Илона Левина

Бессмертие: десерт который подают холодным

Бессмертие: десерт который подают холодным
Работа №43

Жизнь она прекрасна в любом её проявлении. Бессмертная жизнь для многих может стать обузой. Мои первые сто лет проходили очень тяжело, я не могла привыкнуть к своей силе и себе самой. Меня разрывало на части, из обычной влюблённой девушки, я перевоплотилась в всепоглощающее зло. Но затем я четко осознала всю свою уникальность, для этого мне понадобилось очень много времени. И теперь я себе ни в чём не отказываю, всегда получаю то что хочу. Как бы то не было частичка старой меня всегда присутствует со мной напоминая мне, из-за чего я стала такой. Всё очень просто, я влюбилась в самого замечательного мужчину и не могла помыслить что в жизни бывают разочарования, я любила его как луна любит звёзды, как цветок который умирал от жажды в пустыне и вкусил пьянящий вкус дождя. Он как мужчина обещал быть со мной всегда и я верила его словам, и всем обещаниям. В моей голове никогда не проскальзывали глупые мысли, о том что он может меня предать. Порой любовь затмевает рассудок и здравый смысл.

На наш город Лопань Бург обрушилась чума, люди умирали, и всякий стыд и совесть живых уже покинула нас. К слову сказать мой любимый был из богатой семьи, Граф Дитто Вайб. Я же относилось к простому рабочему классу, но мне не позволяла моя совесть это показать что я хуже какого-то там богача, я всегда выглядела великолепно, словно девушка с картинки. Длинные волосы темно пепельного цвета, которые играли розовым оттенком на солнце, они были моей уникальностью. На фоне ярких зелёных глаз и чувственных губ это смотрелось изысканно и порой пугающе. Невысокий рост, метр шестьдесят пять, пышная грудь словно две спелые дыни, широкие волнующие бедра, крепкие ноги. Каждый мужчина имел смелость отвесить мне комплемент и предложить разделить с ним ложе. И я всегда гордилась своим именем, оно для меня было словно мед Апрель - Энни.

Беда нашего Лопань Бурга заключалась в том что в нем уже давно не было радости, церковь как могла успокаивала людей. А вот наш правитель Ярис решил что ему не нужен больше город в котором жизнь не значит ничего, а пользы меньше чем молока от козы. Утром был создан указ спалить город вместе с его жителями. Мой возлюбленный знал об этом, и покинул город без меня на рассвете. К его сожалению я сумела выжить, и попала в дом богатого купца, а после узнала что мой возлюбленный выбрал другую. Дарил мне ночи и встречи жарче адского пламени, и в то же время втайне обвенчался со своей новой тайной любовью. Моему женскому горю не было предела. Моим разумом овладела ненависть. И я не заметила как угодила в сети Яриса, в прошлом мой правитель покусился на мою честь, сначала он морил меня голодом, поднимал свою руку. Мое тело было покрыто синяками, так продолжалось три месяца и каждую ночь он приходил желая мною обладать, его мерзкие руки трогали мое измученное тело, но я могла дать ему отпор. Правитель только и знал на вкус мои поцелуи и жар моего лона которым ему не удавалось овладеть, а только тереться у входа. Лунной ночью третьего месяца моих страданий когда у Яриса получилось осуществить свою животную страсть. Я смогла дать отпор и он уполз со шрамом на левой ягодице от моего ножа, который был найден мной чисто случайно в земле. Правда вот я к сожалению осталась измученная и раненая в глухой чаще леса в давно заброшенной церкви вдали от людских глаз. Я молилась и кричала от душевной боли, измученная и в тоже время безумно злая на этот мир. Мои страдания и молитвы вперемешку с проклятиями были услышаны. Мне была дарована новая жизнь не то небесами, не то адом. И как итог: я убила Графа Дитто и его любовь, они были первые в моем списке, на сладкое оставила Яриса, он должен был умереть красиво. Но я не смогла найти его.

Пока я странствовала в поисках Яриса за моей спиной было не мало трупов. Желающих потягаться со мной оказалось довольно не мало. Никто не сумел меня победить, и что самое забавное никогда и не смог бы, все попытки были напрасны. Пусть я и зла, но я вымолила себе эту жизнь и заслужила ее как ни кто другой.

Меня называют демоном, матерью всего разврата, и кровавой блудницей. Питаюсь я сексуальной энергией. Энергией которая находиться в семени мужчин и в потаённых каналах человеческой и не только энергии. Даже сама "Святая Инквизиция" была не в силах погубить меня, теперь мы живём с ними дружно. Ведьмы в Салеме были пойманы и ликвидированы, благодаря мне и ещё одному побочному эффекту, который был создан. Судя по всему чтобы являться моим якорем или просто большой помехой, хотя без сомнения в нём заключена безграничная сексуальная энергия. Кто бы мог подумать что обычный военнослужащий, высокого роста, плечистый, чувственный с хитрым взглядом словно у лиса кореец Ли Кхаи Вон, живущий во дворце, и привыкший к роскоши вступит в ряды инквизиторов, обладая столь уникальным даром. Было бы все прекрасно если бы не одно но, именно его посылали ко мне на переговоры, столетие за столетием что бы мы с ним, решали проблемы других. Оно ведь и ясно почему все так. Он бессмертен благодаря мне, питаться могу им вечность, и моя женская сущность испытывает трепет когда он рядом. Да что там трепет, я просто теряю рассудок, даже просто смотря на его сильные руки, а когда он поворачивает голову. Шея Кхаи с ярко выраженными венами, становиться на столько притягательная, что запросто можно забыть как дышать.

***

Мое бессмертие и трудности начались еще за долго до моего рождения, мой отец корейский полководец встретил мою мать в сербских лесах. Она была одинокой дикой бродяжкой, ни кому ни нужной и некем нелюбимой. Их любовь не знала границ, семья моего отца была против этого союза. Мою маму не однократно пытались отравить. Но минуя смерть, и презрение семьи моего отца, появился на свет я.

Моя мама стала уважаемой женщиной, это было чудесное время, меня учил отец военному делу, я жил при дворце и мне давали самое лучшее образование. К тридцати годам за мной словно табун диких мулов бегали чудесные придворные девы, я не ведал отказа. Каждую ночь в моей постели была разная, но увы жизнь была мне не в милость. Ни кто не мог согреть мою холодную постель. Однажды сопровождая императора в Лопань Бург, мне в таверне повстречалась юная русская красавица. Ее зеленные глаза покорили меня. Все то время пока я был там, она сумела вдохнуть в меня жизнь. Она Апрель - Энни словно весна, разбудила в моём сердце букет прекрасных подснежников. Я был груб с ней, но не мог оторваться от нее не на минуту, ждал каждую встречу и молил чтоб время остановилось, когда она была моей. Покинув город я очень долго вспоминал ее, и надеялся на мимолётную встречу где-то на краю земли. Она пахла как ни кто другой, чарующий запах табака и кофе, специфический аромат на ценителя, и я был им, каждую секунду проведенную с ней.

Вскоре спустя три года, когда я стал забывать тепло ее тела. Прилетел голубь с телеграммой, там было сказано что Лопань Бург был сожжен. Не выжил ни кто. Я прекрасно знал что Апрель - Энни могла погибнуть. И скорее всего так и случилось, она была бойцом в душе поэтому я стал лелеять мимолётную надежду о том что она цела.

Четыре месяца прошли как в тумане. После злосчастной телеграммы, мое сердце страдало, я покинул дворец и отправился на поиски собственной смерти. Но дама с косой не пришла. Я был готов. Желал покинуть этот мир так как жизнь не имела больше смысла.

В полночь четвертого месяца, я столкнулся с бандитами. Они должны были меня убить. Готовясь к смерти, я желал увидеть Апрель, почувствовать ее аромат, обнять и сказать: " Дорогая, прости за мою жестокость. Мои капризы привели к тому что я потерял самый драгоценный камень в этом мире...Тебя, моя внеземная любовь."

Воссоединение не произошло, а хотя оно случилось, но не так как я ожидал.

Теперь же я связующее звено, ее личный наркотик, пёс. За неё я убью любого. Мне не ведомо что такое смерть. Меня нашла Святая Инквизиция. С того самого момента у меня началась новая жизнь. Первое задание было найти и обезвредить кровавую блудницу, мать всего разврата. Кто же мог знать что ей будет женщина, которую я не в силах погубить. Жива - она, жив - я, пока живет один второй никогда не умрет. Меня пытались убить не раз, но она была рядом. Ее хотели приручить, я не дал этому случиться. Она всегда будет моей, а я её. Хоть никто из нас никогда в этом не признается, даже самому себе.

Столетие за столетием, бок о бок с ней изнемогая от желания, но поддаваясь ему "якобы" по необходимости, я трепещу рядом с ней. Когда она смотрит на меня, во мне просыпается сила, я становлюсь непобедим, мне кажется что весь мир у моих ног. Я люблю наблюдать, как она злиться на меня, кричит притопывая ножкой, как пытается быть сильной в моих объятьях и тая устраивает родео на сутки. Она любит, красные розы и ненавидит поцелуи. Она овен по гороскопу, а я сильный лев, только абсурдность всего заключается в том, что овечка имеет власть над царем зверей.

В новом столетие у меня новое задание. Однозначно, один я не справлюсь. Мне надо защитить будущего епископа Ватиканской церкви, так себе задание. Мы уже неделю в пути, я успел спасти его двадцать пять раз, на нас нападают неизвестные твари, по внешнему виду напоминают людей, но они всегда в черных балахонах и венецианской карнавальной маске. Единственное что смущает так это то что они пахнут палёной курицей, очень шустрые. Рана которую подарил мне один из трех этих существ у меня не заживает. Будущий епископ молодой светловолосый паренёк, с небесными глазами и высоким тембром голоса Тихамир. Зовёт их "собиратели жизни". Они по словам будущего епископа могут убить любого. Вот его они преследуют с пикантной стороны. Тихамир еще ни разу не вкушал запретного плода, и не надкусывал сочные персики. Ах да о чем это я думаю, у меня идет бой. Я оцепеневший, стою и не могу пошевелиться.

- Кхаи берегись!!! - Кажется вот оно, я пришел в себя, на меня двигался собиратель жизни, я чувствовал как за моей спиной дрожит от страха Тихамир, он схватил меня за рану на моем запястье, как же она болит, давно не чувствовал подобного. Рана не заживала уже третий день, хотя у меня хорошая регенерация.

Я сгруппировался, выпад вперед, левую ногу верх, правой отталкиваемся и парим. Кручусь как торнадо по горизонтали. Сметая и обезвреживания двоих существ.

- Помоги, - блин да как так - то, не могу понять что происходит, будущего епископа бьют прямо по лицу, тот падает. Картина мало приятная. Собиратель жизни садиться на него сверху и задирает рясу епископа. Уж не знаю что они хотят с ним делать, но уже не в первый раз они лезут к нему под рясу и ниже пояса. Но вполне доверяя своей логике и весьма не дурной смекалке просто хотят его осквернить, обесчестить и замарать светлую душу. Как обычно я успеваю откинуть надоедливое существо, оно шипит на меня, как жаль что я не вижу лица под этой маской:

- Ты даже не знаешь, что творишь инквизитор.

- Убирайся в ад, мерзкое создание, - кричу я, и за нашу меч над своей головой.

- Ты пожалеешь, мы спасаем тебя глупец.- тварь мерзко шипела. Я видел что оно отступает, ее собратья, нехотя встали и спиной принялись отходить назад в лес. Кстати да, природа в этих лесах шикарная, кровавая блудница умеет выбирать себе жилье.

- Мать всего разврата, тебе не поможет. Ты до вечера не успеешь к ее замку.

Собиратели жизни растворились в воздухе, я бодрым шагом подошёл к Тихамиру, тот открыл глаза:

- Инквизитор я не знаю что бы делал без тебя, - приподнявшись, и облокотившись на локти, он опустил свою голову в поклон, - Твоя миссия благородна. После долгой жизни тебя встретит покой и мир. Твоя мудрость и опыт накопленная столетиями, станет тебе верным другом на пути к возвышению.

- Будем надеяться что это случиться после миссии, а не во время нее, - я улыбнулся, мой конец мог придти в любую секунду. Я даже не могу представить, что сделает со мной Апрель когда я заявлюсь к ней с будущим епископом и попрошу о помощи.

- Тебя беспокоит что-то? - я даже не заметил как Тихамир встал, он был подле меня и рассматривал кровоточащую рану на моем запястье. Меня это не заботит.

- Тихамир мы держим путь, в логово самой взбалмошной, своенравной и непокорной, кровавой блуднице. Я честно не знаю что ожидать... – Я не хотел врать ему, наш путь был долог, я потерял много крови мне нужно было восстановить свои силы. В конце то концов мне нужна моя блудница.

- Ты силен не только снаружи, но твоя сила и внутри тебя. Ты словно фонтан, я верю что она поможет нам. - я слышал в голосе будущего епископа уверенность. Смотреть я на него не могу, поэтому я просто слышу и анализирую его голос. Наш путь тернист, но Апрель спасет нас. Отругает может быть, не знаю.

Шаг вперед, и снова вперед, нельзя стоять а иначе и правда мы падем. Я окинул нашу перевернувшуюся карету презренным взглядом, возможно да он у меня сейчас именно такой. И зашагал в перед. Карета перевернута, скакуны разбежались, у нас с будущим епископом остался только один вариант, идти пешком. Сквозь чащу леса, мне везёт лишь в одном с Тихамиром идти одно удовольствие. Он тих и спокоен, для человека которого хотят осквернить он идеально спокоен

Как я устал, борьба меня довела до истощения..

***

Уныло. Как же мне скучно сегодня. Меня посетили мои рабы - блудницы. К слову сказать я гений. Чтоб выжить в этом мире и не вести охоту на людей я создала бордели. Мои личные дома терпимости в каждом уголке света. Мне регулярно приносят звонкие монеты и сексуальную энергию мужчин и женщин в баночках. Это безумно удобно, я могу делать все что пожелаю но при этом ни чего не делаю. Снимаю сливки.

Стук в дверь, мой дворецкий Стефано не спеша идет к двери, к слову это чудесная находка. Стефано преданный работник ему не нашлось места в этом мире, нашла я это чудо в одном из своих походов в поисках Яриса. Его избили и бросили в лесу умирать на съедение волкам, а все потому что он гермафродит. Он был рождён с женской внешностью, но имел все признаки мужчины. Его звали бесовским отрепьем, били и унижали. Но теперь Стефано преобразился, в благодарность за мою доброту служит мне уже добрых сто лет.

В дверь ворвался Кхаи и странный юноша похожий на монаха. С порога увидев меня инквизитор стал тарахтеть:

- Апрель, помогай быстрее или нас убьют. Убьют от слова совсем и навсегда.

В туже секунду, после сказанных слов появились три странных личности и набросились на гостей.

Как же я рада такому сюрпризу. Я вскочила с кресла, обнажая кинжал. Удар лязганье клинков. Удар, удар, ловкий уклон в право присела, встала, удар ногой. Ну я покатилась, легкая боль меня пронзила будто укус комара. Я заметила как юноша в рясе посмотрел на меня, в его глазах горел огонек сравнимый с черной дырой поглощающей звёзды.

- Отдай его инквизитор. Он наш, отдай.

Твари шипели Кхаи легко справился с ними и они отступили. Я приблизилась к гостям поправляя диадему, в виде ободка вплетенных туда красных лилий. Так же красные лилии спускались, вдоль шеи, по линии талии ненавязчиво ложась лепестками на мой бюст, прикрывая мои бедра на восемнадцать сантиметров выше колена. Дальше шла черная прозрачная вуаль, игриво показывая мои ножки. Корсет фиксировал линию талии и приподнимал мои упругие дыньки. Правда с обовью я погорячилась, туфли на пятисантиметровом каблуке, черного цвета, усыпанный масивными золотыми черепами. Но вот вернусь к восхищенью о своем платье. Оно прекрасно подчеркивало мою грудь, благодаря корсету, не стесняло движения, в нем я чувствовал себя королевой. И сейчас я желала увидеть восторженный взгляд Кхаи.

- Я жду твоих объяснений.

- Я будущий глава Ватиканского ордена борьбы с нечистью Тихамир. Моя задача в течение оставшихся двух дней прибыть в Ватикан. Иначе все будет напрасно. - выступил юноша в балахоне. Как же неинтересно он рассказывает, в чем же тогда уникальность этого самородка раз на него ведётся охота.

- И что мне надо сделать?

- Апрель помогите нам, - юный епископ подошёл ко мне, - Понимаете мы не справимся без вас. Собиратели жизни, так называют этих существ, пытаются осквернить мою благодетель. - Ох уж поворот, божественный нектар сам пришел сюда, - Вы когда-то спасли меня. Я тот юноша который тонул в колодце пятнадцать лет тому назад. В маленькой деревушке на границе Норвегии.

Вот оно что, я помню светловолосого юношу, хотя кого я обманываю за все эти года я погубила и спасла не мыслимое число людей. Мой взгляд скользнул к Стефано:

- Отведи его в покои, приготовь ванну и на крой стол к вечерней трапезе. Достань с погреба самое лучшее вино. Будем гостеприимными хозяевами.

Кхаи все это время смотрел на меня, в его глазах я читала благодарность, и явное похотливое желание. Но он явно устал. Путь его измотал, а тут еще я вся безумно горячая и безусловно красивая.

Как только Тихамир и Стефано удалились, Кхаи прижался ко мне. Какой он теплый. Жар его тела был сравним с обжигающим солнцем. Я почувствовала, как он уткнулся своим носом мне в волосы и жадно вдохнул их аромат.

- Очередной раз я благодарен тебе. Ты прекрасна.

- Я это делаю не ради тебя. - решила пояснить я. Инквизитор отстранился.

- Мы же знаем что я единственный кто ни когда не был отвергнут твоей милостью и не знает что такое отказ.

Довольно фыркая он пошел вверх по лестнице на второй этаж моего замка. И правда. Как же мне признаться ему и себе что он мне нужен, а столетия без него не согревают мою постель. Я так хочу чтоб именно этот мужчина коротал со мной мою бессмертную жизнь.

Глупости конечно, но сейчас я хотела лишь одного посмотреть, что же прячет юный епископ под своей рясой. Мысль шальная, а других в голове у меня не бывает. Тихо, почти на цыпочках я пошла к двери ванной. Как же это пикантно, видеть человека и слышать как в нем струится энергия. Переполняя его и не покидая. Я даже мимолётно не смогу вкусить ее губами или кончиком языка. Но послушать как она в нем разливается, вот это я точно могу. И сделаю.

Дверь в ванную была не заперта, меня это приятно обрадовало. Я без стыда заглянула во внутрь. О да высокий стан, крепкая спина, а что же ниже...Панталоны медленно спускаются вниз. О нет... Что за отношение. Меня дёрнули назад, щёлочку закрыли. Кхаи смотрел на меня не скрывая своего гнева:

- Ты хоть понимаешь, на кону его честь!?

- А ты хоть на секунду задумался куда ты его привел, - Я сложила руки в бока, - к матери всего разврата. У меня замок пропитан грехом, а мысли влажные, как губка.

- Он малолетний сопляк, - вырвалось у инквизитора, он запнулся. Улыбка засияла на его лице. - мне нужно доставить его в Ватикан. Но я ранен, нам угрожают смертью.

Только сейчас я увидела рану на запястье инквизитора. Теперь стало понятно почему уже несколько дней, мои руки не хотели слушаться меня.

- Говори что знаешь!!!

- Не здесь, пойдем в комнату, - Кхаи приблизился ко мне наваливаясь на меня своим мощным торсом, на меня нахлынул жар, лёгкие мурашки пробежали вдоль живота опускаясь ниже, - Я безумно скучал.

- Ты заболел? Что за глупости ты несёшь? - капризы как я их люблю, но покорно следую за мужчиной.

- Идём, идём от посторонних глаз и ушей. Этой ночью спать мы не будем.

Как я долго ждала, уверенный голос, тембр настоящего мужчины. Вот в эту минуту я готова была на многое, и даже чуть больше. Я понимаю что характер мой не сахар, но многие мужчины любят главенствовать в прелюдиях.

***

Вот моему разочарованию не было придела. Я накладывала бинт на кисть и слушала.

" В Ватикане все неспокойно, им не хватает свободных рук. Вся нечисть активно стала действовать. Инквизиторы умирают, как мухи. Зло активно начало борьбу с нами. Появились непонятные существа собиратели жизни, они нападают только на служителей церквей и инквизиторов.

Тихамир последний кто выжил в своей деревне. Он подобно пилигриму несёт просвет и знания в массы людей. Я видел как этот юноша стоял один против призраков ночи, эти заблудшие души чуть не съели его. В нем большая внутренняя сила, он должен добраться до Ватикана и положить конец власти нечисти над миром людей.

Тихамир нашел способ унять вражду и положить раздору конец. Как бы ты не относилась к нему, и к таким как он умоляю помоги. Он прошел очень тяжёлый путь, его ноги в крови, но душа чиста как утренняя капля росы."

Красивые слова, сколько в них дурмана, мне было плевать на юного епископа. Мою черную душу волновал лишь один мужчина и он был рядом.

Я завалила Кхаи на кровать, и села сверху, будто собиралась прокатиться на его мощном коне.

- Мне плевать на таких как он. Главное чтоб ты был жив.

Его руки скользнули по моей талии, сжимая мои спелые дыни. Не одна женщина не могла похвастаться тем что ее обнимают сейчас столь страстные и сильные руки.

- В твоих мыслях всегда живет лишь один мужчина, - его голос стал тише, - его судьба не безразлична тебе. Что бы ты не говорила он поедает тебя как чума, сжигает словно пожар. - Схватив мой подбородок пальчиками он привстал, его губы соприкоснулись с моими. Сладкая карамель попала мне на язык, - Ярис его имя.

-Ты подонок, - я укусила инквизитора за нижнюю губу, его руки уже блуждали под подолом моего платья, поднимаясь выше и выше, - надеюсь его смерть была мучительна.

Сильные руки взяли меня, ловко повалив на кровать. Какое у него тело, какие черты лица, хитрый взгляд сверлил меня на сквозь. Я обхватила его ногами, и потянулась к сладким губам. Этот мужчина пах страстью, все мое тело изнывало от желания.

- КХАИ... СЮДА, - раздался протяжный крик, в самый что не на есть пикантный момент, когда я готова была уже отведать десертик, проглотить его полностью и не с кем не делиться.

-Тихамир, - легкий шепот надо мной, и мы побежали на зов, ворвались в ванную. Картина нарисованная маслом, стоит полуголый епископ с кокушками наружу, а к нему тянется нечисть, да и не одна, а целых три. Если бы они только знали как сильно меня разозлили. Я безумно не люблю когда кто-то встает между мной и тем чего я хочу. И вот сейчас эти мерзкие создания будут танцевать, на своих останках.

***

Я увидел как Апрель кинулась яростно в бой. Понимаю её чувство, почему она так яростно это сделала. Она порхала как бабочка. Сначала улетел один в сторону, затем второй и третий. Кровавая блудница закрыла юного епископа собой и ловко направила его ко мне. Я спрятал его за собой.

- Как ты?

- Ты рядом Кхаи, значит хорошо.

- Благодарить не меня будешь, а ее.

- Я благодарен миру, а вы его часть. Значит я благодарен и вам.

Апрель, сражалась как в последний раз. Она будто танцевала «ча - ча- ча». Выпад, удар, «ча», уклон, удар «ча», взмах, летит рука врага на землю, «ча - ча - ча».

Как же я ею горжусь, после этого боя я обязательно ее поблагодарю.

«Что?»

Резкая боль в ноге, Апрель - Энни пропустила удар. Я беру за руку Тихамира, и бегу прочь. Его нужно спрятать, но где!? Появляется Стефано, берет епископа на руки, я махаю головой и бегу обратно. Апрель сражается, но только с одним. Где же другие два? Да все равно. Делаю прыжок и фиксирую в тиски собирателя жизни.

- Как ты милая?

- Расстроена, - Апрель бьёт существо по лицу, - Зачем вы здесь?

- Мать всего разврата пусти меня епископ должен умереть. - тварь шипит, явно волнуется.

- Что он вам сделал? Боитесь его? - как же в гневе она страшна.

- Он убил нас. - собиратель жизни стал замирать, - он погубил всех. И жив он в наказание нам.

Я сдавил свои тиски, все что он говорил, мне казалось бредом, этот юноша не жесток;

- Не ври нам!!! Говори правду!!!

- Он погубил нас. Он зло, он это...

Апрель содрала с лица собирателя маску, тот пал, превращаясь в пепел.

- Ты что творишь? - я не сдержался и кинулся на кровавую блудницу.

Она стояла и смотрела на меня, словно не живая. В комнату зашёл юный епископ.

- Тихамир собирайся, - она ловко выскользнула с моих рук. Хлопнула епископа по плечу, и посмотрела украдкой на меня, - Собирайтесь. завтра в обед мы будем в Ватикане.

Апрель скрылась, я смотрел на епископа, он быстро стал собираться. Я не понимаю что случилось с кровавой блудницей.

Настиг я ее в комнате, резво задирая ее платье, я не могу ждать. Не могу терпеть, мои мысли только об одном.

- Стой. - Ее мягкие руки коснулись моего лица, она вся дрожала.

- Ты не хочешь? Почему? - Не могу понять, что случилось, она не была такой, мной овладевал гнев и обида. Я чувствую как они в эту секунду окутывают меня.

- Кхаи, - она взяла мою руку и направила ее к воротам страсти, я ощутил тепло, пульсировал родник, - Безумно жажду.

- Так в чем дело? - я постучал, она закатила глаза выгибаясь в моих объятьях.

- Сейчас не время, - легкий поцелуй в щеку и она покинула мои объятья. Я остался один. Что же происходит, она ни когда не была такой.

И что же это первый отказ.

Не может быть.

***

Стефано быстро организовал нам карету и мы отправились в путь. Епископ все время сидит рядом с Кхаи. Я слушаю их разговоры, кажется я уже знаю ответ на свой вопрос.

- Кхаи, ты чудесный инквизитор и умный.

Как это мило он хвалит, моего якоря и тот просто цветет. Да этот мужчина явно любит комплименты. Но сейчас первоначальная задача доехать. Но вопрос в другом сможем ли?

- Тихамир расскажи стихотворение. Апрель оценит.

Епископ посмотрел на меня, его лицо расплылось в улыбке, он сел рядом. Как же я не люблю запах святых, но вот этот какой-то особенный.

- Столетия шли, ты хорошела,

Ты как цветок в ночи горела,

И на моих устах ты тлела.

Любил тебя, а ты не знала,

И сердце гаду отдавала.

Тобой желая обладать,

Решил душу дьяволу продать.

Но он меня не понял,

Теперь вместе мы в оковах.

И вспоминая о былом,

Ни когда не будем мы вдвоем.

Ты здесь

Я там.

Давай забудем наши ночи,

И отправимся что есть мочи,

На встречу счастью своему.

Не вспоминая боли той,

Причинённую тебе мной.

Невольно улыбка засияла на моем лице. Юный епископ очень сильно удивил меня. Без сомнения Кхаи защищал его не просто так. Инквизитор увидел в нем то что не подвластно было ни кому. Этот свет и добро которое исходило от Тихамира. Словно живительный нектар наполнил меня.

Половину пути, я восхищалась этим чудесным юношей. Ну раз мой якорь выбрал его и готов отдать жизнь, то это не просто так. Я тоже готова к той судьбе, которую нам уготовила жизнь. Пусть теперь и нашлись существа способные нас убить, я рискну. За некоторые души стоит бороться. Я прожила очень долгую жизнь. Была счастлива, поддавалась искушению. Любила и люблю всем сердцем хоть и понимаю что скорее всего мне не быть с этим человеком ни когда. Есть лишь только этот момент и он рядом со мной. Сидит на против и даже не догадывается насколько сильно я его люблю. Это даже не похоть данная мне, это действительно чувство которое меня возвышает и делает простым человеком. Лишает рассудка и я с радостью готова отдаться её власти.

Как все же один человек, чистый своими мыслями и мудрыми решениями меняет мир вокруг. За каких-то пять часов Тихамир растопил мое недоверие и показал что где-то есть надежда. Та самая которую я утратила умирая от рук Яриса. Уже не было злобы к правителю кажется в моем сердце пробудился мир и гармония. Ярис был тем кто дал мне новую жизнь, а обида. Ну что обида она для детей, а я уже сама правлю в своем личном маленьком мире.

Непонятный шум меня отвлёк, все полетело, карета перевернулась. Я направилась наружу помогая епископу выбраться. Инквизитор помог мне я чувствую его поддержку. Главное что он рядом со мной. Перед нами возникли собиратели жизни. Они стояли и смотрели на нас, мы же смотрели на них. Что же будет дальше?

- Пришел ваш час.

Их шипение меня раздражало, Кхаи бросился в бой, я посмотрела на Тихамира. Щёлкнула пальцем вокруг его образовался огненный круг.

- Что это? - Он боялся. Его чувства были мне понятны. Но я ведь тоже боюсь, и не только за себя, но и за тех кто рядом

- Стой здесь это твоя защита. Прошу просто стой здесь.

Я ринулась в бой, кругом грохотали звонкие удары мечей. Инквизитор был великолепен, он ловко уходил от всех ударов кажется что все было хорошо.

Я тоже не любитель стоять на месте. Моя борьба была прекрасна, противник селен и я скорее всего паду. Удар. Удар. У вернулась. Прыжок, кувырок вновь удар. Еще чуть-чуть и голова собирателя жизни покатиться по сырой земле.

Боль, жгучая боль в животе что это. Чувство будто что-то теплое потекло по моему телу, ногам и ударилось о землю. Странно я смотрю на себя, но я в порядке... Кхаи, нет только не ты.

Инквизитор падает на колени, мои ноги сами несут меня к нему. Успела схватить его, словно ребёночка усаживая ближе к сердцу.

- Нет, не говори что ты умрёшь.

- Милая, - его рука сжала мою ладонь, - Это было неизбежно.

Как так то, почему он. Я столько должна ему сказать. Знаю у меня были века, но парой так сложно кому-то сказать «люблю».

- Я не хочу... Прошу борись.

- Не плачь. - он как можно сильнее сжал мою ладонь, - Я рад что это случилось сейчас когда со мной рядом ты. Я не мыслю и жизни без тебя. Прошу моя блудница, поцелуй меня.

Я наклонилась, слезы стекали с моих глаз орошая лицо Кхаи. Наши губы слились в его последнем вздохе. Его жизнь, словно мимолётный ветерок, скользнуло по моим губам лёгкой волнующей вибрацией. Собиратели жизни испарились, но меня это не сильно задевало. Я не могу оторваться от уже без жизненных губ своего мужчины. У нас были столетия, но мы все упустили.

Он и вправду умер.

***

Открыл я глаза от пения птиц за окном. Где же я? Умер?

Привстав на кровати, ко мне подошёл Тихамир, не понимаю почему он здесь. Видимо конец пришёл нашим жизням именно сейчас. И это наш маленький Рай. Но тогда я не понимаю где же моя женщина?

Мои уши не верят услышанным словам. Апрель пошла на контр меры, даруя мне свой последний поцелуй. Кровавая блудница отдала за меня свою жизнь, она не смогла принять боль. Странно все это время, я решал сам для себя, что нас держит только животная страсть. Мои чувства для нее словно пустой звук. Как же я ошибался, все это время мы страдали от взаимности, и держались на расстоянии. Гордость, она погубила нашу жизнь. Думая столетия не о том что важно сейчас, мы упустили наше счастье.

Как оказалось юный епископ добрался пешком до Ватикана сам, неся меня на плечах. Для него я был очень тяжёлый, но он не мог меня бросить. Он мне был обязан своей жизнью. Я не бросил его и он не мог так поступить. Ведь я многое потерял, спасая его.

Тихамир протянул мне диадему украшенную красными лилиями:

- Это все что осталось. Я знаю как она для тебя была важна.

- Спасибо. – Я больше ни хочу, ни чего говорить. Как же мне горько.

Моя жизнь завертелась новыми красками, в эту же ночь одна из послушниц грела мне кровать. Я не трогал её, мне было не интересно. Просто нагревала для комфортного сна.

Я благополучно ушел на пенсию. Моя Апрель, ее бессмертное время подобно десерту, который подавался холодным останется в моем сердце. Я только ее, она только моя. Так будет всегда и не важна где и когда, но мы будем вместе.

***

Наши дни. Ватикан.

- Преподобный, вас зовут. Девушка ждет вас в исповедальне.

Нехотя перебирая ногу за ногу, преподобный шагнул в конфессионал.

- Я слушаю дитя мое.

- Преподобный я совершила самый большой грех. Меня не в силах простить даже Всевышний. - голос девушки дрожал, она плакала.

- Поведай мне о своём грехе, - преподобный зевнул и отвёл взгляд в потолок.

- Я искала очень долго одного человека. И когда уже совсем отчаялась решила что он умер для меня. Вот это стало моей большой ошибкой. Он сам пришел ко мне однажды вечером но мне его было не узнать. Волк, в овечьей шкуре.

- Кого же вы искали?

- Врага.

- Дитя, прости врага своего. Каждый после смерти получит по заслугам. - как же это скучно. День за днём одно человеческое нытье.

- Преподобный. - тихо прошептала девушка

- Да дитя.

- Так я же убила!!!

Преподобный потерял нить разговора, его глаза округлились:

- И кого же вы убили?

- ВАС. - Исповедальня разлетелась на мелкие кусочки.

Я стояла склонившись над епископом, вонзив в его живот катану. На меня смотрел Тихамир.

- Ты же мертва?

- Тихамир...- ехидно улыбнулась, провернула медленно орудие мести. - Ой прости или же назвать тебя Ярис. Твоим настоящим именем перед смертью.

- Стерва, - он харкнул кровью, к моим ногам. Какая мерзость, - как ты догадалась?

- Я знала что тебя приютила ведьма, а затем ты сам пришел ко мне, - я улыбалась.- Глупец. Скажу один секрет. У людей есть инстинкты и не только у них. И пока они размножаются, занимаются любовью, познают наслаждение от физической близости я не умру. Обмануть тебя было просто, и все это время я ждала пока ты потеряешь бдительность. В принципе поэтому я и здесь.

- Убей меня, - он заглянул в мои глаза, там читался страх и в тоже время спокойствие, - но знай что лучше чем ты и твое лоно, я ни кого не встретил. Была бы возможность я все бы повторил еще и еще раз.

- За меня и Лопань Бург. - Легкое движение, и Ярис рассыпался на две половины, загораясь оставляя после себя лишь пепел.

Я направилась к выходу. Винить его было не за что. Он еще до того как стать правителем крутился рядом. Зимой укрывал меня волчьей шкурой. Мы дружили, и всегда были рядом. Но я ему отказала, и вот к чему все это привело. Он мертв, и умер тираном, тем кого так сильно не на видел и кем боялся стать.

Вышла на улицу, минуя взгляды священнослужителей. Воздух, как хорошо жить в этом мире, я наконец свободна. Моя цель выполнена. Передо мной остановился лимузин, вышел Стефано лёгким движением рук приглашая меня во внутрь. Согласна, а почему и нет. И вот я уже внутри лимузина, Стефано остаётся снаружи, закрывает дверь и мы трогаемся в путь. Я так и знала что везде есть свой подвох. Напротив меня сидел Кхаи, красный классический костюм безумно ему шёл.

- Я так понимаю ты меня ждал.

- Я всегда был рядом, просто когда я не умер от старости и клинка в сердце, то сразу понял, - его взгляд скользнул снизу вверх, я знаю он смотрит на мои ноги, поднимаясь выше. Он уже знает что я в чулочках. И не просто так на мне черный пиджак платье с красными и очень большими пуговицами. Потому что там его ждёт бархатный комплект Misty, с украшением на лифе, - что ты провела всех вокруг пальца.

- Я сожалею, - ой кто бы знал как мне стыдно, его лисий взгляд не дает мне успокоиться. - Мне было тяжело без твоего присутствия.

- А я вот скучал, - выдавил из себя Кхаи. - Каждый день, вспоминал и ждал. Ждал, что ты придешь.

Я совершила резкое движение вперед, не могу себя сдержать. Все должно быть по другому. Я стала перед ним на колени, одна моя рука скользнула по его колену вверх, к ширинке брюк, другую я запустила в его волосы. Они такие мягкие.... Ох ты ж, какой он крепкий и уже готов. Этот мужчина не знает покоя, когда я рядом. Один мой взгляд и он в стойке как оловянный солдатик.

- Чего ты ждёшь? Я хочу почувствовать на себе как ты скучал, как ждал. Докажи мне.

- Вот и докажу,

Сильные руки, приподняли меня и усадили на колени. Я почувствовала его дыхание у себя вдоль шеи и этот жар спускался ниже вдоль плеча. Мое белье трещало от ярости рук инквизитора. Он гладил и целовал, играл и дразнил. Я больше не могу так кружиться голова от удовольствия, а низ сжимает непрекращающийся зуд словно вибрация и это нарастает и нарастает. Сжимая все внутри, не давая выхода наружу. Тело жаждет большего, пронзить себя, завладеть собой. Секунда и еще одна. Пьянящий запах настоящего мужчины, моего мужчины. Сладкие губы, обнажённые мокрые тела, друг к другу. Этот тихий шёпот проносящийся через столетия

- Апрель, ты только моя и больше не чья..

***

Несомненно в бессмертие есть один минус, ты всегда уверен(на) в том что у тебя полно времени и ты не ценишь того кто рядом. Ты упиваешься им, наслаждаясь словно десертом. Сейчас все идет своим ходом те кто должны были быть вместе снова воссоединились. Бессмертный танец душ, звёздное небо над головой, а впереди еще добрая бесконечность столетий.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
0
164
08:08
+1
Опять героиня-не-такая-как-все. Опять литнет. Опять лубофф. Опять титулы европейской знати (граф). Просто скажите честно. Есть какой-то шаблон, да? Или алгоритм? Программка на телефоне? Выбираешь там настройки, а она потом тебе клепает текст. Так ведь? Не могут же люди (разные люди) так однотипно писать.
Кстати, корень «люб» встречается в таком коротком тексте 28 раз. Эвоно как вас переклинило-то.
«Невысокий рост, метр шестьдесят пять, пышная грудь словно две спелые дыни, широкие волнующие бедра, крепкие ноги. Каждый мужчина имел смелость отвесить мне комплемент и предложить разделить с ним ложе».
Спасибо, я хохотался. Вот уж повод для гордости. Каждый предлагает перепихончик по-бырому.
А уж этот переход в одном абзаце «тут у нас чума и мрут люди, кстати, у меня есть любимый, он граф, а вообще-то я бабенка хоть куда» это шедеврально.
«Меня называют демоном, матерью всего разврата, и кровавой блудницей. Питаюсь я сексуальной энергией». АХАХАХА! Кровавая блудница?)) Так вы «эти» дни-то пропускайте)))
«мой отец корейский полководец встретил мою мать в сербских лесах» Что?))
Нет, ну, серьезно, вы же прикалывались, да?)
Спасибо за поднятое настроение. А вообще хочется в конце процитировать автора: «Уныло».
21:45
+1
Дочитал до Лопаньбурга, взоржал, ударился головой и тоже не осилил. Напых нетакойкаквсе девочковости срубил насмерть, как лошадь срубает капля никотина.
Загрузка...
Светлана Ледовская