происходит некий уголовный, как потом выясняется, процесс. Я ассоциировать его должна с чем? Куда себя перенести, в Англию? В Бангладеш? На Нибиру? Я живу в РФ, мне конечно же ближе это ассоциировать. Нигде нет указаний, где, когда и что происходит — просто текст без привязки ко всему. Только «Высокий суд» выдаёт, как оказалось, не ошибку, а Англию. Ладно, в Англии должны быть присяжные. Ну, короче я повторяюсь уже.
Если вы считаете, что я должна жевать это сырое полотно как оно есть, отключив мозг… я так не умею. И попытка затыкать меня «не уместностью» и «прекращением диалога» — а с чего вдруг?
20:02
Именно.так люди и говорят в суде, иногда слишком пафосно, иногда косноязычно, иногда просто неграмотно. Уж кого а блестящих ораторов там я точно не встречал. У вас вполне конкретная претензия — так в суде не говорят, без учета контекста рассказа и его художественных задач. А я утверждаю, что говорят, и так и намного хуже, включая самих судей. А фантастика ничего не оправдывает априори, но вы ведь опять же про конкретный рассказ говорим, там про тягу из задницы не слово. Если автор сумеет объяснить такую тягу логично в рамках придуманного им мира в чем может быть претензия? А тут еще проще, рассказ не про Россию, и обращение Высокий суд, как раз та художественная деталь, которая должна вам это подсказать.
Никогда не понимал аргументов из разряда «вам нравится такое г.., вот и хавайте, а я предпочитаю клубничку». Во-первых, я не говорил, что он мне нравится, а во-вторых, таким образом вы оскорбляете автора, меня, и себя в том числе. Потому что делите людей на касты, потому что не уважаете чужие вкусы, потому что позволяете себе высказываться резко и т.д. и т.п.
20:07 (отредактировано)
Вы врёте. Никто не говорит «костяк стоится». Потому что это даже не по-русски. Это художественный рассказ. Если автор хочет показать, что в процессе лопухи косноязычные собрались, об этом надо указать и написать, что пришёл Вася, с двумя классами образования, поэтому он так заявляет, а не потому что автор так пишет.
Всё надо додумывать и доделывать за автора.
«Высокий суд» как раз может быть и ошибкой, когда лопухи не знают, как обращаться к суду.
Я не оскорбляю автора, ни вас, ни себя, не выдумывайте.
20:17
+1
Фраза «вы врете» это уже оскорбление.
Вы сами говорите, что в рассказе нет лопухов, значит так обращаться принято в мире автора. Я в упор не понимаю, почему автор должен писать «уважаемый суд», если это не Россия. В конце концов это скучно и не интересно. Высокий суд — обычное обращение в других странах, а здесь вымышленный мир. «Может быть и ошибка, если...» — сами додумали, чего нет.
Костяк доказательств строится. Очень даже по русски. Есть доказательства. Они строятся. Но не все, а только их костяк. Например такая фраза: костяк доказательств строится на показаниях свидетелей. Или строится на нескольких экспертизах. Судя по вашей манере общаться русскими вы считаете в основном слова, которые пишите со звездочкой вместо букв.
20:20 (отредактировано)
Не строится, а стоится. Читайте внимательнее.
То, что это не Россия, стало понятно только из диалога с автором, поэтому Вам сейчас конечно ничего не понятно.
И это Вам ничего не понятно, когда я из автора выудила достаточно информации, и теперь вы ею можете в меня швыряться.
А представьте, каково было читать это всё мне, когда вообще в тексте ничего не объяснено и непонятно? И всё надо додумывать?
Перечитайте мой первый самый пост — там все вопросы указаны. Где там оскорбления и прочее — найдите и покажите.
20:24
Очевидно же что «стоится» это опечатка, такого слова нет. И это не буквоедство?
Вы сами себе противоречите. В России не говорят Высокий суд, но это точно Россия, решили вы, просто автор забыл написать, а про Высокий суд автор просто напутал потому что упк забыл почитать. Детский сад, штаны на лямках. Добрый вечер, я ваша тетя. Смех да и только.
20:26
А с чего Вы решили, что это опечатка?
20:29
А, то есть «стоится» — это опечкатка, а «Высокий суд» опечаткой быть не может?
Как интересно…
Прочитав полотно, я решила, что это где-то в СНГ, Россия или что-то такое, а «Высокий суд» — косноязычие автора. Как и половина текста. Почему нет?
Только в ходе диалога с автором он начал намекать, что речь о неком другом суде, причём каком конкретно опять не назвал. Фантастический это суд или нет — до сих пор вопрос.
Так что Детский сад штаны на лямках — это Вам к автору, а не ко мне.
У меня с логикой всё хорошо.
20:30
С того что такого слова нет.
20:33
Высокий суд ничем не отличается от Верховный суд Высший суд и Самый гуманный суд в мире. Никакого косноязычия тут и в помине быть не может.
20:12
Потому что делите людей на касты, потому что не уважаете чужие вкусы, потому что позволяете себе высказываться резко и т.д. и т.п.

А, простите, высказываться можно только мягко? Покажите пункт правил. С удовольствием почитаю.
20:18
Высказывайтесь твердо. Но уважительно.
20:23
+1
Я именно так и высказываюсь, и с большой буквы к автору. Где я его оскорбляла — прошу указать, или это очередное враньё.
20:29
Вам автор четко объяснила, что имела в виду, а вы продолжате обвинять ее в некомпетентности в тех вопросах где вы сами не специалист. Весь ваш тон оскорбительный. И под оскорблением автора я еще имею.в виду то, что вы за него решаете как должен быть написан рассказ. Причем в деталях. Высокий суд — так никогда в жизни никто не может говорить. Серьезно? Может это вообще шутка. И если вам не смешно, это еще ни о чем не говорит.
20:44 (отредактировано)
Автор апеллировала к моей малограмотности, отправляла в Гугл, библиотеку, на курсы, в институт, кричала, что я лезу к ней с вопросами, но не ответила ни на один поставленный вопрос по существу. Не выдумывайте.
Косноязычие — это по всему рассказу, от «молчаливого мотания головой из стороны в сторону» до «сильного капания с волос».
Исходя из таких исходных данных, какой-то там «Высокий суд» мне показался более чем опечаткой.
И я не решаю, как должен быть написан рассказ. Я выделила в своём отзыве самые кровососные фразы и написала их так, как они звучат реально в процессах в реальных судах. Или что, не имею права?
Пункт правил в студию.
20:49
Вы не были в судах, вы не специалист, поэтому не вправе высказываться столь категарично и резко.
20:49 (отредактировано)
+1
Вы много в судах были, я как посмотрю, так Вы лучше объясните, почему в тексте перед оглашением приговора нет последнего слова подсудимого? Где самое важное перед вынесением приговора?
Или в фантастических судах у подсудимых даже это считается ерундой огненными девами?
Юридический маразм. И никто не переубедит меня в обратном.
20:51
Как вариант. Последнее слово ничего не решает и общество будущего это наконец признало. Или автор просто опустил этот момент, что тоже допустимо.
20:51
Вы откуда знаете, была я в судах или нет? Экстрасенс?
20:52
И так понятно. Рассуждаете как обыватель.
20:54
Очень смешно. А если бы подсудимым были Вы, и суд такой: «А, ничего не решает Ваше слово, и нечего его Вам давать».
Короче, автор — Ваша сестра близнец thumbsuplaugh
20:54
+1
Ох, Ять великий, у нас теперь «обыватели» — это те, кто в суде никогда не выступал…
20:54
Ну, это Вам лишь кажется.
А когда кажется — креститься надо. А то мало ли.
20:59
Не кажется, а уверен. Получается не надо крестится. Аргументы — огонь. В моем часовом поясе уже заполночь, вынужден откланятся. Спасибо, что завелись с пол оборота, и за Великого. Правда из за вас завтра в суде ляпну что нибудь косноязычное, суд назовк Высочайшим и т.д. Всех, благ. Надеюсь не обидел.
21:06
Мобиль только с утра прогрейте, не забудьте.
20:33
+2
Ох, как все непросто. Занимательные лекции. Да здравствует наш суд! Самый гуманный в мире! Жаль, что ответственности за ЧСВ нет. Вот так и живем.
21:12 (отредактировано)
это у читателя непросто… а у автора всё просто laughон не парится.
а с читателя дым столбом laugh
Империум

Достойные внимания