Эрато Нуар

Неоновый пассаж

Неоновый пассаж
Работа №99

«Убить, гада! Цель: Иван Невский», - чёрные буквы почти расплывались на серой газетной бумаге. Распечатка заказа на убийство вышла далеко не высшего качества. Но содержание было не лучше.

Заказ поступил от некоего мистера Фрида. Чертовски непрофессионально. Не был указан ни возраст, вес и рост (что немаловажно для снайперов, кстати), ни предполагаемое количество охраны мистера Невского. Лишь этот эмоциональный пассаж. Ни слова про распорядок дня цели, не упомянуты ни адрес постоянного проживания, ни список отелей, где он предпочитал бывать; ни намёка про членов семьи и поимённо - любовниц; ни деловых партнёров или иных лиц, с которыми он имел отношения. Только лишь имя, тот самый пассаж да сумма вознаграждения. Хорошо хоть фотку прикрепили: мужчина средних лет без каких-либо выделяющихся черт, а седину на чёрно-серой бумаге не рассмотреть.

Сумма была немаленькая. Но вычти из неё затраты на разведку и взятки должностным лицам за любую мало-мальски полезную информацию, и выйдет по итогу не так уж много.

Серж глубоко вздохнул. Возьмётся, чего уж там, деньги на дороге не валяются. А если бы и валялись, кто-нибудь наверняка бы умыкнул их прямо перед его носом. С его-то везением...

Последнюю свою операцию Серж провалил. И предпоследнюю. Не потому что был в доску пьян (и предыдущем, и в пред-предыдущем случае), нет! Не свезло. Кто ж знал, что у одного несчастного банкира, на которого поступила ориентировка, имеется однофамилец, проживающий через два квартала от скромного гнёздышка самого Сержа, а наёмник возьмётся за дело с особым энтузиазмом, посчитав такое удобное расположение цели знаком свыше. Серж в тот злополучный день, выполнив своё грязное дело, едва ушёл от полиции, спрятавшись на двое суток в мусорном баке.

Тот случай Серж вспоминает с содроганием. Едва ли бы он свёл концы с концами, если бы затем оперативно не выследил одного сутенёра и не сдал шерифу за залоговое вознаграждение. Тот сутенёр, повздоривший со всей местной полицией, несмотря на солидную дозу транквилизатора, доставил массу хлопот, но, что хуже, наградил Сержа накрепко прилипшим прозвищем: Вонючий. После двухдневной жизни среди протухших отходов отчасти справедливо, но больше – обидно!

Дурацкая кличка прикипела намертво. А сомнительная репутация Сержа ещё и усугублялась последующими провалами. Наступила чёрная полоса. И хорошо, что занялся мелкими заказами на ушлых воров и дебоширов за залоговые выплаты, реальное покушение он вряд ли бы осилил. Но это же не значило, будто и пробовать не нужно. Вдруг какое заковыристое дельце ему в руки упадёт, а он, исполнив, вырастет в глазах других наёмников. Глядишь, и Вонючкой перестанут кликать. Да, непременно нужно, чтобы перестали.

Потому Серж ничуть не смутился, теребя в руках лист с заказом. Странности отметил, но отказываться от работы и не собирался. Деньги за неубитого «гада», само собой, уже про себя делил между теми, кому задолжал. Что заказ выглядел чертовски подозрительно - даже хорошо. Профессионалы за такое не возьмутся, а значит, и конкуренция меньше.

- С вас тридцать пять центов, - прервал раздумья наёмника пожилой сотрудник задрипанного почтамта, распечатавший для Сержа ту самую листовку с заказом.

Серж порылся в карманах и не глядя вывалил на стол горстку мелочи.

- На чай, - весело подмигнул наёмник, убирая листовку во внутренний карман куртки, и поспешил к выходу. Позади послышалось:

- Да тут не хватает трёх центов!

***

Серж мог бы и не печатать заказ. Но до жути хотелось какой-то торжественности, ведь для себя он решил, что вернётся в большое дело. К тому же так сподручней. Конфиденциальностью он не слишком побеспокоился - кому какая разница? Тем более в разваливающемся, как и любое местное госучреждение, почтамте.

На улице моросило. Толпа прохожих Города-миллионника циркулировала по улицам как кровоток, смыкаясь в его сердце - деловом центре. Дождь мельтешил в свете тусклых фонарей и рекламных вывесок, вливаясь у дорог и тротуаров в единый поток, текущий вдоль затопленных улиц и минуя забитые всякой пакостью сливы в неработающую канализацию.

Серж направлялся в деловой центр, в то самое сердце, где и сосредотачивалась вся информация. Откуда и стоило начать расследование.

Неоновые билборды делового квартала вглядывались в каждую щёлочку города: в каждый переулок, в каждую подворотню, чтобы донести свой месседж – слоган очередной приторной газировки, глянцевый кадр очередной дурацкой киношки, причудливость очередной ненужной безделушки. Порой казалось, что блеск неона затмевал звёзды.

Добраться до центра быстрее всего на такси, но в карманах у Сержа было пусто. Как и у сотен тысяч людей, проживающих на окраинах, будто бы оторванных от блестящего неоном организма мегаполиса, отрубленных лезвием магистралей.

Местные провинциалы выживали кто как мог: от палаточной комиссионки до проституции и торговли наркотиками. Или охотой на людей, как Серж, на таких же нарушителей буквы закона. Но наёмник не жаловался. Ему нравились приторные газировки (смешанные, само собой, с бурбоном) и глупые фильмы. Он обожал бордели, любил шумные пьяные компании, погружаясь в них надолго, если никаких серьёзных дел не предвиделось и он был при деньгах. В общем, Серж вполне был доволен жизнью и мечтал лишь об одном - чтобы его перестали кликать Вонючкой.

В деловом квартале у Сержа были надёжные связи. Он мог беспрепятственно обойти полицейский кордон, огораживающие центральные районы по периметру. Тайные ходы напрямую вели в неприметное заведение, открытое эмигрантами для "своих". Ко всему прочему, в заведении при особо жгучем желании можно было хорошо налакаться. Даже в долг. А уж выведать чего - за милое дело! Слухи и новости лились из пьяных уст как из рога изобилия, только успевай подставлять уши.

Серж ожидал тёплый приём, но вместо этого...

- Тебе чего? - встретила его Лера неприветливым взглядом. Разнося напитки и мечась по переполненному залу, она как-то умудрилась его высмотреть в толпе новоприбывших клиентов.

Серж, от природы не слишком наблюдательный, ухитрился приметить в миловидной официантке, в прошлом составлявшей ему компанию томными пьяными вечерами, кое-какие изменения: будто бы грудь набухла и движения показались несколько скованными.

- Скучала? - ехидно улыбнулся он.

Лера отложила звенящий бутылками поднос на ближайший полупустой столик.

- Ещё как! - воскликнула она, целясь кулаком ему в переносицу.

- За что?! - взвыл Серж.

- А то не знаешь! Так гнусно воспользоваться положением... Я же в стельку была!

- Я думал, ты сама была не против...

В глазах у Сержа заискрилось. "Точно будет синяк," - подумал он.

Вот как в фильмах бывает? Отважный герой встречает свою бывшую пассию, с которой его разлучило какое-нибудь недоразумение, и после минутного гнева она растает, прислушавшись к сдавленным, но не потухшим чувствам. Серж хорошо помнил эти сюжеты, настолько, что был уверен, будто только так и бывает. И, подняв непобитый глаз, надеялся увидеть размягчившееся лицо Леры. Но вместо этого она зарядила ему и во второй.

- Проблемы? - пробасили над ухом.

- Карл, выдвори этого гада вон. И убедись, чтобы он впредь к нам больше не заглядывал, - бесстрастно бросила Лера и зацокала каблучками по паркету вглубь зала.

Охранник (тот самый Карл) приподнял Сержа за воротник, всучил оплеуху и выбросил на промозглый асфальт со словами: "Бывай, папаша..."

Неудачливый наёмник угодил прямо в лужу. "Ну вот, опять в грязи. Фортуна явно не на моей стороне. И как с такой удачей от гадливого прозвища избавляться?" - успел подумать он, отряхивая грязную промокшую куртку. И вдруг спохватился. С Лерой канули в лету все его связи в деловом квартале! И что ему теперь делать, как выбираться из этого района, огороженного заставами, куда он проник нелегально? Громила Карл его запомнил, а лаз ведёт только через этот бар! Эх, как успешно Серж угодил в грязь лицом! А всё из-за чего?..

***

В деловом квартале не почувствуешь себя так же вольготно, как снаружи, за кордоном. Всюду шныряют патрули, каждый угол утыкан камерами, над проводами жужжат дроны. И шага нельзя ступить, чтобы в наёмнике не признали нелегала. К тому же, здешние копы не размениваются на любезности - сразу в кутузку. И подкупить нельзя: принципиальные.

Серж схоронился в небольшом переулке, отыскал себе сухое место у мусорного бака. Сюда патруль вряд ли заглянет.

На противоположной улице сквозь прямоуголку плотно стоящих зданий виднелся огромный экран, а в нём мелькало самодовольное лицо здешнего Прокурора. Некоего Грегхема Смита. Его тщательно выбритый острый подбородок, казалось, вот-вот царапнёт изнутри стекло неонового билборда, а то и вовсе сбежит из электронных рамок, подвешенных на высоте третьего этажа."И помните, граждане, коррупция - это бич современного общества! Если вы стали свидетелем передачи взятки, немедленно сообщите в прокуратуру по номеру: $555$. Не забывайте, что молчание приравнено к соучастию! Не позволяйте скверне разъедать наше славное общество!" - читал Серж бегущую строку, ибо звуки динамиков до него не доносились.

Про нового Прокурора наёмник знал не много. Назначен Градоначальником всего полгода назад, устроил кадровую чистку, руководил арестом нескольких бандитских притонов. Но это то, что на поверхности, о чём писали электронные газеты. Поговаривали, будто Грегхема поставили главным не для искоренения преступности в Городе, а чтобы сосредоточить поступающие из окраин ресурсы в одни руки. Будь то грязные деньги, люди или же утраченные технологии. Ведь до большого Развала исследовательские институты размещались далеко от центра. А чем они там занимались, одному богу известно. Судачили, что загадочные учёные прошлого и портативную чёрную дыру открыли, и новый, передовой вид человека разработали, и даже что какой-то коллайдер разогнали.

Насколько Серж знал, лихорадка по технологиям так ни к чему и не привела. Как было, так и осталось. Без явного прогресса лет пятьдесят нового не изобретали, незачем. Это даже к лучшему, ведь к чему катящемуся в пропасть Городу пятое колесо? И без этого когда-нибудь грянет так, что всем достанется. Это даже Серж понимал. Трущобы ширились, кордоны сужались, даже неоновые вывески потускнели, отбрасывая на промокший асфальт бледные блики. Да и газировка, рекламируемая с экранов, раньше слаще была. Теперь хоть упейся ею, всё равно без бурбона та ещё дрянь. А реклама день за днём продолжает бросаться обещаниями, гласящими: "лучше некуда!" Как будто выбор есть.

А что там, за Городом, никто не проверял. Говорят, пустыни. Но наверняка сказать вряд ли кто-то сможет: вот зачем судьбу испытывать, пускаясь в неизведанное, если и так едва концы с концами сводишь? Другое - в центре обустроиться. Тут тебе всё: и достаток, и жилплощадь, и досуг, и семью обеспечить можно так, чтобы ещё долго ни в чём не нуждаться. Почти все стремились в деловой квартал, но закрепиться там мало у кого получалось. Зато если закрепишься, не в пример выше прочих подымишься, веруя в завтрашний день и обещаниям Градоначальника. Этого Серж никогда не понимал: а где романтика, где лихое чувство авантюризма?

Вскоре совсем стемнело. Подбородок Грегхема на неоновой вывеске стал ярче и будто бы острее, зато асфальт, на котором наёмник устроился, жёстче и холоднее.

Серж выудил из контейнера какую-то драную ветошь и подстелил под себя.

Внезапно в снующей по улицам толпе на миг показалось смутно знакомое лицо. Нет, ошибки быть не могло, у Сержа отменная память на лица. Тот самый Невский. Наёмник поднялся, накинул ветошь на плечи, подобно плащу с капюшоном, и вклинился в поток прохожих.

Дождь усилился. В свете фонарей капли превращались в блестящую россыпь; поток прохожих, подобно дождю, становился гуще - люди возвращались с работы.

Человек со знакомым лицом поднял белый воротник рубашки, выпирающей из-под брезентовой куртки, и за эту деталь Серж смог зацепиться и не утерять цель из вида. Благо, он не все ещё навыки пропил.

Белый воротник прошмыгнул в неприметную дверь, и, пока та не захлопнулась на магнитный замок, Серж успел её придержать. Внутри было светло и сухо. Этажом выше едва слышался глухой стук шагов, утопающий в ковролине; Серж крадучись отправился следом. Из внутреннего кармана куртки он достал леску с прикрепленными по краям перемычками размером с ладонь. За такие перемычки удобно ухватиться, не боясь пережать руки или упустить нейлоновую нить.

Шаги затихли пролётом выше. Серж затаился. Послышался глухой стук костяшек пальцев по деревянной двери.

Серж как можно тише взобрался по ступеням и, оказавшись за спиной у цели, накинул удавку ему на шею. Белый воротник захрипел, заметался, пытаясь ухватиться за нападавшего или сделать хоть один спасительный вздох. Но Серж лишь сильнее сдавил удавку.

Задыхающийся Невский в панике подался немного назад. Серж, не ожидавший такого манёвра, оступился и покатился вместе с Невским вниз по лестнице. Наёмнику едва хватало сноровки удержать удавку. В сумятице схватки чётко послышался хруст шейных позвонков, и хрип задыхающегося затих.

Серж громко выдохнул. Пролётом ниже он крепко приложился об бетонный пол и к тому же подвернул руку. Бездыханный труп Невского лежал рядом. Предполагаемого Невского.

Наёмник выудил из внутреннего кармана листовку с заказом и сверил портрет с лицом убитого. Всё сходилось: широкий лоб, скулы, глубоко посаженые глаза. Даже разглаженные смертью черты лица идеально соответствовали ориентировкам.

Серж достал смартфон - сфотографировать исполненную работу. На всякий случай рядом положил портрет с заказом.

- Папа? - пропищал голосок откуда-то сверху.

Девушка. Молоденькая. Бледная, будто из неё высосали всю душу.

Обескураженный Серж словно прирос к бетонному полу: и что теперь делать? как с ней, с этой девочкой, поступить?

Но наёмника внезапно что-то сдавило со всех сторон, не давая пошевелиться, будто обвязали какой-то невидимой верёвкой. А пролётом выше девчонка, вытянув руку, опутанную спиралью браслетов, озлобленно глядела на Сержа. Взмах, и наёмник взмыл к потолку, сильно приложившись головой…

***

Очнулся Серж привязанным к деревянному стулу. Только привязь эта разве что не болталась, а стул скрипел. Надо бы Сержу убираться подобру-поздорову, пока возможность была.

Он надавил на спинку стула, задрыгал ногами так, чтобы стряхнуть путы в виде перемотанных тряпок, и почти освободился, когда вошла она. Та девчонка. Светлые волосы, будто солома, небрежно спадали на плечи, оранжевое платье, явно не по размеру, едва удерживалось лямками на тонких плечах, на исхудалых ручках - десять круглых металлических браслетов, по пять на каждой.

Завидев очнувшегося Сержа, она, опешивши, вскрикнула, но тут же взяла себя в руки.

- Не двигайся, слышишь, хуже будет, - сказала она, но как-то неуверенно, будто и не собиралась угрожать.

- Отпусти меня, душка, я ничего тебе не сделаю, - ласково проговорил Серж, - мне ничего от тебя не нужно.

- А мне нужно! - воскликнула девица. - Я непременно хочу знать, кто заказал моего отца!

"Значит, дочь, да? И в контракте ни слова! Упущение..." - думал про себя Серж.

- Как ты мог! - прошипела сквозь зубы она. - И сколько тебе обещали? Хотя нет, я не хочу об этом даже думать. Мне нужно другое, и ты мне всё расскажешь, - девчонка нервно потирала браслеты и вдруг брызнула: - заодно ответишь за то, что натворил!

Девица взмахнула рукой, что-то нажала на одном из металлических приспособлений на запястье, отчего оно загорелось синим. Серж вместе со стулом вмиг взлетел к потолку. Она сомкнула пальцы в кулак, и всё тело наёмника пронзила острая боль. Будто по венам пустили огненную крошку.

Серж застонал.

- Говори, гад, кто дал команду убить моего отца? - кричала она.

Серж заскрежетал зубами. Нет, всё-таки с такой болью он не был готов справиться.

- Заказ пришёл от некоего мистера Фрида. Я получил его по общему каналу Гильдии наёмников, - не своим голом завыл Серж, - канал плохо шифруется, и, скорее всего, координаты заказчика есть в моём смартфоне. Пароль... Подожди! Хватит!

От холодного взгляда девчонки у Сержа невольно стыла кровь в жилах. И притом он чувствовал, как постепенно становилось ещё больнее и больнее и будто бы слышал, как затрещали его кости. Потемнело в глазах...

И - внезапно - боль ушла. Серж камнем повалился с потолка на пол и поранил подвёрнутую руку об обломки разломавшегося стула. Но это уже было терпимо.

Рядом, распластавшись на паркетном полу словно поломанная кукла, сидела она. Растрёпанные волосы прятали лицо, подкошенные ножки примыкали коленка к коленке, а руки нервно теребили запястья. Синий огонёк на одном из браслетов потух.

- Я не могу! - надрывно пропищала она. - Я даже это не могу сделать! Папа, как я без тебя?

Слёзы щедро устилали пол. Всхлипы, и тоненький стон. Лишь всхлипы, и тоненький стон.

Серж, освободившись от пут из тряпок и ветоши, подполз к ней и положил ладони на тоненькие плечи.

- Я Серж, а тебя как зовут?

- Не твоё дело! - простонала она.

- Ну же, девочка, подними глазки, станет легче, обещаю!

- Не станет!

- Смотри, меня зовут Серж. Серж Вонючий, потому как однажды мне двое суток пришлось просидеть в мусорном баке, а потом от меня воняло, как от последнего скунса! А знаешь, по такой логике я могу назвать тебя просто плаксой. А знаешь, почему?

- Мне всё равно! Не трогай меня! Просто уходи. Уходи, пока можешь...

Серж вдруг понял, что он действительно может уйти. Пока девка в состоянии аффекта забрать свой смартфон с фотографиями, подтверждающими исполненный контракт, и получить вознаграждение. Но эта мысль казалась до одури чуждой. Ну не мог он так просто уйти. Сам бы себе не объяснил, просто не мог.

- Я Серж, Серж Вонючий, и мне придётся сделать то, о чём будешь жалеть всю жизнь, если сейчас же не придёшь в себя, слышишь? - и взял её за плечи.

Девчонка отмахивалась. Тогда наёмник ладонями прильнул к её лицу, приподнял его и поцеловал в губы.

- Поздравляю, - сказал он, - тебя только что целовал Вонючий.

Пощёчина не заставила себя долго ждать. Но ничего, Сержу не привыкать.

- Обалдел? - девчонка ошарашенно уставилась на наёмника, но в них уже теплилась жизнь, а не только неуёмные слёзы.

- Я предупреждал, вот сама теперь и отмывайся, - улыбнулся Серж. - Сейчас-то скажешь, как тебя зовут?

- Мила.

- Ну вот, Мила, рубеж пройден. А я - Серж... Если помнишь.

***

Тело Ивана Невского Серж нашёл в прихожей. Похоже, что всё, на что хватило сил у Милы, это притащить убитого отца в конспиративную квартиру, где они, очевидно, и находились, и запереть дверь. Серж завернул труп в белое полотно и отнёс в дальнюю комнату, стараясь не попадаться на глаза Миле.

Мила постепенно приходила в себя. Продолжала мять руки, но на вопросы отвечала, хоть и нехотя. И отрешённо. Понятно, по какой причине.

- Почему твоего отца заказали? - не выдержал Серж после часа хождений вокруг да около.

- Потому что он многим не угодил. Особенно некоторым важным людям Города.

- Поделишься? - не унимался Серж.

- Тебе-то какое дело? - отмахивалась Мила.

- Такое, что мы с тобой сейчас на одной стороне. Как бы там ни было. И, Мила, мне правда жаль.

- Было бы жаль, не убивал бы.

Серж не находил, что ответить. Он просто отворачивался к окну и смотрел на залитый дождём деловой квартал Города.

- Те координаты, что я тебе дал, ты что-то выяснила? - спросил он.

- Да. Ничего нового. Заказ пришёл от Грегхема Смита, Прокурора. "Мистер Фрид" - выдуманное имя.

- И ты молчала?!

- Мне незачем перед тобой отчитываться, - отрезала Мила. - Я всё решу сама.

- Как решила со мной?

- Это другое. Грегхем вынес отцу приговор, а ты всего лишь "нажал на курок". С ним у меня особые счёты, - Мила тараторила так, что Серж едва успевал её понимать, - я всё продумала, с ним моя рука не дрогнет.

Всё это время Мила беспрестанно занималась приборами на своих запястьях, пока Серж мерил шагами комнату.

- Расскажешь, что за вещицы?

- Обойдёшься, - отстроив прибор, Мила нажала какую-то кнопку, и один из браслетов загорелся бордовым.

- Если тебе интересно, заказ на отца действительно пришёл напрямую с личной почты прокурора. И я только что вычислила координаты его офиса. Элемент пространства позволит мне оказаться там незамедлительно. Я либо тут же убью Грегхема, если застану, либо дождусь, пока он не покажется в своём кабинете. И наконец наша с папой миссия будет окончена.

- Какая миссия? - поинтересовался Серж. Но вдруг машинально отвлёкся на странный запах. Чем-то похожий на привкус, остающийся на языке после транквилизатора.

- Такая, чтобы всякие вонючие ублюдки не лезли не в свои дела, - по-ребячески, с обидой бросила Мила.

Вытянув руку к противоположной стене, она дала мысленную команду бордовому браслету, и из него бежевым комком вылетело что-то, что впечаталось в потёртые обои небольшим овалом. Овал ширился, а из крохотной и едва заметной, будто просверленной дрелью, дырки по его центру возникло нечто похожее на застеклённое окно, где по ту сторону виднелся обставленный роскошной мебелью кабинет.

- Я надеюсь, пока ты шёл за моим отцом, не наделал глупостей? - протараторила вдруг Мила, - не попался на глаза полиции, не наследил? Не хотелось бы, чтобы всё сорвалось в последний момент.

И тут Серж вспомнил почтамт, пожилого сотрудника, которому не доплатил. А ведь он даже не позаботился о конфиденциальности! А вдруг за ним шли?

Мила обернулась и посмотрела Сержу в глаза, уловив его тревогу.

- Да как можно быть таким...

Раздался взрыв. Зазвенели брызги осыпавшихся окон, через разбитые проёмы полетели светошумовые гранаты. Серж прикрыл подолом куртки и Милу и себя... Их с ней уже минут десять, как травят, и он не допёр! Ведь знает же этот запах!

Вслед за шумовыми гранатами последовали дымовые. Мила потеряла сознание. Недолго думая, Серж взял обмякшую девушку и поспешил в открытый в стене проём. Была не была!

Портал тут же закрылся в сантиметре от подошв ботинок Сержа. В том, что это был портал, он не сомневался - лаз в стене ну не может вести на верхние этажи небоскрёба в центре делового квартала Города. И, судя по открывавшемуся виду через панорамные окна, этаж был одним из последних.

Вид был непередаваемый: кучки панельных домов ютились где-то внизу, неудержимый поток жителей сновал туда-сюда под жёлтым светом уличных фонарей; а справа, на огромной стене, экраны транслировали изображения, снимаемые камерами со всех уголков Города.

С такой высоты даже рекламные баннеры, снизу казавшиеся чуть ли не светилами, тускло сияли неоновым светом где-то вдалеке.

Мила встрепенулась, приоткрыла глаза и тут же поспешила вырваться из рук Сержа.

- Где мы? - пискнула она, оглядевшись.

- Сама-то как думаешь? - ответил наёмник.

Глаза Милы заблестели, лицо оживилось.

- Получилось! У меня наконец-то вышло! - звонко воскликнула она и бросилась Сержу на шею. Он опешил.

- Это кабинет Прокурора?

Мила кивнула.

- Тут заводятся уголовные дела по всему Городу и отсюда наблюдают за всем Городом?

Мила снова кивнула.

- А... что это всё значит? - недоумённо подытожил Серж.

- Что мы наконец оказались в логове главного гада. Вонючка, если бы не твои координаты, я бы никогда не увидела этот кабинет, убежище Грегхема.

Серж ещё раз обвёл взглядом помещение.

- Мила, я глупый человек, но прошу, объясни, зачем такому человеку, как Прокурор, понадобился твой отец?

- Потому что Грегхем один из тех, кто стоит за всем этим, - как-то уж совсем непосредственно выдала Мила.

- За чем "этим"?

Мила не ответила, будто пропустила вопрос мимо ушей. Вместо этого она поспешила к рабочему компьютеру Грегхема, выделяющимся большущим монитором с изображением герба Города на главном экране.

- Здесь всё, - сказала она, - и преступные сделки, и личные дела связанных с преступными группировками чиновников, и каналы сбыта, и линии навязанной жителям лжи...

- Какой ещё лжи? - спросил Серж, тупо глядя в большущий экран.

- Что за Городом пустыня, а не рубежи цивилизации. Ты разве не знал?

Серж недоумённо уставился на Милу.

- Ты хочешь сказать, инопланетной цивилизации?

- Ну почти, - Мила слегка улыбнулась. - Там, за Городом есть другой мир, живущий по другим правилам. С иным уровнем развития, чем тут.

- То есть...

- То есть эти браслеты, - Мила потрясла запястьем, унизанным железными кольцами, - они оттуда. Мир не стоял на месте все те годы, пока мы видели лишь рекламные транспаранты да небоскрёбы. Он развивался, осваивая новые технологии, двигался дальше, заселяя безжизненные планеты, осваивая космос. Некоторые люди до того прижились на внеземных колониях, что впору называть их инопланетянами. А чтобы даже звёзды легче было освоить, люди изобрели себе в помощь всякое, раздвигающее границы собственных возможностей. К примеру, эти браслеты.

Серж засуетился: "Да не может этого быть!". Мила тем временем продолжала:

- Телепатия, телекинез, телепортация, трансформация, регенерация, манипуляция со временем - всё это уже давно не фантастика. Разве что энергетические аккумуляторы, заряжающие браслеты, не так просто достать. Тем более тут, в Городе. Иначе у нас с отцом были бы полностью развязаны руки. Но он считал, что мы сможем разрушить диктатуру Градоначальника мирным путём. А моему отцу устроили покушение... успешное. Будто скот на убой отправили... - голос Милы дрогнул, глаза заблестели.

- Но зачем? Зачем отрывать Город от мира? - воскликнул Серж.

- А ты сам как думаешь?

Серж вспомнил, как морщился от прозвища Вонючки. Всё бы отдал, чтобы от него избавиться. И ещё больше бы отдал, чтобы отхлопать себе тихое местечко на зависть другим. Будь то оторванная от цивилизации хибара или небольшой... Город. Город, где диктовал бы свои правила.

Тщеславие и власть, что ещё нужно, чтобы изолировать своё по праву? Чтобы там, на клочке своей собственности, почувствовать себя большим, чем ты есть! А ведь чем мельче себя чувствовал Серж, тем сильнее было желание самоутвердиться. Построить свой дом, или свой город, или... мир. А возникла бы такая возможность, неужто не воспользовался бы? Он, Серж, Серж... Вонючий...

***

- У меня есть запись обращения моего отца жителям Города, - сказала Мила, не прекращая заниматься компьютером Прокурора. - Он очень долго писал речь, взвешивал слова, чтобы быть убедительным. Я хочу пустить его выступление на все неоновые вывески делового квартала, но не могу получить доступ. Грегхем зашифровал канал, где есть этот допуск. Взломать не удаётся. Как думаешь, у нас получится подобрать пароль?

- Попробуй "власть", - предложил Серж, покушаясь на бар Грегхема, найденного в стенном шкафу недалеко от рабочего места Прокурора. Чего там только не было: элитный виски, дорогущий джин, коньяк выдержкой лет в пятьдесят; на что только не пойдёшь, успокаивая нервы. В голове не укладывалось...

- Не выходит! Может, есть какое-то другое кодовое слово?

- Попробуй "влияние", - предложил Серж.

Экран огромного монитора замигал красным.

- Пальцем в небо тычешь? - заметила Мила.

- Ещё бы, я этого Грегхема знать не знаю, - оправдывался Серж.

- Если я ещё раз введу неправильную комбинацию, компьютер заблокируется, а сюда направят отряд быстрого реагирования. Они наверняка этажом ниже дежурят.

Серж не ответил - цедил коньяк Прокурора, который оказался на редкость чудесным.

- Вонючка, я использую браслет, чтобы проникнуть в рабочий компьютер Прокурора. Мне потребуется полная концентрация и, боюсь, если что-то произойдёт, я не успею отреагировать. Потому, Вонючка, мне очень важно, чтобы ты стерёг меня. Мало ли, кто-то проникнет сюда - дрон или охранник или, не дай бог, сам Грегхем - я не смогу ничего сделать. Вонюч... Серж, ты ведь не предашь меня? - Мила с надеждой посмотрела на наёмника.

Серж коротко кивнул. Он отставил недопитую бутылку на прежнее место и закрыл дверцы бара.

- Где-то тут должен храниться пистолет, - Мила бросила быстрый взгляд на рядом стоящую тумбу и взялась за браслет. Тот замигал ярко-розовым.

В тумбочке Серж тут же отыскал полуавтоматический Смит и Венсон. Раритет.

Когда Мила впала в некое подобие транса, Серж бросил небрежный взгляд на экраны, транслирующие изображения с камер. Вдруг в самом углу промелькнуло что-то отдалённо знакомое. Узнаваемо обставленное помещение, смутно знакомые люди, выстроившиеся лицами к барной стойке. А позади них - вооружённый отряд и человек, вольготно расхаживающий с расчехлённым пистолетом вдоль строя - строя завсегдатаев и сотрудников того самого "эмигрантского бара", где обустроили лаз к окраинам. Выходило, в той веренице приговорённых должна была находиться и... Лера! Как следует вглядевшись, Серж нашёл-таки девичий стан, каштановые волосы, уроненные на барную стойку. А позади продолжал ходить человек с расчехлённым пистолетом, который приставил оружие к затылку одного из завсегдатаев, и экран на миг ослепила вспышка...

Отряд Прокурора зачищал следы.

Серж не отнимал взгляда от экрана с Лерой, которую признал по тёмно-серому приталенному джемперу с неуклюжей нашивкой на правом плече. И прислушивался к тревожной догадке. Их близость, набухшая грудь, настроение, с каким она его встретила в баре, наконец слова Карла: "Бывай, папаша..."

Как только Сержа не называли, но "папашей" ещё ни разу.

И тут всё сошлось.

Брякнула ручка входной двери. Магнитный замок не пускал непрошенного гостя. Но и гость не сдавался. Ручка заходила ходуном, сопровождаемая писком отказывающего в доступе терминала. Мила не пошевелилась, погружённая в транс, и Серж поспешил к ней.

Когда он со всей силы сдавил её запястье, она очнулась.

- Серж, какого чёрта? - возмутилась она.

- Впусти его, - строго прошипел наёмник и кивнул на дверь.

Вскоре та отворилась настежь.

На пороге стоял Грегхем. Мила, не теряя времени, взялась за подсвеченный красным браслет. Прибор тут же накалился и выпустил обжигающую струю огня. Пиджак прокурора загорелся, но Грегхем успел дотянуться до своего запястья, где болтались такие же металлические кольца, и вокруг него возникла голубая сфера. Сквозь огонь и свечение сферы было не разглядеть, насколько пострадал Прокурор. Но Мила не собиралась выяснять, не унимая поток пламени.

Но вдруг её виска коснулось что-то холодное.

- Хватит! - отрезал Серж.

Мила уронила на него изумлённый взгляд.

- Так всё-таки ты с ним? - выдавила она.

- Да хрена лысого! Я ни с кем, - рявкнул Серж, косясь на экран монитора. Там, в баре, очередной несчастный пал от пули, пущенной тому в затылок.

Мила опустила руку. И вместе с тем потух и браслет. В обугленном проёме сквозь дым едва виднелся скорчившийся силуэт Прокурора. Свечение сферы пошло помехами; до Сержа донёсся сухой кашель и обрывистые вздохи - Грегхему нечем было дышать.

Наёмник торопливо направился к Прокурору. Один хороший удар рукояткой пистолета, и сфера рассыпалась как стеклянный купол.

Руки Грегхема дрожали. На обожжённых запястьях виднелось по три таких же браслета, как и у Милы.

Серж выстелил.

- А-а-а, нога! - взревел Грегхем.

- Следующая будет в голову, - взревел Серж, не помня себя. - Срочно отменяй казнь в баре на тридцать пятой, не то клянусь...

Грегхем потянулся к едва приметному наушнику и скомандовал:

- Девятый, отменить зачистку, - и, недобро ухмыльнувшись, продолжил, - если через десять минут не выйду на связь, спали всех к чёртовой матери. Заживо.

Серж ударил прокурора размашисто и тут же обернулся к монитору. Лера стояла под прицелом карателя.

Грегхем глухо засмеялся:

- Надо же, не думал, что так внезапно под боком окажется удобный заложник. И что дальше, а? - Грегхем показал кривые выбеленные зубы. - Через пять минут тут будет мой отряд, и разговор у нас выйдет короткий. Так что не делайте глупостей, и, может быть, разойдёмся без ненужных жертв.

Затем, немного подумав, добавил:

- Серж Войнов - ты ведь Серж, я ничего не путаю? - опусти пистолет и дай мне разобраться с девчонкой. Тебе я ничего не сделаю. Ну, выстрелил мне ногу, с кем не бывает. Прощу. Отступишь, будешь жить. И те, за кого поручишься, будут жить. Имей в виду, я обещаниями попусту не бросаюсь.

Желваки наёмника вздулись. Серж не отнимал взгляда от лица Грегхема и не убирал дуло пистолета от его лба.

- Подумай, Серж, на кой чёрт тебе это всё. Ты же наёмник. Тебе деньги да положение важней. А я всё это могу тебе дать. Ради этого мы Город держим. Мы ведь видели, как там, за его границами. Там же скучно, Серж! Там нет авантюрного духа! Там все загнивают в своём мирке, кажущимся свободным. Но только тут, Серж, мы можем писать историю, влиять на людей, сплотить общество, открыть ему глаза, путь. А там, - Грегхем неопределённо махнул рукой, - ни у кого никакого пути нет. Там все слепы.

Запоздало сработала противопожарная сигнализация. А до этого - Серж мог поклясться - был слышен топот тяжёлых армейских берцев по ступеням.

Серж задумался. Не о том, что ему предлагал Грегхем, нет. Но что ему было делать. Как вытащить из этой переделки Леру, мать его будущего ребёнка. Ведь согласись он на условия Грегхема, лишних жертв действительно удалось бы избежать. Он примет предложение Прокурора, заляжет на дно, а потом, мало ли, вернётся свести с Грегхемом счёты, когда история исчерпает себя. Но сейчас спешить не нужно, нельзя торопить события. Как-никак, жизнь Леры на счету! Неплохой план, но есть одна загвоздка...

Серж обернулся. Мила стояла на том же месте не шелохнувшись. Совсем ребёнок. Большие пронзительные глаза, несуразное платьице, крохотная брошь-бабочка, прицепленная на груди. Наивный взгляд. Боже, как же он перед ней виноват! Как он может предать её... снова?

Серж услышал, как забряцали браслеты Грегхема. Обожжёнными руками он не смог справиться с ними быстро. Наёмник прошептал одними губами: "прости!"...

... и надавил на курок.

***

"Очевидцы говорят, тем вечером в правительственном здании были слышны выстрелы. Перед тем, как неизвестный человек появился на всех неоновых экранах города, из кабинета высших чинов посыпались стёкла. По делу проводится проверка.

Некоторые свидетели утверждают, что из разбитого окна правительственного здания вылетела некая гражданка, которую описывают как «ангел с окровавленным телом на руках». Как бы там ни было, полиция не исключает, что она причастна к хакерской атаке, внедрившейся в коммуникацию Города.

Касательно транслируемого сообщения, власти не дают никаких комментариев. Глава корпорации по коммуникациям считает, что каждый может как угодно относиться к заявлению никому не известного человека, совершившего покушение на информационную безопасность Города…"
+3
21:24
314
15:59
А может быть иначе- написали любовниц, круг общения, а фотку не прикрепили для киллера? laugh
Почему не писать о рыбалке? О чем то, во что можно окунуться с головой, провалиться? То, что знаешь очень хорошо?
Я не знаю о киллерах ничего, но, на мой взгляд, Ваш образ далек от реального, не ошибаются они с фамилиями, и не пьют, по барам не шатаются… Я знала одного телохранителя, его жена со мной работала, покойного на данный момент- это совсем другая категория людей! Они подвозили меня однажды, и я видела этот взгляд в зеркале машины- цепкий, холодный, контролирующий. С киллерами еще сложнее, образ жизни\профессия\накладывает отпечаток, Вы только попробуйте отождествится! Постоянный страх, тотальный контроль, каждая мелочь имеет значение, так как может стать роковой! Эти люди далеко не раздолбаи, не «свои в доску», и контактов у них- минимум.
20:29
Поддерживаю, больше похоже на пародию.
14:54
Кстати, если это пародия, стоит попытаться еще раз перечитать) Такая мысль не возникла из-за жара конкурса.
15:21 (отредактировано)
Первая же фраза с пунктуационный ошибкой, но ладно, тут можно решить, что нарочно. Язык интересный, литературный, но тут — хоба! «пожилой сотрудник задрипанного почтамта». Оно того не стоило. Русские имена и нарочитая «америкозность» атмосферы в целом смотрятся грубо и провокационно. Плюс эта посредственность главного персонажа. В лучших традициях главный герой сидит возле помойки миллионного города и тут удачно мимо проходит один единственный человек — клиент. Далее очень странное отношение Милы к типу, на глазах убившему отца. Стокгольмский синдром так быстро не проявляется. По какой причине Серж проникся желанием помочь покарать виновных? Судя по первым описаниям это ни разу не в его духе. Не закончена линия с Лерой. Интерес к повествованию есть, все доступно объясняется, кроме мотивов персонажей. Но так и хочется взять карандаш, подтереть в паре мест и дописать нормальную концовку
Загрузка...
Аня Долгова