Валентина Савенко

У беды нет единственного числа

У беды нет единственного числа
Работа №35

Тых-тых-тых-тых

Тах…тах

Лёнька подскочил на кровати.

Та-тыщ-та-тыщ

«Пшшш-пшшш», характерное для фейерверка не последовало, значит не свадьба. Опять ребятня стащила из закромов ружья и в войнушку играют. Каждую ночь одно и тоже. Куда только родители смотрят? Не могут что ли спрятать в недоступном месте? - подумал Лёнька, зевнул, натянул одеяло на голову на случай шальной пули и продолжил смотреть сон.

Когда в 2011 году началась гражданская война, оружие появилось в каждом доме для самообороны. Через пару лет напряжение спало, и власти попросили сдать оружия. Кто-то даже отнес. Но большинство не успело, убили правителя страны, и война закрутилась с новой силой. На этот раз военные не стеснялись заходить в города на танках и джипах с установленными пулеметами. Воевала в основном свободолюбивая молодежь, естественно, без всякой военной подготовки. Целиться не умели. Воздушные установки метили прямо в людей. Зато получали по 20 тысяч рублей в месяц, включая отпускные и дни простоя. Местных жителей такой расклад не устраивал, а вот заказчики этой войны были рады. Пушечное безумное мясо за бесценок.

- Уроды, развалили страну! Правил Самаров 38 лет, всё у нас было, а сейчас что? Половина зданий разрушена, на дорогах ямы и груды гниющего мусора, железную дорогу разбомбили, наличности нет, работы нет! Сыновей наших поубивали. Ради чего? Ради ваших жирных задниц в кабинетах и денег. Мы не готовы платить такую цену, – протестовала женщина на улице.

Лёнька перевернулся на другой бок, накрыл голову подушкой и попытался заснуть. Женщина продолжала митинговать на частотах, которые пробивались через одеяло и подушку.

К стрельбе и одиночным женским протестам многие уже привыкли. Поэтому заснуть не составляло большого труда. Но только не в эту ночь. Несколько минут спустя послышались ещё какие-то крики. Беспорядки ночью обычное дело, но не все их виды разом и в таком количестве. Лёнька нехотя выполз из-под одеяла и направился к окну посмотреть, что же всё-таки там творится. Глянул в окно, но это не помогло. Опять отключили электричество. Ни единого редкого огонька, которые обычно светятся у магазинов или зажиточных людей с генераторами. Однако он отчетливо слышал, как кто-то кричал «Пожар, пожар!».

Лёнька накинул куртку прямо на пижаму и выбежал на улицу. Мимо него пронеслись несколько человек: кто с сумками, кто с чемоданами. Конечно, он такое видел и ранее, когда начинались боевые действия в городе. Люди бежали из домов, но на машинах и днём. А в эту ночь всё было не так, к чему он привык за последние 9 лет. Всякое бывало, но никто никогда не бегал ночью с одной сумкой.

На улице Лёнька одернул первого попавшегося мужчину:

- Что случилось?

- Наводнение! – пролепетал тот, не остановившись ни на секунду.

Мимо быстрым шагом шла старушка. Лёнька, решив, что женщины более разговорчивы, спросил у неё.

- Беги, сынок, беги!

- Да что такое происходит-то? – закричал он в темноту, в надежде, что кто-то ему всё объяснит.

Хрум-хрум послышалось откуда-то. Хрум. Лёнька поднял ногу, на подошве было раздавленное существо, напоминающее по виду таракана. Огромного таракана величиной со спичечный коробок. Цвета горького шоколада, а не как обычно рыже-коричневого. Хм. Ещё и этот хруст, который был слышен сквозь суматоху. Странно.

- О, Мишка, Мишка, - закричал Лёнька вдруг, увидев в толпе высокую спортивную фигуру.

Тот бежал экипированный по полной программе: защитный костюм, высокие черные гриндерсы, набитый туристический рюкзак, розово-голубая пенка. Одним словом, он точно знал, что происходит и куда надо идти.

Хоть отношения у них были не самые лучшие, но в такой непонятной ситуации любой враг становится другом. А враждовать им было за что. Однажды, когда они ещё были лучшими друзьями, после работы пошли в бар отмечать успешно сданный проект. Подсели за столик к девушкам. Казалось бы, на каждого по полторы красотки, но нет, надо было им запасть на одну и ту же белокурую Настю. Несколько раз выходили покурить и договориться, кому же она достанется. Но так и не смогли поделить её. Ещё и девушка улыбалась им обоим, не оставляя никаких шансов понять, кого же она выбрала. Решили, что значит не судьба, и никто не будет с ней. Ближе к полуночи позвонил её телефон, она сказала, что за ней приехала мама, быстро попрощалась и ушла. Позже девчонки рассказали, что мама совсем не мама Насте, а её покровительница, и что Настя совсем не о мужчинах думает. Погрустили Лёнька с Мишкой да забыли. Точнее, Лёнька забыл, а Мишка через полгода женился на этой Насте. Первое время Лёнька даже не то, чтобы разговаривать, он видеть не хотел своего друга. Если бы не работа над совместными проектами, то не разговаривал бы до сих пор.

Миша подошёл к Лёньке и спросил, где его вещи? Увидев, что тот в одной своей дурацкой голубой пижаме с уточками, сразу всё понял, схватил за рукав и понесся вместе с ним в квартиру. Лёнька даже опомниться не успел, как они стояли посреди его комнаты.

- Есть у тебя непромокаемая одежда? – командным тоном спросил Мишка.

Лёнька достал с антресолей пакет с костюмом, специально купленным на такие случаи, но так и лежавшим без дела. Пуговица на штанах не сошлась. После смерти жены Лёнька особо ничего не готовил, заказывал пиццу и готовые обеды, забросил спортзал. Доживал своё и ни на что не надеялся. Ему было всего 30 лет, но, если взглянуть на него, то можно дать минимум 50. Проблему с отъевшимся пузом решили ремнем, в надежде, что в ближайшие несколько дней вес сам собой придет в норму.

Пока Мишка набивал рюкзак разными припасами, Лёнька собирал вещи по дому.

- Аптечку бери, бинты, антибиотики, всё, что есть, - кричал Мишка с кухни.

- А пистолет брать?

- Что за глупости спрашиваешь?

Лёнька сложил патроны, пистолет, перочинный ножик, веревки, фонарики, аккумуляторы – всё, что могло пригодиться в походе.

- Миш, так что случилось? Куда все бегут?

- В бункер.

- Что ещё за бункер?

- Давай собирайся скорее, времени нет, потом объясню.

Они выбежали на улицу и направились за толпой, которая становилась всё больше и больше. Лёнька огляделся и заметил, что никто не разговаривал. У него создалось впечатление, что он один не понимает, что вокруг происходит. Мишка не хотел отвечать на расспросы, и Лёнька решил попытать счастья у девушки, которая бежала рядом на высоченных каблуках и катила розовый пластиковый чемодан.

- Не подскажете, который час?

Девушка глянула на Лёньку как на приведение, потом посмотрела в телефон:

- Половина третьего.

- Спасибо, а вы куда в такой поздний час?

- А вам какое дело?

- Мне сказали, что пожар, потом наводнение, но я ничего не вижу. Только хруст этот постоянный.

- Ой, вы тоже его слышите? – спросила девушка.

- Да, это какие-то большие тараканы. Я раздавил одного такого.

- Странно, я не вижу ничего.

В разговор вмешался Мишка:

- Лёнь, нам направо.

Ребята свернули с главной дороги, расположились на первом этаже заброшенного дома. Таких домов было полно, особенно на окраине города. До войны многие строили, а потом всё строительство остановилось. Некоторые дома достраивали, но большинство так и осталось стоять и приходить в негодность, даже не прослужив ни одного дня по назначению.

- Сейчас передохнём немного и пойдём дальше, - скомандовал Мишка.

- Хорошо, может наконец уже объяснишь, что происходит?

- Всему своё время, - ответил Мишка, разложил пенку и принялся за разведение костра.

В это время Лёнька прогуливался по дому, который был почти закончен. Плитка на полу, пластиковые окна, двери и даже ванная с туалетом были установлены. По валяющимся везде розеткам было ясно, что даже электричество провели, но хулиганы провода вырезали и утащили. Обычное дело, народ выживал как мог.

- Неплохой домик, - сказал Лёнька, - может, заночуем и на утро отправимся в этот твой бункер? Спать охота, глаза закрываются.

***

Тирирам-пара-пам… Тирирам-пара-пам… Тирирам-пара-пам

Лёнька вытащил руку из-под одеяла и хлопнул по будильнику. 7 утра. Пора вставать на работу.

Он подошел к окну, раздвинул шторы. Жизнь шла своим чередом: проносились машины тех, кто любит добраться до работы без пробок; пару человек шли из булочной со свежими круассанами к завтраку; владелец продуктового магазина открывал витрины.

- Ну и кошмар же приснился, - подумал он, но чувство той атмосферы во сне его не покидало. Уж слишком сон был правдоподобный, не было в нем ни одного изъяна, ни одной нелогичности.

Прибыв на работу, Лёнька открыл браузер и стал вписывать разные запросы в поисковую строку: «большие коричневые тараканы с хрустом», «наводнение», «землетрясение», «пожар», «происшествия 11.03.2020». Однако, поиск молчал, новости тоже. Только стул рядом пустовал. Лёнька спросил коллегу, сидящего позади него:

- Вань, не знаешь, что с Мишей случилось? На звонки не отвечает.

- Так он же жену встречает в аэропорту. Не думаю, что он вообще сегодня появится, - улыбнулся Ваня.

- Ясно, он мне ничего не говорил.

- Да он в последнее время скрытный стал. Ходит в качалку, разные статьи по выживанию читает, про какой-то бункер всё твердит.

- Бункер? – Лёнька подвинулся поближе к Ване.

- Как-то раз обмолвился на обеде, что надо строить. Мы тогда над ним посмеялись и забыли.

- А что ещё он говорил?

- Ничего особенного. Говорю же, он, кроме как про выживание, больше ни о чем не разговаривает.

- Верно говоришь, сколько уже в военных условиях живем без бункеров и всё нормально. С чего он вдруг переполошился?

- Да кто его знает? В чужую голову не залезешь, - развел руками Ваня, надел наушники и продолжил писать код.

Лёнька сидел в недоумении, читать техническое задание и обдумывать базу данных не было никакого желания. Все мысли были заняты размышлениями о Мишке, бункере и сне. Очень уж всё переплеталось между собой. Лёнька решил спросить ещё пару коллег про вчерашнюю ночь и Мишку. Они подтвердили версию интернета и слова Вани, внеся вместо ясности ещё больше сомнений.

На следующий день Мишка опять не пришел на работу, на звонки и сообщения не отвечал. Лёнька спросил у начальника, но тот сказал, что Миша отпрашивался только на один день. После работы Лёнька решил поехать к коллеге домой, проведать всё ли в порядке. Дверь никто не открыл. Но Лёнька продолжал звонить, стучать и кричать. На звуки выбежала соседка.

- Ты чего шум развел?

- Здравствуйте, я с Мишиной работы. Его два дня не было, на связь не выходит. Не знаете, где он может быть?

- Да мы с ним и не общаемся особо, ну знаете, как соседи обычно, «здрасьте - до свиданья» и всё. Но позавчера видела я его в окно. Весь вечер ходил туда-сюда: уйдет пустой, возвращается с пакетом из магазина. Один раз рюкзак такой большой принес. А чуть позже ближе к полуночи ушел с этим рюкзаком, набитым под завязку, ещё туристический коврик был.

- А во что одет был, не видели?

- Нет, электричество ж во всем городе вчера отключали с вечера, тьма непроглядная, я так по очертаниям только и поняла, что Миша был.

- Спасибо большое. Вот мой телефон. Меня Лёня зовут. Звоните, если вдруг он появится, - Лёнька написал на клочке бумаги свои данные и ушел.

- Чертовщина какая-то, - почесал затылок Лёнька.

***

Миша забрался на одну гору, на вторую, прошел вокруг третьей, покопался в четвертой.

- Опять ничего, так и с голоду сдохнуть можно, - выругался он во весь голос, сел прямо посреди горы мусора и глядел вдаль без всякой надежды.

- Погоди-ка, я где-то уже видел этих дурацких желтых уточек.

Он побежал, начал раскидывать по сторонам разные мешки и коробки. Перед ним лежал Лёнька в той самой голубой пижаме с желтыми уточками. Миша взял его за левое запястье, пульс отстукивал бойко.

- Живой ещё. Вот так удача, - подумал Миша, взвалил Лёньку на плечи и потащил к стоянке. Там он уложил его рядом с костром и накрыл своим одеялом.

Через пару часов веки Лёньки задергались, он начал ворочаться и послышался сонный сап хррр-пррррр, хррр-пррррр. Через час Лёнька проснулся. Увидав Мишку, он отскочил, а потом начал вглядываться:

- Мишка, ты что ли?

- Ну да, я, кто ж ещё? Не узнаешь?

- Что случилось? Ты чего весь такой худой, грязный, а что за шрам на правой щеке? – Лёнька продолжал глядеть на Мишку и не верить увиденному.

- Да так, - Миша опустил глаза и на минуту замолчал, - ты вон, зато какой бодрый, как будто только что из спа-салона вернулся, - Миша подал ему чашку чая.

- Тьфу, что за дерьмо?

- Пей, пей, скоро привыкнешь, - рассмеялся Мишка, - это тебе не на казенных харчах жить, тут жизнь другая.

- Ты про что вообще? Какая жизнь? Какие харчи? Ты мне ещё не объяснил, что происходит, где все люди? – Лёнька продолжал задавать вопросы один за другим. Он огляделся вокруг. Небо было затянуто не то смогом, не то дымкой. Они сидели на опушке леса, а перед ними расстилалось черное поле, как будто выгоревшее после пожара. Вдалеке виднелось обшарпанное трехэтажное здание. – Где это мы? Далеко ещё до бункера?

- Да уж, Лёнька, совсем ты зеленый. Послушай, никакого бункера нет. Сейчас 11.03.2030, если мои подсчеты не врут.

- Чтоооооо? – вскочил Лёнька.

- Да вот то, сядь и слушай, - спокойно сказал Мишка и продолжил, - видишь вон то здание? Это лаборатория. Ты там был 10 лет. Та девчонка, которая с нами бежала в ту ночь, и ты ей распевал про каких-то невидимых тараканов. Вот она тебя сдала. Той же ночью дали клич по всем СМИ и соцсетям, что ищут людей, которые видели или слышали этих трескатанов. Ну и наутро тебя уже не было. Я даже не слышал, как они тебя утащили.

- Врешь ты всё, это ты меня и сдал, она даже не знала, где мы были, - Лёнька накинулся на Мишку, - а я ещё тебя лучшим другом считал когда-то.

- Да успокойся ты, с чего бы мне тебя сдавать?

- А с чего ты тогда уговор с Настей нарушил? Женился ещё ведь и даже на свадьбу не пригласил, - Лёнька продолжал махать руками.

- Послушай, сейчас всё не важно. Ты посмотри вокруг. Ты даже ни малейшего представления не имеешь, что случилось! – Мишка продолжал спокойным голосом, усаживая Лёньку на бревно рядом с костром.

- Эти тараканы, или трескатаны по-научному, - Мишка усмехнулся, - были что-то вроде биологического оружия. Похоже эксперимент в лаборатории вышел из-под контроля, и тараканы выбрались наружу. Камуфляж им сделали, вот их никто и не видел. А вот по треску вычислить легко было. Если на них наступить, они выделяют галлюциногенный газ.

- Погоди, но я же видел одного, когда раздавил, да и при памяти был, - прервал Лёнька.

- Верно, я ж говорю, недоработанные они были. Невидимая защита пропадала при ударе, да и газы, видимо, не у всех были. Поэтому лаборанты и искали людей, которые не поддавались воздействию их ноу-хау убийц. Короче говоря, использовали тебя как подопытную мышку. А через 10 лет ты им стал не нужен, они стерли тебе всю память и выкинули. Но ты долго держался, некоторых выкидывали через год, кого-то через 5.

- Что значит память стерли? Я помню прекрасно свою жизнь до той ночи, как мы с тобой до дома на окраине добежали. Ещё помню, как на следующий день на работу пошел, тебя два дня не было, да и про ночь ту никто не слышал.

- Потрясающе, как филигранно они работают, - расхохотался Мишка.

- Что?

- Да того! Что все, кто оттуда возвращаются помнят ровно также как и ты. А то, что ты потом на работу ходил, это смешение сознания, видимо сложно там вычистить ровненько, вот и заканчиваются воспоминания смесью событий.

- Ты хочешь сказать, что 2 дня после той ночи – это просто бред в моей голове?

- Да, именно так. Не волнуйся, с ума ты не сошел, просто ничего не помнишь. Жалко только, что ничего не расскажешь про то, как лаборатория внутри устроена. Можно даже не пытать тебя. Таких возвращенцев пытали уже столько лет, и всё без результата. Я даже пробовать не буду, а вот если в лагерь попадешь, то всё. Начнут с расспросов, а потом сожрут.

- Сожрут? – Лёнька подскочил на бревне и трясущейся рукой опрокинул чашку с чаем.

- Эх, Лёнька, не легко же тебе придется в нашем новом мире. Сожрать, может и не сожрут тебя. Но обычно порядки такие, что после пыток, если не придет за человеком родственник или друг, то съедают. Ты вот пробовал человечину?

- Нет, фу, что за мысли? – Лёнька скривил лицо так, как будто его сейчас стошнит.

- И я нет, но говорят на свинину похожа.

- Прекрати! Противно даже слышать про это!

- Ха, добро пожаловать в реальность. Понимаешь, вся привычная еда закончилась уже много лет назад, всех зверей переловили, остались только насекомые да трава. Кто-то на людей переключился. В последнее время всё больше и больше от голода дохнет.

- Жуть какая. А что с городом стало? Из других районов не привозят что ли ничего?

- Город заражен газами от трескатанов. Выжившие разбились по лагерям, есть и одиночки вроде меня. Не смог я прижиться ни в одном лагере. Слишком уж жесткие законы они вводят, да и с едой проблемы, работать надо много, а в конце дня выдадут полтарелки болтанки и всё. Одному проще. Вот хожу около лаборатории по мусоркам, иногда попадаются хорошие вещи. Тебя вот нашел сегодня, - Мишка подмигнул Лёньке и похлопал его по плечу. - Я что думаю, если они столько добра выкидывают, значит что-то у них там есть. Производство или запасы. Хотя за 10 лет всё бы уже закончилось. Поставки извне тоже отпадают. Никто никогда не видел ни одной машины, ни одного вертолета. Всё очень странно. Может вообще целый подземный город там, а мы и знать ничего не знаем. За него, вероятно, и шла тогда война. Вопросов больше, чем ответов.

- Слушай, а что, если напасть на эту лабораторию, раз там так много всего? – перебил Лёнька.

- Умный ты наш, и за что только тебя они держали там 10 лет? Ты думаешь, мы за это время не пробовали? Напасть, ограбить, да даже стать их подопытной мышкой согласны были – что угодно, только бы попасть внутрь и достать немного пропитания. В общем, ни одна попытка не увенчалась успехом. Да и здание само по себе как заколдованное. Ни дверей, ни окон. Мусор каждый раз появляется в разных местах. Работников тоже никто не видел. Но, судя по тому, какими плотненькими и здоровыми оттуда возвращаются, там определенно есть активная жизнь.

Лёнька глянул ещё раз на здание лаборатории и сказал:

- Ну и дела.

- Вот-вот. Как будто другая реальность там. Всё, что остается, это ходить около да побираться на их помойке: одежда, остатки пищи, ножи, чашки. Представляешь, неделю назад выкинули тушенку говяжью. У нее срок годности через месяц закончится. Вот буржуи. Я тушенку уже лет 5 не видел, начал даже забывать о её существовании. А эти списали и выкинули. Но я-то не дурак, я всё перетаскал к себе. Пригодится.

- Да уж, Мишка, ты, как всегда, вечно запасаешься и планы строишь.

- Жизнь такая, приходится крутиться, - Мишка глубоко вздохнул, опустил взгляд и задумался.

- И что теперь? Так и жить постоянно мотаясь по помойкам, а вечером греться у костра?

- А ты как думал? Сказка закончилась, для кого-то даже не начавшись. Кто-то побирается ходит, кто-то молится всевозможным богам, единицы лишь хотят что-то изменить. Я тут с одним географом разговаривал, давно правда дело было, он уже, наверное, помер. Не суть. Он говорил, что весь наш регион окружили стеной. Каждого, кто пытался бежать, сразу расстреливали. А вот по морю навряд ли кто ограждать стал. Далеко, да и снега полно. Вот я и думаю, что если уйти на север, по морю перебраться по ту сторону? Там жизнь всяко лучше. Программисты там точно нужны, они всегда и везде нужны. А если и нет, то я – парень цепкий, за любую работу возьмусь, неприхотливый стал, лишь бы крыша над головой была да пожрать что. Сейчас пропитание собираю, теплые вещи, обдумываю, как лучше сделать. Карту бы ещё найти.

- Миш, а меня возьмешь с собой? Вдвоем же веселее и проще.

- Возьму, куда ж тебя девать?

Лёнька расплакался и обнял Мишку. Так они просидели почти час. Лёньке предстояло обдумать всё услышанное, а сейчас он просто плакал не то от счастья, что друг его спас, не то от горя, что в какой дыре он оказался.

Смог сгустился, набежали тучи, ночь очернила и без того гнусное пространство.

- Ну что, давай ещё по чайку и спать, - Миша пытался отвлечь Лёньку от грустных мыслей и подлил кипятку из чайника.

- Спасибо, Миш, тебе за всё. Извини, что я тебя предателем считал. Действительно, из-за какой-то девчонки тогда поцапались и потом я в тебе только плохое выискивал постоянно. Извини, - слезы продолжали стекать по Лёнькиным щекам.

- Да хватит извиняться. Проехали. Сколько уже с тех пор прошло.

- Кстати, а где Настька-то? Ты ведь и в ту ночь без неё бежал.

- А что с ней? – равнодушно отмахнулся Мишка и продолжил натачивать топор, - бросила она меня ещё до всего этого. Постоянно в какие-то командировки да конференции. Я сразу почуял, что изменяет. Да и она сама похоже больше меня была рада. Она сказала, что ошибочка вышла. Она хотела как все – нормальную семью, детей, но не получилось. Я потом в одном из лагерей видел тех двух подружек, они сказали, что Настя вернулась к своей маме, а потом обе погибли при пожаре.

- Пожаре?

- Да. Когда трескатаны заполонили весь город, и никто их не видел, то решили просто сжигать дома. Настя с мамой прятались в одном из таких домов, и сгорели. Потом подружки спохватились, но было уже поздно.

- Прими мои соболезнования. Потрепала тебя жизнь: война, трескатаны, развод, пожар, борьба за выживание. Вот уж точно говорят, что у беды нет единственного числа. Слушай, а из наших знакомых, кто-нибудь есть в живых?

- Соскучился что ли? Спи давай, надо сил набираться перед дальним походом.

Лёнька закутался в одеяло и быстро отключился.

***

Мишка вымыл топор, прибрал угольки около костра, упаковал мясные чипсы в мешки, улегся сытый на свою изрядно потертую розово-голубую пенку, взглянул на небо и выдохнул: - А ведь и вправду как свинина на вкус.

-1
21:35
424
07:23
+4
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 1
Угар – 1
Юмор – 1
Внезапные повороты – 2
Ересь – 0
Тлен – 5
Безысходность – 5
Розовые сопли – 2
Информативность – 0
Фантастичность – 1
Коты – 0 шт
Мишки – 1 шт
Тараканы (или по-научному трескатаны) – 1 млрд шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 2/0

А так хорошо всё начиналось. И удачная шутка про президента, и невидимые тараканы в качестве биологического оружия (хотя не известно ещё, невидимые тараканы – это бич или благо. Для студенческих общаг это решение проблемы). Но потом ты почему-то решил слить всю историю. Давай же разберём, где ты налажал.

Лёнька накинул куртку прямо на пижаму и выбежал на улицу. Мимо него пронеслись несколько человек: кто с сумками, кто с чемоданами. Конечно, он такое видел и ранее, когда начинались боевые действия в городе. Люди бежали из домов, но на машинах и днём.

Что мешало тем же людям драпать на машинах ночью, ведь на них явно быстрее выбраться из горящего\тонущего города?

То есть с 2011 года идёт война, стрельба постоянно, а Лёша до сих пор в пижаме спит? Ну он стрессоустойчивый у тебя, мог бы заранее приготовить рюкзачок на случай внезапного отхода.

Позже девчонки рассказали, что мама совсем не мама Насте, а её покровительница, и что Настя совсем не о мужчинах думает. Погрустили Лёнька с Мишкой да забыли. Точнее, Лёнька забыл, а Мишка через полгода женился на этой Насте.

У тебя в рассказе отсутствует научно-фантастический флешбэк, как молодой человек наставил лесбиянку на праведный путь. Какую фармакологию он использовал при этом, чем соблазнял, раскрытие запрещённых приёмов из Кама-Сутры. Да тебе бы всё мужское население конкурса спасибо сказала за информацию. Эх ты, задрот.

Лёнька достал с антресолей пакет с костюмом, специально купленным на такие случаи, но так и лежавшим без дела. Пуговица на штанах не сошлась. После смерти жены Лёнька особо ничего не готовил, заказывал пиццу и готовые обеды, забросил спортзал. Доживал своё и ни на что не надеялся. Ему было всего 30 лет, но, если взглянуть на него, то можно дать минимум 50. Проблему с отъевшимся пузом решили ремнем, в надежде, что в ближайшие несколько дней вес сам собой придет в норму.

— Погоди-ка, я где-то уже видел этих дурацких желтых уточек.
Он побежал, начал раскидывать по сторонам разные мешки и коробки. Перед ним лежал Лёнька в той самой голубой пижаме с желтыми уточками. Миша взял его за левое запястье, пульс отстукивал бойко.


Откуда на нём пижама, если он переоделся ещё в первой части? И как получилось, что за девять лет бесчеловечных опытов она не превратилась в лохмотья?

— Живой ещё. Вот так удача, — подумал Миша, взвалил Лёньку на плечи и потащил к стоянке. Там он уложил его рядом с костром и накрыл своим одеялом.

С этого момента ты сам подписал себе приговор, ибо до самого финала идут диалоговые объяснялки для читателя о нынешнем положении вещей. Почему для читателя, а не для Лёни? Потому что Михаил – каннибал. Ему нет нужды что-то рассказывать Леониду. Это же бессмысленно и лишняя трата чая. Замочил и скушал.

Я тебе больше скажу. Усохщему Михе нет никакого смысла тащить откормленного мужика, у которого не застёгиваются брюки, на своём горбу. Настоящий выживальщик разбудил бы трофей и довёл до лагеря. И там бы напоил чаем со снотворным. И в пути как раз диалог-объяснялка был бы уместен, дабы скоротать время.

Они сидели на опушке леса, а перед ними расстилалось черное поле, как будто выгоревшее после пожара. Вдалеке виднелось обшарпанное трехэтажное здание.

Откуда Миша знает, что здание трёхэтажное, если нет ни окон, ни дверей?

— Верно, я ж говорю, недоработанные они были. Невидимая защита пропадала при ударе, да и газы, видимо, не у всех были. Поэтому лаборанты и искали людей, которые не поддавались воздействию их ноу-хау убийц. Короче говоря, использовали тебя как подопытную мышку. А через 10 лет ты им стал не нужен, они стерли тебе всю память и выкинули.

Какой смысл лаборантам Стирать память и отпускать человека на свободу, если проще и надёжней убить его, пропустить через мясорубку и отправить на корм трескатанам?

И какой смысл дальше продолжать выращивать тараканов, если о них уже известно каждому бомжу со свалки?

— Город заражен газами от трескатанов.

Ну так, проветривайте город и всего делов. А ещё у меня много вопросов к топору. Зачем Миша зарубил Лёню топором, он же не Раскольников? Судя по описанию, он побирается по лесам, у него нет холодильника, где он собрался хранить нарубленное мясо с костями? Пару раз шурпу сварит, остальное сгниёт. А если он мясо вялит, так тем более топор не нужен, достаточно ножа, чтобы срезать мягкие ткани.

Самое стрёмное после того, как ты перешёл от бойких действий к вялым диалогам то, что заинтриговал неприступным зданием и кинул читателя. Хотя у истории явно есть продолжение:

Миша рассказывает, что они с другими сталкерами решили идти к морю. На следующее утро они идут к старшему бригады, который живёт в пещере неподалёку. Пробравшись через узкий лаз Леонид с ужасом понимает, что Миша привёл его в тараканий улей в качестве подарка королеве-матке трескатанов. Королева совокупляется с откормленными здоровыми самцами, чтобы плодить полчища человекоподобных воинов. Биологическое оружие реально вышло из-под контроля, подарив нам сцену межвидового скрещивания.

Во время оргии матку ожидает неприятный сюрприз. Семя Леонида оказывается заражено нано-фагами, которые начинают пожирать королеву заживо. Михаил, стоящий до этого в стороне с портативной кинокамерой вдруг выхватывает дробовик и начинает крошить бегущих на крики госпожи насекомых. Затем выживальщик хватает радостно оргазмирующего Леонида и вытаскивает из улья. Оказывается, он был двойным агентом Лаборатории, пытавшейся таким образом спасти остатки человечества.

Кстати, Миша называл королеву Настя, и при этом застенчиво улыбался, но прошлое мы не будем ворошить.

А теперь посмотри на свой огрызок рассказа и ты поймёшь, что минус получил заслуженно. Диалоги-объяснялки, обрубленный сюжет, масса неотвеченных вопросов, куча ляпов и отвратительное знание мат.части выживальщиков. Срамота. Пойду запью горечь послевкусия от рассказа чашечкой каппучино. Сейчас только начал задумываться, почему он уже неделю на зубах хрустит.

Критика)
09:28
+3
Подумал я тут про способ, но тебе не понравится crazy
Да тебе бы всё мужское население конкурса спасибо сказала за информацию.

Зато тараканов в одном только этом тексте хватит на все конкурсные laugh
Тараканы (или по-научному трескатаны) – 1 млрд шт

Ползите, дети мои, ползите crazy
ЗЫ: Нет, текст не мой — ну и хорошо, что нет ))
20:19
Надеюсь, на мой рассказ Вы тоже напоритесь и прокомментируете. Было бы здорово получить такой уровень критики
07:07
+4
Бойся своих желаний, они могут сбыться. Некоторые после моих отзывов полгода на транквилизаторах сидят, тебе оно надо?)
19:33
-1
pom1dorki с них и не слазит.
20:41
Неплохо читается, но в чем смысл?
19:45
Видимо в том, чтобы научиться никому не доверять. Чтобы не стать " свининой".
18:44 (отредактировано)
+3
Когда в 2011 году началась гражданская война, оружие появилось в каждом доме для самообороны. Через пару лет напряжение спало, и власти попросили сдать оружия. Кто-то даже отнес. Но большинство не успело, убили правителя страны, и война закрутилась с новой силой.

Все вниз! По местам стоять! К погружению в сюжет товсь!

Первые же абзацы демонстрируют нам, что автор превосходно разбирается в теме гражданской войны. Возможно, даже пару выпусков новостей посмотрел. Респект таким авторам!

Женщина продолжала митинговать на частотах, которые пробивались через одеяло и подушку.

Вы слушаете «Маяк»!

После смерти жены Лёнька особо ничего не готовил, заказывал пиццу и готовые обеды, забросил спортзал.

Я же говорю, автор сечет в гражданской войне! Он там был, он это видел!

Работников тоже никто не видел. Но, судя по тому, какими плотненькими и здоровыми оттуда возвращаются, там определенно есть активная жизнь.

Работников никто не видел, но известно, что они «плотненькие и здоровые». Ага.

Автор неожиданно пытается в сюжет. Выглядит это очень смело, однако он переоценил свои силы, поэтому получилась какая-то дичь. Леня живет в некой стране, где идет гражданская война. Однажды ночью он выходит на пробежку с остальными жителями города («все бегут и я побежал»), во время которой он видит невидимых тараканов. Его друг Миша бежит рядом.
Потом Леня просыпается и два дня ходит на работу как обычно, удивляясь, что его друг Миша пропал. Затем он просыпается опять, и Миша рассказывает ему прохладную былину про секретную лабораторию, где вывели галлюциногенных тараканов, изменяющих реальность что твои масконы у Лема в ФК. В это момент доза тараканина стала нестолько высокой, что я совершенно перестал воспринимать сюжет.

Однако автор заслужил пирожок за фон-триеровский финал. Мое почтение.
21:18
-2
Теперь вы перекинулись сюда. Вперед, к стахановским подвигам! Раскритиковать можно всё, что угодно.
Алексей
13:50
-1
По моему автор переоценил свои возможности! Нагородил турусы на колесах и перестал понимать развитие сюжетной линии. Раздражает отношение автора к ГГ, Ленька и Мишка, один увел у другого девушку, то есть уже не мальчики.Зачем то сжег эту девушку вместе мамой. Если не знаешь что делать с персонажем, зачем тогда вводил в сюжет рассказа. А светящиеся трестаканы, полная самодеятельность! И омерзительная концовка с намеком на людоедство! Бредятина, очень далекая от литературы!
Илона Левина

Достойные внимания