Светлана Ледовская

Корректировщики

Корректировщики
Работа №114

Сколько длилось свободное падение, она не представляла, но ощущала его по бабочкам, порхающим в нижней части живота. Эти приятные вначале ощущения становилось до того настойчивыми, что переходили в назойливость. Она застонала и попыталась избавиться от них. И это ей удалось. Но взамен их появились ощущения в голове, будто и там появились ангельские бабочки, которые своими лапками и крылышками нежно касались края головного мозга, это было непередаваемо приятно. В голове появилась необычайная лёгкость и ясность. Краски были насыщенными, переливающимися множеством оттенков, чем-то напоминающими северное сияние, но несравнимыми с ним ни по красоте, ни по смыслу. Казалось, что сама божественная истина открывала свои загадки и тайны – прелесть и восторг бытия и небытия, обещавшие долгожданную встречу. Эта восторженно гибельная картина прерывалась яркими счастливыми, до боли знакомыми воспоминаниями, шедшими в хронологическом порядке. 

Но в эту картину время от времени вторгались неприятные звуки, как будто кто-то царапал гвоздём по стеклу: «Защита отключена», «Включите защиту». Смысл этих звуков не хотелось воспринимать.

Гигантскими усилиями воли она вышла из эйфорического состояния.
Опьяняющее чувство ненадолго отступило, и она вспомнила произошедшее до возникшей внезапно эйфории.

Всё начиналось как обычно. Звезда, двигавшаяся к чёрной дыре, была невелика. Отделение под командой КХ-03 расположилось по периметру в точках изменения траектории звезды для установки и активации антигравитационных установок. КХ-01 доложил, что первая из пяти установок активирована, траектория звезды изменена предполагаемым образом. Он также отметил появление странников, сопровождающих звезду. Связь с ним резко оборвалась. На канале ноль первого слышен был только фоновый шум, затем погас и огонёк, оповещавший о наличии канала.
Странников корректировщики делили на три группы: пастухов, кентавров и оборотней. Пастухи самые безобидные, они обычно сопровождали звезду до аккреционного диска, наблюдая, как звезда вблизи чёрной дыры превращалась в радугу необычайных цветов и оттенков. Это было волшебное, ни с чем несравнимое гипнотическое зрелище. Рассказывали, что были случаи, когда предотвратить поглощение звезды не удавалось и пастухи заворожённые чарующим явлением растворялись в разноцветной радуге вместе с ней.
Кентавры были опаснее. Они предпринимали попытки уничтожения лазерами антигравитационных бомб до их активации, с целью предотвратить изменение траектории звёзд. В открытое столкновение с корректировщиками не вступали и в случае их обнаружения ретировались.

Самыми опасными были оборотни. Ходили слухи, что они не только атакуют корректировщиков, но и при случае похищают их.

Ее мысли прервал голос.

– КХ-03, ответьте ноль второму! КХ-03, ответьте ноль второму!

– Слышу вас ноль второй.

– Ноль третий, активацию произвёл. Меня атаковали. Веду бой. Мой варп-байк1 потерял оба основных двигателя, вспомогательные тоже вышли из строя. Это не пастухи и не кентавры, это оборотни. Их четверо, скоро будут у вас. Да, а звёздочка эта необычная, а с целым выводком планет.

Затем она услышала треск и оглушительный взрыв. Связь с ноль вторым тоже оборвалась. Активировав установку, она связалась с остальными:

– Четвёртый, пятый, активировать установки, всем собраться в квадрате ноль третьего. Связь поддерживать постоянно. У нас оборотни.

– Четвёртый на связи, понял, выполняю.

– Пятый понял, выполняю.

Тут же с трёх сторон в её установку врезались три бело-синие молнии и рассыпались разноцветным фейерверком.

«Поздно!» – мысленно прокомментировала она.

Координаты двоих она засекла и мгновенно ударила по ним. Снопы искр подтвердили, что попадание было точным. Мрак разрезали ещё две молнии, и в районе координат третьего оборотня тоже вспыхнул сноп искр. Это пришли на помощь четвёртый и пятый. Но тут же из-за её спины вылетели ещё две молнии и в местах, где располагались четвёртый и пятый также вспыхнули снопы искр. Молнии прошли так близко от Леры, что опалили оба её предплечья. Каналы связи четвёртого и пятого, до этого горевшие зелёными глазками, погасли, как до этого погасли каналы первого и второго.

Резко обернувшись и сканируя чёрную пустоту, она поняла, что оборотень ушёл с того места, откуда стрелял по четвёртому и пятому, не включая основных двигателей. Используя вспомогательные двигатели, Лера плавно изменила свое место расположения и тщательно сканировала пространство, где только что находился стрелявший оборотень.
Скорее всего, оборотень её бы обманул, если бы не ноль второй, который потерял оба двигателя и просто падал к аккреционному диску ЧД: пролетая рядом с оборотнем, он выдал в его сторону все остатки энергии, которая вряд ли нанесла какой-либо ущерб, но отвлекла его внимание. Оборотень выстрелил в ноль второго сразу из обоих лазеров. Ввиду малого расстояния, на том месте, где был ноль второй, образовалось светящееся облачко из ионов. На сей раз, не медля ни доли секунды, с разворота она выстрелила сразу из обоих лазеров. Сноп искр и светлое облачко указывали на то, что оборотень обезврежен. Не ослабляя внимания, она ещё несколько минут сканировала сектор, откуда появились оборотни. Сектор был пуст. Она проводила взглядом белую звездочку с её выводком планет, благополучно удаляющуюся от ЧД.

«Спасена!» – радостно и печально подумала Лера.

Убедившись в отсутствии тяжёлых повреждений и наличии энергии, она начала поиски первого, четвёртого и пятого, искать второго не имело смысла. Четвёртого она обнаружила быстро, помощь ему не требовалась. Его титановая голова была пробита насквозь. Тем не менее, она прикрепила к изуродованным останкам аварийный маячок и прикрепила один из своих вспомогательных двигателей, направила его в сторону от ЧД. На поиски первого и пятого она затратила много времени и энергии. У первого и пятого головы были целы, но остальное превратилось в спёкшуюся груду металла. Проделав с ними такую же операцию, она заметила ещё одну искорёженную груду металла и обрадовалась. Но радость оказалась преждевременной: это не были останки ноль второго. Возможно, это совсем недавно было оборотнем. Без колебаний она присоединила маяк и двигатель к неизвестным останкам и отправила в сторону от горизонта событий, хотя и понимала, что выбраться самостоятельно у неё уже не хватит энергии. Единственное, что оставалось в данной ситуации – установить оставшийся двигатель на минимум потребления энергии, включить аварийный сигнал бедствия и поддерживать какое-то время относительно постоянную траекторию, которая медленно, но неумолимо будет приближаться к аккреционному диску ЧД.

Реальные негативные воспоминания отняли остатки сил и энергии. Она снова погрузилась в убаюкивающие воспоминания детства. Она увидела маму, молодую и весёлую, ведущую её за ручку из детского садика домой. Нет, эта молодая и весёлая женщина – она. Это она ведёт свою девочку в первый класс. А рядом он, надёжный, сильный, уверенный и талантливый – мечта любой женщины, ставшая для неё реальностью и счастьем. Ей хотелось смеяться от избытка чувств, прижать к груди это немного испуганное и сосредоточенное чудо с косичками и цветами, старающееся казаться взрослой, но она сдерживалась. Нет, она не будет больше сдерживаться, она сейчас прижмёт её к своей груди. Она протягивает руки, но образ дочери вдруг меркнет и тает, и рядом с ней нет и его – надёжного, сильного и уверенного, единственного оставшегося у неё близкого человека, надеждой на встречу с которым она живёт.


***

Он стоял далеко за городом, одинокий и, казалось, никому не нужный. Старинный многоэтажный особняк, стены которого окрасились умирающей зарей в оранжевый цвет. На здании висела старомодная табличка, где на красном фоне золочёными буквами извещалось: «Оптовая закупочная фирма». И далее мелким шрифтом: «Закупаем органы для трансплантации оптом. Дорого. Часы работы: круглосуточно, без выходных». Затем столбиком шли номера нескольких телефонов для справок.
Человек с наголо бритой головой и с тоненькой синей папкой в руках, стоявший около здания, уверенно нажал кнопку, находившуюся под вывеской. В стене, казавшейся до этого монолитной, образовался проход в помещение, похожее на кабину лифта. В кабине горел неяркий голубоватый свет. Как только визитёр зашёл в помещение, проём позади него исчез, и появилось ощущение плавного движения. Иногда казалось, что лифт то опускается, то поднимается, а то и вовсе движется горизонтально. Наконец, двери лифта открылись, и взору прибывшего предстала небольшая комната, в которой за столом белого цвета сидел мужчина в белом халате, в чёрных роговых очках и с не менее чёрной шевелюрой.

– Проходите, – певуче прозвучал довольно приятный голос, но тонкие губы сидевшего за столом «врача», как показалось посетителю, не пошевелились. – Садитесь, – последовало предложение, как только посетитель вошёл в комнату.

– Для начала ознакомьтесь вот с этим документом, – продолжил «врач».

– Но я уже… – начал, было, посетитель.

– Таковы инструкции, – почти ласково перебил клиента хозяин кабинета. – Прочитайте ещё раз внимательно и в конце документа поставьте подпись и дату.

В документе продавцу предлагалось три варианта продажи оптом органов для последующей трансплантации. Первый вариант гласил, что продавец получает всю сумму за вычетом непригодных (больных) органов для пересадки и ведёт обычный образ жизни с соблюдением определённых правил. Ознакомление с правилами осуществляется при выборе этого варианта. Второй вариант предусматривал замену проданных органов на механические аналоги. По этому варианту продавец получал разницу между стоимостью проданных органов и стоимостью механических аналогов. Особых правил в данном случае не предусматривалось. Третий вариант гласил, что продавец предоставляет фирме всё тело за исключением головного мозга. Фирма заменяет всё тело продавца механическим аналогом, и обязуется провести обучение пользования роботизированным телом последовательно в три этапа: ясли-сад – школа – обучение по желаемой специальности. При желании продавцу предоставляется работа в этой фирме или других фирмах, сотрудничающих с ней. Деньги за проданное тело за вычетом стоимости роботизированного аналога поступают на счёт, указанный продавцом. Далее указывалось, что согласие на продажу органов оптом должно быть подтверждено нотариально, с извещением генерального прокурора. Продавец должен представить эти документы в фирму для осуществления сделки.

Прочитав документ, посетитель поставил дату и подпись и передал документ хозяину кабинета. Затем достал из папки нотариально заверенное согласие и подтверждение генерального прокурора и также передал ему. Получив и подписав ещё один документ, касающийся третьего варианта, и передавая его человеку в белом халате, посетитель вопросительно взглянул на него.

Тот, поймав взгляд, произнёс:

– У вас есть три дня для прощания с близкими родственниками, поскольку в этом образе они вас больше не увидят.

– У меня нет родственников. Прощаться не с кем.

– Тогда прошу.

«Врач» (как мысленно назвал посетитель хозяина кабинета) указал на другую стену, которая бесшумно раздвинулась, и там оказалась комната с медицинской каталкой. Как только человек устроился на каталке, проём исчез и в комнате, которая также оказалась лифтом, погас свет. Лифт стал опускаться все быстрее и быстрее, казалось, это падение никогда не кончится.


***

– Подъём! – прогремела команда. – Вставайте, детсадовцы! Быстро построились в одну шеренгу!

Лера попыталась открыть глаза. Веки, будто вылитые из свинца, не поддавались. После секундного замешательства она справилась и попыталась рукой откинуть с себя одеяло. Одеяла не было. Смутиться она не успела. Её довольно тяжёлая рука, обшитая мягким пластиком, елозила по обшитому таким же пластиком животу. С горём пополам ей удалось поставить обе ноги на пол и оглядеться. Это далось ей с большим трудом. Сквозь пелену, похожую на туман, она разглядела, что в комнате кроме неё находились ещё четыре индивидуума, которые пытались подняться с кроватей, если металлические стеллажи, покрытые пластиком, и лишённые каких бы то ни было постельных принадлежностей, можно было назвать кроватями.

В дверном проёме находилась пятая особь, которая и подавала команды.

Успехи по преодолению кроватного притяжения у всех были разными. Кто-то, не открывая глаз, поднимал по очереди то руки, то ноги, которые с характерным звуком падали обратно. Один из детсадовцев, переворачиваясь с боку на бок, упал со стеллажа, и пытался встать на четвереньки. Другой поднимал ноги и поочередно подтягивал их к животу. Последний делал, очевидно, акробатический трюк, пытаясь сделать мостик на голове и пятках. Единственной сидящей на стеллаже-кровати была Лера. Стоящий в проёме воспитатель с интересом наблюдал за происходящим. Лера встала и неуверенными шажками подошла к краю стеллажа и остановилась.

Неизвестно, сколько бы продолжались попытки остальных встать на ноги и занять место в шеренге, если бы воспитатель (так окрестила его Лера и не ошиблась) не подошёл к первому стеллажу, на котором один из подопечных пытался встать сразу на голову и на ноги. Положив одну руку на живот и прижав «гимнаста» к стеллажу-кровати, второй рукой взяв его ногу выше колена, поставил её на пол. И тут же чуть не получил от «гимнаста» удар по голове, если бы ловко не увернулся и не прижал бунтаря опять к стеллажу.

– Негодяй! Извращенец! Как вы смеете прикасаться ко мне, девушке, своими грязными руками! – беспомощно размахивая руками и ногами, визжала особь, назвавшая себя девушкой.

– Внимание, граждане! Чтобы впредь не было недоразумений,– перекрывая визг, прогремел голос воспитателя, – вы теперь не дамы и господа, не мужчины и женщины, а просто индивидуумы и, конечно, граждане. Ваши тела совершенно одинаковы по возможностям, и лишены каких бы то ни было половых признаков, все ваши способности зависят от того, что есть и будет в вашей титановой голове. Каждому из вас присвоен идентификационный номер (сокращённо ИН), который указан на стеллаже каждого. Отныне он является и фамилией, и именем, и отчеством, – и уже тише добавил: – А бунтари могут лишиться рук и ног, на время.

Лере показалось, что он ухмыльнулся.

Оказав всем нуждающимся помощь, воспитатель представился:

– Мой идентификационный номер КВ-27. Называя идентификационный номер полностью при обращении к другому индивидууму, вы оказываете ему уважение и почтение. К вам я пока буду обращаться по вашей последней цифре, вы ко мне КВ-27.

Так Лера узнала, что ее идентификационный номер КХ-03.
В этот же день они узнали, что у них есть несколько жизненно важных отсеков. Один большой, находящийся с левой стороны, – для резервуара из нержавеющей стали, в котором хранится жидкий кислород, и ёмкости для физраствора, обеспечивающего мозг питательными веществами и кислородом. Второй поменьше, с правой стороны, – ёмкости для смазки. Есть и третий отсек – для экскрементов, который находится там, где ему и положено быть.

Обучение началось с ходьбы на месте. К концу дня, который длился шестнадцать часов, все обучаемые довольно уверенно ходили, ложились, вставали и бегали.
Дни начинались и протекали однообразно: в постоянных тренировках по овладению телом, с редкими перерывами для отдыха и приёма пищи.
Недели через две они научились ощущать своё новое тело не хуже человеческого.


***
Месяц в детском саду пролетел незаметно, занятия по овладению своим новым телом подошло к концу. По этому поводу КВ-27 разразился сентиментальной речью.

– Сегодня последний день занятий, – стараясь придать голосу торжественность, заговорил воспитатель. – За это время я привык к вам, как к своим собственным детям. Мне грустно расставаться с вами.

После небольшой паузы, уже твёрдым голосом, он продолжил:

– По итогам пребывания в подготовительной группе, я обязан назвать лучшего, кто добился отличных успехов в овладении телом. Им является КХ-01, у остальных оценка «хорошо». Удачи вам! По возможности не забывайте своего воспитателя и держитесь вместе.

Лере, после последних слов воспитателя, почему-то стало его, немного жаль.
КХ-01 была та девушка-гимнастка, двадцати трёх лет, которая в начале обучения неудачно пыталась отвесить оплеуху воспитателю. Она действительно была воздушной гимнасткой, и звали её Вика. После падения с десятиметровой высоты все органы оказались не подлежащими восстановлению, и только мозг девушки оказался неповреждённым. Родители поместили её сюда, очевидно, истратив все свои сбережения. Вика долго не могла смириться со своим новым положением и всячески старалась подчеркнуть, что она девушка. Однажды она нарисовала цветок на левом предплечье, правда, воспитатель тут же заметил и заставил устранить это произведение искусства.
По поводу того что в разговорах предусмотрено обращение к челдроидам2, как к мужскому полу, Вика даже поспорила с воспитателем, сказав, что такое обращение является дискриминацией женщин. На что воспитатель резонно заметил, что это не дискриминация, а экономия: слова женского и среднего рода на одну букву длиннее.

– А некоторые слова даже не на одну букву, а на несколько, - продолжил он, – например, «водительница», произведённое от слова «водитель», или «шофериня» – от слова «шофёр», таких слов вы и в словаре не найдёте.

Не выиграв словесный спор с воспитателем, Вика не успокоилась и старалась подчеркнуть свою женственность походкой. Выглядело это уморительно. Но к концу месяца все заметили, что трёхметровый исполин, каковым являлся КХ-01, обладает грацией, очень напоминающей женскую. И даже Лера старалась подражать ей, и кое-что переняла от её походки. Впрочем, походка была не единственным успехом Вики. Она была первой во всех единоборствах, проводимых в группе.

КХ-02 оказался мужчиной, сорока лет, по имени Василий. Это он в первый день пытался встать в строй на четвереньках. Василий рассказывал, что он был здоровяком, мог за один присест выпить литр водки и не захмелеть, но именно эта пагубная привычка и привела его сюда. Цирроз печени последней стадии, а денег он никогда не копил. Поэтому он решил продать те органы, что остались здоровыми, но таковых осталось совсем немного, и на прежнюю «весёлую жизнь» точно бы не хватило. Так он и оказался здесь.
Своей походкой Вася (так он представился сам), стремился походить на «мачо», но походил больше на слона в посудной лавке.

Сама Лера о себе ничего не рассказывала. Назвала только своё имя и что ей тридцать девять лет. Сообщила, что ни родственников, ни друзей у неё нет.

Под номером КХ-04 скрывался молодой парень, двадцати лет, физик-романтик, с подходящим именем Роман. Влюбившись в девушку, мечтавшую о красивой и богатой жизни, бросил институт и решил продать своё тело, чтобы осчастливить её. Правда, в последний момент выслал ей только половину, вторую половину отправил родителям, которых о своём решении он не соизволил уведомить.

КХ-05 – тоже мужчина, инженер, спасатель. По возрасту, очевидно, самый старший из группы, женат, двое детей. В шахте во время обвала потерял обе ноги. Решение принял самостоятельно и осознанно. О чём нисколько не жалеет. Зовут Николай, если молодёжи нравиться, пусть зовут Ник в отсутствие воспитателя.

Всё это Лера узнала в редкие свободные от тренировок минуты, которых, к сожалению, за месяц, проведённый в подготовительной группе, было очень мало.

***

За месяц, проведённый в подготовительной группе, они если не сдружились, то объединились, как люди, попавшие в одинаковое бедственное положение. Следуя совету своего воспитателя, решили не разлучаться и поэтому выбрали профессию корректировщика, связанную с космосом, которая предполагала работу в группе не менее пяти персон.

Все в группе думали, что в школе у них будет больше свободного времени для общения. Так думала и Лера. Разочарование наступило с первого дня занятий. Вводную лекцию прочитал куратор группы, представившись как КВ-99.Сначала он представил преподавателей, среди которых были два человека: Ева – женщина лет тридцати, стройная, миловидная брюнетка, преподаватель психологии; Глеб – седой старичок, заслуженный профессор астрофизики, с множеством почётных званий и наград.

– КВ-81 – ваш механик и диетолог, – продолжил он. – Под механикой подразумевается обслуживание и мелкий ремонт тел, а также возможность приготовления из подручных средств питательных веществ. КВ-98 должен помочь вам разобраться с использованием компьютерной техники, встроенной в ваши тела.

Сам куратор был специалистом в области вооружения и варп-двигателей2.

Каждый день занятия начинались с психологии, в течение часа психолог определяла психологическое состояние каждого и готовность к дальнейшему обучению. На этом в принципе и заканчивалось преподавание психологии.

Особенно интересным для Леры было первое занятие по астрофизике, на котором дедушка-профессор рассказывал о выдающейся миссии корректировщиков, как о спасителях Вселенной. Правда, оговорившись, что их группу готовят для работы в нашей галактике.

– Еще в позапрошлом веке учёные заметили, что в нашей галактике без следа исчезают звёзды, – повествовал он. – Сравнив снимки звёздного неба, сделанные семьдесят лет назад, астрономы не досчитались более ста звёзд. Гипотез по поводу исчезновений звёзд было несколько: от сфер Дайсона до космических кораблей. Позднее астрофизиками было доказано, что они поглощаются активной чёрной дырой – Стрелец А*. Всё бы ничего, но вместе со звёздами исчезает пространство. А поглощение звёзд и ближайших спящих чёрных дыр галактики, которых в ней около двадцати, грозит тем, что Млечный Путь может стать квазаром. Обычно в космосе события происходят очень медленно. Развитие галактик измеряется сотнями, тысячами и даже миллионами лет. Но астрономы неоднократно наблюдали события, которые по расчётам должны протекать, если не тысячи, то сотни лет, разыгрывались за считанные месяцы. И обычная тихая галактика внезапно превращалась в энергетический квазар – и это не единичный случай.– Возможно, – продолжал учёный, – до нашей Вселенной существовало множество других Вселенных, подобных нашей. В каждой из них зарождались разумные существа, но они не справились с грандиозной во всех отношениях задачей – предотвращением превращения своей Вселенной в сингулярность.Разум, созданный природой или, если хотите, Богом, для того и создан, чтобы предотвратить это превращение.Позже занятия по астрофизике для Леры, да и для её сокурсников, стали менее привлекательными. Определение расстояния до звёзд методом параллакса, определение массы тел в космосе, расчёт орбит звёзд и планет – хотя все эти сведения были вбиты в их индивидуальные компьютеры, профессор требовал, чтобы они могли делать расчеты, опираясь только на собственную память. Требовал он и запоминания звёздной карты Вселенной. Отключая индивидуальный компьютер каждого ученика, помещал на внутренней полусфере монитора, куда воспроизводились воспоминания и представления каждого, участок звёздного неба Вселенной, видимый из предполагаемого места расположения испытуемого. Экзаменуемый по памяти должен был отыскать путь к Млечному Пути и к Солнечной системе.

Лучшими учениками по астрофизике профессор называл физика-романтика и Леру.

После напряженной умственной работы приходило время муштры. Куратор группы не нагружал их теорией, ограничиваясь только техническими данными вооружения и съёмной защиты. Использование их он доводил до автоматизма. Использование навесных вспомогательных двигателей учениками также доводил до совершенства. КВ-99 никого не выделял, но каждому указывал на недостатки.

Наконец приходило время программиста КВ-98. Его занятия нравились всем. Он объяснил, как пользоваться внутренней полусферой монитора. На это монитор выводились данные с индивидуального компьютера, вёлся контроль наличия каналов индивидуального радиообмена. Можно было выходить в различные социальные сети. Но самое главное – он позволял им побыть, хоть немного, прежними людьми. На внутренний монитор воспроизводились по памяти ученика прожитые годы, и поскольку монитор был сделан как полусфера, то казалось, что ты возвращаешься в прошлое, и это было практически неотличимо от реальности. Поэтому все были строго предупреждены о последствиях: в случае злоупотребления, эта функция будет заблокирована.
На последних занятиях КВ-98, ещё раз напомнил, что симбиоз их мозга и компьютера прекращается в случае, если энергии достаточно только для обеспечения жизнедеятельности мозга, а также в случае повреждения компьютера. Поэтому настойчиво рекомендовал развивать собственную память, чтобы иметь необходимый запас знаний для работы без компьютера. При выполнении заданий он считал обязательным включение защиты от непроизвольного воспроизведения воспоминаний прошлого на внутреннем мониторе что, по его мнению, могло привести к гибели челдроида.

Занятия по ремонту тела и диетологии особенно не напрягали. КВ-81подробно рассказал об устройстве тел модификации КХ. Обратил особое внимание на то, что для этой модификации в титановой голове каждого предусмотрены небольшие резервуары с жидким кислородом и питательным физраствором, рассчитанные для снабжения мозга, при повреждении основных резервуаров. Таким образом, даже при повреждении всего тела, мозг будет обеспечиваться кислородом не менее двух часов. Также было указано, что модель КХ полностью защищена от гамма-излучений.
Ученики группы научились по едва заметным различиям определять модификацию андроидных тел, производить мелкий ремонт, оказывать первую помощь и готовить из химических элементов питательную смесь, а также устанавливать через компьютер вкусовые качества этой смеси.

Васе, попытавшемуся установить не только вкус, но и воздействие на свой мозг спиртных напитков, эту функцию отключили. И оставили один вкус для всех случаев жизни – вкус овсяной каши на воде.



***

Обучение, длившееся шесть месяцев, закончилось. Васе включили вкусовую функцию, но предупредили, что в случае повторения экспериментов он будет выведен из состава группы. На что он пафосно заметил, что лучше будет всю оставшуюся жизнь, есть овсяную кашу, чем расстанется со своими друзьями.

Пять месяцев все члены группы под командованием КХ-03 (выбрали на собрании группы), работали перевозчиками: доставляли передовым группам корректировщиков антигравитационные установки. В соответствии с пятилетним контрактом, подписанным членами группы, перевозчиками они должны были трудиться не менее года, а уже затем переквалифицироваться в корректировщиков с более высокой оплатой.

Доставку грузов группа Леры осуществляла в пределах Млечного Пути, к аккреционному диску чёрной дыры (ЧД) Стрелец А*. Обслуживали три группы корректировщиков, которые размещались на временных базах в относительной близости от аккреционного диска ЧД. Всего таких групп около Стрельца А* насчитывалось более трехсот. Временные базы размещались либо на планетах, либо на спутниках этих планет, где условия для челдроидов были приемлемы.

Но контракт пришлось изменить ввиду непредвиденной ситуации: при доставке грузов на одну из северных баз перевозчики не обнаружили на ней корректировщиков. Группа в полном составе бесследно исчезла. Спасательная служба центральной базы не фиксировала никаких сигналов бедствия, продолжительные поиски результатов не дали. Временную базу и обязанности исчезнувших корректировщиков закрепили за группой КХ, под командованием Леры.

Несмотря на печальное известие об исчезновении корректировщиков, команда Леры новое назначение приняла с воодушевлением, и только Ник шепнул Лере, что у него тревожные предчувствия. Без посторонних и не по радиосвязи в группе Леры друг к другу обращались по именам. Николай стал Ником, Виктория – Викой, к Роману обращались – Ром, Вася так и остался для всех Васей.
Основной задачей группы было ежедневное наблюдение и передача информации в центральную базу об изменениях чёрной дыры Стрелец А*. Периодически группа вылетала ближе к аккреционному диску, для изменения траекторий массивных тел, которые могли быть поглощены ЧД и существенно увеличить её массу.

Прошёл год. За это время группа Леры не допустила ни одного сбоя при выполнении поставленных заданий. Никто из группы не встречался и не видел ни пастухов, ни кентавров, ни оборотней, но нередко получали информацию от других групп о встрече с пастухами и о стычках с кентаврами. По поводу оборотней информация поступала крайне редко. За прошедший год по всему периметру была зафиксирована только одна стычка с оборотнями, да и ту руководство центральной базы ставило эту информацию под сомнение. Сами корректировщики получили незначительные повреждения. А на представленных видео было не ясно, кто уничтожил антигравитационные установки. Официальная версия была такова, что корректировщики южной базы неверно выставили установки, в результате чего произошла спагеттификация и последующее поглощение звезды ЧД.

Этот день был обычным. Лера получила координаты для установки антигравитационных бомб, раздала координаты каждому. Группа в полной боевой экипировке вылетела к месту установки.


***

Лера очнулась от сильной головной боли, как после наркоза. Внутренняя полусфера светилась синим цветом. Не открывая глаз, поняла, что находится в помещении, и кто-то пытается влезть в её самое интимное место – открыть разъём доступа к внутренней памяти.

– Тьфу, чёрт, не подходит ни один пароль, – чертыхнулся некто копающийся с защитой.

– Опять мародёрничаешь, Длян? – прозвучал другой голос.

– Чего орёшь, Ким? – прошипел Длян над ухом Леры.– Рэдж, где?

Названное имя кольнуло и взволновало Леру.

– Шеф убыл на основную базу, когда будет, не знаю, – ответил тот, кого Длян назвал Кимом.

– Тащи дрель с алмазным сверлом, – крикнул взломщик и, видя нерешительность, добавил:

– Выполняй, что тебе велено, – при отсутствии шефа, я здесь главный!

Ким, похоже, не торопился выполнять указания главного в отсутствие шефа. Минуты тянулись медленно, Лера лихорадочно пыталась определить своё состояние и возможность не дать осуществить взлом своей памяти. Источник питания, заряжающий аккумуляторы, был слабый, для достаточной зарядки требовалось ещё не менее часа, и только в этом случае можно было дать достойный отпор взломщику.

– Опять мародёрничаешь Длян? – послышался насмешливый, до боли знакомый голос, тембр его Лера узнала бы среди тысяч.

– Нет, что вы, шеф… Вы уже вернулись?… Я просто, так сказать, в порядке получения разведданных, – промямлил взломщик.

– Ну, рассказывай о выполнении задания, – всё также насмешливо продолжал голос.

– А что рассказывать, шеф? Они точно поджидали нас. Четверых сразу уложили. Я тоже четверых. И вот взял пленного.

– Лазеры свои покажи, – уже без насмешки продолжал шеф.

– А что лазеры… Лазеры уже зарядил, вон, стоят в углу.

А где должны?

–В оружейной комнате, шеф. Сейчас всё сделаем, – ответил удаляющийся голос мародёра.

–Откройте глаза и встаньте.

Лера поняла, что команда обращена к ней.

– И не делайте необдуманных поступков, батареи вашего организма, заряжены меньше чем на четверть.– В его голосе опять слышалась насмешка.

Лера открыла глаза и встала.

– Ваше имя и позывной?

–Для начала хотелось бы узнать, где я нахожусь и с кем имею честь разговаривать,– огрызнулась Лера.

–Вы находитесь на одной из баз оборотней, как нас называют ваши коллеги, и, заметьте, не в качестве гостя. А имеете честь разговаривать с главным руководителем всех баз. Поэтому в ваших интересах отвечать честно и подробно, в противном случае будете разобраны на запчасти, а все интересующее я узнаю и без вашей помощи.

–Моё имя Лера, позывной КХ-03.

–Хорошо, Лера, беседу продолжим на центральной базе, отключите зарядное устройство. Имеющейся энергии вам пока хватит.


***

Руководителю центральной базы от начальника спасательной службы северных баз, сообщение:

«Спасатели северных баз прибыли в район, откуда шли сигналы бедствия. Останки четверых челдроидов с маяками, подающими сигналы бедствия, были обнаружены, подключены к реанимационному оборудованию и отправлены на центральную базу. При просмотре внешних камер видеонаблюдения челдроидов КХ-04, КХ-05 выяснилось, что лучи, поразившие их, предположительно выпущены из места расположения КХ-03. Мною отданы распоряжения корректировщикам всех баз о задержании КХ-03 при его обнаружении, при оказании им сопротивления – обезвредить.

Район предполагаемого бедствия тщательно обследован, все обнаруженные предметы, предположительно имеющие отношение к ЧП, упакованы, пронумерованы и вместе с координатами их обнаружения отдельным контейнером отправлены на центральную базу.

Начальник спасательной службы северного сектора КА-14».

Начальнику спасательной службы северного сектора от руководителя центральной базы, сообщение:

«Ввиду чрезвычайной ситуации предлагаю вам расширить район поисков до границ восточных и западных баз. Для этого привлечь дополнительные силы и средства соседних спасательных служб.
К поиску и обследованию привлечь специальные военизированные подразделения. Обратить внимание на обследование планет и других космических тел, пригодных для создания временных баз.
Руководитель центральной базы КА-1».

Руководителю центральной базы от начальника спасательной службы северных баз, сообщение:

«В ходе совместных поисков на границе северных и восточных баз обнаружена незарегистрированная база. Челдроиды, оказавшие сопротивление, обезврежены. При проведении боевой операции с незарегистрированной базы зафиксированы короткие узконаправленные радиосигналы. Направление радиосигналов по данным радиоперехвата – сектор восточных баз корректировщиков. Координаты уточняются.

Начальник спасательной службы северного сектора КА-14».

***

Перелет на центральную базу оборотней длился недолго, но ни о направлении, ни о расстоянии, преодолённом варп-байком, Лера не имела представления, так как весь путь находилась в грузовом контейнере. Когда двери контейнера открылись, она оказалась в тоннеле трёхметровой ширины, с асфальтированным полом, гладкими чёрными стенами, а потолок, казалось, представлял собой сплошной люминесцентный светильник. Гладкие черные стены не вводили Леру в заблуждение. В любой момент, в самом неожиданном месте в стене мог появиться дверной проём.

–Идите вперёд, – подал команду знакомый голос.

Пройдя шагов семьдесят, она упёрлась в стену, которая тотчас распахнулась, как двери в лифте. Она стояла на пороге зала, имеющего круглую форму. Стеклянно поблескивающие черные стены указывали на наличие почти сферического экрана. В центре зала стоял стол. Напротив него – три мягких кресла.

– Проходите и садитесь.

Приглашение сесть Лера расценила не как любезность, а как предосторожность хозяина. Значит, он не абсолютно уверен в своих силах, если даже при четверти зарядки её батарей усаживает её в довольно глубокое кресло.

– Лера, Лера, довольно необычное имя, – в голосе челдроида опять слышалась насмешка.

– Не более необычное, чем Реджеп Гамов, корректировщик, пропавший без вести семь лет назад, – парировала Лера.

В зале на мгновение повисла звенящая тишина.

– Да, имя Реджепа Гамова в своё время было известно многим, не только как корректировщика, но и как изобретателя адроидных тел, пригодных для пересадки в них человеческого мозга, – прервал неловкую паузу хозяин кабинета.– Но с чего вы взяли, что Гамов – это я?

– Голос. Человеческому мозгу привычна та частота его голоса, которым он говорил большую часть своей жизни. Эта частота не вызывает дискомфорта, – отметила Лера.

– Интересное наблюдение. Ваше собственное?

– Нет. Реджепа Гамова.

– Ну, хорошо, предположим, я Реджеп Гамов. Я даже предположу больше, что ты, Лера, будучи в теле человека, являлись женой Гамова. Но что это меняет в данной ситуации? Неужели в облике челдроида ты ринулась на поиски любимого человека? Или ты вдохновилась идеями свихнувшегося профессора и вообразила корректировщиков спасителями Вселенной? Если это так, то ты еще больший идеалист, чем твой отец. Твоему отцу я указал путь к истинной неограниченной власти, путь к управлению человеческим миром. Только представь себе, продолжительность жизни человеческого мозга в теле челдроида увеличивается в пять раз. Он – нейрохирург, я – изобретатель андроидного тела. Только я знал, как организовать нормальное функционирование тел, как изготавливать питательные смеси для этих тел. Люди, добровольно принявшие облик челдроида, были бы в моей абсолютной власти. Я предлагал превращать в челдроидов всех желающих, не оглядываясь на их прошлое, естественно, не бесплатно. А что сделал твой отец? Он вынес эти вопросы на заседание правительства, а оно в свою очередь – на всенародное обсуждение. После чего был принят закон, ограничивающий возможности превращения по причине криминального прошлого, по возрасту и ещё с десяток пунктов. Он сделал меня и тебя нищими. Поэтому я решил вести бизнес вне Земли. Но для ведения бизнеса вне Земли мне нужны были деньги, поэтому я пошёл в корректировщики. Заработав деньги, я закупил необходимое оборудование, нанял неплохих нейрохирургов. Да, прежде всего я осуществлял операции тем, кто платил и платил немалые деньги, не оглядываясь на земные законы. Кстати, пастухи и кентавры – это люди, уставшие от пресной жизни и пожелавшие увидеть картину гибели звезды вблизи, мы гарантировали им обратное возращение в тела по желанию, предупреждая о завораживающем воздействии этой картины и о возможной гибели.

– Организация теракта в клинике моего отца – это была твоя месть? – прервала довольно сумбурную речь Гамова Лера.

– Никакой мести. Твой отец отказался передать мои личные наработки по функционированию андроидных тел. Людям, посланным мною, пришлось забрать их силой и убрать свидетелей.

– За наработки ты получил вознаграждение от правительства, и они стали всеобщим достоянием. Передача их являлась противозаконным действием.

– Не стоит заниматься морализаторством. Тебе пора подумать о себе лично. Кстати, как наша дочь, не болеет? Сколько ей уже? Девятнадцать. Через два года может тоже станет челдроидом, – в голосе Гамова опять слышались нотки насмешливого превосходства.

– Не болеет, – сухо ответила Лера.

– Ну и отлично. Я даю тебе час на размышление. Выбор у тебя невелик. Либо ты работаешь на меня, либо… сама понимаешь. Хочу уведомить: наша центральная база располагается в восточном секторе под временной базой корректировщиков, подчинённых центральной базе правительства. Корректировщики этой базы – мои люди. После согласия работать на меня тебе даже не нужно будет доказывать верность и преданность моему делу, – уже не скрывая явной насмешки, заявил Гамов. – И знаешь почему? Твоё руководство объявило тебя в розыск. Оно подозревает тебя в уничтожении своих подчиненных.

Чёрная стена бесшумно снова стала монолитной, как только Гамов вышел. Лера осталась сидеть в кресле. Зная пунктуальность Гамова, она не собиралась попусту тратить энергию. В душе было пусто. Выбор был сделан, осталось только ждать. Минут за пятнадцать до прихода Гамова Лера разгерметизировала емкость с жидким кислородом. Голубая струйка медленно стекала сначала на её кресло, потом на соседнее мягкое кресло, на асфальтовый пол и впитывалась ими. Затем Лера достала одну из батарей.

Гамов появился в дверях ровно через час.

– Присядь, Редж.

Что-то в голосе Леры заставило подчиниться Гамова, и он сел в соседнее кресло.

– Ты, поинтересовался здоровьем нашей дочери спустя семь лет? А как ты думаешь, какое может быть здоровье у тринадцатилетнего ребёнка, пришедшего с бабушкой навестить деда и находившегося рядом с ним в день взрыва?

Послышался характерный треск замкнутых накоротко контактов батареи, и сноп искр полетел к пропитанным жидким кислородом креслам и полу; вспыхнула изоляция провода, закоротившая контакты батареи…

***

Руководителю центральной базы от начальника спасательной службы северных баз, сообщение:

«При проведении специальной военизированной операции, в районе одиннадцатой базы восточного сектора зафиксирован взрыв средней мощности. При обследовании планеты, где располагалась одиннадцатая временная база корректировщиков восточного сектора, установлено, что в подземной части планеты находилась хорошо оборудованная и оснащённая база оборотней. В настоящее время база сильно повреждена (первоначальный взрыв вызвал пожар и детонацию хранившихся на базе ёмкостей с жидким кислородом). Проводится задержание и обезвреживание всех челдроидов, находящихся на базе, силами специальных подразделений. Подробный доклад о проделанной работе будет представлен по завершении спецоперации.

Начальник спасательной службы северного сектора КА-14».

1. варп-байк делает возможным движение быстрее скорости света.
2. Челдроид – симбиоз искусственного интеллекта и мозга человека в роботизированном (андроидном) теле.

+4
00:09
330
16:12
Уф! Осилил. Постоянно повторяющиеся слова. Думал — вычитка плохая. Оказалось — я ошибался. Гораздо хуже. Ничего дальше не скажу, ибо говорить нечего. Все плохо. Со всех сторон и позиций. Я удручен качеством этого рассказа. Ну и слава богу.
20:16 (отредактировано)
О, божечки мои. Высотометр в виде бабочек в животе.

«Она застонала и попыталась избавиться от них»[бабочек]. Оу, май. Если вы понимаете, о чем я.

«ощущения в голове, будто и там появились ангельские бабочки, которые своими лапками и крылышками нежно касались края головного мозга, это было непередаваемо приятно». Щито? 0_о

КХ-03, КХ-01. Видимо, расшифровывается «какая-то х*ня».

«Странников корректировщики делили на три группы: пастухов, кентавров и оборотней».
«Кентавры были опаснее. Они предпринимали попытки уничтожения лазерами антигравитационных бомб до их активации, с целью предотвратить изменение траектории звёзд». Автор, ну, мало же. Раскрыть надо образ. Надо было добавить, что стреляют кентавры квантовыми копытами в виде запутанности нейтронов, сжимая вокруг себя пространство. Пых-пых-пых. Хорошоооо.

Вообще мне нравится такая литература. Ее со спокойной совестью можно читать одну строчку из двадцати. Ничего не потеряешь для себя.

Вот честно, я даже немного завидую такой писательской энергии. Еще бы к этой энергии добавить смысл, интересные сюжетные ходы и остальное…
14:05
Ну, что можно посоветовать «читателю»(в кавычках поскольку он скорее писатель, чем читатель)под ником nickname, только одно, как в старом бородатом анекдоте — спи дома( вернее читай не через строчку, в противном случае всякое сокращение будешь расшифровывать, как «какая-то х*ня. Собственно это касается не только каких-либо сокращений, но и вообще смысла прокомментированных nickname рассказов.
05:15
-2
Пфф. Перейти сразу на оскорбления. Каким же у… м надо быть (вставить слово по вкусу) )) Ценю, что следите за моим комментаторским творчеством. Значит, оно интереснее большинства рассказов)))
Комментарий удален
22:34
+1
Не буду пока хвалить или ругать рассказ. Но именно ваши все претензии относятся только к первой части. Почему-то кажется, что дальше вы не прочитали.
(Открою секрет: там дальше есть и интересные сюжетные ходы, и смысл.)
Анастасия Шадрина