Илона Левина

Бутылочное горлышко

Бутылочное горлышко
Работа №67

«…И вышли элеоты из темноты и увидели Высокие Холмы. Было их малое число, а силы на исходе. И возрадовались они и восхвалили богов, ибо было это место подобно раю и дарило счастье всякому, кто мог его узреть. Тогда поняли элеоты, что закончились их блуждания по жестокой земле и нашли они свою новую Родину. И прогнали элеоты врагов своих и воздвигли на Холмах первый великий град Элегрон…»

***

– Подумай хорошенько. А ты уверен, что ты всё обдумал как следует? – мама волновалась и тревожилась, и ей не удавалось это скрыть. Её одолевали разумные сомнения и страхи.

– Мамуля, мы же говорили об этом уже не раз, – Серг улыбнулся ласково и чуть покровительственно. Ох уж эта мама с её вечными страхами и сомнениями, присущими городскому жителю. – Всё спланировано и подготовлено просто идеально. Эта колония само совершенство. Там будет абсолютно всё, что только может понадобиться жителям. Всё.

– А если ты простудишься? – мама не собиралась отступать так просто.

– Самые совершенные медицинские боксы, оборудованные лучшим регенерирующим и реанимирующим оборудованием, – он слегка похлопал её по руке. – Они не дадут нам шансов даже на насморк. Мы будем лишены такой чести.

Он весело рассмеялся, и мама вымученно улыбнулась. Серга переполняла огромная радость от того, что его кандидатуру в итоге приняли даже несмотря на ряд минусов. А ведь поначалу и он, и остальные родственники сильно сомневались, что ему удастся пробиться в число колонистов. С такими-то низкими школьными оценками.

Он подал заявление чисто случайно, за компанию с лучшим другом Натолом. Но Натола отсеяли на втором круге, а фамилия Серга всё поднималась и поднималась в списках, чтобы в итоге оказаться в числе пятидесяти лучших. Он просочился сквозь все фильтры и сита. Назло тем, кто в него не верил. И на радость тем, кто всегда находил слова поддержки.

– А если ты сломаешь ногу? – мама всё не успокаивалась.

– Две минуты в боксе регенерации и нога будет целее прежнего.

– А если на тебя нападёт дикий хищник? Это же дикая планета! Там просто обязаны быть какие-то хищники!

Серг заметил, что мамины руки дрожат, и его сердце сжалось от боли. Ему так не хотелось огорчать её. Но и сидеть дома до самой старости он не собирался! Его душа жаждала приключений и борьбы! Пусть даже эта борьба и будет рафинированной вознёй под защитой роботов и всех остальных самых совершенных технологий человечества. Но это всё равно в сто раз интереснее жизни в благоустроенном Великом Элегроне, где никогда не происходит ничего выходящего за рамки обыденности. Тут полностью исключён элемент случайности. А он так мечтал о проблемах и лишениях, которые можно будет с блеском преодолеть.

– Никакой хищник не сможет ничего противопоставить нашему оружию. Ты же была на стрельбах, ты видела, как я стреляю. Я лучший в группе! Ни один хищник не сможет навредить мне. А даже если так и случится – на помощь всегда придут медицинские роботы. Ведь ты же сама их проектировала в своё время. Ты же знаешь, какие чудеса они могут творить с человеческим телом.

Мама тяжело вздохнула, он быстро подошёл к ней и крепко обнял.

– Я всегда буду на связи, – пробормотал он в седую макушку. – А через год, когда мы там всё обустроим, ты даже сможешь прилететь ко мне в гости. Дрей уже оплатил твой билет на космолёт, ты же знаешь…

– Знаю, – кивнула она и шмыгнула носом. – А какой там климат?

– Почти как у нас. Идеальнее места невозможно представить, – Серг принялся увлечённо рассказывать, вспоминая данные из доклада поисковой галактической группы. – Такая же смена времён года. День короче всего на шесть минут. Вспомни фотографии – какая там сочная зелёная трава, какие обширные луга, шелестящие под свежим ветром, наполненным кислородом. Нам тут такой уровень кислорода и не снился. Как будто мёдом дышишь. И совершенно неагрессивная фауна. Много перспективных видов, которые будто созданы для одомашнивания. И растительность подходит для нас, никаких ядов и смертельных соединений. Поисковики перерыли половину галактики в поисках этого рая.

– Рая… – мама грустно вздохнула, гладя его по руке. – Любой рай имеет и оборотную сторону… А если они что-нибудь не учли? А если что-нибудь просмотрели?..

– Они проанализировали всё, что только можно подвергнуть анализу, – он упрямо гнул своё. – Элегрон-два станет новой страницей в нашей великой истории.

– Обещай, что будешь регулярно есть и не ходить в мокрой обуви, – строго сказала мама, сдаваясь, и Серг облегчённо улыбнулся.

– Кухонные роботы не будут успевать печатать мне еду – так часто я буду есть, – засмеялся он, и мама тоже не выдержала и хихикнула. – И реактор надо будет запустить на усиленный режим, потому что все отопительные батареи в колонии будут завешаны моими слегка увлажнившимися носочками.

– Клоун, – мама отстранилась и шутливо шлёпнула его по лбу. – Клоун и балагур. Впрочем, женщины любят таких.

– Там будут только серьёзные, образованные и очень умные женщины, – Серг широко улыбнулся. – А я школу еле закончил. Они на меня и не посмотрят.

– Какой же ты ещё ребёнок… – мама вздохнула, глядя на него с любовью. – Скоро ты поймёшь, что женщины любят в мужчинах совсем не это…

– Ну, это у меня тоже есть… – хохотнул он.

– Пошляк! При маме! – она снова хлопнула его по лбу, на этот раз гораздо сильнее. – Весь в отца. Тот тоже любил шутить на грани.

– Ну, плоть от плоти… – Серг посмотрел на неё пытливо. – Так что, я подписываю документы?

– Подписывай, – вздохнула мама. – Но когда я прилечу, чтобы меня ждала лучшая обзорная экскурсия и лучшие сувениры! И если только узнаю, что ходил с мокрыми ногами…

– То прилюдно меня можешь выпороть… – засмеялся он и направился в прихожую.

Мама смотрела ему вслед и с трудом сдерживала слёзы…

***

«…Были искусны элеоты в строительстве и воздвигли белокаменную крепость такую высокую, что с верхушек башен были видны все Высокие Холмы и Плодородные Долины. И воцарились они на земле этой и повели спор с нечистыми врагами. Многие войны сотрясали землю, и не было элеотам покоя и мира, ибо враги всё не желали успокоиться и хотели погубить Первый Элегрон. Но ни один враг не смог покорить белую крепость, не смог одолеть великую храбрость и силу элеотов, коих защищали боги и правда. Словно смрадное море разбивались враги о скалу, и разили элеоты их из-за неприступных стен и всё глубже пускали корни в благодатные земли…»

***

– Итак, Илей, ты прочитал вчерашнее задание? – строго поинтересовалась учительница.

– Да, – соврал он и украдкой посмотрел на часы.

– Расскажи нам об эпохе становления Первого Элегрона.

– Первые элеоты вышли к Высоким Холмам… тысячу шестьсот лет назад… – начал Илей, напрягая память. Ведь отец рассказывал ему что-то такое. – Они появились внезапно, и все местные племена были для них врагами… Э-э-э… Они были против всех.

– Илей, тебе должно быть стыдно! – возмутилась учительница, вставая из-за стола и выходя к большому экрану, на котором демонстрировалась карта материка в эпоху Первого Элегрона. – Как ты можешь считать себя достойным гражданином империи, если ты не знаешь собственной истории?! Какое будущее ожидает тебя, если ты не чувствуешь связи с нашими корнями?! Почему ты не подготовился?

– Отец сегодня отправляется на задание, – выдавил из себя Илей, и в классе стало очень тихо. – Я хотел побыть с ним вчера…

Учительница резко переменилась в лице и громко сглотнула. Она прижала руки к груди и посмотрела на него с жалостью.

– Я… я понимаю тебя… – она мучительно подыскивала правильные слова. – Но твой отец герой… Как и все остальные солдаты империи, которые сражаются с ним бок о бок, чтобы поразить наших врагов и обеспечить нам мирное и безбедное будущее на просторах Галактики… Я понимаю твою причину. Но она тебя не извиняет. Ты должен был подготовиться. Как звучит первая строка нашего гимна?

– «Никакой пощады ни себе, ни врагу…», – процитировал Илей сдавленным голосом.

Он и сам знал, что позволил себе лишнего, проигнорировав домашнюю работу по заданному материалу. Но ему ведь так хотелось побыть с папой! Ведь неизвестно, вернётся ли он назад!

– Правильно. Мы не должны щадить врага. Но больше всего мы не должны щадить себя. Потому что лень и праздность это прямой путь к поражению и гибели. Разве наши предки ленились, когда строили Элегрон снова и снова? Разве они опускали руки и заливались слезами?

– Нет, – пробурчал Илей, опустив голову и разглядывая пальцы, перемазанные краской, которой он покрывал крылья самолётика на уроке рукоделия. Ему было очень стыдно.

– Садись и слушай внимательно, – велела она, пряча за строгостью сочувствие. – Итак, первые элеоты вышли к Высоким Холмам тысячу шестьсот лет назад. Никто не знает, откуда они появились и с кем были в родстве. До сих пор наука доподлинно не установила, из каких мест планеты происходят наши предки. Они не походили на остальных жителей Плодородных Долин – высокие и светлокожие, сильные и смелые, они разительно отличались от местных коротконогих кочевников. Место слияния трёх рек у Высоких Холмов так понравилось элеотам, что они решили прекратить свои блуждания по земле и поселиться здесь. На одном из холмов они основали первое постоянное поселение.

Учительница подошла к окну и вытянула руку.

– Именно сюда пришли после долгих мытарств и страданий первые элеоты. И решили остаться здесь. Но задача у них была нелёгкая. По долинам и холмам кочевали воинственные племена, которые не хотели с этим смириться. Мадо́, скажи нам, почему кочевники были так враждебно настроены?

– Потому что их примитивная религия рассматривала города как противные их богам явления, – с готовностью ответила отличница.

– Правильно, Мадо, сам факт существования городов противоречил их взглядам на мир и его устройство. И они, конечно же, захотели разрушить первое деревянное поселение. Но…

Учительница театрально подняла вверх указательный палец.

– Но элеоты были не робкого десятка. Да, их было очень мало и они очень устали. Но они знали, что если они не будут бороться, то так и исчезнут в тёмных глубинах истории. И от них не останется и следа. И они принялись бороться. Элеоты сразу показали враждебным народам Плодородных Долин, что каждый из них стоит сотни врагов и что их невозможно одолеть. Храбрые искусные воины, обладающие нечеловеческой силой и безмерной отвагой – они успешно отразили нападения и воинственных аргейцев, и свирепых морголодов, и даже властных горцев берлундов, которые как раз собирались перейти к оседлому образу жизни и только начали образовывать своё государство. Элеоты быстро и без потерь победили всех захватчиков, заставив их в страхе обратиться в бегство…

– А сколько первых элеотов пришли на эту землю? – спросила Эогло.

– Наука не может установить это совершенно точно. Но на сегодня известно, что их было всего несколько десятков. Именно поэтому все мы являемся не просто одним народом. Мы что?

– Мы все являемся далёкими родственниками, – закончила Мадо.

– Верно, ребята. Учитывая, что мы все произошли от пары десятков человек, у нас с вами очень близкие гены. Вот почему мы должны беречь друг друга! Помогать друг другу! Ведь только если мы будем стоять плечом к плечу, только тогда наша славная история не закончится никогда!

***

«…И возрос вокруг белой крепости громадный град Элегрон. И не было в нём конца чудесам и красотам, которые только могли создать руки и глаза. И восславили элеоты могучий и великий град Элегрон на весь мир. Башни его протыкали небо, сады и поля ломились от плодов, а самим элеотам не было числа. Победили они всех ближних врагов своих и повели сильной рукой к свету. Стал Элегрон так велик, что многих дней не хватило бы, чтобы осмотреть его чудеса. Слава о великом Элегроне пошла по всей земле и не было на ней ни одного человека, который не знал бы о сем великом граде. Но оставались ещё враги, которые жаждали покорить элеотов и похитить все их сокровища и науки. И дабы оградить город от нападок соседей, повелел главный элеот возвести по краям Плодородных Долин шесть оборонных крепостей. И словно верные надёжные замки́ заперли крепости Плодородные Долины и не давали ни одному врагу осквернить сию святую землю…»

***

– Мне это очень не нравится, – Ветана хмурилась и нервно сжимала руки. Ей очень хотелось заплакать, но она знала, что мужа это только разозлит.

– Совершенно неважно, нравится это тебе или нет, – строго ответил Дрей. – Это задание государства и Народного Совета. Я должен лететь.

– Но это же опасно! – воскликнула она.

– Разумеется. Идёт война, – Дрей подошёл к жене и положил руку ей на плечо. – Матонги очень долго мучили наши колонии в пятом секторе галактики. Нападали на грузовые караваны и пассажирские лайнеры. Уничтожали базы и станции. Убивали наших граждан. Наших братьев и сестёр. Они делали это непростительно долго. Но теперь мы набрали достаточно сил, чтобы одолеть их. И мы не можем медлить. Мы совершим удар по их главной планете.

– Неужели тебе обязательно самому принимать участие в битве? – она еле сдерживалась, чтобы не заплакать.

– Ветана! – воскликнул он в гневе, его глаза потемнели. – Не смей больше никогда говорить такое! Я командую ротой! И я обязан вести своих солдат в бой! Я обязан показать им эталон храбрости и доблести! Неужели ты предлагаешь мне трусливо спрятаться за их спинами?! Какой пример я подам Илею и остальным нашим детям?!

– Я просто хочу, чтобы ты вернулся живым, – еле слышно прошептала она, склоняя голову и роняя слёзы на колени.

Дрей шумно выдохнул и неодобрительно покачал головой. Он осуждающе смотрел на плачущую жену.

– Ты должна быть стойкой и сильной, – велел он. – Каков бы ни был исход этой битвы, ты должна принять его с гордостью и смирением. Мы все делаем общее дело, великое дело. Наш мирный народ снова в беде. Всю нашу историю мы вынуждены защищаться от народов и цивилизаций, которые желали погубить нас, разграбить наши материальные и духовные сокровища и стереть нас с лица земли. Матонги угрожают нам. Мы должны защитить наших детей и престарелых родителей.

– Я всё понимаю… – еле слышно ответила Ветана, испытывая жгучий стыд за свои слова, за проявление недостойной слабости. – Просто будь осторожен…

– Я обещаю, что сделаю всё возможное, чтобы и я, и мои ребята вернулись к своим семьям, – он слегка сбавил тон, видя, что жена взяла себя в руки и почти успокоилась. – Потому что меньше всего я хочу причинить горе своим братьям и сёстрам… Для меня подобное просто недопустимо. Мы все одна семья.

– Одна семья, – Ветана согласно кивнула, вытирая слёзы.

***

«…В тысячный год со дня основания Первого Элегрона элеоты воцарились по всей земле. Стали элеоты самым великим народом и никого не боялись. Надёжно охраняли пограничные крепости родную землю, и ни один враг не мог пройти мимо них незамеченным. Думали элеоты, что непобедимы. Но пришёл враг откуда не ждали. Глубокой ночью появился он на улицах Элегрона и учинил великие убийства и бесчинства. Прошёл незамеченным через всю землю элеотов и проник в самое сердце. И был враг столь силён и неуязвим, что поверг всех доблестных воинов и обратил город в прах. Горели дворцы и сады, рушились мосты и дома – ничего не пожалел враг. И никого не пожалел враг, ни стариков, ни детей малых. Усеяны были горящие улицы телами элеотов, и чёрный дым закрыл всё небо на многие-многие дни. Погиб Первый Элегрон, и уцелели только немногие монахи в Белой башне, где укрыли от огня накопленные великие знания. И много дней и ночей рыдала вся земля элеотов по погибшим невинным душам. И думали враги, что повергли элеотов в прах. Но сплотились элеоты, избежавшие гибели. И снова собрались вместе, дабы основать Второй Элегрон. И началась новая великая история их на земле…»

***

Мама смотрела на них и наполнялась гордостью. Два сына, оба такие разные. Но такие смелые и честные. На таких и держится империя. Лучшие элеотские сыны, готовые отдать всего себя ради процветания и величия многострадального народа.

– Обещайте, что будете писать, – велела она строго.

– Буду, – кивнул Дрей.

– Обязательно, – пообещал Серг, широко улыбаясь.

Глядя на него, мама подумала, что от него пойдут очень красивые внуки. Достойное продолжение элеотской нации.

– Сделайте для своей Родины всё, что сможете, – приказала она. – А лучше сделайте то, что выше ваших сил.

– Родина будет гордиться нами, – Дрей одобрял её собранность и спокойствие. Он никогда не признался бы в этом, но именно мама всю жизнь была для него истинным образцом сдержанности и самоотдачи во имя страны.

Мама подошла к ним и обратилась к Дрею.

– Будь храбрым и повергни врага. Защити элеотов.

Они обнялись, и Дрей на секунду закрыл глаза, чтобы как следует запомнить эти тёплые родные объятия. Если ему не суждено вернуться, то перед смертью он вспомнит именно это.

– Будь стойким и сильным, – обратилась она к Сергу. – Приумножь величие Элегрона. Стань достойным продолжателем великих дел предков.

Они тоже обнялись, и в едва уловимом дрожании её рук Серг уловил тщательно скрываемое волнение.

Мама отступила назад и посмотрела на них с любовью и гордостью. Она знала, что в руках сыновей таится великое будущее их народа. Они оба сделают правильные решения, когда придёт момент.

***

«…Снова стало элеотов малое число, но не опустили они рук и не покорились врагам. Лишь ещё усерднее принялись отстраивать новый град и сделали его ещё лучше. Миновал чёрный Век Слабости и снова воцарились элеоты на земле, став ещё сильнее и честнее. И прославляли они Второй Элегрон и множили его величие. Не погибли они во тьме истории, а сделались лишь лучше и умнее. Закалила беда элеотов, избавила от самоуверенности и гордыни. И твёрдой рукой элеоты распростёрли свою власть по всей земле и сделали всех врагов подобными себе. И стал весь мир Элегроном и воцарился истинный рай на земле…»

***

Телевизионная трансляция показывала кадры с орбиты планеты. Большой ослепительно белый корабль с колонистами на борту отстыковался от орбитальной пересадочной станции и принялся медленно маневрировать, удаляясь на безопасное расстояние.

Илей смотрел на экран, затаив дыхание. Рядом сидели мама, бабушка и двое его младших братьев. Для них это были не просто потрясающие воображение кадры из космоса. На борту корабля отбывал строить колонию их Серг, весёлый и отзывчивый Серг. И оттого их переполняла особая гордость.

Маневрируя боковыми ионными двигателями, корабль плавно отплыл от станции и вышел на запланированный курс. И вот он начал разгоняться, всё быстрее удаляясь от планеты и твёрдо держа курс на новую колонию. Спустя тринадцать минут ослепительная вспышка ознаменовала вход корабля в подпространственный коридор. Согласно расчётам, спустя двенадцать часов и семь минут корабль должен был вынырнуть в пространство на орбите планеты-колонии.

В это мгновение все люди ощущали себя причастными к наступлению новой эры. Эры величия и превосходства Элегрона.

***

«…Познав науки и мастерства, овладели элеоты всеми таинствами существования мира и подчинили себе всю землю, повелевая её законами и подчиняя их себе. Но было им тесно на родной земле и смотрели они с тоской в бескрайние просторы космоса, полные манящей тайны. Лучшие умы элеотов бились над этим и поняли, как им постичь великий космос, таящий несметное число чудес и опасностей. И возрадовались элеоты и приготовились сделать весь космос под себя. Но тут возник из чёрной бездны жестокий коварный враг. Не щадил он элеотов и поражал их везде, где только мог проникнуть. Терпели элеоты великие бедствия от этого и никак не могли совладать с врагом…»

***

– Дрей, твоя рота пойдёт первой, – приказал майор Фестон.

– Есть, – ответил тот, тщательно скрывая радость.

– Территорию вражеской базы мы условно поделили на пятнадцать секторов. Каждый сектор берёт на себя рота. Твой сектор номер три. Смотри. Вот этот, центральный. Самый важный…

Дрей внимательно изучил карту, тщательно запоминая высоты и ориентиры.

– Поведёшь свою сотню сюда и осуществите реализацию плана «Возмездие», – приказал майор, шевеля кустистыми светлыми бровями. – Но есть одно «но». Именно поэтому я и дал этот сектор тебе, а не кому-то другому.

– Слушаю внимательно, – кивнул Дрей.

– Видишь эту башню? – майор увеличил часть изображения и ткнул пальцем в уродливое вытянутое строение грязно-белого цвета. – Это выход пара атомного реактора, вкопанного под землю.

Дрей чуть слышно присвистнул.

– Да, ты меня верно понял. Уничтожить надо всё, кроме этой башни и её окрестностей в радиусе пятидесяти метров. Этим потом займутся наши военные техники.

– Но разве не было бы лучше запустить именно сюда несколько ракет и уничтожить город одним ударом?

– Какой ты умный, – съязвил Фестон. – Если бы мы хотели просто уничтожить базу, то именно так и поступили бы. Но мы намереваемся занять планету, потому что она находится в удобном и стратегически важном секторе галактики. И прямо на этом месте мы хотим построить свою базу. Поэтому радиационное заражение нам категорически не нужно. Если этот реактор рванёт, то треть планеты станет непригодной для жизни. И богатой местной природе будет нанесён такой урон, что даже невозможно представить все последствия.

– Да, согласен, благополучие местной эко-системы это самое важное.

– Поэтому вбей в каждую из ста голов своих солдат, что они должны уничтожить всё, но не приближаться к башне и не стрелять в неё.

– Какие вводные?

– Уничтожить всё и всех, – майор посмотрел в глаза Дрея, и тот выдержал пристальный стальной взгляд. – Для этого вам даётся мощнейшее импульсное оружие.

– И даже гражданских? – всё-таки осмелился спросить Дрей и нахмурился.

– Нет там гражданских, – успокоил его майор. – Это научно-военная база. Только военные учёные и солдаты. Это их главная база. Поэтому очень много учёных и солдат. Практически это научный центр всей их космической империи. Производят самое разное оружие. А самое главное – проводят там генетические эксперименты, в том числе и над нашими пленными… Твари… Около двух миллионов… человек… существ. В живых не должен остаться никто. Ясно я выражаюсь?

– Понял, никто, – кивнул Дрей.

– Ты себе даже представить не можешь истинный потенциал этого места. Оно таит в себе такую угрозу для нашей цивилизации, что сто́ит помедлить ещё пару месяцев и Элегрону придёт конец… Мы стоим на краю пропасти… Поэтому вас оттуда не заберут до тех пор, пока вы не убьёте всех до единого. Каждый выживший учёный может содержать в себе технологии, которые станут губительными для нас. Каждый.

– Всё понял, – Дрей встал и отдал честь.

– Вылет через пятнадцать минут. Подготовь людей. Всё, иди.

Дрей покинул командный пункт флагмана космического флота, зависшего в подпространственном коридоре неподалёку от цели. Он быстро миновал несколько коридоров, пока не оказался в обширном трюме корабля. Неподалёку стояли пятнадцать фрегатов, готовых к вылету. Возле фрегатов строились солдаты, одетые в новые боевые костюмы – гениальное изобретение учёных, почти на сто процентов гарантирующее защиту от любого вражеского оружия и любых видов вредоносного излучения.

Дрей подошёл к своему кораблю и принял командование. Кратко и жёстко он донёс до личного состава цель высадки и повторил слова майора про учёных и таящуюся в них угрозу.

– Никого не оставлять в живых! – рявкнул он, внимательно изучая лица солдат. – И чтобы ни одно строение не осталось целым. Всё уничтожить до основания, кроме этой башни!

На стекло каждого шлема поступил кусок карты и фотографии кривой высокой трубы, из которой непрерывно выходил раскалённый водяной пар.

– Ни за что к башне не приближаться, не вести возле неё боевые действия и в неё не стрелять! Иначе вы погубите всех нас и поставите под угрозу гибели наш родной мир! В башню! Не стрелять!

Прозвучал сигнал к посадке и солдаты организованно проследовали в нутро фрегата. Дрей приказал сержантам проследить, чтобы все солдаты надели шлемы и пристегнулись ремнями безопасности.

– Посадка может быть жёсткая! – кричал он, шагая между рядами кресел и придирчиво осматривая костюмы солдат. – Ремни не отстёгиваем, пока не прозвучит мой приказ! Корабль не покидаем, пока не прозвучит мой приказ!

– Капитаны, сержанты и солдаты! – прозвучал во всех шлемах голос майора Фестона. – Шлемы не снимать! Что бы ни случилось, как бы ни сложились обстоятельства – вы не должны снимать шлемы! Воздух будет насыщен ядовитыми испарениями и токсинами. Кроме того, на планете ведутся эксперименты над человеческим геномом. При разрушении лабораторий и пыточных тюрем все патогены попадут в воздух. Мы не знаем, насколько они опасны для вас и ваших родных! Никто из нас не должен привезти домой скрытую угрозу, которая уничтожит весь человеческий род! Поэтому шлемы ни в коем случае не снимать!

Загорелись красные огни. Дрей надел свой шлем и занял положенное место у самого шлюза. Фрегат чуть заметно дёрнулся, по корпусу пробежала слабая мелкая дрожь двигателей, когда корабль вышел в подпространственный «кисель».

Дрей привычно напрягся и приготовился к резкому выходу, но прыжок не происходил.

– Что не так? – послышался голос майора.

– Они блокируют наш выход! – закричал один из пилотов фрегатов. – Не дают нам открыть окно и выскочить наружу!

– Пробивайтесь! – приказал майор. – Всем оставаться наготове!

Ещё несколько томительных минут фрегаты маневрировали в космической квази-суспензии, выискивая слабые места.

И вдруг преграда наконец-то поддалась, и корабли вывалились в космос неподалёку от планеты. Быстро сориентировавшись, они нашли на поверхности базу и устремились к ней.

Дрей рассматривал изображение с фронтальной камеры корабля и хмурился при виде непроницаемо чёрного ночного полушария, на поверхности которого располагалась цель. Он не успел подумать об отсутствии ночной иллюминации – с земли ударили по фрегатам силовые лучи, и только мастерство пилотов спасло их от гибели. Быстрые юркие боевые роботы обогнали фрегаты и устремились к поверхности планеты. То тут, то там вспыхивали взрывы, когда заряды элеотов попадали в корабли противника, поднятые по тревоге.

В атмосфере завязалась нешуточная битва. Плотные чёрные облака наполнились яркими вспышками и сполохами огня. Роботы приняли основной огонь на себя, чтобы фрегаты могли невредимыми добраться до земли.

Включив режим невидимости и задействовав замаскированные атмосферные двигатели, фрегаты быстро преодолели плотный слой облаков и вышли к научной базе противника. То ли у матонгов не было принято освещать ночные города, а то ли они таким образом пытались замаскировать базу, но только в режиме ночного видения можно было разглядеть высокие башни лабораторий и трубы чадящих заводов, непрерывно производящих смертельные вещества. Фрегаты круто сманеврировали и сели в пятнадцати разных местах, как и было предусмотрено планом «Возмездие».

Загорелись красные огни и распахнулись ворота шлюзов.

– Ремни отстегнуть! Корабль покинуть! В бой! – приказал Дрей и первый выскочил наружу.

И началась бойня.

Матонги быстро узнали о нападении и попытались организовать сопротивление, навстречу людям хлынули тысячи врагов. В свете разгорающегося пожара их мерзкие блестящие от слизи морды ощеривались острыми хищными зубами. Примитивное огнестрельное оружие в склизких щупальцах трещало без остановки, но благодаря костюмам все элеоты оставались невредимыми. Бу́хали взрывы и вздымались в небо гигантские языки пламени, расползающегося по базе.

И если в первые минуты Дрей ещё испытывал понятные сомнения относительно приказа не оставлять никого в живых, то совсем быстро он убедился в том, что все матонги настроены крайне недружелюбно и стремятся уничтожить элеотов.

Солдаты продвигались по третьему сектору, поливая ливнем раскалённой плазмы матонгов и их уродливые строения. Видя, как корчатся горящие тела врага, Дрей испытывал законное чувство отмщения за всех элеотов, которых использовали в страшных экспериментах. Снова и снова Дрей нажимал на кнопку излучателя и направлял струю плазмы прямо в оскаленные пасти, за считанные секунды превращая матонгов в раскалённый пепел. С не меньшим удовольствием он сжигал все уродливые строения, эти порождения чуждого извращённого разума, какие только попадались на пути, и плазма с одинаковым успехом разрушала как камень, так и металлы, не говоря уже о деревянных постройках.

База была очень большая. И матонгов было очень много. Руки постепенно уставали от бесконечной стрельбы. Но отдыхать было некогда. Нельзя было расслабляться, потому что каждый живой учёный мог таить в себе страшную опасность для элеотов и их цивилизации, несущей добро и мир.

Много часов солдаты шагали по базе, сравнивая её с землёй и отправляя уродливых злобных монстров к их праотцам. Уже и солнце взошло, тускло освещая землю сквозь плотную пелену дыма, поднимающегося от страшного пожарища. А они всё жгли и жгли, пока их руки не онемели от тяжести излучателей.

Всё закончилось, когда местное солнце встало в зените. С удовлетворением смотрел Дрей на дело их рук и радовался тому, что страшная угроза миновала. Теперь матонги не смогут долго и упорно сопротивляться. Ещё несколько боёв – и они будут уничтожены, освободив галактику для добра и света.

Дрей отдал приказ бойцам своей роты вернуться на борт фрегата. Он шагал по раскалённому камню оплавленной мостовой и наслаждался видом уничтоженной базы. Воздух дрожал от волн жара и гнева элеотов. И сквозь дрожащее марево было видно высокую кривую трубу ядерного реактора, бережно сохранённого элеотами.

Дрей засмотрелся на трубу и потерял бдительность. Он и сам не понял, откуда возле него вдруг возник матонг. Враг наскочил на Дрея сзади и повалил на землю. Сильными цепкими щупальцами он ухватился за шлем и вдруг совершенно случайно нащупал рычаг. Щёлкнули пневмо-замки, матонг сорвал шлем с головы человека и отшвырнул его в сторону. Дрей сбросил с себя врага, вскочил, вскинул излучатель и нажал на кнопку. Струя раскалённой плазмы вонзилась в тело.

Дрей закричал и опустил излучатель. Руки безвольно разжались и оружие упало на камни. Дрей смотрел на поверженное тело и не верил собственным глазам. Впервые за всё время службы в армии самообладание покинуло его. Он трясся и беззвучно молился, потому что открывшаяся правда поражала до глубины души. Охваченный ужасом от содеянного Дрей медленно огляделся по сторонам, присмотрелся к трубе ядерного реактора. Глаза расширились и он закричал от эмоций, которых прежде ему не доводилось испытывать.

Он кричал и кричал, не в силах отвести взгляд от единственного уцелевшего строения.

Словно в бреду, не отдавая себе отчёта в том, что он делает, Дрей нашёл шлем и водрузил его на голову. После того как защёлкнулись пневмо-замки, он в последний раз посмотрел на тело убитого врага и потерял сознание.

***

«…Но были элеоты умны и владели всеми науками. Не опускали они рук и не смирялись с неизбежным поражением. И смогли придумать оружие, равного которому не было во всей Вселенной. И настигли они врага своего в его логове и поразили в самое сердце. И обратился враг в позорное бегство и пал, скалясь и огрызаясь. А когда последний враг превратился в солнечный свет, покрыли элеоты всю Вселенную и воцарили в ней добро и вечное счастье…

***

Корабль вывалился из подпространства и устремился к планете. Серг нетерпеливо выглядывал в иллюминатор и гадал, каким окажется новый мир. Ему не терпелось увидеть обещанные зелёные поля и холмы, ждущие того, чтобы на них возвели новую цивилизацию.

Планета казалась удивительно мирной и тихой. Вращалась себе вокруг солнцеподобной жёлтой звезды и не подозревала ещё о том, какие грандиозные перемены ждали её в ближайшее время.

Плавно маневрируя и корректируя курс, корабль устремился к ночной стороне планеты, к месту строительства первого города, где только через несколько часов должен был зародиться рассвет.

Их основательно потрясло, пока корабль проходил сквозь очень плотный слой тяжёлых облаков, насыщенных водой и электричеством. Серг вцепился в подлокотники и изо всех сил пытался сохранить на лице улыбку, потому что напротив него сидела прекрасная Аташа, перед которой он не мог опозориться. Мужественно улыбаясь, он внутренне вздрагивал, когда корабль проваливался в область с пониженным давлением или когда сталкивался с плотным воздушным потоком.

Наконец они преодолели последний слой облаков и благополучно приземлились. Серг прильнул к иллюминатору и напряжённо вгляделся в кромешную темноту, пытаясь разглядеть огни станции.

Прозвучал сигнал расстегнуть ремни, и Серг с облегчением вскочил с места. Он галантно помог Аташе подняться и повёл её к выходу, возле которого уже толпились в нетерпении колонисты.

Распахнулся внешний шлюз, и внутрь ворвался свежий прохладный ветер, напитанный запахами травы. Серг сделал глубокий вдох и закрыл глаза от наслаждения. О да, тут кислорода хватит на всех. В этом раю они будут дышать полной грудью.

Подъёмник задействовали четыре раза, чтобы опустить на землю всех колонистов. Зябко ёжась на сильном прохладном ветру, Аташа прижималась к Сергу и растерянно оглядывалась по сторонам.

– А где станция? – всё спрашивала она в недоумении.

Надо сказать, что Серг разделял её удивление. Тщетно вглядывался он в темноту зарождающегося утра и никак не мог различить силуэта станции, которая должна была принять своих первых жильцов.

– Роботы закончили строительство ещё два месяца назад, – припомнил он данные доклада. – Но почему не горят сигнальные огни на башнях связи и навигации? И почему мы приземлились не на площадку для кораблей, а прямо на землю?

Под ногами шуршала пышная влажная трава, и в мире царило безмолвие, нарушаемое лишь нерешительными голосами ничего не понимающих колонистов.

– Объявляется взлёт! – внезапно раздался из динамиков голос капитана. – Срочно отойти от стартовой площадки для исключения поражения выхлопной струёй.

С криками люди бросились врассыпную, стремясь оказаться как можно дальше от корабля, прежде чем включатся двигатели. Серг бежал и сжимал в руке кисть Аташи. Они успели отбежать метров на триста, когда под дюзами разгорелось пламя.

Колонисты стояли и молча наблюдали за тем, как корабль летит по небу, грохоча и сверкая двигателями. Наконец он нырнул в плотные облака, и в девственном мире снова воцарились тишина и темнота.

Серг сжимал руку Аташи и силился понять, что пошло не так. Неужели корабль высадил их не в том месте? Неужели произошла ошибка?

Оставшийся до рассвета час они бродили по окрестностям, освещая землю фонариками и пытаясь поймать сигналы станции. Они находились на вершине большого холма, но не решались спуститься с него, потому что опасались, что в низине их может встретить стая ночных хищников. Когда окончательно стало ясно, что никакой станции рядом нет, колонисты собрались вместе и принялись ждать рассвета.

Когда солнце поднялось из-за крутых холмов, Серг огляделся по сторонам. Он внимательно осмотрел холмы и низины, линии рек, текущих по земле. И поразился знакомым линиям. И вот тогда и возникла страшная догадка, которая потрясла его до глубины души.

Снова и снова он оглядывался вокруг. И чем больше взгляд обшаривал дикую местность, тем страшнее ему становилось.

– Быстрее! – закричал он в панике, ощущая, как сильно бьётся сердце. – Скажите, у кого ещё была пятёрка по географии? Посмотрите вокруг и скажите мне, что вы видите?!

Недоумённо встретив его вопрос, некоторые из колонистов тоже осмотрелись. Их лица заметно побледнели, когда пришло понимание.

– Что происходит? – спросила встревоженная Аташа, подходя к нему и заглядывая в глаза, в которых плескался ужас от осознания истины.

– Я поздравляю вас, господа колонисты! – громко выкрикнул он, заметив вдалеке какое-то движение. – «И вышли элеоты из темноты и увидели Высокие Холмы»!

Он вытащил из кобуры миниатюрный излучатель и перевёл его в режим боеготовности.

***

«…Прошли элеоты через всю Вселенную и постигли каждый её уголок. И познали все тайны и чудеса, какие только приготовили для них Создатели. И лишь один вопрос мучил их и не находили они ответа. Но когда же нашли ответ, то ужаснулись. Ибо не было им начала…»

***

Дрей открыл глаза и застонал. Ему опять приснился этот ужасный сон, в котором он убивал элеотов.

В большой больничной палате его разместили одного. Но он больше не был одинок, потому что на стуле рядом с кроватью сидел незнакомый мужчина с генеральскими знаками отличия.

– Очень хорошо, что ты наконец-то проснулся, – пробасил генерал. – Я уж прямо засиделся.

Дрей попытался отдать честь, но посетитель остановил его резким движением руки.

– Итак, ты готов к разговору? – спросил генерал, а Дрей подумал, что у того очень грустные глаза.

– Где мы были на самом деле? – порывисто спросил Дрей, привставая с подушек и пытаясь сесть. – Кого мы убивали?

– Итак, ты снял шлем, – вздохнул генерал. – Так я и думал. Если уж у такого бывалого вояки, как ты, вдруг случился обширный инфаркт, то не просто так.

– Я требую объяснений, – Дрей сжал челюсти и поиграл желваками.

– Твоя догадка верна, – кивнул генерал и от этого погрустнел ещё больше. – Но позволь я сначала расскажу тебе кое-что занятное. Ты знаком с генетикой?

– Ну, в пределах школьного курса, – Дрей сильно удивился вопросу. – А при чём тут?..

– Не надо лишних вопросов. Итак, в генетике есть такое понятие как «эффект бутылочного горлышка». Знаешь, что это?

Дрей лишь помотал головой.

– Это когда численность какой-то популяции критическим образом снижается настолько, что она оказывается на грани вырождения и гибели. И тут у популяции лишь два варианта развития событий. Либо они гибнут и исчезают с лица земли, либо преодолевают неблагоприятные факторы и их популяция снова увеличивается. Но…

– Я не понимаю, какое это имеет отношение…

– Прямое отношение, – резко заткнул его генерал. – Но в этом случае популяция приобретает несколько характеристик, по которым очень легко впоследствии определить, что в своё время она пережила это самое «бутылочное горлышко». Низкое генетическое разнообразие, оно не восстанавливается. Генофонд популяции снижается до минимума. Вот что главное. А также возможное повсеместное распространение редкого генетического заболевания. Ну и в этом случае легко определить, что у всей популяции так или иначе были одни и те же предки, выжившие во время «бутылочного горлышка». В истории нашего народа таких «горлышек» было два.

– Я понимаю, – Дрей слегка разозлился. – Но я хочу…

– «Снова стало элеотов малое число, но не опустили они рук и не покорились врагам. Лишь ещё усерднее принялись отстраивать новый град и сделали его ещё лучше», – процитировал генерал и выжидающе посмотрел на него.

– Разрушение Первого Элегрона… – еле слышно прошептал потрясённый Дрей. – То есть мы!.. Своими руками!.. Но как? Как такое возможно?

Они вышли с нами на контакт и объяснили истинное положение дел. Признаться, было очень непросто поверить и постичь ту истину, которую они до нас донесли… В истории нашей цивилизации есть два загадочных момента, о которых мы почти ничего не знаем. Мало того, события произошедшие в эти два периода, они… они не поддаются объяснению.

– Разрушение Первого Элегрона одно из них? – предположил Дрей.

– Именно, – кивнул генерал. – Мы все знаем из истории, что для защиты наших земель элеоты построили шесть мощных крепостей на границах государства. И гарнизоны в этих крепостях всегда были настороже, мышь не могла бы проскочить. И в любой момент войска были готовы выступить в поход и поразить врага. Но как же так вышло, что разрушители Элегрона беспрепятственно и неожиданно проникли в город, миновав и пограничные крепости, и оборонительные сооружения самого города? Как говорится в священном тексте? «Думали элеоты, что непобедимы. Но пришёл враг откуда не ждали. Глубокой ночью появился он на улицах Элегрона и учинил великие убийства и бесчинства. Прошёл незамеченным через всю землю элеотов и проник в самое сердце».

В горле противно першило, Дрей всё силился сглотнуть, но слюны не было. Он упорно отгонял от себя страшную истину, которая маячила на краю сознания.

– Мы всегда гадали, как же мог неизвестный враг проникнуть в город. А ещё для всех историков всегда оставался открытым вопрос происхождения этого врага. В записях уцелевших монахов написано, что это были воины невиданных размеров, облачённые в сверкающую неуязвимую броню. Никак не подходит для описания покорённых нами отсталых кочевников. Загадка? Ещё какая… А вот ещё загадка, связанная с этим. Элеоты во все времена были известны как самые могучие и искусные бойцы. Не было армии, которая могла бы их сокрушить. Но почему же на улицах своего родного города они оказались такими беспомощными? Почему не оказали достойного сопротивления? Почему не защитили город теми средствами, которые у них были? Что за бессилие охватило элеотов? Почему погибли все два миллиона горожан, а враг исчез так же неуловимо, как и появился?

Дрей смотрел в глаза генерала и теперь понимал, почему они такие грустные.

– Около сорока лет назад археологи вели раскопки в районе Золотого Замка. Если точнее, то в слоях, лежащих под фундаментом замка. И тогда они обнаружили в толще огромного расплавленного камня нечто странное. С большим трудом вытащили камень и распилили его. Аккуратно, миллиметр за миллиметром, чтобы не повредить содержимое. Открытие тогда сразу засекретили, чтобы не бередить умы людей. Потому что ответа не было.

– Что там было? – сдавленно прохрипел Дрей.

– В толще расплавленного камня они нашли человека в металлическом костюме… Сплавы, из которых был сделан костюм, не были известны нашей металлургии. Все сорок лет костюм хранится в секретном отделе нашего министерства. И именно он и помог создать защитное обмундирование, в котором ты вчера выезжал на задание.

– Сколько человек вернулось с задания? – просипел Дрей.

– Тысяча четыреста девяносто девять, – ответил генерал, и в комнате воцарилась гнетущая тишина. Тяжёлая тишина, насыщенная чёрными мыслями.

– Но я же видел воздушный бой, когда мы приземлялись…

– Всего лишь зрительная имитация, чтобы вы не сомневались, что находитесь на другой планете… Точно так же искажалось всё, что видели солдаты через стёкла шлемов… Чтобы солдаты видели врага… А не своих пращуров…

Генерал тяжело вздохнул и потёр лицо ладонями.

Они сказали нам, что мы должны это сделать… Что у нас нет выбора… Что если мы не пошлём воинов в прошлое и не уничтожим своими руками Первый Элегрон, то наша цивилизация пойдёт по неверному пути. Они сказали, что эта жестокая прививка жизненно необходима нашей нации, чтобы навсегда избавить нас от излишней самоуверенности. Только в случае гибели города наша цивилизация сможет приобрести истинное величие… Будет создан великий гимн, который зажигает сердца людей сквозь столетия. Наука пойдёт по другому пути… Чтобы мы в итоге вышли к звёздам и постигли суть Вселенной. Любая другая вероятность загоняла нас к полной гибели.

– И тогда вы послали меня и моих ребят убивать элеотов! – в гневе закричал Дрей, ударяя кулаком по краю кровати. – Вы заставили нас сжигать наших же людей! Наших предков!

Он закрыл глаза, и перед мысленным взором снова появилось обожжённое тело элеота, лежащего на раскалённой земле. И снова в памяти возник вид Белой башни, одиноко возвышающейся над страшным пожаром, пожирающим даже камни.

– Вот почему нам дали приказ не разрушать башню…

– Чтобы в ней остались в живых монахи Светлого ордена. Чтобы они сохранили знания нации и записали произошедшее. И чтобы Манагерт Великий написал ту самую поэму, которая является теперь главным литературным произведением нашего народа. И чтобы в душах и головах людей были расставлены правильные приоритеты. Чтобы мы не свернули с намеченного пути и не угодили в ловушку могущества и эгоизма.

– И всё это ценой жизни двух миллионов элеотов?! – истошно завопил Дрей, которого мутило от осознания страшной истины. – Как я могу теперь жить?! На моих руках кровь соотечественников! Я же клялся защищать их! И вы клялись! А вместо этого послали нас на бойню, заставили нас уничтожить собственный народ!

Они сказали, что без этого «бутылочного горлышка» не обойтись, – грустно ответил на гневную тираду генерал и опустил голову.

– О ком вы всё время толкуете? – вскричал взбешённый Дрей. – Кто такие они?!

– Мы! – громогласно ответил кто-то, внезапно появившийся с другой стороны кровати, и Дрей резко замолчал и застыл на месте с отвисшей челюстью и вытаращенными глазами. – Мы печалимся не меньше вашего, что пришлось пойти на такую жертву. Но это историческое событие обязательно должно произойти. Его нельзя отменить или исправить. Оно должно происходить по циклу снова и снова, чтобы обеспечить нужное будущее… Чтобы из вас появились мы.

– Но почему именно мы? – жалобно пропищал Дрей, трепеща перед невероятно прекрасным существом, мерцающим в дрожащей комнате. – Почему вы сами не сделали это?

– На это есть одна-единственная причина, – грустно ответил гость. – Мы больше не умеем убивать…

Дрей зажмурился и потряс головой. Нет, он просто сошёл с ума. Но когда он открыл глаза, то по левую руку от него всё так же сидел сжавшийся от страха генерал, а по правую сверкало непостижимо прекрасное существо.

– Это удивительный временной парадокс, если так задуматься, – прошелестел гость. – Чтобы цивилизация развивалась в нужную сторону, она должна почти уничтожить саму себя.

– Но какой тогда второй загадочный момент? – спросил Дрей, стараясь не смотреть на гостя из будущего, чтобы не сойти с ума от лавины эмоций, которые были вызваны его обличием.

– Второй момент? – заметно удивилось невыносимо прекрасное создание, и даже генерал осмелился поднять голову.

– Генерал сказал, что было два «бутылочных горлышка». Одно из них – это гибель Первого Элегрона. А второй? Какой второй?

– Да, представляю, насколько непросто тебе будет свыкнуться с мыслью, что твой брат является твоим же предком. Истина, способная свести с ума, – прошелестело существо, озаряющее комнату сполохами космического огня.

– Не может быть… – ахнул Дрей, прижимая ледяные ладони к щекам. Голову сдавил каменный обруч, а сердце пронзила боль. – Значит, колонистов отправили не на другую планету?

– Нет, – жалобно ответил генерал.

– Вы всегда задавались вопросом, откуда вы взялись. И мы задавались этим вопросом. Не было на него ответа. Откуда появились элеоты, которые генетически не имеют ничего общего с остальным населением планеты? Откуда они пришли? Где появились и почему возникли на исторической арене именно тысячу шестьсот лет назад и именно здесь?

У Дрея закружилась голова. Нет, это уже слишком. На это он не был способен. Постичь эту истину он отказывался напрочь.

– «Но когда же нашли ответ, то ужаснулись. Ибо не было им начала» – проговорил гость из будущего, сотрясая комнату.

– То есть, мы взялись из ниоткуда? Не произошли, а просто взялись?! – закричал Дрей в напрасной попытке охватить сознанием огромную проблему временно́го парадокса, которая вырисовывалась перед ним.

– Первое «бутылочное горлышко» случилось тысячу шестьсот лет назад, когда пятьдесят элеотов появились в Плодородных Долинах и основали свой город, – генерал качался из стороны в сторону, обхватив голову руками. – Именно от них пошла вся наша популяция. Именно поэтому мы все генетически однородны. Мы все буквально братья и сёстры.

– А это ещё более потрясающий временной парадокс, который, как там у вас говорится, способен крышу снести, – существо замерцало сильнее, аж в глазах зарябило. – В этой безумной и невероятной Вселенной есть лишь одно явление, у которого нет происхождения, нет начала, проистекающего из предыдущих явлений. Элеоты ниоткуда не произошли. Они существуют как явление, которое само себе даёт начало, чтобы существовать до определённого момента и снова исчезнуть без следа. Удивительный темпоральный цикл. Когда мы это обнаружили, то испытали потрясение сильнее, чем от познания всех остальных тайн и смыслов Вселенной.

Дрей смотрел на генерала, сходящего с ума, и сам еле удерживался на краю разума.

– Теперь, когда всё сделано, и нашему существованию ничего не угрожает, я откланяюсь, – чуть виновато прошелестел гость из далёкого будущего и растворился в воздухе, оставив после себя лёгкий запах фиалок и глубокого космоса.

Но Дрей его уже не слышал. Он всё думал и думал. Он мучительно размышлял о том, как сказать маме, что Серг больше никогда не вернётся домой.

***

«…А овладев тайной происхождения, смирились элеоты с неизбежностью и продолжили владеть всей Вселенной, пока не угас в ней последний луч».

+1
17:07
786
15:23
+2
Если убрать первую часть, на мой взгляд, рассказ выиграет, станет ещё ярче. Всё так таинственно, интрига сохраняется до конца, а потом становится всё предельно ясно! Удачи!
10:37 (отредактировано)
+2
Какие-то персонажи с одинаковыми именами (Клей, Бей, Пей, Имей, Поскорей, Дазабей) говорят заученные фразы о великом прошлом и славном будущем. Все это перемежается унылыми врезками в псевдостиле древней летописи. Как будто через нейросеть прогнали корпус текстов Ефремова и сказали «Твори!»

Ладно-ладно, здесь есть сюжет. Одного брата отправляют основывать колонию, второго – штурмовать планету злых пришельцев. Военный попадает в пятый эпизод третьего сезона Черного зеркала, а колонист – вообще непонятно куда.

Затем автор начинает натягивать сову на глобус. Видите ли, у описываемой цивилизации было бутылочное горлышко – то есть, в прошлом ее численность резко упала, а почему – никто не знает. Но выясняется, что люди из будущего попросили людей из настоящего телепортироваться в прошлое и вырезать как можно больше своих предков, чтобы создать это самое бутылочное горлышко. А колонистов тоже отправили в прошлое, но еще более далекое, чтобы они эту цивилизацию основали. Вы спросите, какой в этом смысл? Где логика? Ну как, у нас тут конкурс фантастики. Надо соответствовать.

Очень скучно. Очень нелогично.
09:24
Нет, идея хороша — кольцо закольцованное. Но читать очень тяжело. Как материалы 25-го съезда КПСС. Длинно и нудно.
Анастасия Шадрина