Ольга Силаева №1

Живой пример

Живой пример
Работа №93

1. Сам не решишь, никто не решит.

2020 год где-то в Германии

В последнее время Юрий Иванович Пеньков привык часто смотреться в зеркало, он и раньше себя любил, но сейчас было всё иначе. В отражении на него смотрел уже не самый молодой, но ещё весьма бодрый мужчина с ёжиком седых волос. Роскошную "гриву" пришлось сбрить из-за химиотерапии, теперь настало время лечения стволовыми клетками. Переливание сделали неделю назад и Пеньков ждал доктора с предварительными результатами. Критически осмотрев волосы и не найдя проплешин, он довольно повернулся на звук открываемой двери.

В палату будто бы вкатился полненький Врач и немедленно залопотал на английском с немецкий акцентом. «Господин Пеньков, всё прошло успешно, есть некоторые ответы вашего организма, но это вполне нормально...да...да...вполне нормально» — пролепетал врач, судорожно сжимая ладошки. Юрий никогда не стал тем кем он стал, если бы не научился мгновенно распознавать ложь, врач ему явно привирал, причём дел это очень неумело. «Лучшая немецкая клиника, кучу денег вбухал, а этот крысёныш всё равно гонит» — подумал он и приветливо ощерился во все свои великолепные 32 зуба.

— Герр Штрудель, чего вы так дёргаетесь? Я вашей клинике не за волнение деньги плачу, соображаете, да?

— Да, да...господин Пеньков, но вы понимаете, тут сложились такие обстоятельства! То есть мы сделали всё что могли! Вы старались! Все работали! Все все...и вот!

— Штрудель, заканчивайте заикаться тут, я прекрасно себя чувствую, боли ушли! Здоров как бык, чего вы там ноете! Перепутали палаты?

— Г..Господин Пеньков, я ничего не перепутал. Ваше облегчение лишь временное, скорее всего, через пару месяцев, всё будет только хуже. К сожалению, сейчас нигде вам помочь не в силах, исследования ведутся, и лет через 20 всё будет точно, правда, к сожалению, не сейчас, — твёрдо сказал врач,посмотрел в глаза Пенькову и вышел из палаты.

Юрий Иванович пару мгновений простоял неподвижно, потом схватил телефон и набрал номер. «Василий, привет! Да, нормально! Что? Да конечно, как только, так сразу! Короче, слушай, помнишь, ты мне рассказывал про один интересный стартап?! Ну да, от наших ребят в Калифорнии! «Холоддай» или как эти дурачки себя назвали? Да я знаю, что они гении иначе бы не звонил! Короче, я покупаю их контрольный пакет акций, организуй! Да, конечно, срочно! Скоро буду! Внакладе не останешься, всё покеда!» — Пеньков нажал на кнопку вызова медсестры. Вечером того же дня он никем не замеченный втайне улетел в Америку, благо собственный самолёт никуда не делся.

Добираться пришлось хитрыми тропами, через Мексику, так как перед этим он пафосно отказался от Американского гражданства. Но такие мелочи Пенькова никогда не останавливали, пару денежных вливаний в нужных местах и вот он уже в каких-то лохмотьях в парике и чёрных очках приближается к границе. Заранее, перед местом, смотавшись с автобуса полного молчаливых мексиканцев, Пеньков побрёл вглубь от дороги, ориентируясь по навигатору в телефоне, и действительно велосипед был там. Юношеское увлечение велоспортом не прошло даром и через час он с ветерком пересёк границу в одном хитром месте. Уже расслабившись Юрий спокойно крутил себе педали и тихонько насвистывал, как в спину ему ударил луч прожектора, пришлось срочно увеличивать скорость и резко вилять во все стороны под вялой стрельбой, вертолётов почему-то не было, а потому ему удалось добраться до какого-то города, отделавшись лишь лёгкими повреждениями кожного покрова об некстати подвернувшийся кактус, и схорониться в ближайшей подворотне. Просидев ночь за мусорными баками, наутро Пеньков вышел как ни в чём не бывало уже одетый по местной моде, арендовал машину и отправился в Калифорнию.

Фирма, которую он практически купил, находилась рядом с побережьем, правда представляла собой почему-то неплохой и изысканный особняк. Искать пришлось долго, но у него получилось. На месте никого не оказалось, двери были не заперты, поэтому Пеньков преспокойно зашёл в дом и уже смешивал себе третий коктейль в местном баре, когда в комнату ввалилось четверо молодых парней в купальных шортах. Быстро познакомились, оказалось, что в группе два Владимира, Леонид и Алексей, все какие-то явно непростые, но Пенькову это было неважно, сроки поджимали. Приняв ещё на грудь за знакомство, все отправились смотреть лабораторию. Все исследования проводились в подвале в спартанских условиях, но при этом молодые гении умудрялись содержать всё в стерильной чистоте. Ему показали и крыс в криосне и их восстановление. Пообещали уже в скором будущем, сделать всё это с человеком, кто же из них мог подумать, что оно настанет практически сразу. Пытались что-то ему объяснить, но Пенькову хватило крыс. Все эти разговоры про специальные составы в кровь, чтобы она не кристаллизовалась при заморозке и прочие мудрёные вещи его совершенно не волновали. Юрий дал им ровно месяц, подкинул денег для ускорения гениальных замыслов и отправился закрывать свою жизнь. Улететь Пеньков уже никуда не мог, поэтому с женой общался только по видеосвязи, она всё поняла, почти 30 лет вместе подготовили к выходкам мужа. Ещё когда они только познакомились на излёте СССР, учась в одном университете, её будущий муж уже вовсю занимался фарцовкой, что ему и помогло в последующие неспокойные годы. С детьми было ещё проще, они уже выросли, плюс всегда знали, что «заботливый» папаша им ничего не оставит, но даст основу, чтобы они двигались сами, расстались без сантиментов. Пеньков пошутил, что готов ко внукам и на этом звонок закончился. Разобравшись с делами и вволю накатавшись на велосипеде, ровно через месяц Юрий Иванович Пеньков увидел, как опыт по крионезации прошёл с обезьяной и залёг сам. Перед погружением в заморозку он только услышал: «Увидимся через 20 лет, Юрий Иванович, вы главное наших постаревших рож не пугайтесь». Пеньков улыбнулся и моментально уснул.

2. Гносельская грамота

2070 год где-то в КАСР

— Зон, иди сюда тут интересно, сканер показывает пустоту на глубине 10 метров, по размерам похоже на комнату.

— Так так, сейчас посмотрим? Неплохо, давай 3д-сканирование, построим общий план.

— Готово, тут какая-то штука посередине, контейнер, что ли, стоп, подожди...секунду, сейчас органкой пройдусь...Зон, там живой человек!

— В смысле живой?! Ты обалдел совсем? Тут же лет 30 как всё завалено, он что там тараканами кормился или чего?

— Да я откуда знаю, датчики показывают, что живой, правда, температура сильно снижена.

— Так подожди, сейчас по сетке пройдусь...ох, блин...он заморожен походу! Тут какие-то исследования были лет 50 назад, похоже эксперимент.

— Балдец какой, нормально на практику съездили! Профессор будет очень доволен, пошли испаритель породы подгоним нужно его извлекать.

— Давай Зен, я набрал профессору, он сейчас заявится, походу тему диплома менять придётся, с такими-то находками.

Пеньков открыл глаза и уставился в странного вида плафон, висящий над ним. Покрутил головой, он находился в небольшой комнате и лежал на чём-то вроде мягкого топчана, торчащего прямо из пола. Ничего собственно, кроме странной лампы, в помещении не было, ни окон, ни дверей. Пеньков ещё раз осмотрел всё и аж вспотел, дверей не было. «Брежу походу! Накрутили черти со своей техникой!» — подумал он и закрыл глаза. Помассировал веки и тут же услышал приятный голос, Пеньков тут же присел на кровати. Перед ним стоял немолодой, но прекрасно выглядящий человек, с небольшой аккуратной бородкой клином и тонкими усами, в здоровенных очках. Стоял и спокойно разглядывал его, дружелюбно улыбаясь. Пеньков автоматически улыбнулся в ответ, но тут же заметил, что двери так и не появилось, его затрясло.

— Товарищ, вам не о чем волноваться вы в безопасности, разморозка прошла без осложнений, сейчас вы находитесь на реабилитации, она скоро закончится. Позвольте представиться, меня зовут Джон Савицки, я ваш лечащий врач.

— Джон? Это хорошо, хорошо! Джон, где дверь?! Джон, блин, где дверь?! Что происходит?!

— Да не волнуйтесь всё в порядке, никуда она не делась, смотрите! — за доктором прямо в стене раскрылось отверстие овальной формы, за ним промелькнуло несколько, спешащих куда-то людей, и оно затянулось.

«Нормально у них техника продвинулась! Каких-то 20 лет, а уже такие штуки!» — подумал Пеньков. Врач меж тем подошёл к кровати и лёгким движением руки преобразовал её в кресло, и подтянул к себе плафон с потолка.

— Сейчас я вас быстренько осмотрю товарищ Пеньков, а позже вы сможете побеседовать с историком.

— С историком? Я не думаю, что за столь малый срок что-то сильно изменилось. Вы мне другое лучшее скажите, лейкемию-то научились лечить уже?

— Лейкемию? А вы о том заболевании, что у вас было до разморозки? Да мы его убрали, интересный случай, у нас её давно не существует. Пришлось архивы поднимать.

— Стоп, архивы? Сейчас 2040 год и уже архивы? Зачем я замораживался интересно ,если всё так быстро завершилось. Кстати, откуда вы знаете моё имя? Вот это техника дошла!

— Ваш паспорт лежал в ящиках, вместе с одеждой рядом с местом заморозки, иногда всё очень просто. А вот с годом вышла небольшая загвоздка, поэтому думаю вам всё-таки следует пообщаться с историческим консультантом.

— В смысле, какая загвоздка подождите? Сейчас год-то вообще?

— 2070, не волнуйтесь, не так уж и страшно.

— 2070, что?! Я пятьдесят лет провалялся, мороженным куском мяса? Вот же черти, не надо было им доверять, забыли про меня, что ли! Во дела, докатились! Но я здоров, это отлично, спасибо доктор! Но, блин пятьдесят лет, ёперный театр! Ну ничего, Пенькова так просто не возьмёшь, ахаха! Кстати, раз всё знаете вы случаем про мой самолёт не слышали ничего, я его в Мексике оставил в своё время сомневаюсь, конечно, что он на ходу, но вдруг.

— Юрий Иванович, не надо так волноваться, всё позади! Лучше вам сейчас поспать, а дальше начнёте осваиваться в новой обстановке. Привыкать придётся, но, я уверен, вы справитесь! Что касается вашего самолёта, секунду, — доктор на несколько мгновений уставился в потолок — так, с ним всё в порядке, он даже работает, в музее истории авиации, если хотите потом сходите туда, они периодически полёты устраивают.

— Вот как, понятно, столько времени прошло, а этот пыхтит ещё, удивительно, но вообще, конечно, я всегда со всем справлялся и тут как неху... — Пеньков не успел досказать фразу и крепко заснул.

Савицки вышел из палаты, он шёл и радостно улыбался, везучий он всё-таки человек, Гносельская грамота ему обеспечена, если не больше. Джон Савицки зажмурился от удовольствия и весело насвистывая направился в свой кабинет.

На следующие утро Пеньков проснулся бодрым и отдохнувшим, захотел в туалет и тут же в одной из стенок открылась дверь. Туалет оказался вполне себе обычным, за исключением того, что всё постоянно возникало из стен и тут же в них исчезало, трёх ракушек Пеньков не нашёл, выползший из пола унитаз, мало того, что идеально подходил под этого зад так ещё и что-то там сделал, что подтираться не пришлось. Помыв руки в блуждающей раковине, Пеньков решил глянуть, что у него с зубами, открыл рот, чтобы посмотреть в зеркале и почувствовал, будто по его зубам кто-то прошёлся невидимой щёткой, он даже рта закрыть не успел, как всё закончилось. Вдоволь поэкспериментировав в ванной, Юрий наконец выбрался оттуда и увидел, сидящую, на похожем, на пуфик стуле симпатичную невысокую блондинку. Заметив его, она широко улыбнулась и прошагав навстречу пожала руку. Рукопожатие было на удивление сильным. Затем изящно примостилась обратно на пуфик и вынула из кармана ,что похожее на свёрнутую в трубку плёночку которую тут же развернула, превратив в небольшой планшет.

— Здравствуйте! Меня зовут Лариса Чиповец и я здесь, чтобы начать вводить вас в курс нынешней ситуации!

— Лариса? Очень приятно! Вы русская?

— Вы знаете, кто-то в предках есть, но это не так важно, товарищ Пеньков. Сейчас я вам кратко обрисую ситуацию, что произошло, зато время, что вы отсутствовали.

— Без проблем, готов слушать, — Пеньков удобно расположился на своей кровати.

— Я не буду вас сильно мучить, когда захотите потом сами подробнее узнаете. Если кратко в 2040 году здесь в США произошла революция, позже названная Великой июльской социалистической революцией!

— Стоп! Что! Социалистическая революция в США? Вы серьёзно! Да это явно розыгрыш, точно какой-то развод, где у вас тут камеры?! — Пеньков резко подскочил и забегал по комнате.

— Юрий Иванович я более чем серьёзна, сами всё уведите. Теперь мы называемся Союзом Американских Социалистических Республик, сокращённо САСР, а вы сейчас находитесь в КАСР.

— Дайте догадаюсь, Калифорнийская Американская Социалистическая республика?

— Да совершенно верно, именно там мы и называемся! Вы всё схватываете на лету, товарищи Пеньков.

— Господи, правда, это реально правда?! Ахахаха! Какая идиотия, мамочки! Это бред полнейший! Не может такого быть, никак! Ахахахаха! Нет вы явно врёте! Да не может такого быть, это дичь какая-то!

— Юрий Иванович, давайте всё-таки успокоимся! Мы изучили вашу биографию и можем понять реакцию, но уже столько лет прошло, так что выдохните и успокойтесь! Иначе как мне вам дальше рассказывать!

— Да какое успокойся! Вы сдурели совсем! Какое успокоиться, вы такую хрень несёте, сейчас полную! Кошмар! И вообще, знаете что, свалю я отсюда из этого вашего дебильного розыгрыша! Выпустите меня! Мне нужно вернуться, домой в Россию, знаете ли!

— Юрий Иванович, спокойнее иначе вам скоро придётся снова заснуть! Давайте я вам про Россию расскажу, там...

— Да хватит уже, нести этот бред! Выпустите меня отсюда, быстро! — Пеньков рванулся к Ларисе и тут же плавно опустился тихонько посапывая, под ним быстро появилась из пола кровать.

Лариса встала и вышла из Палаты. Пройдя по коридору, она вошла в открывшуюся в стене дверь, где в уютном кабинете восседал Савицки.

— Джон вы оказались правы! Он совершенно нестабильный! Вообще, ничему не верит.

— Я же говорил внимательнее нужно было изучать данные, думаю тут тот случай, когда мало что изменишь.

— Я всё же считаю, что он приспособится, я верю!

— Верить не нужно Лариса, за верой можете в храм святого Кальмара сходить, у нас здесь научное учреждение, мы, конечно, дадим ему время, но думаю, что придётся использовать план Б

— Джон, но это совсем жестоко, наше общество уже давно не такое!

— Лариса, наше да. Только он не из нашего общества и судя, по данным, вряд ли захочет в него встраиваться! Но, конечно, я вам не запрещаю попробовать ещё!

— Спасибо, Джон! Я постараюсь!

3. Сам не сделаешь, никто не сделает.

Через 3 недели там же

Пеньков стоял перед зеркалом и листал каталог навыков, которые можно было изучить. После первого общения с Ларисой он как-то сразу затих и попросил возможность самому, в своём темпе постигать окружающую действительность. Его научили пользоваться базой данных навыков, сейчас, оказывается, можно было овладеть практически любыми умениями, будь то кулинария или древняя езда на велосипеде, за несколько часов по специальной методике. Правда, Пеньков три недели потратил на то, чтобы научиться управлять этим всем с помощью мысли, мозг никак не хотел перестраиваться, нередко доводя его до бешенства, но цель была поставлена и он упорно шёл к ней. Пеньков ради интереса перелистнул на курс управления велосипедом, система тут же вывела сообщение на экране, что ему лично это никак не требуется так его организм полностью готов и приспособлен к данному запросу. Вообще, ответы от системы можно был принять прямо в мозг, но Пеньков решил читать по старинке, так как бестелесный голос звучащий, казалось, прямо в голове до сих пор дико пугал. Он полистал курсы и нашёл то, что искал, управления старыми самолётами, база данных была огромной и там содержалось то, что сейчас попросту не использовалось и это было ему на руку. На экране появилась надпись, что для обучения необходимо четыре часа курса во сне и через неделю ещё четыре для закрепления с последующей практикой. Пройдя первую часть курса, Пеньков ринулся изучать расписание работы музея авиации и главное, показательных полётов.

Савицки сидел у себя в кабинете и лениво перелистывал отчёты ,как к нему ворвалась Лариса с выпученным глазами и с порога закричала: «Нам нужно что-то делать! Пеньков, похоже, совсем с ума сошёл!»

— Ларисочка! Успокойтесь, это про его изучение управления самолётом?

— Да! Представляете, его не интересует история, ему ничего не важно, а вот как управлять древним самолётом это он изучает! Как же так можно!

— А я вас предупреждал. Кстати, скоро он будет проситься прогуливаться и попытается удрать.

— Но у него же ничего не получится, так! Он же не сможет! Ведь правда? Да?

— Да нет Ларис как раз получится, Пеньков убежит.

Пеньков вальяжно прогуливался вдоль невысокого заборчика пониже колена, окружавшего больничный садик для моционов. И вдруг перепрыгнул через него и рванулся вниз по улице, где свернули в ближайший переулок и скрылся из виду.

Юрий медленно бродил по музею, ощущая, как немного сдвигаются четыреста плоских планшетов под курткой, которые он украл перед этим в одном из помещений, где они просто лежали и их мог брать любой желающий, он и взял, правда, всё сразу. Здесь вообще не надо было не за что платить и это его жутко бесило. Он дождался закрытия, спрятавшись в контейнере для мусора в одном из туалетов, пришлось, впрочем, перед этим отключить, встроенного в него робота, но он даром времени не терял и успел изучить не только управление самолётом. Когда всё затихло, Пеньков спокойно выбрался наружу и пошёл на лётное поле. Когда он уже подходил к самолёту, внезапно включились прожекторы и высокий голос приказал ему остановиться, Пеньков словно заяц устремился в самолёт, тот был открытым, он быстро задраил входную дверь и рванулся в кабину пилотов, где умудрился садануться головой об край входа, аж в глазах потемнело, но быстро собрался и применил освоенные навыки. Через некоторое время самолёт, сопровождаемый лучами прожекторов, взмыл в небо. Пеньков думал, что его, может быть, захотят сбить или ещё что-то, адреналин так и плескался в крови, но, похоже, что старый самолёт быстро затерялся в воздушном пространстве. «Идиоты! Революция у них, дурачки малахольные! А меня удержать даже не смогли! Слабаки!» — удовлетворённо подумал Пеньков, прокладываю курс на Москву, с этим на удивление никаких проблем не возникло и через час он уже крепко спал, поставив на автопилот.

4. Обратно на вершину.

Москва, примерно через 10 часов

Россия встретила его не слишком приветливо, ему было приказано прилететь на определённый аэродром, где он благополучно и приземлился. Место было небольшое, где-то в Подмосковье, снаружи лил проливной дождь и никто не спешил к его самолёту. Поэтому он, решив, не терять времени, быстро выбрался оттуда и преспокойно ушёл из этого места. Через час он был уже в Москве.

Что удивительно, но город практически не изменился, не было видно каких-то больших новостроек или чего-то ещё подобного. Пеньков решил потом во всё разобраться, а сейчас ему нужно было срочно где-то остановиться. Одним из плоских планшетов он умудрился оплатить ночь в каком-то затрапезном хостеле, в котором хоть и потребовали паспорт, но быстро сдались после обещания, что всё завтра будет, тем более, что Пеньков оставил в виде залога парочку планшетов. На следующий день он оттуда удрал и, вспомнив былые навыки, пошёл продавать планшеты. Москва же вокруг казалось замерла во времени, будто не 2070 за окном, максимум 2025. Поспрашивав людей, Пеньков узнал, что в 2030 после революции в Америке Китай неожиданно то ли вторгся, то ли скупил земли, мнения у всех были разные, в общем, отжал всю Восточную Сибирь. Так что Пеньков в данный момент находился в Московской Федерации. По сути, это была Москва, расползшаяся на оставшуюся территорию, но что было гораздо важнее и приятнее, так то, что никаких революций не произошло. И это был отличная возможность для Юрия Ивановича, начать сначала. Первичный капитал из четырёхсот планшетов, позволил ему очень быстро взлететь в этом обществе. Навыки фарцовки сильно ему пригодились. И хотя Москва по виду ощущалась как город, к которому он привык, по содержанию это были чистые девяностые, только почему-то без бандитов. Но удивляться Пенькову было некогда, он целеустремлённо и планомерно и наращивал свой капитал и уже через пару месяцев умудрился открыть несколько магазинов и подумывал о собственном банке.

Пеньков увлечённо крутил педали специально сделанного для него байка, тело работало автоматически, голова же была занята приятными вещами. На этой неделе предстояло открытие нового банка, а к концу месяца, его пригласили на встречу президента с бизнесом, это был хороший шанс, и Пеньков не собирался его упускать. Он заходил в последний поворот, как вдруг перед глазами на миг всё потемнело и будто проскочила искра, он резко дал по тормозам и чуть не вылетел из седла. «Совсем уже заработался, надо дать себе отдых» — подумал Пеньков, улыбнулся и зашагал от велодорожки к своему дому. Пройдя сразу в роскошную ванную, он с удовольствием плюхнулся в тёплую воду и практически сразу уснул. Пенькову снилось, как он выигрывает президентские выборы, во сне его лицо разгладилось и приобрело совершенно детский вид.

Ребят, а это недавно открывшаяся экспозиция «Нравы того времени», здесь вы можете понаблюдать полностью смоделированную Москву начала 2020 годов, ещё до мировой революции, думаю вам будет интересно, как раньше жили люди. Перед 6 Б классом открывалась огромная интерактивная экспозиция, где можно было посмотреть, как выглядел город, понаблюдать за снующими туда-сюда людьми. Позволялось выделить любого человека и узнать про него всё, последить за его жизнью и так далее. Один из школьников сосредоточено разглядывал человечка, подпись гласила, что это настоящий, а не восстановленный на основе исторических данных человек, который был разморожен, но так и не смог принять новую реальность. Поэтому его пришлось подключить к виртуальной машине. Высокий голубоглазый парнишка с печальным лицом наблюдал за тем, как человечек, увлечённо поедал какие-то деликатесы на светском рауте.

— Вань, ты чего там застрял, пойдём уже! Все дальше ушли! Это, конечно, интересно, но мне таких людей не понять никогда.

— Юр, мне тоже! Вообще не понимаю, как так можно было жить, ради чего, зачем? Денег? Власти? У этого дядьки судя по информации есть и такие притязания. Глупости какие-то, а ведь раньше ради этого всего войны устраивали!

— Вань ну ладно тебе, это когда было! Нам их точно не понять, что с них возьмёшь, отсталые закостенелые люди были! Не печалься, нам ещё в кружок по космической навигации идти!

Из другого конца зала раздался зычный голос учительницы: «Пеньковы, бегом сюда, вечно вы где-то застреваете!» Братья переглянулись и, весело смеясь, ринулись догонять свой класс. За их спинами Юрий Иванович Пеньков доедал королевского краба.

Эпилог

Джон Савицки стоял перед зеркалом и судорожно в который раз собственноручно пытался завязать галстук, в комнату впорхнула Лариса, оценила ситуацию и сделала это сама. — Джон, вы такой старомодный, нам выходить через десять минут, а вы с галстуком возитесь.

— Лариса, я, если честно не понимаю, что я здесь делаю, — Джон смущённо улыбнулся и пожал плечами.

— Тоже, что и я, готовитесь получить Гносельскую грамоту за работу с Пеньковым!

— Лариса, но это же полный провал! У нас ничего не получилось! Мы не смогли ему помочь! Ничего не смогли! У нас историческая часть совсем неточная!

— Джон, не волнуйтесь вы так, мы же всё сто раз прогоняли, если сделать всё исторически, то его моментально в тюрьму бы посадили и на этом симуляцию можно было заканчивать. А вообще, это я должно так говорить, а не вы. Думайте об этом как, о вкладе в будущее, некоторые люди просто не хотят, чтобы их спасали, но это хотя бы будет уроком для других. Напоминанием про те времена, куда ни за что нельзя возвращаться!

Лариса ещё раз критически осмотрела Джона затем взяла его под руку и они вместе пошли навстречу аплодисментам.

+1
21:18
197
Комментарий удален
19:43 (отредактировано)
Я не поняла, а чего так испугался главный герой проснувшись? Социалистическая революция это ж не зомби революция? Я бы обязательно начала расспрашивать — «Не может быть! Вам удалось таки построить коммунизм? А как? Расскажите подробнее! Какая система власти, устройство общества и т. Д.» а он, услышав «Революция!» стал биться в истерике. Понятно, конечно, «Я рождён в Советском Союзе, сделан я в СССР», память предков, но… Он же жену потерял, дети живы возможно, а он переживает из-за такой ерунды, даже не вникнув в суть перемен)) Или он за свое, кровное, боится что раскулачили коммуняки, и самолёт прихватизировали? laugh
А если серьёзно, 50 лет очень мало для глобальных перемен. Но если уж они наступили, нужно было поделиться с читателем, кого свергла революция и что из этого получилось, окромя выдвижных столиков и смарт зубных щёток))
19:48 (отредактировано)
Странно, что галстук обыкновенный) а не завязывается сам, и что Лариса с Джоном общаются не телепатически-ведь автор упоминает мгновенную реакцию — мысль-действие, и даже возможность видеть будущее — Джон знает, что Пеньков убежит..
Правда, Пеньков три недели потратил на то, чтобы научиться управлять этим всем с помощью мысли,
Империум