Нидейла Нэльте

Право на спасение

Право на спасение
Работа №66. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

«Как… Почему… Я ведь Всадница… Как же так получилось?..»

Молодая девушка сидела на земле, не в силах подняться. Она могла только с ужасом смотреть, как со всех сторон к ней приближаются полупрозрачные призраки Рощи мертвых. Древние стражи леса уверенно шли вперед, намереваясь избавиться от ступившего на их земли чужака. А она, опытный не по годам воитель, чьими успехами восхищались даже Великий Инквизитор и Ищущий Знания, сидит на безлюдной поляне, а через несколько минут от подающей надежды Всадницы не останется даже костей… Никогда в жизни не плакавшая, она готова была разрыдаться от осознания собственного бессилия, и только сковавший ее страх останавливал слезы.

Не в силах отвести взгляд, девушка уже видела лицо ближайшего призрака. Сгнившая плоть обнажала белые кости, рот скривился в беззвучном крике, а в глубине глазниц ярко горело холодное синее пламя. Отчего-то девушка не сомневалась – он убьет ее. И никакие силы во всем белом свете не смогут ее спасти. Все с таким усердием заученное мастерство Всадников, даже магия – ничто не сможет остановить переполненного дикой ненавистью призрака, продолжающего и после смерти защищать свой дом.

– Бар-ра!

Боевой клич Железных Легионов прозвучал как гром среди ясного неба. Из кустов, ломая ветки и выхватывая из ножен обломанный почти у самой рукояти меч, выбежал человек. Перепачканная одежда когда-то принадлежала легионеру, спутанные черные волосы и измазанное кровью лицо выдавали в нем северянина. Но что он мог делать здесь, в Роще мертвых, так далеко от ближайшего города или аванпоста Империи?

Тяжело дыша, незнакомец встал прямо перед девушкой, выставив вперед свое бесполезное оружие. Последняя, к своему удивлению, заметила, что его безрассудный прыжок заставил призраков остановиться. Они замерли на месте, словно раздумывая как им теперь поступить, когда между ними и их законной добычей появилось столь неожиданное препятствие. Впрочем, замешательство было недолгим – колыхнувшись на ветру, призраки снова двинулись вперед, неумолимо наступая на двух жалких смертных, дерзнувших вступить в их законные владения.

– Бар-ра! – вновь крикнул незнакомец, ударяя рукоятью меча о несуществующий щит, и делая шаг навстречу призраку.

И те снова остановились в замешательстве. Голубые огоньки их глаз уже не светились холодом и древним гневом, в них проглядывался… страх? Девушка все еще не могла двигаться, но мысли ее постепенно оживали, медленно пробиваясь сквозь пелену ослабевавшего с каждой секундой оцепенения.

– Вставай, чего расселась! – с заметным акцентом прокричал Всаднице человек, яростно глядя на противников.

Но те больше не сомневались. Стоявший прямо перед ними призрак двинулся вперед, поднимая свое оружие для удара. Удара, отразить который у человека не было ни малейшего шанса. Что может сделать жалкий обломок меча против силы, с которой не могла справиться даже Церковь, в годы величайшей своей силы?! Но этот безумец не отступал. Он замахнулся в ответ, словно намереваясь разрубить своего врага, как будто тот состоял из такой же плоти что и он сам, а в руках у него был самый настоящий меч, выкованный в знаменитых кузницах Империи.

Два оружия – призрачная булава и рукоять меча полетели навстречу друг другу. Девушка знала, что она должна что-то сделать. Должна спасти этого человека, выбежавшего сражаться с силами, о которых не имел даже представления. Ей казалось что она наблюдает за этим безнадежным противостоянием целую вечность, хотя, конечно, с того момента как неизвестный выскочил из своего укрытия прошло всего несколько секунд.

Ищущий Знания по праву мог гордиться лучшей своей ученицей. Как и Великий Инквизитор, не устававший напоминать об уготованном ей великом будущем. Слова родились сами. Девушка не выискивала в памяти нужные формы, как это обычно бывало. Она просто знала, что должна сейчас сделать. И сделала это.

Заклинание, в обычной ситуации потребовавшее бы от нее долгой подготовки и тщательно исполненных жестов, сейчас исполнилось легко и просто, словно от нее требовалось зажечь свечу в собственной комнате.

Древний воитель, смотревший только на дерзнувшего встать у него на пути человека, даже не заметил, как его оружие развеялось по ветру, а следом растаял и он сам. Один за другим, окружившие поляну призраки исчезали, не оставив после себя никаких следов, кроме обрывков охватившего девушку ужаса.

Незнакомец пошатнулся и с трудом устоял на ногах, когда его руки прошли сквозь испарившегося врага. Не веря еще что все закончилось, он снова поднял свое оружие и осмотрелся по сторонам. Никого не осталось, призраки покинули их, изгнанные заклинанием девушки. Ненадолго. Скоро они соберутся с силами, и вновь направят свой гнев на чужаков, но у тех появилось время, чтобы убраться из этого гиблого места.

Убедившись, что угроза миновала легионер опустился на землю, и потянулся к висящей на поясе фляге. Немного оправившаяся от встречи с призраками девушка, наконец нашла в себе силы сдвинуться с места. Поднявшись на ноги она нетвердой походкой направилась к мужчине, толком не понимая зачем ей это. Поблагодарить за спасение? Непохоже, чтобы он ждал от нее благодарностей. Тем более, если понял, за кого заступился. Да и само «спасение»… Нет, на что он рассчитывал, выступая против древних призраков Рощи мертвых с обломком меча?!

Окончательно успокоившись и придя в себя, Всадница остановилась в нескольких шагах от незнакомца, продолжавшего сидеть на месте с флягой в руках. Насланный на нее ужас окончательно испарился, и она снова стала собой – могучей воительницей, которой предначертано стать карающим клинком Церкви, несущим мир и справедливость всем жителям этого мира.

– Вот скажи, какой это надо быть идиоткой, чтобы в одиночку сунуться в Рощу мертвых? – нарушил тишину мужчина, убирая флягу. Впрочем, оборачиваться к собеседнице он не спешил.

Это замечание возмутило девушку. Какое он имеет право так говорить с Всадницей? Но еще сильнее ее задевало то, что замечание было абсолютно справедливым.

– Я могла от них отбиться, – заметила она. – А ты чем думал, когда бросился вперед… с этим? – хоть собеседник и не видел ее, девушка кивнула на лежавшее рядом с ним оружие.

– Думал выиграть немного времени, – пожал плечами легионер, поднимаясь на ноги. – А ты, видимо, очень умелая магичка, раз решила посидеть задницей в грязи и рассмотреть этих ребят поближе, да?

– Да как ты.., – начала было девушка, но сразу же замолчала.

Мужчина… да какой там мужчина, парень, едва ли старше нее самой, развернулся и смотрел прямо в лицо Всаднице. И в его карих глазах не было ни капли страха или уважения, которое должны были испытывать все, столкнувшиеся с ей подобными. Было лишь безразличие. Глубокое безразличие человека, потерявшего все во что он верил, и которому больше не к чему стремиться.

– Ты дезертир, – заключила девушка, взяв себя в руки и, наконец, как следует осмотрев одежду парня. С нее были сорваны обязательные нашивки, означающие легион и звание носившего ее человека. А еще разрешилась загадка сломанного меча – меч легионера ломают перед его казнью, демонстрируя что он не имеет больше права его носить.

– И что с того? – пожал плечами бывший легионер. – Свяжешь меня и выдашь Империи? Внутренние дела четырех королевств не касаются Церкви.

– Ты дезертир, – повторила Всадница. – Ты нарушил священную клятву, данную перед ликом Единого…

– Мы не даем клятв вашему богу, – резко и зло перебил ее парень. – Это во-первых. Во-вторых, присяга приносится легиону, Империи и Императору, перед назначением из учебного легиона в боевой, когда легионеру исполняется восемнадцать лет. А мне семнадцать, так что я никому и ни в чем не клялся.

Последнее заявление в очередной раз нанесло удар по самолюбию Всадницы. Они даже ровесниками не были, этот недолегионер на два года младше нее, и настолько пренебрежительное отношение к служителю Церкви было попросту немыслимым.

– Ни капли не удивлена, что тебя намеревались казнить, – хмыкнула девушка, отворачиваясь от собеседника.

– Устрица в той стороне, – донёсся до девушки насмешливый голос парня. – Или ты хочешь зайти ещё глубже в Рощу мёртвых? Не налюбовалась своими поклонниками?

Уши Всадницы вспыхнули, когда она поняла он прав. Успокаиваясь, девушка с достоинством развернулась, и зашагала вперёд. Посмеиваясь, бывший легионер двинулся следом.

Некоторое время пара молча двигалась по лесу. Тишину нарушал лишь шелест листвы, да редкие вскрики птиц. Призраки так и не оправились от нанесённого им удара, и никак не мешали чужакам.

– Почему ты идёшь за мной? – первой не выдержала Всадница.

Парень с удивлением остановился.

– Не за тобой, – пояснил он. – Просто мне тоже нужно в Устрицу.

– А потом? – допытывалась девушка.

– Точно не на север, – бывший легионер безразлично пожал плечами. – Может, направлюсь вглубь Террина, попробую добраться до Докара. Или двину на юг. Султанат умеет ценить хороших солдат.

– Ты не солдат, – презрительно скривила губы девушка, продолжая идти.

– Я был лучшим в нашей когорте, – заметил парень, двигаясь следом.

– И как же так получилось, что «лучший в когорте» был приговорён к смерти, а потом трусливо дезертировал?

– А как получилось, что воспитанница Церкви, могущая одним только желанием сжечь весь этот лес, сидела в грязи и плакала как маленькая девочка?

Всадница не выдержала, резко разворачиваясь, и хватая собеседника за грудки.

– Ещё хоть одно слово…

Договорить её не дали. Парень одним движением избавился от стальной, как думала девушка, хватки, а затем опрокинул её на землю, прижимая к горлу обломок меча.

Несколько секунд они лежали неподвижно. Ошарашенная Всадница, и не скрывающий весёлой усмешки бывший легионер. Наконец, он поднялся, протягивая ей руку.

– У нас рассказывают, что один воин Церкви может одолеть целую армию. Но ты не очень похожа на воина.

Девушка со злостью отбросила предложенную руку, поднимаясь с земли.

– Ты застал меня врасплох. Это было подло.

Парень явно хотел что-то ответить, но сдержался, вместо этого шутливо кланяясь собеседнице:

– Я Терос. Терос Регил.

Всадница хмыкнула, отряхиваясь от налипшей к её одежде грязи. Но прежде чем продолжить путь, она всё же повернулась к спутнику:

– Елена.

***

Устрица была довольно-таки крупным портовым городом. Единственным, по эту сторону Терринского моря, способным принимать корабли из Железной Империи или Королевства Аскин. Никто не знал почему, но несмотря на наличие множество удобных мест на всём берегу Террина, попытка пристать к нему в другом месте заканчивалась неизбежным кораблекрушением. В шутку говорили, что это древние духи моря продолжают защищать вольный люд Террина от захватчиков с востока и севера, не позволяя им высадиться нигде, кроме как в Устрице.

Само собой, это был единственный торговый город на побережье, который широкой рукой забирался в карманы торговцев со всех сторон света, не имевших иного способа пересечь проклятое море. И, разумеется, здесь всегда кипела жизнь.

Терос и Елена прибыли в город незадолго после рассвета. Ленивая стража у ворот не спросила их документов, спокойно пропустив их вместе с десятками такими же бродягами. Улицы были полны загруженных доверху повозок, бродячих артистов и вороватых личностей, кутающихся в тёмные плащи. Со стороны порта доносился солёный запах моря, а многочисленные постоялые дворы источали ароматы пищи.

Легионер скривился, хватаясь за вдруг заурчавший живот. Всадница с интересом обернулась к спутнику.

– Я почти месяц не ел ничего нормального, – пояснил тот.

Девушка рассмеялась. Всю дорогу парень продолжал строить из себя мужественного воина, никак не жалуясь на усталость и лишь пару раз приложившись к своей фляге, которую он пополнил у случайного ручья. А теперь, когда выяснилось, что он голоден, маска сразу же слетела с его лица.

– Церковь милосердна к страждущим, – осмеявшись, сказала Елена. – Идём.

Первым же трактиром на их пути оказалось заведение под названием «Морская пучина». Одно из наиболее уважаемых и известных в Устрице.

«Морская пучина» встретила своих гостей шумом, огнем и запахом хорошо прожаренного мяса. Набитый битком зал с трудом вмещал возвращающихся домой после долгого плавания матросов, зашедших на огонек торговцев и просто путешественников, выбирающихся из лесов Террина, или же направляющихся в их глубь.

Посреди всего этого царствовала хозяйка трактира, весьма крупная женщина, на удивление ловко маневрировавшая среди плотно расставленных столов, успевающая уделить внимание каждому гостю, и отдавать распоряжение носящимся по всему залу разносчицам.

Едва заметив новых посетителей, как владелица заведения тут же оказалась рядом с ними, источая дружелюбие и гостеприимство.

– Добро пожаловать в «Морскую пучину»! – мягко взяв Елену под локоть, женщина провела их к чудом освободившемуся столику. – Я Хильда, хозяйка «Морской пучины». Чем могу быть полезна таким уважаемым гостям, проделавшим такой долгой путь?

– Велите подать горячего мне и моему другу, – девушка вытащила из-под куртки медальон в виде объятого пламенем меча. – И приготовьте нам две комнаты.

– Мы чтим старые соглашения, – кивнула Хильда, разворачиваясь в сторону кухни. – Две порции самого лучшего, быстро! – раздался её громогласный голос, заставивший Всадницу вздрогнуть. – Чувствуйте себя как дома, – снова обратилась хозяйка к гостям, прежде чем покинуть их.

– Не нравится мне это место, – признался Тероя, когда хозяйка покинула их.

– Что, в бараках никогда не бывает так оживлённо? – улыбнулась Елена.

Парень покачал головой.

– Не в этом дело. Этот трактир… он как будто прячем что-то.

– Трупы несчастных бедолаг, из которых они пекут свои пироги? – продолжила подшучивать над ним девушка.

Легионер только тяжело вздохнул, внимательно оглядывая зал. «Морская пучина» ничем не отличалась от сотен таких же заведений, разбросанных по всему миру. Но его всё равно настораживало то странное спокойствие, с каким моряки за соседним столом уплетали свой завтрак. То, как плавно и уверенно разносчицы маневрируют между столами, ни разу не позволив себе опрокинуть подносы с едой и напитками. Наконец, он нашёл то, что искал. Вернее, не нашёл того, что должен был найти.

– У них нет вышибал, – сказал он, после того как им принесли еду.

– Ну и что? – Елена безразлично пожала плечами. – Видимо у трактира хорошая репутация.

– Репутация не спасает от пьяниц и бандитов, – Терос взялся за нож, но не спешил начинать есть.

– Слушай, – Всадницу начало раздражать поведение её спутника. – Здесь не Империя. Это Террин. Ты ведь и бежал сюда потому, что здесь тебя никто искать не будет. А даже если будут, чёрта с два тебя тут кто найдёт. Так что успокойся и ешь, пока не остыло.

С едой пара расправилась в тишине, лишь раз заверив подошедшую разносчицу, что им ничего больше не нужно. Оставив им ключи от комнат, она удалилась.

Елена уже думала была спокойно уйти отдыхать, когда заметила, что Терос с подозрением косится на дверь кухни. Девушка положила руку ему на плечо и крепка сжала, заставив парня скривиться от боли.

– Не знаю, что ты там задумал, но выбросить это из головы, – едва слышно сказала она. – Хоть я и всё ещё не прошла Испытания, но это не значит, что я буду сквозь пальцы смотреть на злостное нарушение законов.

– Тогда чего ты меня Империи не выдашь? – так же тихо ответил Терос.

– Не люблю быть в долгах, – после короткой заминки призналась Всадница. – Но только что этот долг закрылся, и больше их у меня перед тобой нет. Так что не советую рисковать.

Отпустив парня, Елена забрала свой ключ и направилась к лестнице. Найти нужную комнату оказалось не сложно. Дверь с изображённой на ней мордой дракона оказалась последней по коридору, и, девушка знала это даже не заходя внутрь, была самой большой и комфортной из всех. «Всё же, в бытии служителем Церкви были свои однозначные плюсы,» – подумала она, разглядывая богатое убранство. – «У Тероса комната наверняка намного меньше».

***

Всадница проснулась глубокой ночью, от доносящихся снизу громогласных криков. Голос хозяйки было трудно не узнать, но на кого она кричит было непонятно. Чувствуя неладное, Елена быстро оделась и покинула комнату, спускаясь в общий зал.

Терос извивался в могучих руках Хильды, тщетно пытаясь освободиться от её мёртвой хватки. Зал был пуст, но кроме этих двоих тут были несколько разносчиц, одетых только в лёгкие ночные платья. Девушка тяжело вздохнула, примерно догадываясь о произошедшем.

– Грязный паразит! – тем временем распылялась хозяйка. – Глаза бы тебе повыдирать за такие выходки, да и того будет мало!

– Госпожа Хильда, – перекричать женщину было непосильной задачей, но каким-то чудом та услышала тихий голос Всадницы, и на секунду перестала трясти несчастного Тероса. – Могу я поинтересоваться, что здесь произошло?

– Можете, – хозяйка обернулась к парню. – Может ведь твоя подруга поинтересоваться, что такого тут произошло, верно?

Легионер застонал, когда Хильда в очередной раз дёрнула его на руку, но всё же нашёл в себе силы ответить.

– Я увидел днём, как через заднюю дверь заносят какие-то бочки. Подошёл – внутри морская вода. Заносят на кухню, потом выносят уже пустые. Захотел узнать, куда её дели.

– Ну, узнал? Узнал, я тебя спрашиваю?! – женщина снова затрясла парня.

Елена тяжело вздохнула, закрывая лицо руками.

– Госпожа Хильда, мой… друг прошёл через нелёгкие испытания, и потому несколько мнителен ко всему, что кажется ему странным. Прошу, простите его глупость. Больше он вас не побеспокоит, даю вам слово.

Хозяйка трактира набрала в грудь воздуха, чтобы обрушить на Тероса очередной поток брани, но только шумно выдохнула. Обернувшись к своим работницам, она заметила, что те со смехом перешёптываются, глядя на беззащитного парня.

– Благодари Единого, что послал тебе такую понимающую подругу, мальчик, – женщина толкнула парня вперёд, отпуская его. – Но им же клянусь, если ты дашь мне хоть один повод…

– Никаких больше поводов, госпожа Хильда, – Всадница не дала ей договорить, хватая Тероса за руку, и увлекая за собой наверх. – Благодарю вас за понимание, и желаю вам спокойной ночи.

Не позволяя легионеру ничего сказать, Елена протащила его следом за собой по коридору, и затолкала в свою комнату.

– Ты вообще из ума выжил?! – обернулась она к нему, закрыв двери. – Или у вас в Империи считается нормальным подглядывать за купающимися девушками?

– Это не девушки, – без капли смущения сказал Терос.

– Да? Кто же тогда? – Всадница вскинула руки в притворном изумлении.

– Наяды, – коротко ответил парень

– Кто? – не поняла его собеседница.

– Наяды, – терпеливо повторил легионер. – Духи воды. У них на кухне есть спуск в погреб, – принялся объяснять он. – В погребе ничего интересного, кроме секретной двери за шкафами. За ней – подземная купель, куда и слили всю морскую воду. Но там не было никого, когда я вошёл. Абсолютно пустая комната с огромной купелью на всю её длину. Я начал осматриваться, в поисках ещё каких-нибудь секретов, когда эти «девушки» начали выходить их воды. Настоящие духи, которые приняли образ людей, только окончательно выйдя на сушу. Я хотел было убежать, но у входа меня поймала Хильда, и выволокла в зал.

Обречённо вздохнув, Елена опустилась на кровать.

– Единый, ну почему из всех северян на всём севере, мне достался самый глупый из них? – рассмеялась она.

– Ты мне не веришь, – спокойно кивнул Терос.

– Разумеется, я тебе не верю! – Всаднику скрутил новый приступ смеха. – Это же надо было придумать – Наяды, духи воды! Церковь давно истребила всех духов Террина, неужели в легионах этому не учат?

– Нас учат, что Церковь истребила наших богов, – жёстко ответил парень.

В комнате повисла мёртвая тишина. Девушка больше не смеялась, хладнокровно глядя на стоящего перед ней человека. Терос тоже молча, так же спокойно глядя в ответ.

– Ложные боги были причиной бесконечных войн, которые вели наши предки, – медленно начала говорить Елена. – Зейрак, исполнявший волю Единого, искоренил эти языческие верования, и показал, что существует только один истинный бог. И что под его началом…

– Можно творить любые преступления, если заявить, что исполняешь его волю, – зло перебил её легионер.

– За что тебя приговорили к смерти? – наконец спросила Всадница.

– Избил старшего по званию, – неожиданно легко ответил парень. – На глазах у всей когорты.

– И почему ты его избил? – не успокаивалась девушка.

– Он приговорил моего друга к двумстам ударам. Свалил на него вину за собственные ошибки, допущенные в учебном бою, – так же просто ответил её собеседник. – Он и раньше давал немало поводов себя не любить, но это стало последней каплей для меня.

– Тебя обвинили за то, что ты поступил по совести, – заключила Елена.

– Называй как хочешь, – легионер отвернулся. – Но в Империи за такое преступление есть только одно наказание. И раз уж мне всё равно предстоит потерять в голову, я хочу сделать это в бою, а не от рук палача на плахе.

– Ты бы мог оказаться на ней этим утром, – заметила девушка. – Госпоже Хильде было достаточно сдать тебя местной страже, и утром бы тебя повесили. Просто пообещай мне, что пока мы в городе, ты больше не сделаешь ничего столь же глупого.

– Я уеду на рассвете, – пожал плечами Терос.

– Что?

– Когда ты ушла, я заметил группу торговцев из Султаната, – объяснил парень. – Поговорил с ними, и они согласились взять меня с собой. Они отбывают рано утром.

– Что же, хорошо, – кивнула Всадница. – Постарайся хотя бы им ничем не насолить.

– Это будет не сложно, – легионер шагнул к двери. – Доброй ночи.

***

Следующие несколько дней Елена провела в городе. Она гуляла по Устрице, без особого на то смысла. Засиживалась в трактире до позднего вечера, наблюдая за посетителями. Каждый раз она хотела отправиться дальше в путь, но каждый раз снова откладывала выход до следующего дня. В какой-то момент девушка поняла, что она чего-то ждёт. Что-то должно было вот-вот произойти, но никак не происходило.

Хозяйка «Морской пучины» никак не напоминала Всаднице о ночном происшествии. Как и работницы трактира, с которыми она иногда пересекалась взглядами.

Очередной день, спустя неделю после отплытия Тероса, начался как обычно. Елена спустилась в зал, и попросила принести ей завтрак. Она сразу заметила отсутствие хозяйки, но и без неё работницы справлялись с делами на удивление хорошо.

Снова побродив по городу, она заглянула в несколько магазинов, но, как и раньше, ничего не брала. Вернувшись в трактир, девушка поужинала, снова засидевшись до позднего вечера, когда последние посетители покинули заведение.

Всадница встала из-за стола, с твёрдым намерением прекратить этот балаган, и следующим утром отправиться в дорогу. Но стоило ей сделать первый шаг в направлении лестницы, как двери трактира с грохотом распахнулись.

Но пороге стояла Хильда. Привычно позвав на помощь своих работниц, она втащила внутрь безжизненное тело насквозь промокшего Тероса.

– Ирма, срочно приготовь мою комнату, – хозяйка не стала утруждать себя объяснениями, сразу принявшись раздавать указания. – Таня, закрывай «Морскую пучину». Ника, принеси из погреба три большие чашки.

Девушки разбежались в разные стороны, а женщина двинулась к лестнице, казалось, никак не заметив шокированную Елену. Лишь проходя мимо неё, Хильда повернулась к гостье.

– Не умеет твой друг не вливать в неприятности. Совсем не умеет.

Хозяйка трактира вошла в свою комнату, осторожно положив Тероса на широкую кровать. Подошедшая Всадница ужаснулась. Всё тело парня покрывали свежие раны, из которых шла кровь. Смешиваясь с водой, пропитавшей всю его одежду, она стекала на белые простыни, но Хильду это совершенно не волновало.

– НИКА! – взревела она, и в дверях, словно ожидая этой команды, оказалась девушка.

Войдя в комнату, она поставила три огромные чаши на стол с другой стороны кровати, и с жалостью взглянула на Тероса.

– Он не дышит, – вдруг поняла Елена.

Действительно, грудь парня была абсолютно неподвижна. Но хозяйка трактира явно не желала с этим мириться:

– У меня задышит. Сейчас у меня этот дурачок так задышит, что мало не покажется.

Закатав рукава, женщина положила руки на лоб и грудь легионера. Она не произнесла ни слова, но Всадница вдруг почувствовала огромную силу, исходящую от Хильды. Она даже отступила назад, пытаясь устоять перед ней.

Всего несколько секунд целительства, и раны Тероса затянулись. Его рот открылся, и него сама собой начала выходить вода, которая направилась прямиком в принесённые Никой чаши. Когда последние её капли покинули тело парня, он тяжело закашлялся, отчаянно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха.

– Ну ты погляди на него! – возмутилась Хильда. – Бравый легионер Железной Империи! А головой думать вообще не умеет! – женщина без стеснения ударила парня по лбу. – Это ж надо было додуматься, посреди чистого моря бучу затевать!

– Где… кха… остальные? – едва сумел выдавить из себя Терос.

– Прибились к берегу, спасибо лесу, – всё с тем же возмущением в голосе ответила женщина. – Все целохонькие, ты не переживай. Один ты тут полмёртвый лежишь.

– Аррасцы?

– Потонули, – на этот раз Хильда усмехнулась. – Ты их и сам неплохо отделал, но я уж постаралась, чтобы никто из этих негодяев никогда не поднялся с морского дна.

– Что здесь происходит?! – наконец пришла в себя Елена.

Хозяйка «Морской пучины» с удивлением оглянулась на Всадницу. Но удивило её не то, что девушка стояла рядом, а то, что она всё ещё ничего не поняла. С доброй улыбкой повернувшись к потерявшему сознание Теросу, она принялась объяснять:

– Торговцы эти, с которыми твой друг уплыл, рабовладельцами оказались. Приплыли в Террин, якобы продавать свои товары. Ну и продали. А на обратном пути поймали с десяток случайных бедолаг, сковали, да и протащили на свой корабль, пока никто не видел. А мальчишка этот и впрямь мнительный. Уж не знаю, как, но выяснил что на корабле везут рабов. Освободил их, а потом принялся драться со всей охраной что была у тех торговцев, пока освобождённые спасались на шлюпке. Сам, конечно, сбежать уже не мог, но и корабль умудрился повредить так, чтобы развернуться было нельзя. А потом, со всеми своими ранами, сиганул за борт. Тут то мне и рассказали, что в море какой-то бедолага тонет. А я, как знала, что это твой дружок, решила проверить. Нашла его, передала подругам, чтобы до Устрицы донесли, а я как с кораблём закончила, так догнала их.

– Так… так вы., – запинаясь заговорила Елена.

– Хозяйка морской пучины, – кивнула Хильда.

– Нет, я имею ввиду, что вы…

– Хозяйка морской пучины, – медленнее повторила женщина. – Терринское море – мой дом. И никто не плавает по нему, без моего разрешения. И уж точно никто не утонет в нём, если я так захочу.

– Значит Терос…

– Видел то, что он видел, – кивнул владычица моря. – Ох, как я хотела бросить его в свои владения, когда поняла, что он увидел моих девочек, – призналась она. – Клянусь лесом, любого бы швырнула туда без раздумий. Но не при Всаднице же! – рассмеялась Хильда.

– Тогда почему вы раскрыли себя сейчас? – не поняла Елена.

– Девочкам он моим понравится, – рассмеялась Хильда. – Позволь я ему утонуть, и они бы мне все уши прожужжали о том, какой он был милашка, да? – она с притворной злобой погрозила стоящим у двери работницам.

– Ну всё, – женщина отошла от кровати, и принялась выталкивать Елену за дверь. – Ему нужен покой, и тебе тоже стоит отдохнуть, девочка. Давай к себе.

***

Терос не помнил, когда в последний раз он просыпался по-настоящему отдохнувшим. С малых лет приученный к изнуряющим тренировкам, он каждое утро чувствовал ломоту во всём теле. Несколько месяцев изгнания тоже не особенно баловали бывшего легионера. Сон в полглаза на голой земле, постоянное недоедание и попытки держать себя в хорошей форме, всё это тоже не способствовало полноценному отдыху.

Но сейчас он проснулся так, словно заново родился. В голове тут же вспыхнули события прошлого дня. Плавание, вызволение рабов, бой… и глубокая темнота, из которой вынырнуло лицо Хильды.

Парень повернул голову, но вместо хозяйки трактира увидел рядом с собой слишком спокойное лицо Елены.

– Привет, – сказал он.

– Привет, – ответила девушка.

– Давно ты тут сидишь?

– Недолго, – пожала плечами Всадница. – Пришла как проснулась, а сейчас всё ещё утро.

– Понятно.

На несколько секунд в комнате воцарилась тишина. Снизу доносился шум трактира, в котором явственно угадывался голос хозяйки, но никто не мешал этой паре.

– Ты сильно разочаровался, когда узнал, что я из Церкви? – первой заговорила девушка.

– Это было очевидно, – усмехнулся Терос. Заметив непонимание в глазах собеседницы, он добавил. – Ты давно себя в зеркале видела? Думаю, даже слепой бы сказал наверняка, что ты из Церкви.

– Тогда почему ты помог мне в Роще мёртвых? Ты ведь ненавидишь Церковь и Всадников.

– Какая разница, кто ты? – парень сел. – Ты была в беде, тебе нужна была помощь. Помогать людям, это первое, чему меня научили в легионе.

– Но я – твой враг, – нахмурилась Елена.

– Каждый имеет право на спасение, – без тени улыбки ответил Терос. – Куда ты? – спросил он, когда девушка подяналсь.

– Госпожа Хильда обещала кое-чему меня научить, – остановившись, ответила Елена. – Но сначала я должна закончить Испытание.

– Найти своего дракона? – парень улыбнулся.

Всадница не ответила, закрывая за собой дверь. Никто, кроме хозяйки «Морской пучины» не видел, как она покинула трактир.

Поздно вечером, когда Ника принесла ужин Теросу, она обнаружила только пустую кровать. Но известие о бегстве раненого парня только развеселило Хильду.

– Как будто этот дурак мог поступить иначе, – сказала она девушке, отсмеявшись. – Их пути ещё пересекутся, вот увидишь. Но ни один из уже не будет этому рад, – закончила она с глубокой печалью в голосе.

0
17:06
345
20:43
+2
Террос и всадница Елена история о супергероях и благородстве. Спокойное повествование, не замысловатый текст. История прочитана. Спасибо автору. Ставлю+
Bluetooth
19:26
+2
Третьесортное эпигонство под Перумова. Похоже на главу из какого-то фентези. Он – блааародный пааладин, она – аааатважнааая кааалдунья. Готовый набор классов для бюджетной компьютерной игры.

Читателя грузят абсолютно неважными подробностями выдуманного мира – какие-то королевства, Древние боги, Зейрак, исполнявший волю Единого… При этом, нормального сюжета нет. Блаааародный паааладин помог ааааатвааажной кааалдунье отбиться от нежити, потом они дошли до города с кабаком, а в кабаке работают духи воды. Ого! Потом пааааладин сел на корабль и уплыл. Но так как он очень смелый и очень умный, то решил напасть на команду корабля, чтобы освободить рабов. В открытом море.

Блаааародный пааааладин почти умер, но раскрытые им в кабаке духи воды смогли его оживить. Вы получили левел ап и два очка способностей, поздравляю!
/подписался/
12:20
Вполне хорошее фэнтези о супергероях. Во всяком случае, читать легко и интересно. Возможно, что-то кажется нереалистичным и не особо логичным, но рассказ имеет место быть.
Империум