Илона Левина

Черный понедельник

Черный понедельник
Работа №87

24 февраля 2020 года.


Морозное утро понедельника в Нью Йорке заставляло пешеходов практически бежать по улице на работу. Солнце почти взошло, но изморозь покрыла все вокруг и не отступала.
Желтый автомобиль такси припарковался возле уютной кофейни на Бродвее и выключил шашечку «Такси».
- Эспрессо без сахара, пожалуйста. - водитель такси бережно передал купюру и, получив свой горячий напиток, сел обратно в автомобиль. В машине было тепло и теперь еще стоял аромат кофе. Эфирное радио вещало о начавшемся обвале на бирже, по масштабам сравнимым с 1929 годом. Эту дату уже назвали «черный понедельник». Причиной обвала была названа эпидемия коронавирусной инфекции, начавшаяся в Китае несколько месяцев назад и масштабы трагедии были недооцененными властями. По данным ВОЗ эта эпидемия могла перерасти в пандемию, с которой мир еще не сталкивался.
- Неисповедимы пути Господни… - таксист сделал маленький глоток и лицо растянулось в безмятежной улыбке. Выключив приемник, он долго смотрел вдаль и о чем-то думал. Начинался новый день.

Совсем недалеко от Бродвея, на Уолл Стритт, одному из брокеров было особенно тяжело начинать рабочий день. Его звали Ричард Бёрн. Это довольно статный мужчина в возрасте под 60 лет, имеющий семью, детей и внуков. Он всегда любил свою работу и относился к ней довольно ответственно. Его клиенты имели неплохой финансовый прирост благодаря правильно подобранным стратегиям. Но «черный понедельник» … Для него это было как проклятье. Телефон был «красным»: ему звонили практически все его клиенты, а иногда даже те, о ком он и не знал.
- Ричард! Что ты наделал? Как это могло произойти? Я потерял все свои сбережения! – негодовал дозвонившийся клиент. – Я вас понимаю, но… - пытался оправдываться Ричард, но клиент его перебил, - Я ничего не хочу слышать! Мне нужны мои деньги! Я тебя по судам затаскаю! – и бросил трубку.
В любой другой день Ричард нашел бы, что ответить, все таки уже столько лет на Нью-Йоркской фондовой бирже научили, как работать с клиентами, потерявшими свои вклады. Но в его голове сейчас путались мысли и дыхание затруднялось, он ослабил галстук на рубашке и открыл окно, но похоже ему становилось только хуже. Утром на домашний телефон ему поступил звонок и неизвестный пообещал устроить расправу над близкими. При чем у Ричарда не было возможности провести диалог с незнакомцем. Он просто бросил трубку. Звонок совершался из таксофона, которые к лету 2020 года обещали убирать с улиц Нью-Йорка, поэтому определить кто звонил было практически нереально.

В данный момент Ричард не мог думать ни о чем другом, на мобильном телефоне оставалось 3% батареи, и он не прекращал звонить.
- Тревор, я очень нехорошо себя чувствую, - Ричард невнятно обратился к своему боссу. – Я съезжу за лекарством и вернусь через час.

- Ричард, ты серьезно? Тебе не кажется, что сейчас не самое лучшее время для этого? – Тревор был не просто в гневе, ощущение было такое, что он сейчас начнет всех бить разрядом тока лишь взглянув в глаза собеседнику. – Прости, но мне действительно плохо… - Ричард устремился вниз по лестнице под крики Тревора про увольнение и что-то про его личные качества, но он уже был мыслями на пути к дому. С 20 февраля все брокеры готовились к колебаниям рынка, но «черный понедельник» всех застал врасплох. И этот утренний звонок… Нужно было что-то срочно делать. Как минимум отправить семью подальше из города, а лучше из страны, пока все не утихнет.
Ричард сел в свой Рендж Ровер и рванул с места, опасно подрезав проезжавший автомобиль.

***

Здесь, в районе Нижнего Манхеттена, севернее от небоскрёбов Уолл Стрит размеренной жизнью жил старик Джозеф Палман. Ему было чуть более 70 лет, и он не нуждался ни в чем, его обеспечивал сын, который был влиятельным человеком в Нью-Йорке. В его жизни образовалась пустота, после того, как его жена София покинула этот мир несколько лет назад из-за осложнений со здоровьем. Это была любовь всей его жизни, которая подарила ему прекрасных детей и терпела его выходки, когда он был еще совсем молод. Сейчас, спустя столько лет, когда ее нет рядом он рад, что прожил свою жизнь с ней и каждый год, в день, когда ее не стало, он ездит к ней на Гринвудское кладбище в Бруклине с букетом ее любимых белых лилий.
В этот день, 24 февраля он, как и каждый год собирался ехать на кладбище. Обвалы на бирже его волновали меньше всего. Да и страх перед возможной пандемией тоже. Джозеф был всегда абсолютно счастлив в этот день, как будто едет на встречу к своей жене, с которой так долго не виделся. Рядом с ее могилой он рассказывает ей о том, как ходил на рыбалку, про птиц, которых он кормит в парке на Гудзоне. Каждый раз вспоминает историю о том, как он, как он пришел знакомиться с ее родителями в галстуке, но с расстёгнутой ширинкой. Единственное, о чем он мечтал, это обнять ее, может быть там наверху она ждет его, и вот тогда он будет бесконечно счастлив!

Джозеф взял телефон и позвонил сыну Оливеру.

- Сынок, я поеду на могилу к матери, ты, наверное, не сможешь за мной заехать? Ну да, работа… Да ничего страшного я доберусь, благо водить не разучился, буду потихоньку ехать. Ну все, пока.
Джозеф всегда ездил с сыном на могилу Софии, но понедельник был непростым для всех, от брокера до верхушек власти, поэтому выбор оставался небольшой. Протерев зеркала на своей старой Хонде и поправив галстук в зеркале заднего вида, он нежно положил лилии на переднее сиденье своего автомобиля и не спеша двинулся в путь.

***

Недалеко от бруклинского моста в бургерной на Энн стрит было не людно. Телеведущая местного телеканала Эмма Моррис с дочкой, по имени Майя уплетали за обе щеки свежеприготовленные бургеры с хрустящим хлебом, зеленью и «секретным ингредиентом», по словам новоиспеченного хозяина заведения. Бургеры и правда были очень вкусные, а в помещении было очень тепло и, заходя сюда с улицы, да еще и с мороза, щеки сразу румянились и хотелось спать. Приглушенно играла музыка, никто не мешал этому мгновению покоя.
-Мама, а в чем смысл жизни? - Майя посмотрела на Эмму вопросительным взглядом.

- Ну, наверное, быть счастливым. У каждого свой смысл. Вот этот парень, который делает бургеры, он ведь наверняка счастлив. Ради этого он открывал это заведение, копил деньги, оформлял аренду и все такое.

-Хорошо, а вот твои новости, о которых ты каждый день говоришь в эфире. Они делают кого-то счастливыми?

-Не все в мире делается ради счастья. Мне важно, что я счастлива. Меня узнают люди, я знакомлюсь с разными высокопоставленными людьми. В конце концов я могу сидеть с тобой здесь и трескать бургеры, а если нужно будет, то и свое заведение откроем, с какими-нибудь блинчиками или типа того! Ну, если ты захочешь. – Ехидно улыбнувшись Эмма вновь откусила большой кусок от бургера. – Ммммм… ну правда, ведь очень вкусно!
-А как устроено телевидение, откуда к вам поступают новости? – Майя хотела все знать.

- Ну и вопросы у тебя, в твои то 11 лет! Я в твои годы так глобально не задумывалась, в кого ты такая? – Эмма вытерла салфеткой руки и хотела взять в руки телефон, когда он сам зазвонил. Высветился городской номер.
- Алло? – Эмма ответила на звонок, взяв еще одну салфетку, но протирая руки она остановилась и только кивала головой, боясь пропустить хоть слово говорящего. – Да. Но… Как же так… Я ездила сама. Да, Майя со мной. Хорошо… Сейчас возьму такси…
Лицо Эммы побледнело и улыбка с лица ушла, как будто ее и не было.

- Мама, что случилось? – Майя испуганно смотрела на Эмму.

- Папе стало хуже… Нам нужно сейчас ехать с тобой в госпиталь.

- Это очень серьезно? – Майя не понимала, что происходит.

Эмма растерянно смотрела по сторонам и что-то пыталась найти в сумке.

В это время по телевизору над барной стойкой шла передача новостей.
Ведущая о чем-то говорила и на фоне появилась картинка из Китая.

- В китайском городе Ухань началась эпидемия, количество заболевших в Китае на сегодняшний день уже 77 тысяч, летальных исходов 2,5 тысячи.
Вспышки вируса уже зафиксированы в других странах, но пока что количество заболевших небольшое. Власти пытаются предотвратить распространение нового штамма вируса и всем эвакуированным гражданам нужно обязательно проходить обследование и изоляцию на время от 2-х до 3-х недель. Если Вы недавно посещали другие страны, обратитесь в ближайшее медицинское учреждение для обследования и возможной госпитализации…

Спешно выйдя на улицу Эмма и Майя пошли на пересечение Энн стрит и Бродвея, чтобы поймать такси и доехать до Бруклинского Центрального Госпиталя.

***

Тем временем погода быстро менялась и в Нью-Йорке все накрыло мокрым снегом, более похожим на дождь. Вокруг все было серым и не совсем уютным, не смотря на светящиеся дома и рекламные вывески.
Озадаченный Ричард сел в желтый автомобиль, таксист выключил шашечку «Такси», и они выехали с Бродвея к Бруклинскому мосту.

- Погодка сегодня переменчивая – таксист добавил обдув печке, чтобы быстрее согреться.

- Да уж – буркнул Ричард, вытирая запотевшее стекло.
Таксист продолжил разговор:

- Не самое лучшее время для поездок, наверное, что-то срочное? Я могу ускориться.

- Вряд ли это поможет, в моей ситуации я даже не знаю, что или кто сможет мне помочь… - Ричард был подавлен.

- Случилось что-то серьезное? – таксист сделал паузу и потом добавил - Я могу помолчать, если вам не хочется об этом говорить…

Ричард набрал воздух в легкие и на выдохе произнес очень тихо:
- Сегодня утром моей семье пригрозили расправой и я понятия не имею, кто это…
- Ого… Наверное это как-то связано с вашей деятельностью?

- Я брокер. А если вы смотрите новости, то уже слышали… - Тут таксист аккуратно перебил его – «Черный понедельник»? – Да, чертов понедельник, будь он не ладен.
Таксист задумался.

Ричард продолжал:

-Ну, ладно – я. Но семья-то тут при чем? Я даже не успел предложить компенсировать убытки.
Такси замедлил ход, а водитель не оборачиваясь спросил:

-А вы уверены, что это вопрос финансовый? И что его можно было бы решить за деньги?

- Конечно! – Ричард воскликнул, посмотрев в глаза водителю через зеркало заднего вида, - все что движет этими людьми - это деньги! Я получаю сотни и тысячи инвестиционных предложений и все они связаны только с одним – желанием легких денег, богатства и…

Таксист надавил на педаль газа и, пока Ричард искал свой платок во внутреннем кармане, задал вопрос:

- А во сколько поступил звонок угрожавшего вам?

-Ну, около 4 утра, скорее всего, я спал, а потом мне было не до этого. А что?

Таксист выключил обогрев салона и задумчиво произнес:

- Об экономическом обвале было известно позже, чем поступил звонок. Эти угрозы, скорее всего, связаны с чем-то другим. – он посмотрел в глаза Ричарду, как будто знал, с чем это связано. В глазах Ричарда было недоумение и мысли бежали с огромной скоростью в его голове.

На миг время как будто остановилось, даже капли дождя перестали бить по стеклу.
Ричард не смог сказать ни слова, просто смотрел через зеркало заднего вида и, затаив дыхание, боялся моргнуть.

Голосом, как будто эхо, ему донеслись слова таксиста:

- Заплатите за проезд.

Пошарив в кармане, он достал медную монету, не имея понятия, откуда она взялась и, держа ее в руке, пристально на нее смотрел.

- Этого будет достаточно – таксист странно улыбнулся и забрал монету.

Ричард открыл дверь автомобиля и вышел в густой туман. Не понимая, что происходит он шагнул чуть дальше, а автомобиль такси тихо исчез, словно испарился.
Стояла оглушающая тишина, был сильный туман и каждый шаг отдавал эхом, словно это был коридор пустого здания. Вокруг было много рассеянного света. В голове Ричарда была пустота и почему-то было спокойно. Не понимая зачем, он начал медленно идти сквозь туман, растворяясь в белом облаке.

***

Дверь желтого такси открылась и в автомобиль аккуратно сел Джозеф. Держа в руках белые лилии, он закрыл дверь и поздоровался с водителем такси.

Таксист начал движение и, включив обогрев салона, начал привычный ему разговор:

- Как вам погодка? «Нелетная»? – усмехнулся водитель.

- О да! Я хотел на своем автомобиле ехать, но все же это была плохая затея…

- Согласен с вами, но, чему быть – того не миновать – сверкнув глазами в зеркале заднего вида, он продолжал. – На праздник едете?

- Если бы… Это для моей возлюбленной Софии. Мы долгое время боролись с раком, но болезнь оказалась сильней и теперь, все что я могу для нее сделать - это отвезти цветы на ее могилу раз в год.

- Сочувствую…

- Все в порядке! Я прожил счастливую жизнь, жаль, что время нам не подвластно. – Джозеф поправил свой галстук. - А вы дарите цветы своей возлюбленной?

- У меня ее нет. Но сегодня у меня тоже дата, которая мне очень запомнилась. Знаете, российского писателя Гоголя?

- Конечно! Это же русская классика!
- Так вот около 170 лет назад в этот день он сжег второй том «Мертвых душ». Мир так и не узнал, о чем он писал в этом произведении. Насколько известно из истории, он сделал это по причине «страха смерти». Хотя до конца не ясно, чего он именно боялся: страха умереть в бедности, в которую он себя загнал этими «душами», то ли просто он был психически не здоров. А Вы как считаете?

Джозеф пожал плечами:

- Одному Богу известно, чего он боялся. И о чем он писал в этом втором томе, чего не нужно было знать другим.
- А что бы вы сказали Богу, если бы у вас выпал такой шанс? – таксист не моргая смотрел через зеркало заднего вида на Джозефа.

- Наверное поблагодарил бы его, за то, что он подарил мне столько лет жизни с Софией…

- Обычно люди просят прощения, мы ведь все не святые.

- Да, мне есть за что просить прощения, но я думаю это уже я скажу, глядя ему в глаза. Ведь когда-нибудь это произойдет – Джозеф задумался, будто подбирал слова для этой встречи с Богом. Таксист остановил автомобиль и произнес:
- Оплатите поездку.

- Ой, я же забыл кошелек в бардачке своего автомобиля, как неудобно…

- Ничего страшного, посмотрите в правом кармане – как будто эхом донеслась фраза таксиста.

Джозеф достал медную монету, с удивлением рассматривая чеканную огранку.

- Этого достаточно – водитель такси взял из рук монету, дверь такси открылась и через секунду Джозеф стоял на улице среди густого тумана. Автомобиль исчез и Джозеф прижав к груди цветы начал идти вперед, не понимая, где он находится. Мысли в голове отсутствовали и свет заполнял все пространство вокруг. Туман обволакивал его и слышно было только шаги, которые он делал не спеша, эхом пронзая тишину.

***

Эмма хлопнула дверью желтого такси и попросила ехать быстрей.

- Добрый день, конечно, уже едем! – водитель тронулся с места, указав поворот и включив дворники авто. – Куда так спешим?

- Мне нужно в Бруклинский госпиталь, срочно.

- Сейчас пробки на Бруклинском мосту, но я думаю вы успеете. Что-то с близкими?

- Да. Муж попал в больницу с пневмонией и сегодня ему стало хуже. Мне позвонили из госпиталя и сказали срочно приехать.

- Когда родственники болеют – это тяжело… а дети тем более. У вас есть дети?

- Да, Майя. Но я не решилась брать ее с собой, для нее это может быть очень большой стресс.

- Ясно. А чем вы занимаетесь? Мне кажется я вас где-то видел...

- Я телеведущая новостей на местном телеканале.

- Точно! А я-то думаю, очень знакомое лицо! – заулыбался таксист, - то есть вы в курсе всех событий?

- По большей части да.

- И, наверное, точно знаете, что сейчас происходит в Китае?

- Все знают, что там вспышка эпидемии, но никто не скажет точные цифры по заболевшим и умершим. Так же есть опасность того, что все это перерастет в пандемию мирового масштаба и тогда всем придется туго. Ну, а сейчас все наблюдают, как Китай справляется с этим вирусом и думают, к чему готовиться нам.

- Возможно так все и должно было случиться. Ведь чему быть, того не миновать.

- Да, но такой ценой – это страшно. – Эмма съежилась и уставилась в окно.

- Люди, в общей массе, не очень любят признавать свои ошибки, а уж расплачиваться за них тем более. Когда в мире происходит что-то серьезное и глобальное, мне начинает казаться, что люди в чем-то провинились. Вы так не считаете?

- Я бы не хотела расплачиваться за чужие ошибки.

- Согласен, но я думаю у каждого из нас есть то, о чем мы можем сожалеть.

- Есть конечно… Но зачем мне это? Всему свое время, сейчас меня это меньше всего волнует.

Некоторое время спустя, такси остановилось. Сверкающий взгляд в зеркале, и фраза «заплатите за проезд». Эмма, словно под гипнозом, достала медную монету, положила ее в руку таксисту и открыла дверь. Туман был настолько сильным, что ей не было видно своих ног. Она чувствовала мягкое обволакивание, словно ее превращает в кокон эта белая пелена света. Эмма начала делать маленькие шаги вперед, монотонно оставляя эхо в этой тишине.



***

Водитель желтого такси уже хотел закончить свою работу, как к нему в автомобиль села девочка.

- Здравствуйте, а вы могли бы отвезти меня к маме? Она уехала передо мной, но меня с собой не взяла.

- Здравствуй, а тебя, наверное, Майя зовут?

- Да все верно! – Майя приветливо заулыбалась, поудобнее устраиваясь на заднем сиденье авто.

- А она не будет тебя ругать, за то, что ты сама путешествуешь?

- Нет, конечно! Мне уже 11 лет, я несколько раз добиралась к маме на работу на такси. Она у меня известная телеведущая. – с гордостью протараторила Майя.

- Ну хорошо, давай я тебя отвезу. А ты знаешь, куда поехала мама?

- Да, она говорила, что надо ехать срочно к папе. Он заболел и лежит в Бруклинском госпитале.

- Окей. Ты сейчас учишься в школе?

- Да, мне очень даются все предметы, мама говорит, что я «одаренная». Много информации могу запомнить и очень люблю цифры.

- Ух ты! Столица Португалии? – таксист растянулся в большой улыбке, словно он принимал экзамен в школе и знал, что ученик не готов.

- Слишком легко, Лиссабон! – выпалила Майя, готовая начинать «сдачу экзамена». – Я даже знаю, что Нью Йорк однажды был обменян на Суринам, когда тот был крупным сахарным поставщиком.

-Ого! Это где такое находится?

- Северо-восток Южной Америки, раньше называлось Нидерландской Гвианой. Я вообще люблю исторические факты, все удивляются моим увлечениям. Я бы хотела стать женщиной президентом и сделать мир лучше, я думаю у меня все получится!

- Вот это я понимаю уровень знаний, ты просто молодец! Развивайся, твои знания действительно могут помочь этому миру. А как же мама? Ты никогда не хотела, как она, работать на телевидении?

- Мне не очень нравится, что она постоянно в разъездах. Мне бы хотелось, чтобы она больше времени уделяла нам с папой. Я очень часто за ней скучаю.

- Да уж, у взрослых всегда одна большая проблема: у них никогда нет свободного времени. Даже отпуск приходится планировать за год вперед.

Они дружно рассмеялись.

- А как вас зовут? – спросила Майя.

- Харон.

- Харон?! – Майя начала заразительно смеяться, - вы продолжаете мне проверку знаний?

- Ты знаешь, кто такой Харон?

- Да, это лодочник из древнегреческой мифологии, он перевозил души умерших через реку Стикс и за это просил оплату медными монетами.

- Да, все верно. – угрюмо рассматривая потрепанный руль автомобиля ответил таксист. Он молчал, а Майя смеялась и не унималась – ну и что теперь делать, мне же нечем платить!

- Именно поэтому я привез тебя обратно. - Харон смотрел остекленевшими глазами через зеркало заднего вида. У автомобиля открылась дверь, Майя испугалась, так как из тумана доносились крики с ее именем.

Она смотрела в туман и на водителя и снова в туман. Водитель больше не проронил ни слова, а за дверью было очень шумно и ничего не видно. У Майи закружилась голова и она упала на сиденье. Все было как в тумане, кто-то кричал уже ей прямо в лицо, а потом взял за руку.

- Майя! Майя очнись! – Майя начала понемногу приходить в себя, и первое, что она увидела это лицо женщины, в окровавленном белом халате, которая держала ее руку.

- Она пришла в себя, поехали, быстрее! – доносился все отчетливее чей-то голос.
Майя лежала на носилках, вокруг бегали люди в белых халатах. Было большое скопление людей и машин.

Всего в нескольких метрах от нее пожарные тушили Рендж Ровер и старенькую Хонду. На перекрестке были рассыпаны белые лилии, по которым уже проехал пожарный автомобиль.

Майя начала погружаться в сон от укола, который ей сделала врач скорой помощи и ее в срочном порядке увезли в госпиталь.

Рядом с местом трагедии телеведущая местного канала вела репортаж с места событий.

- Как нам стало известно, произошло столкновение двух автомобилей: внедорожник Рендж Ровер, принадлежащий Ричарду Берну, брокеру с Уолл Стрит и легковым автомобилем Хонда Джозефа Палмана – пенсионер из Вест Вилледж. Так же пострадали 2 пешехода. К сожалению, по нашим данным погибло 3 человека, и 1 ребенок в тяжелом состоянии только что был отправлен в госпиталь.

По данным свидетелей хонда двигалась по Бродвею, а Рендж Ровер ехал по Весей стрит. Скорее всего водителю Рендж Ровера стало плохо. После аварии он не получил травм, так как был пристегнут и сработали подушки безопасности, однако врачи констатировали у него остановку сердца. Он выскочил на красный свет, где ничего не подозревавший водитель хонды совершал маневр. После столкновения у водителя хонды были критические травмы, несовместимые с жизнью. Внедорожник вынесло на тротуар, где стояла с дочкой наша коллега, ведущая нашего телеканала Эмма Моррис. К сожалению Эмму не удалость спасти, а дочь Майя пришла в себя, благодаря слаженной работе врачей и сейчас они едут в госпиталь. Мы приносим соболезнования семьям погибших.

Тем временем улицы Нью-Йорка заполнились сиренами скорой помощи и пожарных. На фоне бегающих врачей, спасателей и толпы людей, фотографирующих все на мобильные телефоны, стоял желтый автомобиль такси, через секунду выключивший шашечку.

-2
21:12
285
18:51
Интересная идея с таксистом — сразу вспомнились «Американские боги» Геймана. Но кроме этого удачного образа в рассказе как будто больше ничего и нет — я очень смутно понял, о чем он. Еще знакомство с персонажами довольно топорное, мне кажется вышло бы лучше, если бы вместо «он очень любил свою жену с которой прожил всю жизнь» это становилось понятно читателю через действия и эмоции персонажа. А так будто сводки какие-то про них читаешь.
20:05
Ой, сори, случайно попал по минусу. А с комментов согласен.
Империум

Достойные внимания