Нидейла Нэльте

Феникс

Феникс
Работа №36

На фоне высоченного, сверкающего ночными огнями офисного здания желтенький Пежо с рекламной надписью «Доставка пиццы» смотрелся комично. Из автомобиля вышла девушка самой обычной внешности, самой обычной комплекции: невысокая, худенькая, со светлыми волосами, удерживаемые тонким ободком. Да и одета она была совсем обыкновенно – джинсы, фирменная футболка и кроссовки, чтобы удобнее было бегать по лестницам.

Перед тем, как достать несколько коробок пиццы из неожиданно вместительного нутра служебной машины, девушка поправила на груди бейджик, на котором большими буквами было написано имя – Евгения.

Женя задрала голову вверх, рассматривая небоскреб, упирающийся в космическую темноту, в которой было не разглядеть звезд.

– Тридцать семь, – прошептала она и вздохнула.

Это была последняя доставка на сегодня. А потом домой, в общагу. Нужно еще хоть наискосок прочитать лекции – завтра контрольная по массовой коммуникации.

Пока лифт мягко летел вверх, девушка разглядывала себя в зеркальной стене. Выспаться бы ей не помешало – потерянный взгляд, бледное лицо, мешки под глазами. «Ничего, ничего, – думала она, – вот закончится учеба, можно будет найти подходящую работу. А пока нужно учиться и хоть немного зарабатывать себе на жизнь». Евгения сама выбрала учебу в столице, вдали от отчима дома. Родители старались помогать дочке, но им сам жилось несладко в городке, где остановились практически все производства.

На тридцать седьмом этаже зеркальные двери раздвинулись, и девушка вышла в просторный холл. Напротив, за стойкой ресепшен, сидела секретарша с узеньким, почти кукольным личиком, обрамленным длинными прядями пепельных волос. Едва Женя вошла, как на лице секретарши засверкала отрепетированная улыбка.

– Вы пиццу привезли? – уточнила она, словно не заметила гору плоских коробок в руках курьера. Дождавшись кивка, она махнула рукой в сторону двойной двери: – Несите туда, пожалуйста!

Указав путь, секретарша тут же потеряла всякий интерес к доставщику пиццы и зарылась в бумажках. Женя подошла к вычурной двери. Руки были заняты, а секретарша, видимо, решила не оказывать любезности простому курьеру. Пришлось импровизировать. Женя развернулась спиной и толкнула дверь. И сразу оглянулась.

Здесь оказалось большое помещение с кучей столов по периметру. На них стояли вперемежку пустые стаканы и бокалы, тарелки с грязными салфетками и остатками еды. Играла негромкая медленная музыка. По центру зала кружили, бродили или стояли кучками люди в деловых костюмах. «Корпоратив», – подумала Женя, ставя свою ношу на ближайший более-менее свободный стол. Тут же девушку окружили со всех сторон. В одно мгновение коробки были вскрыты, и кусочки пиццы с тянущимися нитями сыра были расхватаны.

– Разрешите вас пригласить на танец! – чуть заплетающимся языком проговорил один из мужчин с зачесанными назад волосами. Бокал из его руки плавно перелетел на стол и встал рядом с такими же пустыми собратьями. Женя зажмурилась и вновь распахнула глаза, видимо, уже начались видения от усталости. Привидится же такое – полет посуды!

Кавалер, не дождавшись ответа, обхватил Женю за талию и закружил ее в танце.

– Простите, – пролепетала она, отстраняясь, – мне пора домой.

– Всего один танец, всего один, – дыхнул на нее алкогольным ароматом мужчина и обаятельно улыбнулся.

– Хорошо, – неожиданно для себя согласилась Женя. – Всего один!

Едва они влились в круг танцующих, как двойная дверь с грохотом раскрылась. В зал ворвались сотрудники полиции. Совсем рядом охнула одна из девушек и вдруг исчезла. Женя на всякий случай протерла глаза. Опять примерещилось?

– Так! Нарушаем? – прогремел высокий широкоплечий полицейский, совсем еще молоденький, но со стальным, не по-юношески суровым взглядом – Лейтенант Петренко, – представился он. – Запрещено собираться более двадцати, тем более с приглашением людей!

– Да тут все свои! – пьяно воскликнул мужчина с густой шевелюрой и бородой.

– А эта, – лейтенант ткнул пальцем в сторону Евгении.

– Тоже своя, – пролепетал кавалер Жени, но на всякий случай отодвинулся.

Лейтенант Петренко подошел к девушке с каким-то приборчиком.

– Вашу руку ладонью кверху, – скомандовал он. Девушка подчинилась. Лампочка на приборе засветилась белым, но сразу сменилась на синий цвет. Лейтенант хмыкнул и сказал: – Вы пойдете со мной!

– Да я только курьер, пиццу привезла. Я не с ними! – попробовала возразить Женя.

– Вот в участке и разберемся, – строго сказал полицейский и подтолкнул ее в сторону двери. – А остальные остаются для дачи показаний и оформления протоколов по административному нарушению!

***

Девушку оставили в кабинете с решетками на одном единственном окне, наполовину окрашенном белой краской. Из мебели были шкаф, потертый стол да два стула, на одном из которых примостилась Женя в ожидании того, что недоразумение скоро разрешится, и она наконец-то отправиться домой.

В кабинет вошел лейтенант Петренко, заполнив, казалось, все пространство своим накаченным телом. Он уселся напротив Жени и положил перед собой две стопки бумаги. В одной были исписанные листочки, в другой – чистые. Петренко взял один из чистых листов и, не глядя на девушку, начал:

– Остальные уже дали показания, – он хлопнул по пачке документов. – Давайте запишем ваши.

– А что писать-то? Я курьер, пиццу им только принесла. Вообще не имею никакого отношения к этому корпоративу, – возмущенно протараторила Женя.

– Подождите, – лейтенант удосужился посмотреть на нее. Глаза его были голубые–голубые и глубокие, как небо. – Вы же были там. Так? – девушка кивнула. – А вы прекрасно знаете, что собираться большой компанией без ведома ООС запрещено.

– Да ничего такого я не знаю! Что за ерунда!

– Это не ерунда, а закон!

– Да нет такого закона, запрещающего собираться вместе и отмечать какой-либо праздник!

– Как это нет? – лейтенант пристально посмотрел на Женю так, что она почувствовала себя чуть ли не преступником. – А мы чем, по-вашему, занимаемся? Мы контролируем выполнение законов! Все, хватит! Давайте ваши показания. Фамилия, имя, отчество, раса.

– Огнева Евгения Петровна. Раса европеоидная, если это не заметно.

– Какая? – непонимающе уставился на нее Петренко.

– Европеоидная, – повторила Женя и устало откинулась на спинку стула.

– Не, я спрашиваю, какая раса?

– Я ответила. Что вам еще надо?

– Что вы мне мозги запутываете? Нет такой расы. Еще раз повторяю – какая раса? Колдунья, эльф, вампир? Хотя какая вы колдунья?

– Теперь я вас не понимаю! Причем тут колдунья?! Какой вампир? – Женя соскочила с места. – Все! Я ухожу!

– Нет! – полицейский встал со стула и навис над Женей, словно скала. – Попрошу вас сесть! – рявкнул он ей прямо в лицо. – Мы еще не закончили!

– Что у вас здесь происходит, Петренко? – дверь отворилась, и в кабинет вошел коренастый невысокий мужчина в форме.

Под взглядом темных глаз лейтенант вытянулся в струнку.

– Веду допрос, товарищ майор!

– А что кричишь на девушку? Смотри, вся перепуганная стоит.

– Виноват, товарищ майор!

Майор прищурил левый глаз, глянул на Женю.

– Ну и как ты оказалась здесь, прекрасная леди? – его голос был приятным и успокаивающим. – Присаживайся. Я майор Слепнев Игорь Викторович. Скоро мы отпустим тебя. Так, Петренко, на чем вы остановились?

– Задержанная Евгения Петровна Огнева. Не говорит, какая раса, товарищ майор! Хотя определитель показывает синий, – отрапортовал лейтенант.

– Я сказала ему – европеоидная! – повторила Женя.

– Ну вот, товарищ майор! Она опять за свое!

– Какая-какая? – ухмыльнулся Слепнев и протянул в сторону девушки ладонь. – Я что-то ничего не чувствую. Знаешь что, Володя, неси-ка определитель и книгу заодно.

Пока Петренко ходил за заказанным, майор продолжил расспрашивать Женю. Девушка повторила, как попала на ту вечеринку, объяснила, что не имеет никакого отношения к тем людям, и сказала, что очень удивлена, что ее держат здесь. Слепнев очень внимательно, не перебивая, слушал и пристально смотрел на нее.

– Вот, принес, товарищ майор!

Петренко аккуратно положил на стол толстую книгу и уже знакомый Жене приборчик. Слепнев указал на определитель и махнул рукой в сторону девушки.

– Володя, проверь ее.

Лейтенант подошел к Жене, которая сердито фыркнула, но руку протянула. Приборчик пискнул. Лампочка снова засветилась белым цветом, который тут же сменился на синий.

– Интересненько, – протянул майор.

– Ну, я же говорю – существо она!

– Да какое я вам существо? – возмутилась Женя и снова соскочила с места. Она постаралась отпихнуть Петренко от двери, но гора с места не сдвинулась. – Товарищ майор, это что такое? Вы не имеете право держать меня здесь!

Майор по-доброму улыбнулся, пристально посмотрел на нее. Глаза его были темными, глубокими, они притягивали и зачаровывали.

– Женечка, успокойся! Скоро тебя отпустят домой. Видимо, какая-то ошибка. Присядь. Ответь всего на несколько вопросов.

Девушка послушно опустилась на стул. Голос и взгляд майора успокаивал и мягко подчинял.

– Ну вот, хорошо! Скажи, пожалуйста, ты замечала за собой какие-нибудь особенности, что-то такое необычное?

– Нет, ничего такого, – сердито буркнула Женя, сложив руки на груди.

– Может, у твоих родителей есть что-то, что отличает их от остальных людей?

– Да нет же! Я самая обычная. Учусь, работаю.

– А где учишься? Где работаешь?

– На журфаке учусь. Работаю курьером. Да я уже все рассказала этому товарищу Петренко, – Женя кинула сверкающий взгляд на сгорбившегося над книгой лейтенанта.

– А у тебя что-нибудь случалось невероятное, необъяснимое? – настойчиво продолжал расспрашивать Слепнев.

– Ну, есть кое-что, – нахмурила Женя лоб, вспоминая. – Было несколько случаев, которые могли бы закончиться плачевно, о то и смертельно. Но к счастью, до сих пор жива и здорова.

– Какие например случаи?

– На меня падал кирпич с крыши, прямо на голову. В меня врезалась машина на остановке. Я единственная, кто выжил в авиакатастрофе – помните, в прошлом году? Несколько раз падала с лестницы, – перечисляла Женя свои злоключения. – Каждый раз получала серьезные переломы. Но через пару-тройку недель все заживало, и врачи отпускали домой.

– Это разве не странно? – спросил майор то ли Володю, то ли Женю.

– Феникс! – вдруг воскликнул лейтенант и начал быстро перелистывать книгу. – Да, точно феникс, товарищ майор!

Володя со счастливым лицом повернул книгу перед Слепневым и ткнул пальцем в найденную страницу.

– Их же нет уже давно! – удивленный взгляд майора метался между Женей и книгой. – Удивительно! А ведь ничего не чувствуется! Словно она человек!

– Вы мне объясните? – девушка непонимающе смотрела на майора. – Мне уже можно идти?

– Женя, подожди. Ты потрясающее существо!

– И вы тоже, товарищ майор? Как смеете еще и вы обзываться!

– Да нет же, Женечка! Неужели ты не знаешь? Так, Володя, – он обратился к лейтенанту, – беги в отдел, нужно ее оформлять.

– Куда оформлять? Вы не имеете права задерживать меня!

– Существо без документов имеем право задерживать! Женя, сядь! – Слепнев снова посмотрел в глаза Жене, и та послушно вернулась на место. – Теперь слушай! Мир не так прост, как кажется. Мы живем среди простых людей, но мы существа. Да, ты, я, Володя. Мы – существа. У нас есть серьезные отличия от людей. Я и Володя, например, колдуны, – майор взмахнул рукой. Лист бумаги взлетел над столом и начал быстро складываться в кораблик.

Женя в шоке уставилась на бумажную фигурку, висящую в воздухе. Провела рукой над и под корабликом.

– Это фокус? – прошептала она. – Или я сплю?

– Нет, Жень, это реальность. Ты одна из нас и должна многое узнать. Мы сейчас тебя оформим, сделаем документ, пока временный. Направим в существенную школу. Там ты узнаешь больше о мире существ. Там сможешь раскрыть свой потенциал.

– Какой потенциал? Я тоже смогу кораблики так складывать?

– Нет, – ухмыльнулся Слепнев. – Это я так могу, потому что я колдун. Есть еще вурдалаки, вампиры, они живут за счет человеческой крови и энергии. Сумеречные эльфы способны перемещаться в свой сумеречный мир.

Женя вспомнила, как одна из девушек на корпоративе исчезла неожиданным образом, как переместился бокал из рук мужчины, который пригласил ее танцевать. Значит тогда не показалось.

– А я что могу? Почему вы решили, что я – существо?

– Ты не просто существо, Женя. Ты, возможно, единственная в своем роде. Ты – феникс! Редчайшая раса! Существо, которое никогда не умирает, чтобы ни случилось. Ты же сама рассказывала, сколько несчастных случаев уже произошло в твоей жизни. А ты до сих пор жива. Ты это и многое другое узнаешь в существенной школе.

– А мне обязательно там учиться?

– Да, обязательно! Мы сегодня поставим тебя на учет. А завтра направим в школу.

– А почему все остальные люди не знают про существ?

– Это основной закон сосуществования нас и людей в этом мире. Мы обязаны скрывать все от простых людей. За порядком следит наш ООС – оперативный отдел по делам существ. Если вскрываются нарушения, то грозит штраф или, – майор вздохнул, – или тюрьма. К сожалению только так. Иначе снова начнется охота на ведьм. Люди всегда боялись неизведанного и необъяснимого, и всегда старались уничтожить то, чего страшатся. А нас, существ, не так много, чтобы дать достойный отпор людям. Да и не хотим мы никаких войн. Навоевались уже.

Женя понимающе кивнула. Совсем недавно по истории проходили Западную Европу XV––XVII века, где преподаватель очень ярко расписывал мучения, которым подвергались те, кто был заподозрен в колдовстве.

– То есть вы следите за порядком среди существ?

– Да, верно. Существа, как и люди. Всегда находятся те, кто нарушает закон, так и те, которые его защищают. Все просто!

– Все, оформил, товарищ майор, – в кабинет влетел лейтенант Петренко, – там только пальчики осталось закатать, и слепок ауры.

– Ну вот, Женечка. Скоро будешь свободна. Но помни, никто и ни при каких обстоятельствах не должен знать о существах. И о тебе в частности. – Майор задумался и осторожно спросил: – Женя, а не хочешь работать у нас? Ты же на журфаке учишься? Будешь у меня делопроизводителем работать. Рук всегда не хватает. На полдня. А? Как идея?

– Очень интересно! Спасибо! – обрадовалась Евгения. Бумажная работа уж куда ближе к выбранной профессии, нежели курьерская.

***

Женя уже которую неделю сортировала и сшивала документы по делу об убийцах-маньяках, несколько месяцев держащих весь район в страхе. Показаний и расследований накопилось уже не на один десяток томов. За полгода было убито семнадцать девушек, и связывало все эти убийства одно – все жертвы были обескровлены подчистую. Конечно, это было делом вурдалаков – существ, которые жили за счет человеческой крови. Но для простых людей это были просто одержимые маньяки, за которым кроме ООС и человеческой полиции охотились даже волонтерские отряды из местных жителей, патрулирующие ночные улицы. Оперативный отдел по делам существ не мог напасть на след вурдалаков, не мог никак вычислить их. Даже поголовный допрос всех живущих в районе вурдалаков не принес результата.

– Привет, Женя! – из-за двери высунулась голова лейтенанта Петренко. За время работы в отделе они сдружились и часто встречались. – Работаешь?

– Работаю, – вздохнула девушка. – Вот это ж надо быть такими жестокими!

– Это ты про кого? Про вурдалаков-маньяков? Да уж! Если б они в мои руки попали, я бы их лично перестрелял серебряными пулями! – Петренко зашел в кабинет и присел на уголок стола. – Ты, кстати, не хочешь сходить в тир?

– А можно? – удивилась девушка. Ей давно хотелось попробовать пострелять по мишеням.

– Со мной все можно! Пошли, у меня как раз перерыв.

Они спустились в подвал, где размещался учебный тир с движущимися фигурами. Женя впервые взяла оружие.

– Какое тяжелое! – прокричала она – на ее голове были наушники.

В цель ей не удалось попасть ни разу. Зато Петренко палил в самый центр.

– Как тебе удается?

– Так я же маг и волшебник – смеясь ответил лейтенант. – Чуть подправляю траекторию полета пули. Вот и весь секрет!

– Вот вы где!– в тир вошел майор Слепнев. – А я бегаю, ищу. Хорошо, что вы оба здесь. У меня дело к тебе, Женечка.

– Да, я слушаю, – девушка поставила пистолет на предохранитель, как этому научил ее Петренко, и положила на стойку.

– Ты же знаешь, что мы пытаемся поймать вурдалаков-маньяков. Но они все время ускользают от нас. Поступило указание ловить их на живца. Есть одна кандидатура – Мария Степанова.

– Сумеречный эльф?

– Да, она. Но вы же знаете этих эльфов. Нервы не выдержат – и все, переместиться в свое пространство. Операция сорвется. Вурдалаки все поймут и будут еще осторожнее. Тогда мы их точно никогда не поймаем.

– Так. А при чем тут Женя? Зачем вы искали ее и меня, товарищ майор?

– Я хочу попросить тебя, Женя, – Слепнев старался не глядеть в глаза девушки, чтобы самопроизвольно не подчинить своей воле, – чтобы ты помогла нам и стала приманкой для вурдалаков. Но важно, чтобы ты подумала и приняла решение без чьего-то влияния. Ты же понимаешь, что только ты сможешь справиться. От тебя не идут вибрации, как от других существ, определитель и тот еле-еле считывает тебя. Вурдалаки не отличат тебя от простой девушки. А если, – майор нервно вздохнул и сглотнул, – если захват не удастся, ты выживешь. Кто-то другой не сможет, а ты сможешь! Понимаешь? Мне не хочется жертвовать своими людьми, а этих маньяков уже бы надо поймать.

– И вы хотите пожертвовать мной, Игорь Викторович?

– Ты – феникс, Женечка. Ты выживешь в любом случае. А вот Мария Степанова или еще кто-нибудь – нет. Ты подумай, я не заставляю тебя. Сама решай! – майор повернулся к лейтенанту: – Володя, а ты пойдешь с отрядом захвата. На завтра запланирована операция. Иди, оформляйся.

– Есть, товарищ майор! Женя, увидимся, – грустно проговорил Володя и в несколько шагов одолел лестницу.

– Жень, ты тоже иди. Я еще здесь побуду, постреляю.

Девушка молча кивнула и последовала за лейтенантом. Она вернулась за свой стол и начала пролистывать записи с показаниями близких погибших девушек. Их было много, очень много. Эти девушки могли бы жить, могли бы радоваться и быть счастливыми, вышли бы замуж, родили бы детей. Если бы не эти существа – вурдалаки. Среди этой расы были, конечно, вполне нормальные существа, приспособившиеся к жизни в мире людей. Кто-то устраивался в больницы или донорские центры, кто-то находил себе постоянного донора – это не запрещалось законом. Видимо кого-то не устроили такие правила, и они вышли на охоту за свежей кровью.

Женя закончила свою работу уже ближе к вечеру. Она уже знала ответ на предложение майора. Если она сможет спасти невинные жертвы, она должна, она обязана помочь. Она же феникс!

***

С утра Женя никак не могла сосредоточиться на своей работе – досье печаталось с множеством ошибок. Мысли о предстоящей операции кружили в ее голове, вырисовывая страшные образы. В конце концов, она бросила перепечатывать документ и пошла искать Петренко. Он сегодня тоже должен будет присутствовать на операции, и она хотела расспросить его, как все происходит, к чему нужно готовиться. Но не успела отойти от своего кабинета и пары шагов, как ее нагнал майор Слепнев.

– Женечка, добрый день! Как я рад увидеть тебя сейчас. Нужно кое-что показать.

– Здравствуйте, Игорь Викторович, – запоздало ответила Женя, когда майор подвел ее к своему кабинету. – А я хотела расспросить Володю, как такие операции проводятся.

– Я расскажу тебе все сам. Присаживайся! – когда Женя села на предложенное кресло, майор продолжил: – ты в существенной школе уже все расы изучила? Можешь определить вурдалака?

– Да, мы проходили теорию, – ответила Женя и заученно проговорила: – Основные отличительные особенности вурдалака: красные сверкающие глаза и выступающие клыки, если он видит жертву или чувствует кровь.

– Правильно! А сама-то их видела?

– Пока нет. У нас на потоке нет вурдалаков. На следующем занятии хотели пригласить со старшего курса.

Слепнев набрал номер на стационарном телефоне и позвал кого-то из сотрудников. В кабинет вошел молодой человек в форме. Женя уже встречала его в коридорах управления, но лично знакома не была.

– Женя, это лейтенант Смирнов Виталий. Он вурдалак.

– Да? – Женя недоверчиво пригляделась к Виталию. Парень ничем особенным не выделялся – глаза красным не пылали, клыки не торчали.

– Виталий, встань напротив окна. Женя, подойди ко мне – скомандовал Игорь Викторович. – Прищурь один глаз. Не сильно, легонько так, и посмотри на его глаза.

Девушка выполнила указание и на мгновение увидела красную искорку в глазах лейтенанта. Она вздрогнула, но майор положил руки на ее плечи, успокаивая. Женя снова прищурилась и теперь отчетливо увидела алый блеск в глазах вурдалака.

– Я вижу! Так у всех вурдалаков заметно?

– Да, – ответил Слепнев. – Виталий, покажи клыки!

Виталий так обаятельно улыбнулся, что Женя не удержалась и ответила. Но улыбка лейтенанта в одно мгновение превратилась в жуткий оскал с острыми зубами, превратив симпатичного брюнета в монстра. Девушка отпрянула. Если б не майор, Женя упала бы от неожиданности и отвращения. Не хотелось бы встретить такое существо в одиночку, еще и в темном парке, но Жене сегодня как раз это и предстояло.

– Да не бойся ты так! – снова мило улыбнулся Виталий. – Я сегодня не голодный.

***

Асфальтированные дорожки с лавочками по обеим сторонам лучами расходились от центра парка. Редкие фонари освящали место только под собой, оставляя большую часть в темноте. Несмотря на то, что этот парк регулярно патрулировался, основные похищения жертв были именно здесь. Как удавалось преступникам делать это незаметно – загадка.

До слуха Жени доносились ночные звуки города – приглушенный шум автострады, проходящей неподалеку, редкий лай бездомных собак, легкий шелест деревьев. Звонкий стук туфелек казался лишним, но, чтобы привлечь внимание преступников, девушка старалась ступать как можно громче, чеканя каждый шаг. Воздух в легкие входил нервными рывками. Инстинктивный страх сковывал грудь, в которой в такт каблукам стучало сердце. Женя шла, нет, почти бежала, от одного желтого пятна под фонарем до следующего – марафон к свету по темноте.

В ее голове происходил внутренний диалог: один голос молил о том, чтобы вурдалаки сегодня не появились, другой – о том, что только она способна спасти ни в чем неповинных девушек от участи жертвы. Она знала, что за ней следят несколько вооруженных оперативников, что, в случае чего, к ней придут на помощь. Да и жучок с микрофоном и трекером должен был придавать ощущение безопасности, но Женя ничего этого не чувствовала. Было страшно, было жутко. Ей казалось, что именно сейчас она совершенно одна.

Но в парке она не была единственной. В свете очередного фонаря появились две черные фигуры. Они двигались навстречу Жене. Девушка чуть замедлила шаг и прошептала, надеясь, что ее услышат: «Вижу двух человек, идут ко мне».

Фигуры приблизились. Один из них был эльфом. Женя легко узнала его по внешнему виду: даже широкий плащ не скрывал тонкое, изящное тело, а бледное и узкое лицо, словно луна, светилось в темноте. Но вот по второй фигуре было сложно определить, человек это или существо – лицо скрывалось под капюшоном. Но едва Женя оказалась в двух шагах от странной пары, как второй скинул капюшон. Сердце девушки екнуло, холодок пробежался от затылка по спине. Ярко-красное свечение глаз сразу выдало спутника эльфа – вурдалак. Женя не успела даже крикнуть, как кто-то сзади схватил ее и накрыл нос и рот пахучей тряпкой.

***

Женя очнулась. Перед глазами еще все плыло и вертелось. Вяло мотнула головой, чтобы прийти в себя. Выбившаяся из прически прядь волос нависла перед лицом. Женя хотела сбросить ее, но не смогла поднять руки. Несколько раз дернулась, но ее попытки освободиться оказались бесполезными. Веревки опутали руки и ноги, пригвоздив к деревянному креслу с подлокотниками. Видимо, операция прошла удачно, по крайней мере, первая ее половина – приманка сыграла свою роль, вурдалаки-маньяки схватили Женю. Теперь важно, чтобы выполнилась и вторая ее часть. Быстрее бы майор Слепнев и его команда ворвались сюда!

Девушка начала разглядывать свою темницу. Это была большой комната, освещенная лишь стоящими на длинном столе, накрытом белоснежной скатертью, черными свечами и мерцающими от их огоньков высокими фужерами.

Двойная дверь отворилась, на несколько мгновений впустив целый сноп электрического света и гул голосов. Женя зажмурилась, а когда открыла глаза, комната была уже наполнена людьми. Нет, вурдалаками – ярко-алым пылало несколько десятков пар глаз. Да тут целое семейство! Конечно же! Теперь понятно такое количество жертв. Двум вурдалакам столько крови не требовалось.

– Оу-оу-оу! – воскликнул один из вошедших в черном плаще с красным подкладом и таким же жилетом. По всей видимости, глава семейства. – Леди пришла в себя! Посмотрите, какой сегодня прекрасный сосуд для нашего напитка!

Раздались торжествующие крики, и гости начали рассаживаться по местам. Когда шум двигающихся стульев затих, красногрудый подошел к Жене со стеклянным сосудом и ножом с чуть искривленным тонким лезвием. Он что-то говорил, высокопарно и напыщенно. Но Женя не слушала, она спешно молилась про себя, чтобы оперативники поскорее пришли на помощь и успели бы спасти ее от судьбы вкусного пирога.

– Да начнется Кровавый пир! – закончил главарь и полоснул по правому запястью девушки.

Женя сморщилась от пронизывающей боли. Горячая волна прошлась по всему телу. Начал действовать режим «феникс».

Алая струйка послушно стекала в подставленный сосуд. От вида крови лица присутствующих в один миг исказились: острые клыки в жутком оскале сверкнули белизной, глаза запылали жаждой. Женя не выдержала и забилась, как муха в паутине.

– Тише, девочка, тише! – зашипел прямо в ухо вурдалак, впечатывая ее в жесткую спинку кресла.

Но пиру не далось случиться. С грохотом разлетелась двухстворчатая дверь. Ярко вспыхнули фонари. Комната наполнилась криками и выстрелами. Оперативники в пятнистой форме и шлемах скручивали и прижимали к полу вурдалаков одного за другим. Среди бурлящей толпы девушка успела разглядеть лейтенанта Петренко.

– Володя, – крикнула она, привлекая к себе внимание друга.

Вурдалак, тот самый – в красном жилете, навис над Женей со злой усмешкой.

– Наводчица! – прорычал он и дернул ножом по шее девушки. Она забилась в своих путах, попыталась кричать, но лишь хрип вырвался из окровавленного горла. Вурдалак припал к пульсирующему алому потоку.

***

Женя открыла глаза и увидела перед собой лишь белый свет. Она сфокусировала взгляд, и белый свет превратился в белый потолок. Приподнявшись на локте, огляделась. Больничная палата, белоснежная от пола до потолка. Лишь черным квадратом на стене напротив выделялся плоский телевизор. Сразу над кроватью висели различные датчики и экранчики. К руке тянулась трубочка капельницы.

Дверь отворилась, и вошел Игорь Викторович. На его плечи поверх формы был накинут медицинский халат.

– Женечка, – обрадовано воскликнул он, – очнулась, солнце!

– Что с вурдалаками? – первым делам спросила девушка. Голос еще не слушался и звучал хрипло.

– Всех схватили, они теперь дожидаются суда. Только главарь успел смыться. Но ничего, – подмигнул майор. – Мы и его скоро за решетку отправим.

– Почему вы так долго? – задала Женя мучивший ее вопрос.

– Добираться было далеко. Тебя аж в другой конец города утащили! Хорошо у тебя трекер был, – глядя на удивленное лицо Жени, майор пояснил: – С этими вурдалаками был эльф. Ребята видели, как тебя схватили два вурдалака. Но не успели добежать, как этот эльф переместил всех в свое пространство, а оттуда в вурдалачью берлогу. Этого эльфа мы тоже пока не нашли. Но вообще-то удивительно, почему эльф помогал вурдалакам. Но, обещаю, мы и его найдем и накажем. Как сама-то?

– Страшно было. Очень. И больно, – выдавила из себя Женя, обхватив ладонями горло. Слова давались тяжело, через силу.

– Да, прости, – виновато глянул на нее Слепнев. – Но у тебя даже шрама не осталось. Ты молодец! Хорошо держалась! Настоящий феникс!

– Я. Больше. Не хочу. Быть приманкой.

– Я понимаю, тебя, деточка! Больше не будем, – пообещал он и тут же добавил: – без твоего согласия. Ляг, отдохни. Врач сказал, что нужно еще время на восстановление. Конечно, тебя на всех преступников не хватит. Отдыхай! Давай я тебе телевизор включу.

Майор нажал на кнопку на черном квадрате, махнул на прощание рукой и вышел из палаты.

По телевизору шли новости. Женю сразу привлек сюжет о нападении подростков в школе на целый класс. Несколько школьников погибло, пока проводили операцию по освобождению. Женя сразу подумала, что если бы она приняла удар взбешенных подростков на себя, то многие дети остались бы живы. А она что? Она – феникс. Может быть даже единственный во всем мире. Самое необыкновенное существо. Она должна спасать людей и существ, ведь у них всех только одна жизнь, а феникс может жить бесконечно.

Женя вырвала из руки бабочку капельницы и, торопясь насколько это было возможно в ее состоянии, вышла в коридор и тут же столкнулась с Петренко.

– Слепнев, – прошептала она.

Володя сразу понял, развернулся и прокричал зычным голосом на весь коридор:

– Игорь Викторович!

Майор еще не успел уйти далеко и вернулся к палате Жени.

– Что, товарищ лейтенант?

– Вот, Женя! Хотела что-то сказать.

– Товарищ майор, – прошептала Женя. – Я согласна! Согласна быть фениксом. Какое задание следующее?

0
21:36
346
07:54
При административке ДОпрос? Чот у меня аж зубы заломило, так обожаю, когда порят чушь, не понимая, о чем пишут.
Существенных стилистических огрехов я не заметил, есть только опечатки, упущенные при вычитке.То есть, автор умеет связно излагать свои мысли, это уже огромный плюс на фоне остальной группы.

А вот качество этих мыслей, скажем так, невысокое. Заурядное эпигонство Гарри Поттера, Ночного Дозора и еще бог-знает-скольки-книжек-про-магов-которые-живут-среди-нас-но-скрываются-а-еще-у-них-есть-своя-тайная-полиция. Ну и, разумеется, героиня рассказа оказывается не простой Иной, а очень редкой Иной, особенной среди особенных.

/звук зевоты/

Можете смело начинать серию романов «типа как у Лукьяненко». Рука у вас вполне набита. Тринадцатилетним девочкам понравится.
Алексей
16:52
Легонькое чтиво, полное заимствований и штампов! Такой литературный лубок, «понимашь»!!!
Мясной цех

Достойные внимания