Анна Неделина №1

На кончиках пальцев

На кончиках пальцев
Работа №104

В каждом человеке хранится прекрасный мир. Мир так хрупок, его очень просто разрушить. Мы учимся прикасаться ко всему кончиками пальцев, так легче чувствовать, так безопаснее.

***

На земле бесконечное множество городов. Одни из них хранят отпечаток истории, некоторым нет и сотни лет. Новые города рождаются, словно по мановению волшебной палочки, магия украшает каждый из них причудливым узором, вплетая сказочные нити в воздух, стены, сердца обитателей.

В мире происходят невероятные открытия, к примеру, группой талантливых учёных были получены особые материалы, краски, инструменты. С их помощью стало возможным создание картин-иллюзий, волшебных предметов. Мастера способны вдохнуть жизнь в свои творения. К примеру, картина теперь не просто рисунок, изображающий замерший во времени момент. Творец может предложить зрителю путешествие в сказочный мир. Оживают волшебные пейзажи с искрящимися озёрами, вековыми рощами, величественными замками, населённые различными персонажами. Герои портретов распевают старинные песни или рассказывают легенды. На часах украшающие их цветы распускаются поутру, а к вечеру – робко опускают головки, распространяя дивный аромат. Ромашки или розы в букете улыбаются, некоторые даже читают стихи.

Во многих городах появились «Центры транспортных линий». С их помощью можно мгновенно перемещаться на дальние расстояния. Следует лишь зарегистрироваться в Центре. В этом случае, сотрудники выдают специальный браслет, который надевается на левую руку. Пассажир нажимает на кнопку внутри браслета, появляется светящаяся полоса. Далее, остаётся назвать адрес – и линия переносит в нужное место.

Один из городов, куда ежедневно спешит множество транспортных линий, считается колыбелью художественного мастерства, прикладного творчества, ювелирного дела, флористики и многих других направлений. Именно здесь юными гениями не так давно была придумана новая концепция: произведения искусства, по их мнению, должны не только дарить эстетическое наслаждение, но и менять жизнь человека к лучшему. К примеру, картины, помогающие найти выход из сложной ситуации, браслеты, влияющие на настроение, букеты-признания. Мастера используют особенные материалы и техники, методом проб и ошибок совершенствуют подход к работе, при этом требуются довольно глубокие познания психологии и философии. Создание таких необычных произведений отнимает много сил, тем более, не всегда удаётся добиться задуманного. Профессора и магистры в области искусств с осторожностью относятся к появляющимся направлениям и почти всецело уверены в провале. Тем не менее, юные мастера продолжают делать новые шаги вперёд.

***

На город опускался вечер. Сияние иллюзорных огней ещё не тревожило темнеющее небо. В дальнем углу парка на скамейке сидела девушка. В руках она держала букет лилий. Капли скатывались с нежных лепестков, образуя на асфальте причудливые узоры: улыбающееся солнце, кофейное зёрнышко, маленькую птицу. Мир как будто пытался развеселить девушку, только получалось это плохо. Взор её был затуманен, мыслей не было, сердце замедляло ход. Девушку звали Эйвери. Ей было 22 года – прекрасный возраст, когда жизнь только начинается. Внешностью она напоминала хрупкую печальную балерину. Сумерки подчеркивали бледность кожи и сияющие глаза цвета дождя, великий мастер, казалось, долго трудился над получением их благородного оттенка. Пушистые ресницы то опускались вниз, то взлетали, когда Эйвери обращала взгляд к небу. Светло-русые волосы ложились чуть ниже плеч и были словно подсвечены изнутри. Эйвери не помнила своих родителей. Выросла она в прекрасном месте – интернате «Изумрудная поляна». В то время как её подружки веселились и играли, ведь детство – пора радости и непринуждённости, Эйвери осторожно изучала мир. Она наблюдала за природой: игрой света в листьях, вальсом снежинок за окном, орнаментом на крыльях бабочки. Она наблюдала за людьми: рождение улыбки, водоворот эмоций, кристаллы слёз.

Уже в детстве Эйвери стала замечать свою предрасположенность к магии. Она превращала листопад в огненный вихрь, создавала волшебные сувениры, которые дарила знакомым. Чудеса радовали её и окружающих. Но, несмотря на это, у девочки не было друзей. Легкая магия привлекала ненадолго, а свой особенный, сложный мир, расцветающий в душе, Эйвери не открывала никому. За приветливостью и доброжелательностью чувствовалась некая отстраненность, осторожность. Сейчас почти ничего не изменилось, кроме оболочки. Девочка превратилась в красивую девушку, но душа её так же была полна тайн и загадок.

Эйвери жила в маленькой квартире на окраине города, она работала «флористом счастья» – профессия, довольно популярная в современном мире. Организация производила необычные букеты и подарки, чаще всего, цветы здесь заказывали для особых случаев. Талант Эйвери придавал волшебный оттенок творениям, созданным её руками. Девушку интересовали и другие виды искусств, особенно, новые их направления. Изредка она посещала занятия по живописи.

Ночь распускалась, подобно цветку. Краски неба медленно растворялись, впуская новые оттенки. Эйви покинула скамейку, теперь она медленно шла по тропинке. Тропинка витиеватой линией спешила из глубины парка к свету, к россыпи далеких фонарей, окружающих «Академию искусств». Тишина обволакивала пространство, Эйвери слышала только свои шаги. В руках она держала всё тот же букет, гордость сегодняшнего дня. Она так и не решилась его продать.

Уютную тишину нарушили голоса. Два человека спорили на повышенных тонах, звуки приближались. Эйвери замедлила шаг, ей не хотелось быть свидетелем ссоры. Но, что-то остановило её, возможно, один из голосов показался смутно знакомым.

– Вы ничего не понимаете, искусство ведь создано не для развлечения, это механизм, с помощью которого можно помочь или, наоборот, сломать человека, – раздраженно говорил один из собеседников.

– В вас говорит молодость, желание изменить мир. Со временем это пройдёт. Вы поймёте меня и скажете спасибо за то, что я остановил вас, – второй голос был бархатным и глубоким.

– Никогда!

– Тогда вы сломаетесь. Вы берете на себя непосильную задачу.

– Почему?

– Искусство не может изменить человека, не может изменить мир. Искусство нужно для развлечения.

– Но, тогда это шаг в пустоту. Сейчас вы подписываетесь под тем, что мы, наши друзья делают бесполезную работу.

– Вы не правы, развлечения необходимы людям. Они отвлекают от проблем.

– Но, не лучше ли, если искусство поможет человеку пересмотреть свою жизнь, открыть нечто новое.

– Нет.

– Вы не дали мне того ответа, который устроил бы меня, аргументов не хватает.

– Повторяю, мой друг, вы поймете всё со временем.

– К чёрту время! Я не хочу стать таким же, как вы.

– Успокойтесь, не следует повышать голос. Если вы не измените тему проекта, буду вынужден отстранить вас. Думаю, недели на размышления будет достаточно.

– Прощайте, – развернувшись на каблуках, один из собеседников направился в сторону парка.

Эйвери не успела даже пошевелиться, молодой человек шёл так стремительно, что чуть не сбил девушку с дороги, видимо, не заметив её.

– Извините, – произнёс он, даже не обернувшись.

Эйвери вышла из оцепенения.

– Подождите, прошу вас.

Молодой человек замедлил шаг, затем развернулся. В тусклом свете фонарей Эйвери увидела бледное осунувшееся лицо. В бездонных глазах, отливающих бирюзой, читалась усталость.

– Возьмите, – она протянула букет, – нет нерешаемых проблем.

– Ты ничего не понимаешь, – усмехнулся он.

Юноша взял букет в руку. Цветы загорелись огнём, магия только начала свою игру. Он пробормотал: «Только фокусов мне не хватало», – и бросил букет на землю. В то же мгновение Эйвери неслышно прошептала адрес транспортной линии. На земле появилась голубая полоса, Эйвери задела светящийся её край носком туфельки и исчезла. Молодой человек свел брови, затем перевёл взгляд на букет. Букет в ту же секунду превратился в огромное окно с сияющими звездами. Казалось, это окно космической ракеты, которая со скоростью света движется к неизведанным уголкам вселенной.

Юного художника звали Леонардо, друзья и знакомые чаще называли его Лео. Он присел на корточки, прикоснулся к так внезапно появившемуся на сером асфальте, чуду, почувствовал тепло. Тоненькая нить обвила его руку, Лео почувствовал, что это знак, значит, произошедшая встреча была не случайной. На душе внезапно стало тепло и спокойно, через пару минут всё исчезло.

На другом конце города, в распахнутом настежь окне, Эйвери видела те же звёзды. Она впустила в комнату ночную прохладу, мерцание светил магнитом притянуло её взгляд. Она замерла на пару мгновений, затем, заметила светящуюся нить на запястье. Эйвери с удивлением рассматривала видение, но, вскоре оно исчезло. Нить, протянутая между двумя людьми в этом волшебном городе, запустила маятник. Эйвери закрыла окно, она не стала включать свет – в квартире стоял приятный полумрак, к которому уже привыкли глаза. Эйви села на пол, прислонилась к стене. Ощущения были новыми и необычными, словно она прикоснулась к чему-то ранее неизведанному. В квартире пахло лавандой: маленькие букеты прятались по углам комнаты. Время неторопливо падало в небытие, оставляя после себя привкус вечности. Эйвери попыталась отпустить реальность и довериться ощущениям.

***

Леонардо медленно шёл по пустым в такое позднее время дорожкам парка, с Эйвери их разделяли всего лишь несколько десятков километров. Небо затянуло, звезды прятались в таинственной дымке. Перед глазами Лео стояли другие звезды, призрачные, но, кажущиеся такими настоящими. Он поднял блуждающий взгляд, в голове, запутавшись в переплетении мыслей, пульсом стучала самая яркая из них: «Я должен её найти». Небо всё же решило напоить первые весенние цветы, молодой человек ускорил шаг, опасаясь промокнуть до нитки. Лео жил в небольшой квартирке на пятнадцатом этаже. Квартира по совместительству являлась творческой мастерской. Сейчас не хотелось быть одному. Лео направился в гости к лучшим друзьям: Мэтту и Дилану. Многое они прошли вместе, в трудных ситуациях поддерживая друг друга.

– Привет. Мне нужно найти одного человека, – с порога заявил Лео.

Друзья с удивлением уставились на юного художника. Леонардо без приглашения рухнул в свободное кресло.

– Если не ошибаюсь, ты с неохотой впускаешь новых людей в свой круг общения, или что-то поменялось? – спросил Мэтт.

– Всё когда-нибудь бывает в первый раз, – усмехнулся Лео.

– Так, жду объяснений, иначе отказываюсь от содействия, – попытался спрятать улыбку Дилан.

– Мы немного повздорили с профессором Нильсом.

– Да неужели, – Мэтт закатил глаза, – вы вроде всегда жили, душа в душу.

– Слушай, не хочешь помочь – так и скажи, – раздраженно ответил Лео.

– Что это мы такие нервные стали? – удивлённо спросил Дилан.

– Если серьёзно, Нильс хочет отстранить меня от проекта, если я не последую его советам.

– Так ты не наёмника случаем хочешь найти? – сделал невинные глаза Мэтт.

– Так, всё ясно с вами, – Лео встал с кресла.

– Стоп, друг! Пошутили, и хватит, мы не поняли, что ты в настолько плохом настроении, – остановил его Дилан.

Лео устало опустился в кресло.

– Ну? Мы ждём, – Дилан скрестил руки на груди.

– Если кратко, я повздорил с Нильсом, а после – обидел одного хорошего и талантливого человека. По крайней мере, мне так показалось.

– Как понимаю, именно этого человека ты и хочешь найти?

Леонардо чуть подробнее рассказал друзьям о произошедшем эпизоде.

– Ух, даже не знаю, чем помочь. Скорее всего, девушка из «флористов», если, конечно, это её букет. Но, точек у них очень много – попробуй найти. Хотя, такие чудеса, думаю, творят единицы, – размышлял Мэтт.

– Подруга моей Лизы работает флористом, попробую у неё что-нибудь выведать.

– Дилан, это было бы прекрасно! Буду в долгу!

– Лео, рано пока благодарить. А зачем тебе эта девушка, если не секрет – просто извиниться? Или что-то ещё?

– Честно – не знаю. Чувствую, что должен её найти, так что, видимо, что-то ещё.

– Что-то ещё – как романтично это звучит, – мечтательно произнёс Мэтт.

***

До поры каждый новый день Эйвери начинался примерно одинаково. Пустая квартира, белые стены, скромный завтрак и миллионы мыслей. Она замирала с ложкой в руках задумчиво глядя в окно. За окном не было ничего интересного: обычный день обычного года. Но, Эйвери видела совсем иное: искры света, прячущиеся в листьях; неповторимые узоры лепестков, в прожилках которых таилась жизнь; ароматы кофе, рисующие древние сказки давно истлевших рукописей. Мир был наполнен музыкой, которая играет не во внешнем мире, а на струнах самого сердца.

Утро пробивалось сквозь шторы рассеивающимися лучами. Сон накануне пришёл незаметно, Эйвери не помнила, как оказалась в кровати, не помнила, что ей снилось. Странная мысль возникла в её сознании внезапно: «Мне нужно уйти с работы». Она решила поддаться порыву и набрала номер начальника. Разговор был недолгим, Эйви объяснила, что хочет заняться созданием своего творческого проекта, а для этого требуется больше времени. Заготовки букетов и наброски идей она оставляет. Договорились о встрече для подписания документов. «Вот и всё», – сказала себе Эйвери. Интуиция подсказывала ей, что дорога жизни теперь чётко обозначилась, и судьба потекла по выбранному направлению, одному из миллионов возможных. Встреча была назначена в районе обеда. Эйвери решила не торопиться, спокойно подумать, осознать принятое решение.

День выдался ясным и прозрачным. Казалось, что ангелы долго выбирали краски, чтобы расцветить его, а затем, взяв кисти, расписали небосвод. Эйвери долго стояла у окна с чашкой травяного чая, любуясь природой, после – начала собираться.

Встреча была назначена в центре города, в маленьком кафе. Эйвери пришла первой, заказала лавандовый чай. Её начальник – Джон Грей влетел в помещение с небольшим опозданием.

– Здравствуй, Эйвери!

– Добрый день, мистер Грей, – с улыбкой ответила Эйви.

– Если честно, твоё решение для меня оказалось не очень приятным сюрпризом.

– Да, я понимаю, – опустила глаза Эйвери.

– У тебя действительно появились захватывающие идеи, несовместимые с работой?

– Конечно, я не стала бы вас обманывать. Мне нравится моя работа.

– Ну что ж, милая, желаю тебе успехов в начинаниях. Знай, что в любое время я готов принять тебя обратно.

Эйвери лишь кивнула.

– У тебя все в порядке? – с беспокойством спросил мистер Грей. – Ты выглядишь уставшей.

– Да, всё хорошо, – вновь улыбнулась Эйвери.

– Если что – знай, всегда готов прийти на помощь.

– Спасибо вам за всё.

Закончив с формальностями, они пожали друг другу руки. Каждый пошёл своей дорогой.

***

Леонардо понимал, что пора решать вопрос с академией, неделя близилась к завершению. Последнее время его занимали только работа над картинами и мысли о девушке. Вдохновение обрушилось на Лео как неиссякаемый источник. Несколько картин, которые он успел написать, были настолько необычны и великолепны, что Мэтт и Дилан долго не могли проронить и слова, когда увидели их.

– Друг, ты должен поговорить с профессором и показать свои работы, – заявил Мэтт.

– Да, если он и в этом случае начнёт нести ерунду о том, что твои работы не вписываются в формат, он просто идиот, – добавил Дилан.

Именно это Лео и собирался сделать. Он связался с профессором, пригласил его в мастерскую, чтобы тот посмотрел одну из последних работ. Профессор согласился на встречу. Через час они расположились на кухне за чашкой кофе.

– Профессор Нильс, у меня к вам просьба, точнее условие, – заявил Лео.

– Слушаю вас, – внимательно посмотрел на него профессор.

– Если вам понравятся мои работы, прошу позволить готовиться к защите проекта так, как я считаю нужным, если же нет, пожалуй, я отчисляюсь.

– Вы как всегда резки и категоричны. Постараюсь учесть ваше условие.

– Хорошо. Пройдёмте в мастерскую?

– Да, пожалуй, – сверкнул глазами профессор.

Лео показал одну из своих новых картин, она называлась «Путь к себе». На картине была изображена лесная чаща. Постепенно деревья расступались, проявлялась тропинка, усыпанная золотистыми листьями. Тропинка вела к маленькому домику с резным крыльцом. Крыльцо поднималось на веранду с большими окнами, по центру её стоял круглый стол, на столе располагалась шкатулка. Шкатулка открывалась, в ней каждый человек видел что-то своё. Хрупкую тайну, сокровенное желание, в котором боишься себе признаться.

– Интересно, – проронил медленно профессор, – как понимаю, содержимое шкатулки для каждого человека индивидуально.

– Верно. Правда, кроме вас я пробовал эффект картины всего на троих, включая себя.

– Вы использовали специальные краски?

– Да, новые разработки. Путь к шкатулке довольно длинный по двум причинам: для эстетического удовольствия, а также – чтобы успеть произвести довольно полный анализ смотрящего.

– Ну что ж, вы удивили меня. Даю вам карты в руки. Надеюсь, на защите проекта вы меня не подведёте.

Глаза Лео сияли, он не верил, что всё получилось так легко.

– Благодарю. Я не подведу вас, обещаю, – искренне произнёс Лео.

– Рад, что вы встретились на моём пути. Возможно, такие люди, как вы действительно изменят мир.

– Мне очень приятно слышать это, – Лео пожал профессору руку.

– Мой друг, прошу вас, отдыхайте хоть иногда, вы очень похудели.

– Спасибо за заботу, я действительно много работал и почти не спал.

Лео попрощался с профессором и отправился на встречу с друзьями. У него оставалась ещё одна важная задача.

***

Эйвери бросала маленькие цветы в огонь свечи. Лёгкий дымок, пара минут – и волшебство начиналось. Прямо в воздухе возникали сказочные образы, расстилались загадочные пейзажи. На глазах создавались великолепные города и страны. Какое-то время иллюзии висели в пространстве, а затем – превращались в определенные предметы: шары или карточки. Стоило взять готовую вещицу в ладони – и заложенная в ней магия раскрывалась. Предметы эти дарили надежду, открывали светлые стороны человека. В каждое творение Эйвери вкладывала часть души. Она работала и другим способом, который она называла «осознанное волшебство». В этом случае, предметы создавались для определённой цели. К примеру, бумажные журавлики, которые превращались в настоящих птиц, несли адресату благие вести; браслеты с маленькими золотыми рыбками приносили удачу; ленты-фейерверки вызывали тёплые воспоминания; карманные букеты поднимали настроение; ароматические фигурки притягивали добрые сны. Идей было много. Каждый день Эйвери создавала волшебные предметы, вторая комната в её маленькой квартире полностью превратилась в их хранилище.

Эйвери хотелось проверить, работают ли её произведения должным образом. Первый из предметов – волшебную карточку, Эйви подарила плачущему посередине парка потерявшемуся малышу. В васильковых глазах мальчика в ту же минуту проснулся свет, ребёнок почти мгновенно успокоился. Через некоторое время за малышом прибежала испуганная мама, поблагодарила Эйвери и вместе с сыном растворилась на одной из транспортных линий. Следующий предмет – браслет удачи отправился в подарок девушке, волновавшейся перед экзаменом.

Восхищенные взгляды и благодарность новых владельцев волшебных сувениров очень радовали Эйвери, она ощущала прилив энергии с каждой новой улыбкой. Несмотря на это, она чувствовала, что с организмом происходит нечто странное. Иногда силы покидали Эйви, она засыпала за работой, а на следующий день не могла подняться с постели. Даже добрая магия требует платы за своё использование. Беспокойство Эйвери было лёгким, но, всё же, она решила посетить больницу.

Больницу окружал большой сквер, вековые деревья раскинули свои ветви, словно пытаясь укрыть и защитить настоящих и будущих своих пациентов от плохих вестей. Эйвери долго гуляла по извилистым дорожкам, не решаясь направиться к входу. Наконец, она добралась до здания. Улыбчивая медсестра выслушала жалобы Эйвери.

– Милая моя, вам так повезло! Сегодня наш гений, профессор Вацлав, как раз ведёт приём. Думаю, ему будет интересен ваш случай. Он берётся не за каждое дело, – уточнила девушка.

Через полчаса Эйвери сидела напротив кабинета.

– Прошу войти, – послышался звучный баритон.

Эйвери медленно вошла, осторожно прикрыла за собой дверь. Доктор поднял на неё внимательный взгляд.

– Так-так. Прошу вас присесть, мне нужно осмотреть ваши глаза.

Доктор взял в руки прибор, похожий на большую лупу с драгоценным камнем по центру и начал осмотр. Он светил в глаза Эйвери специальным фонариком, производил измерения, что-то бормотал себе под нос, хмурил брови. Профессор Вацлав ходил вокруг Эйви, словно она была диковинной игрушкой. Наконец закончив, доктор вернулся в кресло, пару раз вздохнул и собрал руки в замок.

– Что ж, скажу как есть, ибо честность врача в руках больного – одно из важнейших орудий борьбы с заболеванием. Мне повезло, у вас та болезнь, о которой я читал в книгах, не мечтая когда-нибудь встретиться с ней воочию. Вам же повезло меньше, ибо в вашем возрасте, с вашим сердцем, красотой, талантами жить бы ещё долгие годы. Но, время играет вам не на руку. Мне жаль. Ваша болезнь называется «магия жизни». Это очень редкое заболевание, причины его возникновения до конца не изучены. Основной симптом – особенный узор на сетчатке глаза, который можно разглядеть с помощью специального прибора. Остальные симптомы индивидуальны, встречающиеся наиболее часто: бледность кожных покровов, спутанность сознания, слабость. Но, они характерны и для множества других недугов. Вы слишком много сил тратите на творения, магия забирает ваше здоровье. Я бы советовал вам прекратить занятия творчеством или свести их к минимуму, хотя бы на какое-то время.

– Недавно я создала волшебные часы, – неожиданно для самой себя поделилась с профессором Эйвери.

– Так-так, интересно, – доктор внимательно посмотрел на Эйви.

– Они похожи на песочные часы, только на них присутствует маленькая, еле различимая кнопка.

– Для чего вы создавали их?

– Определённой цели не было, я поддалась порыву вдохновения. Часы показывают красивые образы, воспоминания, в них заложена память звёзд.

– Вы же неспроста рассказали мне эту историю? – профессор снял очки и потёр переносицу.

– Да. Теперь я чувствую, что кнопка нужна для запуска часов.

– Думаю, так и есть. Часы – это особый предмет, возможно, если вы не нажмете на кнопку, есть шанс на полное выздоровление. Только жизнь ваша изменится.

– Мне кажется, что в зависимости от того, запущу ли я часы, произойдёт одна важная для меня встреча, которой ранее я всеми силами старалась избежать.

– Как понимаю, сейчас вы хотите, чтобы встреча всё же произошла?

– Вы правы, – ответила Эйвери.

– Что ж, советую вам хорошо подумать. Неужели эта встреча значит больше, чем ваша жизнь?

– Разве настолько уж ценна жизнь без творчества и без человека, которого я полюбила за одно мгновение? – Эйвери сверкнула глазами.

– Если в деле замешана любовь, здравый смысл утрачивает свою силу.

– Может быть, – вздохнула Эйвери.

– В любом случае, желаю удачи. Я поддержу вас, вне зависимости от вашего выбора.

***

Леонардо защитил проект. Его исследование вызвало шквал аплодисментов, он был кандидатом на престижную премию. Следующим этапом была защита дипломной работы, но, до осени было ещё далеко. Лео решил немного отдохнуть, а затем, заняться поисками девушки.

Лето отражалось яркими красками в глазах прохожих, воздушным платьем расстилалось по земле, оно дарило веру в чудо. Лето – не время для печали и грустных мыслей. Парк был наполнен радостными возгласами детей, шёпотом влюблённых. Лео наблюдал со стороны. В душе его причудливым цветком распускалось предчувствие счастья. Юный художник сидел на одной из скамеек, потягивая лимонад и подкармливая весёлых птиц кукурузными зёрнами. Он ждал Дилана, они договорились о встрече. И ещё, Лео надеялся, что, может быть, она заглянет сюда.

– Уф, прости друг, задержался на работе, доброго дня! – Дилан, как и всегда появился внезапно.

– Привет- привет, – медленно протянул Лео, – никуда не тороплюсь.

– Конечно, ты теперь почти звезда, – подмигнул давний друг.

– Ладно тебе, – рассмеялся художник, – я такой же, как и прежде. Да и внезапно нахлынувшее вдохновение, без которого ничего бы и не было – не моя заслуга.

– Ты изменился, стал мягче, – внимательно посмотрел на Лео друг.

– Дилан, просто схлынуло напряжение.

– Ну-ну. Что ж, у меня нет новостей. Несколько раз говорил с Лиззи, она пыталась что-то выяснить по своим каналам. Но, увы, – развёл руками Дилан.

Тень промелькнула на лице Леонардо.

– Эй, только не расстраивайся. Девушка действительно работала в цветочном салоне. Не так давно она уволилась. По слухам, у неё какой-то свой творческий проект. Загвоздка в том, что она запретила разглашать контактные данные. Имел место договор, она оставила наработки, а взамен попросила удалить всю информацию о себе.

– Значит, выхода нет, – произнёс Лео.

– Выход есть всегда. Слышал, что в «Парке ландышей» стала появляться необычная девушка, которая раздаёт людям магические подарки. О ней недавно писали в «Вестнике чудес». Может, начать поиски с этой стороны?

– Может быть. Спасибо, друг.

Теплый вечер разбросал лёгкие тени. Друзья медленно прогуливались по засыпающим аллеям, говорили о чём-то своем. Упала первая звезда. Лео проводил её глазами, загадал желание. Истинные желания, те, которые идут из самого сердца, всегда сбываются.

Лето проходит быстро. Оно так же беззаботно и скоротечно, как сама юность. Лео часто ходил в «Парк ландышей», слышал несколько раз о чудесной девушке, но лично так и не встретился с ней. Приближалась осень, мысли Леонардо перетекали к защите дипломной работы. В этом были свои плюсы. Тем более, недостатка вдохновения он не ощущал. Постепенно Лео оставил попытки поисков, полагаясь на волю судьбы.

***

На руке Эйвери появилась светящаяся нить лазурного цвета. «Пора», – сказала она себе. Эйвери почувствовала, что если не запустить часы сейчас, может быть слишком поздно, она давно сделала выбор, о котором шёл разговор с профессором Вацлавом. Эйвери подошла к волшебным часам, коснулась маленькой кнопки, прозвучал короткий звонок, светящаяся пыльца начала медленно сыпаться вниз. «Ну, вот и всё, – подумала Эйви, – теперь нет дороги назад».

Путь в больницу был уже настолько знаком, что казалось, Эйвери пройдёт его с закрытыми глазами. Белые коридоры, ряды ламп, капельница «света». Во время процедуры в кабинет вошёл профессор Вацлав.

– Вы запустили часы.

Эйвери едва кивнула головой.

– Я не могла поступить иначе.

– Ну что ж, милая моя, желаю вам сил справиться, я буду с вами до конца, – с этими словами профессор поднял руку для клятвы.

***

Лео гулял по городу. Утром он никак не мог себя собрать – всё валилось из рук. На запястье он заметил лазурную нить, которая исчезла так же внезапно, как и появилась. Предчувствие чуда билось в его сердце. Лео решил пойти, куда глаза глядят, пусть даже на другой конец города. Он доверился ощущениям.

Дорога привела Леонардо к парку, окружавшему больницу. Он взглянул на небо: облака собирались в небольшие скопления, словно приготовились поиграть. Лео почувствовал, как учащается пульс, его привлекла одна из дорог, сети которых словно нити паутины, расчерчивали желтеющие газоны. Лео увидел удаляющийся силуэт, сердце забилось ещё чаще. По дорожке в обратном направлении шла девушка, так часто занимавшая его мысли. Та, которую он искал так долго.

– Подожди, – крикнул он.

Эйвери резко обернулась. Лео успел разглядеть тонкий профиль, взметнувшиеся волосы. Их разделяло несколько метров. Она ждала. Когда Лео подошёл почти вплотную, время остановилось. Два этих одновременно близких и далёких человека не могли проронить и слова.

– Как долго ждал я этой встречи, – Лео не мог оторвать взгляд от девушки.

– Пойдём, вот-вот начнётся дождь, – тихо ответила она.

Больница скучала в тишине приближающегося дождя. Два лёгких силуэта растворялись на одной из бесчисленных дорожек, становясь всё более неясными. Пахло травой. На скамейках лежали первые опавшие листья клёна, заботливо укачиваемые ветром. Пара минут – и начнётся дождь, осторожными штрихами распишет этот осенний день, нарисует лужи с угасающим солнцем, распишется на уголке и спрячет набросок, чтобы обмануть время, чтобы забрать у него маленькую деталь паззла, навсегда сохранить отблеск счастья.

Они по-прежнему молчали, слова были лишними. Невидимые нити уже давно связали их так крепко, что никакие силы не способны были разорвать эту связь. По дороге им встретилось маленькое кафе. Дверь хлопнула, недавние посетители покинули уютное место. Ароматы кофе и специй на мгновение возникли в воздухе и растворились. Секунда на раздумья – и так же молча они вошли в кафе, выбрали столик у окна. Улыбчивая официантка предложила меню. Оба выбрали кофейный напиток «Время дождя». Начался ливень. В городе зажглись фонари, их свет дрожал и рассеивался. Казалось, что за окном не настоящий мир, а акварельный рисунок. Люди спешили, наверное, чтобы поскорее спрятаться от непогоды. Люди всегда куда-то спешат.

– Меня зовут Леонардо, можно просто Лео, – наконец нарушил молчание юноша.

– Эйвери или Эйви, – произнесла девушка.

– Я так долго тебя искал, что уже не был уверен в успехе, – печальная улыбка коснулась губ Лео.

– Знаю, – сказала Эйвери так тихо, как шелестят страницы книги, когда их перебирает непослушный ветер.

– В первую очередь, я хотел извиниться, ты попалась в такой сложный для меня момент, я не успел разглядеть, понять, – Лео путался в словах.

– Это прошлое, зачем оглядываться?

– Понимаю. Уверен, сейчас всё будет по-другому.

– Всё сразу было по-другому, – улыбнулась Эйвери, свет её улыбки коснулся окружающих предметов, на душе сразу стало тепло и уютно.

– Хочешь, я покажу тебе свои картины?

– Да, конечно.

Почти полные чашки остались стоять на столе, но от них исходил иной аромат, не кофейный. Ноты ландыша переплетались с нежностью сирени. Когда официантка подошла к столику, она увидела диковинные узоры из золотых лепестков. «Ещё одна история счастья», – подумала она про себя. Дверь хлопнула вновь. Прозвучал печальный аккорд. Девушка едва нахмурила брови и вернулась к своим заботам.

Спустя полчаса, Лео и Эйвери переступили порог мастерской.

– Прошу, чувствуй себя как дома, – Лео сделал приглашающий жест.

Эйвери кивнула головой, скинула туфли и вошла в квартиру. Лео провёл её в зону, отведённую под мастерскую. Все до одной картины были завешаны полотнами. Он отбросил одно из них. Это было любимое его произведение. Часами Лео не отрывался от работы, пытаясь выразить всё, на что был способен. На картине переливалось море, оттенки его были столь чисты и прозрачны, что казалось, до него можно дотронуться рукой. Волны касались песка, разбросанного сверкающей пыльцой. На песке появлялись и исчезали послания на разных языках. Внезапно волны расступились, из их недр возник голубой кит. Он вертелся из стороны в сторону, словно пытаясь определить правильное направление. Через некоторое время появился второй кит, словно слетевший с небес. Первый в тот же момент направился к нему. Видение вновь исчезло, волны сомкнулись, ночь засверкала первыми звёздами, улыбнулась луна. Эйвери обернулась, в глазах стояли слёзы.

– Это настолько прекрасно! – воскликнула она.

– Картина называется «Я с тобой», знаешь, ведь каждому человеку бывает одиноко в этом большом и сложном мире, – Лео улыбнулся. Улыбка не так часто освещала его лицо, она была похожа на отблески солнца, прощающегося с землёй, оставляющего после себя на пару минут тёплый свет.

Эйвери осталась, она не смогла уйти. Каждая минута стоила сейчас слишком дорого. Ночь рассеяла облака, рассыпала по периметру неба пылинки звёзд и укрыла от посторонних глаз.

Лео проснулся, когда день был уже в разгаре. Город купался в солнечном свете. Лео был бесконечно счастлив, первый раз за несколько лет он спал так долго и крепко. Казалось, что теперь всё будет хорошо. Всегда.

Лео застал Эйвери в мастерской. Она рисовала силуэты прямо в воздухе. Ветви сирени мягко клонились к земле. Цветы дрожали под рассыпающимся дождём. Крупные капли падали в пространство вокруг и растворялись, складываясь в созвездия. Созвездия превращались в героев, которых они представляли: лебедь изящно выгибал шею, расправлял крылья и улетал, близнецы играли в лишь им понятную игру, весело пробегал золотой овен, дама с весами чинно держала вверенный ей предмет. Лео зачарованно смотрел на происходящее. Почувствовав взгляд, Эйвери обернулась.

– Развлекаюсь, – рассмеялась она.

– Это чудо, – восхищенно произнёс Лео.

Эйвери смущённо улыбнулась.

– Слушай, у меня к тебе предложение. Защита дипломного проекта ещё не так скоро. В этом месяце предлагаю попробовать создать что-нибудь вместе.

– По-моему, это отличная идея, я как раз мечтала попробовать себя в живописи, даже думала о поступлении на специальность.

– Почему не решилась?

– Сложно сказать, – задумчиво ответила Эйвери, – наверное, интуиция.

***

Эйвери становилось плохо всё чаще. Пока получалось скрывать своё самочувствие от Лео, близилась защита его дипломного проекта. Много времени он пропадал в академии. Эйвери почти не помогала ему, как они планировали раньше, ссылаясь на усталость или работу с иллюзиями. Эйвери покидала Лео и пропадала в своей квартире. Приступы болезни перемежались с приступами гнева и обиды. В один из таких моментов она смахнула рукой часы. Словно звезды рассыпались по полу. Миллионы осколков превращались на глазах в пыль. Эйвери опустилась на колени, слезы катились из глаз почти непрерывным потоком, после превращаясь в крошечные кристаллы. Сил не было совсем, она не заметила, как уснула.

Через несколько часов Эйвери медленно открыла глаза, картинка расплывалась, жутко болела голова. Держась за встречающиеся на пути предметы, она добралась до шкафчика с лекарствами. К таблеткам Эйвери прибегала в исключительных случаях, так как они вызывали множество побочных эффектов. После приёма лекарств она почувствовала себя чуть лучше. «Пора поговорить с Лео», – подумала Эйвери. Она уже давно решила для себя, что когда станет совсем плохо – скажет Лео, что хочет сменить обстановку и съездить куда-нибудь на отдых, а сама отправится в больницу. Момент настал. Эйвери долго репетировала разговор в своей голове и, наконец, решилась. Транспортная линия в мгновение ока перенесла её по нужному адресу. Лео как всегда был за работой.

– Можешь отвлечься ненадолго? – заглянула в мастерскую Эйвери.

– Да, как раз хотел передохнуть, – обернувшись, улыбнулся Лео. – Что-то ты совсем пропадаешь, я почти не вижу тебя последнее время.

Лео подошёл к ней, заправил волосы за уши и нежно поцеловал. Эйвери улыбнулась и приложила палец к губам.

– Мне нужно уехать, – осторожно произнесла она.

– В каком смысле? – Лео нахмурил брови.

– Хочется отдохнуть, сменить обстановку, – пожала плечами Эйвери.

– У меня скоро защита. Давай съездим вместе чуть позднее? Осталось немногим больше недели.

– Мне необходимо именно сейчас.

– Что-то здесь не так, – задумчиво произнёс Лео. – Что происходит, Эйви?

– Ничего не происходит, хочется последовать порыву.

– Честно врёшь, – опустил глаза Лео, у меня есть для тебя подарок, может быть, он изменит решение.

Эйвери едва держалась на ногах, кружилась голова, перед глазами танцевали искры, она прислонилось к стене.

– Что с тобой? Давай-ка приляжем, а потом ты мне всё расскажешь.

Лео перенёс Эйвери на кровать, она свернулась в клубок и прикрыла глаза. Лео долго разглядывал её и корил себя за то, что с работой и делами не обращал внимания на состояние близкого человека. Бледность Эйвери переходила в голубизну, губы тоже были белыми. На лице сейчас выделялись только глаза, обрамленные тенями. Эйвери уснула, дыхание её было слабым и поверхностным. Прошёл примерно час, Лео не отходил от кровати. Эйвери открыла глаза, медленно осмотрелась и задержала взгляд на угасающем за окном свете.

– Что с тобой? – повторил вопрос Лео.

– Мне, правда, нужно уехать. Только не на отдых, а в больницу, – просто не хотелось тебя расстраивать перед защитой.

– Интересно, – вздохнул Лео, – почему-то ты не учла в этом вопросе мои пожелания.

– Теперь ты всё знаешь.

– Что я знаю? Твоё выражение «мне пора в больницу» не проясняет ситуацию. Хотелось бы, чтобы я был в курсе с самого начала, мы ведь близкие люди.

– Я не могла.

– Ладно, что теперь, – печально ответил Лео.

– Пожалуйста, не обижайся. Я хотела как лучше.

Лео уронил голову на руки, устало потёр глаза.

– Не время для обид, – попытался улыбнуться Леонардо. – Как я и говорил, у меня есть для тебя подарок. А после – мы вместе едем в больницу. Возражения не принимаются.

В ответ Эйвери лишь кивнула головой. Подарок Лео был сделан своими руками, его способности позволяли работать не только с картинами. В маленькой шкатулке в форме раковины лежало кольцо. Это была тонкая и изящная работа. Напыление сияло и искрилось нежными цветами, вне зависимости от наличия или отсутствия света. Стоило Эйвери повернуть колечко, возникали любимые образы, воспоминания или то, что ей хотелось увидеть.

– Спасибо, – робко произнесла Эйви.

– Спасибо, что ты есть. Ты лучшее, что случилось в моей жизни.

Они отправились в больницу. В их душах теплились свет и надежда. Надежда, что судьба подарит им ещё хоть немного времени.

***

В больнице было тихо и пусто. Закат старательно раскрашивал сумрачное небо. Лео сидел у окна. В руках его была книга, примерно час назад он прекратил чтение. Он знал, что Эйвери скоро проснется, он придумывал иллюзии. Эта игра немного отвлекала его от печальных мыслей и радовала Эйви. Мир уже начал меняться, теперь казалось, что по капельнице в кровь Эйвери проникает не лекарство, а частицы света. Окно раздвигало границы. Туманные звёзды исчезли, за окном шептало море, солнце отражалось в набегающих волнах.

Ресницы Эйвери дрогнули, через минуту она открыла глаза. По потолкам бегали тени, за окном сияло солнце. Она слабо улыбнулась. Тени, как стёкла в калейдоскопе складывались в различные узоры или фигуры: огромные деревья качали на ветру ветвями, лисичка бежала по снегу, оставляя неясные следы, и вдруг оборачивала пушистую мордочку, дождь дрожал на листьях, рассыпаясь цветами салюта. Эйвери посмотрела на свои руки, светящиеся золотом нити рисовали на них причудливый орнамент.

– Как это прекрасно! – с восхищением произнесла Эйвери.

– Ерунда, – Лео смущённо опустил взгляд.

– Мне хочется подойти к окну, это ведь тоже твоих рук дело? – в её глазах танцевали радостные искры.

Лео помог ей встать, Эйвери разглядывала картину за окном: океан вздымался под звуки фортепиано, блики солнца лейтмотивом вторили основной мелодии, дельфины играли в волнах.

– Это великолепно, ты достиг большого мастерства! – воскликнула Эйвери.

Она подмигнула Лео, затем подняла руку, едва взмахнула ей: за горизонтом возникло пушистое одеяло, в которое спряталось улыбающееся солнце. Звезды появлялись на потемневшем небе: одни были больше, иные казались песчинками. Они зажигались и падали, рождались и умирали. Вдали показался маяк, свет его освещал глянцевую гладь воды. Свет был волшебным, он словно делал сам воздух вокруг живым. Силы покинули Эйви внезапно, Лео едва успел подхватить её. Вслед за полётом руки Эйвери исчезло волшебство. Маяк, сверкнув напоследок ослепляющим светом, погас, исчез, за ним растворились и звезды. Океан, солнечный день свернулись в клубок, покатились к окну и жемчужиной упали на подоконник. Эйви била дрожь, Лео пытался успокоить её, через некоторое время дыхание Эйвери стало ровным.

– Я позову медсестру, – Лео попытался встать.

– Нет, просто посиди со мной, – удержала его Эйвери.

Они долго сидели на полу у окна. Лео бережно гладил Эйви по голове. Она отстранилась, посмотрела в глаза, на секунду в них промелькнул страх вперемешку с отчаянием.

– Это всё, понимаешь, – голос был едва слышен.

– Подожди, нам нужно поговорить с доктором, – пытался внушить надежду им обоим Лео.

– Незачем, – грустно улыбнулась Эйвери.

Словно в подтверждение её словам, запястье обвила красная нить, тонким браслетом задержалась ненадолго и растворилась в венах. Оба поняли, что означает этот знак. Оба поняли, что близится печальная развязка.

– Мне так много хочется тебе сказать, но я не могу, мысли разлетаются, я протягиваю руку, но поймать их не получается. Знаешь, я пыталась уехать, потому что мне так не хотелось, чтобы ты всё это видел.

– Знаю, – в голосе Лео слышалась безысходность.

– Мне всё время слышится звук часов, словно во мне бьётся не пульс, а секундная стрелка.

– Тебе больно? – спросил Лео, сам не зная зачем. Ответ был на поверхности. Лео было самому невыносимо больно смотреть на страдания самого дорогого человека.

Эйвери опустила глаза, пожала плечами.

– Лекарства помогают.

– Я спросил не об этом. Посмотри на меня, пожалуйста.

В глазах был ответ. Лео обнял Эйвери. Они так и сидели у окна, сумерки превратились в ночь, начался ветер. Им хотелось остановить время, уже не нужны были чудеса, магия. Не нужно было ничего, только маленькая комната и ощущение друг друга. Обособленный, тихий мир, который невозможно разрушить. Эйвери провела рукой, пальцы оставили лишь слабый след в воздухе.

– Мне больно, – наконец ответила она, – мне так хочется жить.

В комнату вошла медсестра.

– Что здесь происходит? – спросила она.

– Мы решили немного отвлечься от постельного режима, – попытался хоть немного разрядить обстановку Лео

– Это я вижу. Эйвери, нам пора на осмотр и процедуры, – строго сказала медсестра.

– Да, конечно.

Медсестра подкатила кресло, вместе с Лео они помогли Эйвери сесть. Она едва кивнула головой.

– Я подожду, – шёпотом произнёс Лео.

***

Эйвери спала. Лео сидел в палате с отсутствующим взглядом. Доктор Вацлав зашёл так тихо, что Лео вздрогнул от его внезапного появления.

– Я пришёл поговорить с вами, – сказал профессор.

– Слушаю вас, – упавшим голосом произнёс Лео.

– У меня плохие новости.

– Это я уже понял, – Лео закрыл лицо руками. – Сколько?

– Несколько дней.

– Что мне делать после? – голос дрожал.

– Жить.

– Мне страшно даже подумать об этом, – Лео едва держался.

– Я попробую вам помочь. Сейчас же вы должны собраться и помочь ей.

– Конечно, я сделаю всё, что в моих силах, – Лео зажмурил глаза, словно это хоть как-то могло помочь ему справиться с усилившейся болью.

– Эйвери не стоит знать о нашем разговоре, она уже всё равно чувствует приближение.

***

Эйвери открыла глаза ночью. На потолке тени, обычные тени, рисовали эфемерные узоры. Волшебство, казалось, спряталось в углу комнаты, в нём больше не было нужды. Лео уснул, свернувшись в кресле. Эйвери не хотелось думать о предстоящем пути, она была благодарна жизни за все случившиеся события. Она тихонько встала, подошла к креслу, осторожно поцеловала Лео.

– Все будет хорошо, – шёпотом произнесла она.

– Эйви, ты что? Срочно в кровать, – проснувшись, испуганно воскликнул Лео.

– Прости, мне не хотелось тебя будить, – Эйвери заглянула в глаза.

– Ерунда, – усталая улыбка тронула губы Лео.

Всю ночь они говорили. Разговоры текли, как неспешная река. Под утро у Эйвери случился приступ. Боль всецело завладела ей, лекарства больше не помогали. Лео не отходил от кровати, не отпускал руки, для него происходящее было словно кошмарный сон.

– Дыши, прошу, милая. Я не смогу... Не смогу без тебя.

– Лео, пообещай мне, – голос Эйвери срывался, не хватало дыхания. – Пообещай, что не сдашься, не потеряешь свой свет.

Лео отдал бы всё, чтобы поменяться с Эйвери местами, принять на себя её страдания. Он шептал тёплые слова, пытаясь успокоить, хоть как-то облегчить боль. Последний раз они посмотрели друг другу в глаза. Пульс на мониторе превратился в прямую линию. На губах Эйвери замерло слово «Люблю», в остановившемся взгляде нашёл отражение рассвет. Сказка закончилась. Прощальным блеском сверкнуло колечко. Лео казалось, что его сердце разрывается, лицо было мокрым от слёз, в ладони он сжимал жемчужину – память об их коротком счастье.

– Крепитесь, мой мальчик, – профессор Вацлав положил руку на плечо Леонардо.

***

Лео пытался жить дальше. Его картины были прекрасны. Несмотря на то, что в них чувствовалась безысходность. Лео не мог справиться, ему казалось, что жизнь остановилась. Он почти не мог спать. Его сложно было узнать тем, кто помнил его юношей, полным стремлением к борьбе и желанием изменить мир. Черные дыры казались пустышкой по сравнению с бездной в его глазах. Если бы можно было вернуть время назад, он не поменял бы ничего. Многие люди боятся боли, стремятся к тихому и безоблачному будущему. Лео покинул этот страх, он, казалось, был пронизан болью насквозь. Несмотря на это, он чувствовал себя живым и способным хотя бы воспринимать счастье: если луч света проник в сердце, он не померкнет никогда. В этом случае, холодная вечность разводит руками и уступает дорогу. Каким будет его дальнейший путь? Никто не знает. Страшно падать, но, падая, можно увидеть мир с высоты.

Лео сидел на скамейке, на которой когда-то сидела Эйвери с букетом лилий. Казалось, это было в другой жизни. Вчера он написал новую картину, на ней было изображено море. На ней, впервые за большой промежуток времени, появился свет, далекий и призрачный, но всё же. Быть может, ему когда-нибудь станет легче. Быть может, её свет разгорится в нём с новой силой.

***

Прошло десять лет. Лео был основной фигурой в современной живописи. Его часто приглашали на конференции, о нём писали книги. Ореол тайны, окружающий художника, придавал особую притягательность. Миллионы поклонников по всему миру жаждали внимания и новых произведений. Лео жил в той же маленькой квартире на пятнадцатом этаже. Занимался благотворительностью, к мероприятиям подходил довольно избирательно. На днях он закончил картину, которую писал, скорее, для себя. На ней была изображена Эйвери, первая их встреча. Лео так же мало спал, внешне он был похож на тень. Возраст почти не отразился на нём. Лишь морщины и не проходящие темные круги вокруг глаз. Утро встретило его снегом и светящейся красной нитью на запястье. Он был готов к смерти, вернее, он ждал её как избавления. Он ждал долгожданной встречи.

В этот день Леонардо встретился с друзьями, они долго гуляли по парку, затем, выпили кофе в уютном ресторанчике. Мэтт и Дилан были очень обеспокоены уставшим видом лучшего друга. На упрёки Лео ответил, что действительно вымотался и может позволить себе небольшое путешествие.

– Так-то лучше, пора браться за себя, – улыбнулся Дилан.

– Присмотришь за квартирой? – Лео кинул ключи другу.

Мэтт и Дилан переглянулись.

– У меня там цветы, спокойно, – Лео потёр виски.

– Как скажешь, – настороженно ответил Дилан.

Неслышно опускался вечер. Лео долго сидел на любимой скамейке, он наблюдал за кружением снежинок в свете фонарей, за приближением ночи. В руках он сжимал жемчужину, с которой не расставался все эти годы. Наконец, Лео медленно зашагал по направлению к дому. Шаги его звучали среди опустевшего парка печальной музыкой. Жемчужина, слепок памяти, сохранившийся от последней встречи с Эйвери, остался лежать на скамейке. В эту ночь измученное сердце Лео остановилось.

Следующим утром маленькая девочка с прозрачными глазами нашла жемчужину. Девочку звали Лилия, она обладала магическими способностями. Жемчужина озарила ребенка волшебным светом и рассказала печальную сказку. Лили сохранит историю в своём сердце. Девочка создаст множество творений, которые изменят не одну жизнь.

В нашем мире всё не случайно, каждый миг незабываем, на следующем повороте может ждать заветная встреча или знак судьбы. Нужно лишь успеть увидеть, почувствовать. Нужно просто слушать своё сердце.

+2
21:29
351
Шкря
23:17
Ведьмак 3 от мира рассказов
09:09 (отредактировано)
Очень извиняюсь, не смогла дочитать до конца… Смешать два мира не получилось, если хотелось красивой истории, нужно было писать или про художника, или про города будущего, с высокими технологиями мгновенной телепартации. Потому как сразу чувствуется винегрет. Ну как он не мог найти девушку, при таких достижениях магии (науки)? Даже мы сейчас можем найти через соц. Сети… Художник, любовь, ночи, рассветы… Может не мой жанр, что- то тягуче приторное, как… патока, хочется запиться холодной водой. И от которой подташнивает, извиняюсь тысячу раз. Автор мечтатель, романтик, и это здорово
Комментарий удален
Империум