Светлана Ледовская

Раритет

Раритет
Работа №29

В который раз он ходил по квартире, меряя шагами комнату. Состояние его души, мягко говоря, было удручающим. Мысли беспорядочно бродили в его голове и никак не хотели складываться в стройный рассказ. Идеи, конечно, присутствовали, но сюжет был размыт. А по условиям конкурса, который проводила редакция известного в городе журнала «Наша жизнь» нужно было так написать рассказ, чтобы не в бровь, а в глаз – и сюжет интересный, и персонажи как живые, и тема актуальная. И чтобы, как у Чехова – ни одной лишней детали: краткость – сестра таланта.

Вспомнив высказывание великого русского писателя, Аркадий тяжело вздохнул. Открыл книжный шкаф – бронзовая статуэтка (сантиметров тридцать в высоту) Антона Павловича Чехова стояла в дебрях из пыли и паутины. Это было изображение великого русского писателя во весь рост. Ее с пожеланиями успехов на литературном поприще вручил Аркадию на совершеннолетие покойный дедушка.

-Это очень ценный раритет. Мне недавно подарила его одна моя старая знакомая, подруга юности,- говорил он внуку.

Молодой человек минуту постоял в раздумьях - антикварный магазин обещал за эту статую средства - пусть и не столь огромные, но все- таки хватит для того, чтобы протянуть месяц. За это время ему удастся подыскать себе новое место работы (с последнего же, где он проработал продавцом-консультантом в магазине бытовой техники) его сократили две недели тому назад. А мечта стать писателем…тут наш герой снова вздохнул…наверное так и останется мечтой. Этот конкурс на лучший короткий рассказ отнимает так много времени и душевных сил, а все равно не выходит написать так, как надо. Хочется, конечно, побороться за главный приз, однако шансы невелики. Нет вдохновения. Без мечты, конечно, жить скучно. Но и мечтой сыт не будешь. Он достал из шкафа статую, стер с нее пыль и поставил ее на стол, сам сел напротив. Это было бронзовое изображение великого русского писателя во весь рост.

Он смотрел на статую несколько минут, и тут ему показалось, что писатель тоже смотрит на него, смотрит по-настоящему. На бронзовом лице Антона Павловича глаза были живые, взгляд из-под пенсне проницательный. Решив, что это плод его переутомленного муками творчества воображения, Аркадий пошел на кухню, выпил чашку чая, потом вернулся и опять сел за свой письменный стол. И тут он почувствовал, как этот взгляд, наполняет его свежими мыслями, вдохновением, работоспособностью, - всем тем, что необходимо для написания рассказа. Аркадий схватился за перо. И произошло чудо – нестройный сюжет сам собой выстроился в лирический рассказ о любви, расплывчатые образы приобрели четкие черты главных героев, все стало на свои места. Перечитал – самому очень понравилось. И тут же сел за свой ноутбук, зашел в почту, набрал адрес редакции, и отправил рассказ на конкурс.

Ответ пришел через несколько дней. В письме главного редактора сообщалось о том, что рассказ Аркадия Назарова занял первое место, и его, автора, послезавтра, в пятницу, просят прийти в редакцию получить приз. На церемонию чествования победителя конкурса собрались творческие сотрудники журнала, а их было немного.

-У вас действительно очень хорошее легкое перо,- похвалил редактор.- Рассказ, я бы сказал, в духе Чехова.

При этих словах молодого человека прошиб холодный пот. Его рука, которую он протянул редактору для пожатия, слегка дрожала. К тому же он (это ему не могло показаться) ощутил на себе недружелюбный и даже подозрительный взгляд молодого парня из сотрудников редакции.

-Знаете, нам в редакцию, в литотдел, нужны именно такие сотрудники. В общем, я предлагаю вам заключить с нами договор.

Это было невероятно. Такой поворот событий превзошел все даже самые смелые ожидания! Вопрос трудоустройства решился в ближайшие полчаса. Аркадий был принят на должность штатного сотрудника, и с понедельника ему нужно было выйти на работу.

За выходные пыл его, впрочем, немного поутих. Тревожные мысли не покидали его. А что, если этот «дар божий» снизошел на него только благодаря статуе незабвенного писателя? И тут же подумал – пустяки. До этого он все же сочинял рассказы, которые нравились его друзьям и знакомым. Да, но так, чтоб на конкурсах побеждать – этого с ним еще не бывало!

«И теперь бы не произошло, если бы ни чудо, вернее, не помощь великого писателя»,-подсказал ему назойливый внутренний голос.

Неотвязная мысль преследовала его. Ему нужно было проверить себя во что бы то ни стало. Он поставил статую писателя в шкаф на прежнее место. Долго боролся Аркадий с самим собой – садился за письменный стол, ерошил свои густые, темные волосы, потом опять вставал и ходил взад-вперед по комнате. Наконец, сел за стол и стал думать над развитием сюжета для нового рассказа. Мало-помалу ему удалось придумать неплохой сюжет – о молодом человеке, упорно ищущем свое место в жизни, достаточно правдиво описать главного героя – одним словом, работа ладилась. И он перевел дух – значит, не все дело в этой статуэтке. Это обстоятельство успокоило его.

В понедельник он с чистой совестью вышел на свое новое рабочее место. Коллектив редакции, как уже говорилось, был небольшим. Творческих сотрудников, помимо него, было еще трое. Михаил Анатольевич, человек средних лет, совмещал работу литработника с обязанностями ответственного секретаря. Лена, молодая симпатичная особа, вела светскую хронику и следила за модой. Внешность и характер этой девушки соответствовали занимаемой ею должности. Лена всегда была в курсе событий не только жизни их небольшого городка, но и всех сотрудников редакции. И за модой она следила не только на словах ( вернее, на страницах журнала), но и на деле. В редколлегии был еще заведующий отделом новостей – неуравновешенный, безответственный молодой человек. Несдержанность его проявлялась и внешне - черные, как уголь, глаза, не по-доброму смотрели на окружающих, в движениях его сквозила резкость, столь несдержан он был и на язык, и коллеги предпочитали избегать его общества. Более неподходящей кандидатуры на должность корреспондента трудно было себе даже вообразить, ибо выезд на место события был для него сущим наказанием. К тому же Константин ( как звали молодого человека) постоянно опаздывал на работу без всяких причин. Одним словом, горе-репортер создавал редактору и окружающим массу проблем. Истинным украшением, душой редакции была ее секретарь - Вера. Относилась она к своим обязанностям очень уж неформально, можно сказать, творчески. Вера хранила разные памятные вещи, которые могли красноречиво рассказать об истории развития журнала и его сотрудниках. Это были не только фотографии из творческой жизни коллектива, но и каждого сотрудника в отдельности. Так, например, Михаил Анатольевич, работавший со дня основания журнала, отдал в собственность созданного Верой музейного уголка свои часы, которые, как он уверял, были куплены с первой зарплаты. А Лене пришлось пожертвовать сумочку, с которой она впервые пришла на работу. Вся информация о сотрудниках помещалась в специальном каталожном ящичке за разделителями, в алфавитном порядке, а личные вещи стояли на полочках в шкафу, а когда в редакции устраивался сабантуй по случаю очередной годовщины, или же просто приходили гости, Вера обязательно устраивала мини-экскурсию. Делала она это так искренне, с такой любовью, чем приятно удивляла визитеров. В первый рабочий день Аркадия она взяла у него в свой фонд записную книжку, куда он заносил цитаты великих людей. Книжка была полностью исписана.

-Никому бы не доверил, а вам – с удовольствием. Храните,- сказал Аркадий, протягивая ее Вере.

Именно такие, доверительные отношения с Верой возникли у него сразу, с первого дня. Русоволосая, с глазами чистыми, как родники, с очаровательной улыбкой, одетая скромно, но со вкусом, она сразу же очаровала нового сотрудника. Вера была незамужней девушкой, и он с радостью начал бы за ней ухаживать, и все искал и пока не мог найти к ней подход. Он считал банальным на первом свидании отвести такую девушку в кафе, или в кино. Тут необходимо было удивить, поразить ее воображение!

С Костей отношения сразу же не заладились. Молодой человек всякий раз находил повод обидеть или оскорбить нового работника. Складывалось впечатление, что он просто-напросто ему завидует. Ведь дела у Аркадия сразу же все пошли как по маслу. Он писал великолепные яркие рассказы – герои из-под его пера выходили настолько правдоподобными, что, казалось, вот-вот сойдут со страниц и начнут жить самостоятельной жизнью.

И вот настал день его дебюта в новом журнале. Примерно в обед Аркадия вызвал к себе в кабинет редактор, которому с самого утра звонили постоянные читатели журнала и выражали свои восторги.

-Мы, таким образом, тираж увеличим в разы. Я тогда вам сразу зарплату повышу. А сейчас объявляю вам благодарность.

Когда он вернулся в редакцию, его ждал Костя. Он только сейчас заявился на работу и теперь восседал за его, Аркадия, рабочим столом.

-Прошу вас засвидетельствовать мое почтение! – репортер протянул руку, но Аркадий заметил, что тот пьян и не стал отвечать на это рукопожатие.

-Что ж, понимаю. Гусь свинье не товарищ. Вы же у нас теперь гений. Антон Павлович Чехов и пишите так же, как и он.

При этих словах Аркадий вздрогнул.

- Надеюсь, вы мне разрешите посидеть на вашем месте, так сказать, погреться в лучах славы. Авось и у самого талант проснется.

Михаил Анатольевич, сидевший в противоположном углу редакции, скептически заметил:

-Ну, это вряд ли!

-Не скажите. Вот ему, похоже, высшие силы помогают. Небось, волшебную палочку раздобыл. Или, может быть, статую великого писателя – Чехова, например, в бронзе…

-Да ты бредишь! Нет у меня никакой статуи ! – Аркадию стоило огромных усилий, чтобы сохранить самообладание.

-Товарищи, нельзя ли потише? – в комнату вошла секретарша.- Костя, что ты пристал к человеку?

-Да вот, похоже, что наш прославленный писатель пишет свои гениальные произведения не совсем честно.

-Что ты хочешь этим сказать? – у Аркадия все похолодело внутри, он изо всех сил старался не показывать своего волнения.

-Похоже, у нашего гения имеется одна вещица, благодаря которой он так мастерки владеет пером. Бронзовая статуя Чехова. Я тебе, Вера, уже говорил, что раньше она была нашей собственностью. Моя бабушка говорила, что она обладает чудесными свойствами – когда на нее смотришь, то мысли гениальные в голову сами идут и начинаешь писать рассказы не хуже самого Чехова.

-Ой, да не выдумывай. Быть такого не может! – отмахнулась от него Вера.

-А я тебе говорю – правда! – Костя даже стукнул кулаком по столу.- Мы с моим другом, когда он приходил ко мне в гости ставили эту статую на стол и такие сочинения писали! На одни пятерки – все только диву давались. А потом, бабушка взяла, да и подарила раритет одному своему хорошему знакомому. А если бы она этого не сделала, то я бы сейчас не носился, сломя голову, в поисках сенсаций, а сидел бы себе спокойно и писал гениальные произведения.

-А почему ты считаешь, что эта статуэтка попала именно ко мне? – спросил Аркадий.

-Да потому, что именно тебе удалось выиграть этот конкурс! Ты что думаешь, кроме тебя других претендентов не было? А когда редактор сказал, что твой рассказ написан в духе Чехова, я тут подумал, что тут что-то не так. И стиль у тебя такой же, и умение в немногих словах сказать главное. Краткость-сестра таланта.

-Нет у меня никакого раритета и никогда не было, - стоял на своем Аркадий.

-Ладно, бог с тобой,- и Костя вышел из редакции. Больше он уже в этот день на работе не появлялся.

Аркадий закрыл лицо руками.

-Не обращайте на него внимания. Помешался он на этом раритете. Он, Костя, вообще неадекватный – вы давно уже должны это понять,- утешала его Вера.

До конца дня Аркадий чувствовал себя скверно. Поздравления коллег и знакомых не радовали – скорее наоборот. Он, казалось, обдумывал что-то важное. Несколько раз то и дело наведывался в приемную к Вере, словно хотел что-то спросить и никак не решался.

-Вы что-то хотели, Аркадий Сергеевич?

-Вера, вы не могли бы дать мне телефон Константина.

-Могу, но думаю, вам не стоит с ним связываться. Он опять вам нахамит. Я бы и сама не отказалась иметь такой раритет,- улыбнулась она, протягивая ему бумажку с номером телефона.

-Тоже хотите стать писательницей?

-Нет, если бы у меня был такой раритет, я бы открыла свой музей. Представляете, сколько людей, причастных к творчеству, захотели бы взглянуть на эту статуэтку…Я бы, наверное, прославилась…

Аркадий долго не решался, но потом все-таки позвонил.

-А, привет еще раз! – услышал он в трубке сонный голос.- Чего тебе?

-Извини, если разбудил. У меня к тебе дело есть. Можно я к тебе приеду.

-Что за дело?

-По телефону не могу.

-Да у меня тут беспорядок небольшой. Давай я сам к тебе приеду. Скажи только куда.

Аркадий продиктовал адрес. Через полчаса Костя вошел в его комнату. На столе, накрытая белым платком, стояла статуэтка.

-Ты был прав,- сказал Аркадий.- Вот!

И он одернул покрывало. Костя некоторое время неподвижно стоял, не отрывая глаз от бронзового писателя.

- Что это?

- Похоже, твой раритет.

-Ух, ты! Костя подошел к столу, взял в руки статую и осмотрел с разных сторон.

В нижней части статуи он разглядел очень мелкими буквами надпись: «Н.К.»

-Она! Вот – Нина Кузьминична, это моя бабушка попросила мастера ее инициалы выгравировать. И как это она к тебе попала?

-Еще давно дедушка подарил на день рождения, сказал, чтобы я развивал свой писательский талант, а эта вещь мне поможет. Я как-то всерьез не принял его слова, а ведь и, правда – ваш раритет помог мне – я стал лучше писать. И конкурс, думаю, выиграл благодаря ему. А тут подумал - как-то нехорошо получилось - ты, бывший хозяин, в обиде на меня. В общем, можешь ее забрать.

- Нет, Аркадий. Если честно, я весь этот бунт в редакции устроил сам не знаю почему… А по правде говоря, какой из меня писатель?

-Ты же сам говорил, что писал в школе лучше всех сочинения.

-Это не я, это Санька писал и за себя, и за меня. У него дар был. Это ему Чехов помогал. Мне еще бабушка говорила, что он не всем помогает, а только тем, у кого талант к литературе. Так что мне он все равно не поможет. Потому и подарила твоему деду, видно он ей о тебе рассказал. Я и в редакции на тебя тогда со злости наехал. Не знал, куда себя деть. А теперь – знаю. Мы с другом в Москву поедем, там бригада по строительству собирается. Я вообще люблю руками работать. А писательство – не мое. И в понедельник я заявление об уходе подам. Но ты все равно молодец, что правду рассказал.

На этот раз молодые люди обменялись рукопожатием.

Едва за гостем закрылась дверь, Аркадий набрал номер секретаря редакции.

-Вера, помните, вы говорили, что, если бы у вас был раритет, подобный тому, о котором рассказывал Костя, вы бы с радостью открыли музей?

-Конечно, помню.

-Можете считать, что ваша мечта сбылась,- сказал он вслух, а про себя подумал: «И моя тоже».

-Вы говорите загадками.

-Давайте завтра вечером встретимся. Вы, надеюсь, не против?

-Не против.

Он бережно закутал статуэтку в плотную ткань и положил в свой портфель. Теперь-то он точно знал, чем удивить эту замечательную девушку на первом свидании.

-2
21:29
229
20:43
Да уж. И сказать почти нечего. Наивная история ни о чем. Ах, простите, о честном отношению к себе и окружающим; с булькающим альтруизмом финалом. Написан рассказ хорошо. Был, была, было не в счет. Удачи в первом этапе конкурса! Она понадобится. Сильно-сильно.
Анастасия Шадрина

Достойные внимания